2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды icon

2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды


Скачать 203.92 Kb.
Название2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды
страница1/6
Размер203.92 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6

2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды

Устойчивое развитие – это развитие, обеспечивающее удовлетворение потребностей нынешнего поколения, без ущерба для возможностей будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности (определение Международной комиссии ООН по окружающей среде и развитию, доклад «Наше общее будущее»).

Экономическая модель, по которой страны мира развивались в течение тысячелетий, Конференцией ООН по окружающей среде и развитию в 1992 г. в Рио-де-Жанейро была признана неприемлемой, ставящей под угрозу само существование жизни на Земле.

В течение четырех лет после конференции в Рио-де-Жанейро (1992 г.) более ста стран мира приняли национальные стратегии и концепции устойчивого развития, в которых:

^

рассматривается проблема учета долгосрочных экологических последствий принимаемых сегодня экономических решений;

провозглашается необходимость компромисса между текущим и будущим потреблением, минимизации негативных экологических последствий для последующих поколений.

^

Устойчивое развитие (именуемое также постиндустриальным или ноосферной цивилизацией) — развитие, не влекущее необратимых изменений биосферы.

Это парадигма человеческого развития, определяемая знаниями, разумом и моралью; гуманистический антропоцентризм, поскольку в центре данного направления находится человек с гуманистическими взглядами на окружающий мир.

^

Устойчивое развитие направлено на достижение паритета экономических, социальных и экологических интересов общества.

В настоящее время разработка индикаторов устойчивого развития осуществляется различными международными организациями, однако она еще далека от завершения.

В зависимости от объекта индикаторы могут различаться на глобальном, национальном, региональном, локальном, отраслевом уровнях и на уровне предприятий и населенных пунктов.

Система индикаторов НЭ включает общесистемные индикаторы и индикаторы, отражающие закономерности и процессы устойчивого развития социальной, экономической и экологической сфер — основных звеньев системы «человек — экономика — окружающая среда».

^

В Республике Беларусь качестве общесистемных индикаторов приняты:

• интегральный показатель устойчивого развития, базирующийся на индексе развития человеческого потенциала (ИРЧП);

^

• производство валового внутреннего продукта на душу населения;

• уровень антропогенной нагрузки на окружающую среду.

Достигается устойчивое экономическое развитие только при положительной динамике качественных индикаторов и положительном изменении или неизменении количественных (расширенное или простое воспроизводство). Другие варианты свидетельствуют о неустойчивом развитии экономической системы и наличии проблем.

Экономическое

развитие

Изменение качественных

характеристик

Изменение количественных

характеристик

устойчивое

неустойчивое

неустойчивое

неустойчивое

Рисунок 1 — Матрица вариантов развития экономической системы

^

Условные обозначения: (↑) — положительная динамика значения индикатора,

(↓) — отрицательная динамика значения индикатора,

(−) — инвариантное значение индикатора.




^ 3. Моделирование экономического роста.


Формальная теория экономического роста возникла как самостоятельное направление экономического анализа в конце 30-х -40-х годов. Ее основной проблемой стало определение условий устойчивого, равновесного роста, то есть роста при полной занятости (загрузке) факторов производства, когда их совокупная величина растет тем же темпом, что и объем производства. Среди других отраслей экономической теории теория роста, пожалуй, выделяется более тесной зависимостью от реалий хозяйственной жизни.

Существуют два основных типа моделей роста:

^ 1. кейнсианские модели;

2. неоклассические модели, основанные на неоклассической теории производства (теории фирмы).

Кейнсианские концепции: модели Домара и Харрода. Практически до 50-х гг. превалировал кейнсианский подход при анализе равновесия экономической системы, где рассматривалась краткосрочная модель в условиях неполного использования ресурсов, т. е. в состоянии рецессии, недогрузки мощностей и массовой безработицы. Но уже ближайшие последователи Д.М. Кейнса сосредоточили свои усилия на определении условий поддержания высоких и стабильных темпов роста, на исследовании различных вариантов динамики процесса воспроизводства. Так, модели английского экономиста сэра Роя Ф. Харрода (1900–1976) и американского экономиста Евсея Домара (род. 1914), положившие начало данной отрасли экономического знания, были рассчитаны на то, чтобы объяснить периоды длительных диспропорций, прообразом которых явно была Великая депрессия 1929–1933 гг. Кейнсианские модели роста, как и учение Д.М. Кейнса, в целом основаны на главенствующей роли спроса в обеспечении макроэкономического равновесия. Решающий элемент спроса – инвестиции, которые посредством мультипликатора увеличивают прибыль. Одновременно они сами вызваны к жизни ростом прибыли, так как капитальные вложения представляют собой функцию увеличения прибыли. Отметим, что кейнсианцы не разделяют неоклассическую позицию эффективности производственных факторов и их взаимозаменяемости.


Модели Р. Харрода и Е. Домара1 основаны на следуюших предпосылках:

  1. рост национального дохода является только функцией накопления капитала. Факторы, влияющие на рост капиталоотдачи, исключаются. Это рост занятости, улучшение организации производства, степень использования НТП;

  2. это однофакторные модели, в них учитывается только капитал в качестве единственного фактора роста. Но этот фактор как бы «вбирает» в себя потенциал всех остальных факторов;

  3. принимается постоянной величина капиталоемкости, т. е. отношение объема инвестированного капитала (основной капитал плюс запасы) к валовому национальному продукту (или доходу);

  4. новые капиталовложения не изменяют капиталоемкости (так называемый «нейтральный технический прогресс» или «нейтральные инвестиции»), т. е. капиталоемкость не зависит от соотношения цен производственных факторов, а определяется техническими условиями производства.

^ Определяющим в экономическом росте является рост инвестиций.

Учитывая, что инвестиции связаны со сбережениями: I ( r ) = S (Y) – экономический рост означает:

  • увеличение производственных мощностей фирм;

  • увеличение дохода и сбережений.

Т. е. экономический рост сам создает свои собственные предпосылки, что образует самоподдреживающийся замкнутый процесс: I экономический рост  S I ...

Модель Домара. Простейшей посткейнсианской моделью экономического роста является модель Домара. В ней в явном виде присутствует только рынок благ. Технология производства представлена производственной функцией Леонтьева с постоянными технологическими коэффициентами затрат факторов. Предполагается, что на рынке труда существует избыточное предложение и это обеспечивает постоянство уровня цен. Рынок благ изначально сбалансирован.

Кейнс ограничивал проблему равновесия национальной экономики и обеспечения полной занятости коротким периодом. Поскольку в этом периоде потенциальные возможности производства (предложения) не меняются, решение задачи обеспечения равновесия Кейнс видел в активном воздействии на совокупный спрос. Однако, для развивающейся экономики характерен постоянный рост производственных возможностей. Поэтому совокупный спрос, достаточный для обеспечения равновесия в состоянии полной занятости в какой-то момент времени, может оказаться недостаточным в следующий период наблюдения. Неокейнсианцы были вынуждены заняться предложением и исследовать факторы, определяющие уровень и развитие производственного потенциала, т. е. прежде всего инвестиций.

При построении своей модели Домар исходил из постулата, что если в начальный момент экономическая система находится в равновесии при полной занятости, то для сохранения этого состояния в динамике совокупный спрос должен возрастать тем же темпом, что и производственный потенциал (прирост производственных мощностей), т. е. AD=Qf.

Чтобы выяснить условия выполнения этого равенства, Домар предложил решить систему из трех уравнений.

^ 1. Уравнение предложения. Изменение уровня потенциальных возможностей национального производства зависит от расширения ресурсной базы, изменений в составе и качестве рабочей силы, от величины и структуры капитала, от состояния техники и технологии. Увеличение совокупного предложения составит Qf = К,

где Qf— изменение потенциального объема производства (ВНП, ЧНП, НД);

К— прирост капитала;  — предельная производительность капитала (по условию — постоянна).

Прирост капитала К обеспечивается соответствующим объемом инвестиций I и производительностью капитала: Qf = I.

^ 2. Уравнение спроса. Из кейнсианской теории была выведена формула мультипликатора: k=Y/I. Преобразуя ее, получим:

Y(AD) = kI,

т. е. темпы прироста производства определяются изменениями в инвестициях, умноженных на мультипликатор. Если учесть, что мультипликатор равен обратной величине предельной склонности к сбережениям (1/MPS), то данная формула будет выглядеть так:

Y=I1/s

где s— обозначена MPS.

^ 3. Уравнение равновесия. Равновесный экономический рост будет достигнут при условии равенства спроса и предложения (совокупного спроса (AD) и производственного потенциала (Qf), т. е. прирост денежного дохода (спрос) равен приросту производственных мощностей (предложение).

AD=Qf или I1/s = I.

Откуда, I/I = s,

т. е. темп прироста инвестиций, которые обеспечивают полную занятость производственных ресурсов и полную загрузку производственных мощностей, должен быть равен произведению предельной производительности капитала и предельной склонности к сбережению. Величина  задается технологи­ей производства и, в соответствии с принятыми предпосылками, постоянна, а значит увеличить темпы прироста инвестиций может лишь рост нормы сбере­жений s (но для рассматриваемого периода она берется постоянной).

Поскольку в условиях равновесия инвестиции равны сбережениям, I=S, a S=sY при s=const, уровень дохода является величиной, пропорциональной уровню инвестиций, и тогда Y/Y =I/I = s.

Таким образом, согласно теории Е. Домара, существует равновесный темп прироста реального дохода в экономике, при котором полностью используются имеющиеся производственные мощности. Он прямо пропорционален норме сбережений и предельной производительности капитала, или приростной капиталоотдаче (Y/K) . Инвестиции и доход растут с одинаковым постоянным во времени темпом. Такое динамическое равновесие может оказаться неустойчивым, как только темп роста плановых инвестиций частного сектора отклоняется от уровня, заданного моделью.

Предположим, что трудоемкость единицы выпуска снижается темпом т (это означает, что производительность труда повышается темпом т). Если численность рабочей силы растет темпом п, возникает своеобразный тупик. Общий выпуск должен расти средним темпом т +п, ибо если выпуск растет медленнее, безработица бесконечно увеличивается, а если быстрее – возникает нехватка рабочей силы. Темп роста экономики, обеспечивающий полную загрузку мощностей (s) и темп роста, обеспечивающий полную занятость трудовых ресурсов (т + п) определяются совершенно разными факторами и могут совпасть лишь случайно. Достигаемое в этом случае равновесие оказывается неустойчивым (балансированием "на острие ножа"). В случае же расхождения этих темпов возникают кумулятивные процессы (взаимодействие мультипликатора и акселератора), уводящие экономику еще дальше от равновесного состояния. При s> т + п (из­лишке капитала) наступает затяжная стагнация и безработица, при s< т + п (нехватке капитала) - длительная инфляция.

Модель Е.Домара не претендовала на роль теории роста. Это была попытка расширить условия краткосрочного кейнсианского равновесия на более длительный период и выяснить, какими будут эти условия для развивающейся системы.

Модель Харрода. Развитием модели Домара выступает модель Харрода. Как и в предыдущей модели, норма уравновешенного роста является функцией соотношения роста дохлдов и капитальных вложений, что дает повод называть эти модели Харрода-Домара. Однако, если модель Домара базируется на использовании мультипликатора, то в основе модели Харрода лежит теория акселератора и следовательно, она определяет норму сбалансированного роста доходов, с которой связаны капитальные вложения. Модель Харрода позволяет на базе теории акселератора исследовать инвестиционные решения предпринимателей. Харрод исходит из 2-х предпосылок:

1. Накопление представляет постоянную долю национального дохода, оно растет темпами равными темпу роста доходов, предельная и средняя склонность к накоплению равны между собой.

2. Объем осуществляемых капиталовложений есть функция прироста дохода или спроса между двумя периодами, согласно основному уравнению Кейнса для равновесия сумма сбережений должна быть равна сумме инвестиций. Отсюда следует, что норма роста, уменьшенная на капитальный коэффициент, равна удельному весу накоплений в национальном доходе.

Для различных норм роста Харрод выдвигает следующее положение: система свободного предпринимательства будет эффективна функционировать, если доходы будут расти ускоренными темпами. Инвестиции должны предвосхищать динамику потребительского спроса. Равновесие по этой модели весьма неустойчиво. Отсюда следует, что необходимо вмешательство государства через финансовую политику.

GW Cr = S, где GW – необходимый/гарантированный темп роста, который обеспечивает равновесие между фактическими сбережениями и предполагаемыми инвестициями, поддерживая его, предприниматели будут полностью удовле­творены своими решениями поскольку спрос будет равен предложению и их ожидания будут сбываться. Такой темп роста обеспечивает полное использование производственных мощностей (капитала), но полная занятость при этом не всегда достигается; Cr – требуемая величина капитального коэффициента, т.е. капиталоемкости; S – cбережения. Сбережения относятся к прошлому периоду – ex post, а темп роста и капиталоемкость – к будущему – ex ante. Уже сделанные сбережения приводят к требуемым для динамического равновесия величинам GW и Cr, т.е. прошлое формирует будущее. Анализ соотношений между гарантированным и фактическим темпами роста позволил сделать следующий вывод: если фактически запланированный предпринимателями темп роста предложения отличается от гарантированного темпа роста (превышает или не достигает его), то система постепенно отдаляется от состояния равновесия. Помимо гарантированного темпа роста Харрод вводит понятие «естественного» темпа роста. Это максимальный темп, допускаемый ростом активного населения и техническим прогрессом. При таком темпе достигается полная занятость факторов — труда, и капитала.

Если гарантированный темп роста, удовлетворяющий предпринимателей, выше естественного, то вследствие недостатка трудовых ресурсов фактический темп окажется ниже гарантированного: производители будут разочаровываться в своих ожиданиях, снизят объем выпуска и инвестиции, в результате чего система будет находиться в состоянии депрессии.

Если гарантированный темп роста меньше естественного, то фактический темп может превысить гарантированный, поскольку существующий избыток трудовых ресурсов дает возможность увеличить инвестиции. Экономическая система будет переживать бум. Фактический темп роста может быть также равен гарантированному, и тогда экономика будет развиваться в условиях динамического равновесия, вполне удовлетворяющих предпринимателей, но при наличии вынужденной безработицы.

Идеальное развитие экономической системы достигается при равенстве гарантированного, естественного и фактического темпов роста в условиях полной занятости ресурсов. Но поскольку всякое отклонение инвестиций от условий гарантированного темпа роста, как известно, выводит систему из равновесия и сопровождается все более увеличивающимся расхождением между спросом и предложением, динамическое равновесие в модели Харрода также оказывается неустойчивым.

Часто обе модели объединяют в одну модель Харрода—Домара. Обе модели приводят к выводу, что при данных технических условиях производства темп экономического роста определяется величиной предельной склонности к сбережению, а динамическое равновесие может существовать в условиях неполной занятости. Ограниченность данных моделей задана уже предпосылками их анализа. Например, используемая в них производственная функция Леонтьева характеризуется отсутствием взаимозаменяемости факторов производства — труда и капитала, что в современных условиях не всегда соответствует действительности. В модели Харрода, как и в модели Домара, динамическое равновесие в условиях экономического роста неустойчиво. Пессимистический вывод Харрода и Домара о внутренней нестабильности роста рыночной экономики побудил экономистов к более глубокому исследованию проблемы равновесного роста. Модели Домара и Харрода неплохо описывали реальные процессы экономического роста 1920-1950-х гг., но для более поздних наблюдений (50-е — 70-е гг.) наиболее успешно использовалась неоклассическая модель Р.Солоу.

Неоклассическая модель Роберта Солоу. Роберт Солоу, американский экономист, был удостоен Нобелевской премии за разработку теории и методов измерения экономического роста в 1987 г. Неоклассические модели роста преодолевали ряд ограничений кейнсианских моделей и позволяли более точно описать особенности макроэкономических процессов. Р.Солоу показал, что нестабильность динамического равновесия в кейнсианских моделях была следствием невзаимозаменяемости факторов производства.


Модель Солоу основана на производственной функции Кобба-Дугласа Y = F(K;L), в которой труд и капитал являются субститутами и неоклассической теории производства. Другими предпосылками анализа в модели Солоу являются: убывающая предельная производительность капитала, постоянная отдача от масштаба, постоянная норма выбытия, отсутствие инвестиционных лагов. Взаимозаменяемость факторов (изменение капиталовооруженности) объясняется не только технологическими условиями, но и неоклассической предпосылкой о совершенной конкуренции на рынках факторов. Необходимым условием равновесия экономической системы является равенство совокупного спроса и предложения. Предложение описывается производственной функцией с постоянной отдачей от масштаба: если оба фактора увеличить в Z раз: zY = F(zK;zL). Это предположение дает основание утверждать, что объем производства на одного рабочего зависит от количества капитала, приходящегося на одного рабочего.

Допустим, Z =1/L, тогда Y/L = F(K/L; 1) – это уравнение показывает, что объем производства в расчете на 1 работника является функцией капитала в расчете на одного работника. Обозначим Y/L =y, K/L = k, тогда y = F(k;l), где k – капиталовооруженность труда.

^ Рис. 1 Функциональная связь роста производительности труда и его капиталовооруженности.

Графически функциональная связь роста производительности труда и его капиталовооруженности представлена на рис.1 Как видим, по мере роста капиталовооруженности повышается производство дохода на одного работника — при каждом увеличении k происходит соответствующий прирост величины дохода у. Эта взаимосвязь приращения дохода на единицу труда от роста его капиталовооруженности выражается предельной продуктивностью капитала МРК, т. е. МРК = у/k. В каждой точке кривой она выражается тангенсом угла наклона касательной, проведенной через эту точку, или отношением дифференциалов dy / dk. Тангенс угла наклона tg показывает, сколько дополнительного продукта можно получить на одного рабочего, если увеличить капиталовооруженность на 1 единицу: tg = MPK = f(k+1;1) – f(k;1)

На графике кривая роста производительности труда имеет выпуклую форму, так как при данной технологии МРК носит убывающий характер, выражая закон убывающей производительности труда. С ростом капиталовооруженности наклон становится более пологим. Это означает, что каждая дополнительная единица капитала приносит меньшую отдачу, чем предыдущая. Когда запас капитала невелик, то у растет быстрее k, т.е. каждая дополнительная единица капитала дает отдачу большую, чем предыдущая.

Поскольку производительность труда зависит от приращения капиталовооруженности, то прирост капитала определяется инвестициями i, а последние при равновесном производстве равны сбережениям s, динамика которых определяется функциональной зависимостью i = s(y).

В модели Солоу спрос на товары предъявляется со стороны потребителей и инвесторов, т. е. y = c + i – продукт, произведенный каждым рабочим, распадается на потребление и инвестиции. Это уравнение похоже на обычное уравнение ВНП для закрытой частной экономики: Y=C+I.

Солоу принимает, что c = (1– s)y, где s – норма сбережения, 0 s 1. Каждый год часть дохода потребляется, а часть сберегается. Заменим величину с ее выражением через s, тогда y = y(1 – s) + i. Следовательно, i = sy. Данное уравнение показывает, что инвестиции, как и потребление, пропорциональны доходу. Поскольку у = f(k), то равенство инвестиций можно записать: i = sf(k). Разницу между f(k) — sf (k) будет выражать у — s, или объем потребления с. Уточним предыдущий график 1. с учетом этих расчетов на рис. 2.

Рис. 2. Функциональная связь производительности труда и его капиталовооруженности от инвестиций, определяемых величиной сбережений.

График на рис. 2. показывает, что капиталовооруженность труда и его производительность зависят от инвестиций в производство, определяемых величиной сбережений. Чем больше их размеры, тем меньше будет потребление в текущем периоде. Но возрастающие инвестиции, увеличивая капиталовооруженность труда, обеспечивают повышение его производительности и экономический рост производства в будущем.

В модели экономического роста Р.Солоу учитываются и такие переменные величины, как постепенный износ, амортизацию и выбытие части капитала , а также прирост населения , для которого необходимо создавать новые рабочие места. Кроме того, накопление капитала идет на повышение квалификации работников g, возрастающее с прогрессом науки и техники. Эти инвестиции не увеличивают капиталовооруженность труда.

Уравнение i = sf(k) показывает, что чем выше уровень капиталовооруженности, тем больше объем производства, тем больше i. Данное уравнение связывает существующие запасы капитала k с накоплением нового капитала, которое происходит через инвестиции. Амортизация учитывается следующим образом: если принять, что ежегодно вследствие износа капитала выбывает его фиксированная часть  (норма выбытия), то величина выбытия будет пропорциональна объему капитала и равна k. На графике эта связь отражается прямой, выходящей из точки начала координат, с угловым коэффициентом . Допустим, ежегодно выбывает капитала на величину  – норма выбытия, следовательно, изменение запасов капитала равно разности инвестиций и выбытия: k = ik  k = sf(k) - k. Таким образом, чем выше норма сбережения (накопления), тем более высокий уровень выпуска и запаса капитала может быть достигнут в состоянии устойчивого равновесия. Однако повышение нормы накопления ведет к ускорению экономического роста в краткосрочном периоде до тех пор, пока экономика не достигнет точки нового устойчивого равновесия.

Очевидно, что ни сам процесс накопления, ни увеличение нормы сбережения не могут объяснить механизм непрерывного экономического роста. Они показывают лишь переход от одного состояния равновесия к другому.

Принимая во внимание все факторы, сдерживающие рост капиталовооруженности, уравнение, показывающее изменение k с течением времени, можно записать так: k = sf (k) — ( + у + g) k.

С учетом их линейного изменения график зависимости капиталовооруженности от инвестиций представлен на рис.3. На графике видно, что при замедлении роста сбережений и инвестиций их размеры могут сравняться с общей величиной факторов, сокращающих капиталовооруженность труда, что представлено поворотной точкой М, в которой сбережения и инвестиции становятся равными выбытию капитала, приросту населения и росту человеческого капитала.

^ Рис. 3. Зависимость капиталовооруженности от инвестиций

«Золотое правило» накопления капитала Э. Феллса гласит, что рост инвестиций и увеличение капиталовооруженности должны достигать такого устойчивого состояния, при котором обеспечивается наибольшая величина удовлетворения потребностей общества с, что представлено на рис. 4.

^ Рис. 4. Золотое правило накопления капитала

Отрезок BD на графике выражает наибольшую разницу между величиной переменных, ограничивающих рост капиталовооруженности труда, и производством дохода на единицу вложенного труда. Таким образом, при уровне капиталовооруженности, соответствующем «золотому правилу», должно выполняться условие: MPK=  (предельный продукт капитала равен норме выбытия), а с учетом роста населения и повышения квалификации работников, возрастающей с технологическим прогрессом MPK= + у + g.

В рассмотренной модели экономического роста наращивание капиталовооруженности труда на основе инвестиций и сбережений доходов общества является условием повышения производительности труда. Но убывающий характер проявления этой закономерности свидетельствует о том, что количественное наращивание капиталовооруженности должно сопровождаться таким качественным изменением структуры инвестиций и капитала, которое выводило бы производство на более совершенный технологический уровень, когда преодолевалась бы закономерность понижения производительности труда при данной его технологии.

Любой прирост ВНП, не связанный с краткосрочными изменениями затрат труда или капитала, принято относить к так называемому остатку Солоу. На этот «остаток» приходится 50% от прироста ВНП в развитых странах в исторической ретроспективе Неоклассическая теория рассматривает его как результат действия экзогенного, т.е. совершенно независимого от экономической системы фактора – технического прогресса.

Учет в модели Солоу технологического прогресса видоизменяет исходную производственную функцию. Предполагается трудосберегающая форма технологического прогресса. Технологический прогресс в модели Солоу является единственным условием непрерывного роста уровня жизни, поскольку лишь при его наличии наблюдается устойчивый рост выпуска на душу населения (у).

Выводы:

1. Модель Солоу показывает, что норма сбережений является ключевым параметром экономического роста;

2. Модель Солоу показывает, что само по себе накопление капитала не может объяснить экономический рост. А именно, высокий уровень сбережений сначала увеличивает темпы роста, но экономика приближается к устойчивому состоянию, при котором запасы капитала и объем производства постоянны.

3. В модели Солоу найдено объяснение механизма непрерывного экономического роста в режиме равновесия при полной занятости ресурсов.

Разработанная Солоу и его единомышленниками неоклассическая теория экономического роста господствовала в теоретической литературе до середины 70-х годов (оппозицию ей составляли, главным образом, обычно называемые посткейнсианскими модели роста Н. Калдора, Дж. Робинсон и др., часто более дезагрегированные, включавшие в рассмотрение большее количество информации о реальном устройстве экономики, но сильно уступавшие неоклассическим моделям по части обозримости и ясности выводов, не говоря уже об аналитической элегантности и педагогических достоинствах). Далее, однако, интерес к ней, как и к проблематике долговременного роста вообще, резко снизился под влиянием потрясений, связанных с нефтяным кризисом, стагфляцией и т.д. (не случайно в это же время новый расцвет пережили вышедшие ранее из моды теории экономического цикла). Казалось, что все интересное в области теории экономического роста уже сказано. Однако сегодня проблемы долгосрочного роста стали занимать все большее место в макроэкономических исследованиях, отмечаются важные новые аспекты проблемы – учет влияния несовершенной конкуренции, роль возможных изменений нормы прибыли и др. С середины 80-х годов возник ряд теоретических моделей, в которых научно-технический прогресс выступает в качестве одного из эндогенных факторов экономического роста (П. Ромер, Р. Лукас, Г. Гроссман – Э. Хелпман, Н. Стоуки). Особый интерес вызывают оценки ключевой теоретической гипотезы «новой теории роста» – гипотезы об эндогенном характере важнейших производственно-технических нововведений. Фигурирующие в этих высокоформализованных моделях механизмы экономического роста П. Ромер и Р. Лукас предполагают интерпретировать как возрастающую общественную отдачу, получаемую, соответственно, от вложений в научно-технический прогресс и вложений в человеческий капитал. Плоды от этих инвестиций достаются не только тем, кто их осуществлял, но и всему обществу. Эти внешние эффекты «обосновывают», в частности, возрастание разрыва в темпах роста между развитыми странами (где велики вложения в НИОКР и в человеческий капитал) и развивающимися государствами.

^ Пределы роста. Мальтузианская ловушка. Одним из наиболее ранних исследователей связи населения с экономикой был английский экономист Томас Роберт Мальтус (1766–1834) в 1796 году опубликовал работу «Опыт о законе народонаселения». В этом труде он попытался опровергнуть общепринятое среди экономистов мнение о том, что численность и рост населения являются синонимами богатства, и утверждал, что численность населения будет расти до тех пор, пока не столкнется с ограниченным предложением продуктов питания. Мальтус первым использовал выводы Б. Франклина об удвоении населения в американских колониях примерно каждые 25 лет и пришел к выводу о том, что универсальной тенденцией является рост населения в геометрической прогрессии. Иначе говоря, с каждым поколением происходит следующий прирост: 1, 2, 4, 8, 16, 32, 64, 128, 256, 512, 1024... Население увеличивается настолько быстро, что людям становится тесно на земном шаре. Мальтус утверждал также: поскольку затраты труда повышаются, а земельные площади фиксированы, производство продуктов может, в отличие от численности населения, увеличиваться лишь в арифметической прогрессии: 1, 2, 3, 4...


Заметим: Мальтус не утверждал, что население всегда и повсюду будет возрастать именно такими темпами. Речь идет лишь о тенденции, о том, что контроль над приростом населения и меры по его ограничению способны снизить темпы разрыва между увеличением численности людей, с одной стороны, и возможностями обеспечить их средствами существования — с другой. В своих более поздних, мало читаемых работах Мальтус отошел от своей доктрины, выразив надежду, что рост населения будет сдерживаться снижением рождаемости в большей мере, нежели в результате эпидемий, войн и т. п.

Мальтус никогда полностью не отказывался от идеи промышленной революции. Он также не отрицал предположения о том, что после 1870 г. в большинстве стран Запада рост населения начнет замедляться одновременно с повышением уровня жизни и реальной заработной платы (этот феномен демографического движения будет рассмотрен особо).

^ Новые мальтузианцы трансформировали старые идеи, приспособив их к событиям 60-х годов, когда возросло внимание к проблемам экономического роста и стабильности.

Хотя Мальтус начал размышлять и писать о демографических проблемах далеко не первым, он первым сумел создать теорию народонаселения. Правда, его теория привлекла к себе внимание при его жизни не столько тем, что ее оценили как вклад в развитие демографической науки, сколько тем, что в ней увидели опровержение оптимистических представлений Годвина, Кондорсе и Оуэна, будто бы человеческое общество может быть усовершенствовано с помощью социального законодательства. Для нас же гораздо важнее то обстоятельство, что из теории Мальтуса следовали вполне определенные аналитические выводы. Сводя причину бедности к простому соотношению темпа прироста населения с темпом прироста жизненных благ, определяющих прожиточный минимум, теория Мальтуса установила некий стандарт, на который опирались все представления классиков об экономической политике. Мальтус всегда умел восстанавливать против себя всех, кто верил в возможность улучшения социальных условий. Он говорил, что всякая сознательная попытка улучшить условия будет сметена неодолимой людской массой. Он любил повторять, что любые попытки побороть нищету, прибегая к прямым государственным субсидиям или к частной благотворительности, могут только ослабить главное ограничение роста населения — необходимость для каждого заботиться о себе самому и полностью отвечать за свою непредусмотрительность. Исходная посылка Мальтуса, заключается в противопоставлении биологической способности к произведению потомства, определяемой природными инстинктами, у человека так же, как у животных, и факторов, которые таковую способность ограничивают.

Указанные ограничения разделены на принудительные и предупредительные, – так, по Мальтусу, различаются силы, влияющие на нормы рождаемости и смертности. Над этим «позитивным» делением на две категории он поставил три вида «нормативных» факторов: бедность, порок и «нравственное обуздание». И позади всех — главный фактор: «средства существования» (которые иногда определяются как условие биологическое, а иногда, как культурное), т. е. наличие минимума средств, необходимых для поддержания жизни.

Отождествляя «средства существования» с пищевыми продуктами, Мальтус хотел показать согласно логике того времени, что быстро увеличивать производство продовольствия просто не представляется возможным, так как ресурсы земли ограниченны, а технические усовершенствования в сельском хозяйстве идут слишком медленно. Для подтверждения своей правоты у него была магическая формула: закон убывающего плодородия почвы.

По существу, Мальтус противопоставил гипотетическую способность населения к росту в определенном темпе фактической невозможности увеличивать продовольственные ресурсы тем же темпом.

Пессимистические выводы Мальтуса относительно перспектив будущего придали экономике облик «мрачной науки» (dismal Science), как назовет ее впоследствии Карлейль. Поскольку земля – ресурс ограниченный, то каждый дополнительный работник добавляет меньший прирост продукта, чем предыдущий. Следовательно, производство продуктов питания на душу населения будет падать.


N – численность населения;

F/N – продовольствие на душу населения;

N – увеличение и уменьшение численности населения из-за избытка или недостатка еды.

^ Рис. 5. Мальтузианская ловушка

Согласно Мальтусу, Земля способна прокормить не только ограниченное количество населения. Численность населения должна быть стабильной – N, тогда это позволит всем питаться на нормальном уровне; т. е. количество еды на душу населения будет соответствовать потребностям в еде для одного человека.

Одна из наиболее драматических попыток предсказать будущее была сделана учеными группы, известной в Европе как Римский клуб. Д. Форрестер в «Динамике мира» (1971), Д. Медоуз и его соавторы в «Пределах роста» (1972) создали компьютеризованную модель экономики мира. В ней рост населения рассматривался по Мальтусу, исходя из того, что природные ресурсы истощаются, а технический прогресс — явление разрушительное. Будущее мира, согласно утверждениям Римского клуба, весьма мрачно: безграничный рост невозможен, он упирается в ограниченность ресурсов. Хотя границы производственных возможностей растут, существует предел роста. Предполагается, что при стабильной численности населения и нулевом росте будет расти качество выпускаемой продукции. В частности, срок службы. Если выросла долговечность производимых товаров, то можно выпускать меньше.

Взгляды многих ученых на экономический рост оказались под сильным влиянием неомальтузианцев, получивших ярлык «пессимистов изнутри и снаружи». Компьютерная модель глобальной экономики «предсказывала» предел экономического роста, или своеобразный коллапс, вследствие разрушения окружающей среды, ограниченности земли и ее ресурсов, роста численности населения. По словам одного экономиста, неомальтузианский компьютер «выл волком».

^ Современные взгляды на население. Мальтус и ряд других ученых считали, что если выпустить рождаемость из-под контроля, население будет неудержимо прирастать. Однако история разных (и, возможно, в будущем развивающихся) стран идет другим путем, численность населения здесь стабилизировалась. В доиндустриальные времена была высокая рождаемость и высокая смертность, сегодня и тот, и другой показатель снизился.

^ Контроль за ростом населения. Следуя «рецептам» мальтузианцев, в некоторых странах активно применялись меры контроля над рождаемостью, причем самые разнообразные: от просветительных кампаний до стерилизации. В ход шло все, нередко пренебрегали даже постулатами религии. Классическим примером может быть Китай с населением более 1,2 млрд. человек. И результаты, хотя и медленно, дали о себе знать — рост населения стабилизировался. Для 2/3 населения земного шара борьба с нищетой все еще оборачивается мерами по снижению рождаемости.

У Смита и Мальтуса количество труда возрастало относительно земли. В современных моделях капитал растет быстрее, чем труд. Что происходит с выпуском продукции в расчете на душу населения, если капитал растет по отношению к труду? Последствия совершенно аналогичны тем, которые имеют место, когда происходит увеличение затрат труда, а количество земли остается неизменным. В случае с капиталом закон снижающейся доходности вступает в действие, если капитал растет быстрее, чем труд, при отсутствии нововведений.

Таким образом, относительное возрастание капитала происходит по мере его более быстрого роста по сравнению с населением и трудом. При отсутствии технических улучшений это приведет к увеличению выпуска продукции, которое, однако, происходит медленнее, чем растет капитал. Более того, реальная заработная плата увеличится, а реальный доход на капитал и реальная процентная ставка уменьшатся.

^ Состояние долговременной устойчивости в модели накопления капитала (состояние, при котором уровни реальной заработной платы и процента постоянны) возможно, при наиболее высоких уровнях доходов, при условии, что накоплено большое количество производственных зданий и оборудования. Эта версия хотя и не предполагает постоянного прогресса, но более оптимистична, чем унылый взгляд на проблему Мальтуса.

^ Технические новшества и возрастающий спрос. Фактически ни мрачные взгляды мальтузианцев, ни стагнационистские взгляды сторонников стабильной заработной платы и прибыли не подтверждены историей. В западных странах никогда не было аграрного перенаселения, так же как реальная заработная плата никогда не оказывалась в состоянии стагнации, если прекращался процесс накопления капитала.

В самом деле, быстрый рост инвестиций в науку, появление новых технологий, совершенствование системы управления обусловили быстрый рост производственных возможностей стран Европы и Северной Америки. Капитал и труд стали более продуктивными, кривая дохода на капитал и границы фактора цены двигаются вверх. Больший доход может быть получен при тех же затратах капитала и труда, если технологии совершенствуются, т. е. вместо движения к устойчивому состоянию с неизменным уровнем дохода, заработной платы и процента увеличивается доход на каждую единицу произведенных затрат. Если бы инвестиции не осуществлялись, то теория падения уровня прибыли К. Маркса, возможно, была бы правомерной. Но инвестиции увеличили продуктивность капитала и аннулировали закон падения уровня прибыли.

^ Направления инвестиций. Не все инвестиции индифферентны по отношению друг к другу. У одних фаворит капитал, у других — труд. Машины и тракторы, например, сокращают потребность в труде и увеличивают потребность в капитале. Вложения такого рода называются трудосберегающими инвестициями. Они приводят к увеличению прибыли по отношению к заработной плате. Инвестиции, сокращающие приложение капитала в большей степени, чем приложение труда, называются капиталосберегающими и повышают заработную плату по отношению к прибыли. Промежуточное положение занимают «нейтральные инвестиции». Со времени начала промышленной революции инвестиции имеют характер трудосберегающих.

Экономическая структура не остается раз и навсегда данной. Она подвержена изменениям, причем, чем быстрее совершаются эти изменения, чем эластичнее подгоняется структура к требованием времени, тем успешнее развивается экономика. Структурные изменения после Второй мировой войны захватили практически все страны, и хотя пути их не были одинаковыми, можно выделить из них два основных. В одном главенствуют стихийные силы, порождаемые чисто рыночными отношениями. Структура изменяется в результате изменений в норме прибыли. Разоряются или увольняются меньшей доходностью хозяева предприятий в элементах структуры, переставших быть перспективными. Капитал, рабочая сила, предпринимательская энергия устремляются туда, где сегодня стало выгоднее.

Другой путь – широкое использование государственных рычагов для ускорения прогрессивных структурных изменений (промышленная политика). Здесь обычно применяют необходимые прогнозные оценки, которые помогают заранее определить, какие элементы структуры должны подвергнуться сокращению, а каким элементам целесообразно оказать содействие.

Первый путь с известной степенью условности можно назвать американским. Здесь опорой служила преимущественно стихия рынка при пассивном государственном вмешательстве. Этот путь оказался долгим, чреватым значительными социальными издержками, сопровождался замедленным темпом роста эффективности производства.

Второй путь – это японский (по которому за Японией вот уже 30 лет идет Южная Корея), путь с опорой на централизованные рычаги регулирования, государственное планирование и ускоренный межотраслевой перелив ресурсов. Это путь более быстрый, с меньшими социальными издержками и значительными темпами роста производительности.

Реализация структурной политики в различных странах обладает определенной спецификой. В США в структурной политике применялись традиционные рычаги регулирования: кредитные и налоговые льготы, тарифная внешнеэкономическая политика. В этой стране как и в других странах Запада (например в Великобритании с приходом к власти М. Тетчер), экономическая политика правительства направлялась на защиту интересов производителей отраслей, находившихся в депрессии (металлургия, судостроение, текстильная промышленность, угледобыча), с целью их постепенного сокращения без стихийного «обвала».

Для Японии и ряда других азиатских стран характерна более активная структурная политика. С начала 50-х гг. в Японии стали создаваться «депрессионные картели» в отраслях, переживающих экономические трудности, застой и спад производства. Целью подобных образований было снижение общих объемов производства в отрасли, утратившей перспективность. За решением Министерства внешней торговли и промышленности в 60-х годах последовали государственные программы ликвидации шахт с высокими издержками и профессиональной переподготовки уволенных шахтеров. К концу 70-х годов работали лишь высокоэффективные шахты, численность работников угольной промышленности уменьшилась в 10 раз.

Активную роль в перепрофилировании в Японии играло министерство внешней торговли и промышленности. На него возлагалась ответственность за разработку плана стабилизации положения в отросли и сокращения объемов производства в ней. Правительство не имело административных полномочий по выполнению этого плана. Компаниям выдавались лишь рекомендации и вкладки, подкрепленные серьезным анализом и необходимой информацией.

Опыт структурных изменений в развитых странах говорит о том, что наибольший эффект они приносят при оптимальном сочетании стихийных рычагов с активным организационным воздействием государства. Нет сомнения, что среди наиболее важных мер, направленных на ускорение экономического роста, находятся микроэкономические меры, включающие защиту прав собственности, поддержание стабильной политической обстановки и обеспечение международной интеграции на основе политики свободной торговли.

^ Проблемы экономического роста в Беларуси. Находясь в составе СССР, экономика Беларуси представляла собой часть так называемого народнохозяйственного комплекса, централизованно планово-управляемой распределительной системы, отвергавшей рыночный механизм и использовавшей главным образом командно-административные методы. В 1995 г. ВВП Беларуси (в сопоставимых ценах; в % к 1990 г.) составил – 65,2%; в 2000 г. – 88,6%. На уровень 1990 г. Республика Беларусь вышла только в 2003 г.(104,3% к уровню 1990 г.).

Негативные явления, произошедшие после распада СССР, являются продолжением процесса снижения эффективности общественного производства, начавшегося в СССР еще в 50-е годы.

В послевоенный период США и СССР соперничали на международной арене за общественное мнение союзников в вопросах производства оружия и ракет, а также в области экономики. В 1958 г. советский премьер Хрущев хвастливо заявил, что СССР экономически похоронит США. В эпоху стагнации американской экономики, когда советские планы выполнялись и первый запуск советского спутника превратил Советский Союз в передовую технологическую державу, это казалось вполне возможным: СССР может обогнать смешанную экономику США2. В СССР в результате невыполнения послевоенных пятилетних планов произошло замедление темпов экономического роста, причины которого будут рассмотрены ниже. С. Кон и Г. Шредер – эксперты по советской экономике – подсчитали, что относительное и абсолютное падение эффективности советской экономики в целом, и особенно в промышленности, обусловлено снижением эффективности использования капитальных фондов и замедлением темпов роста производительности труда.

Инвестиционная политика в СССР была направлена главным образом на капитальное строительство, а после войны наращивание объемов производства в 1 подразделении стало носить самодовлеющий характер и происходило практически на неизменной технической основе, что привело к экстенсивному развитию 1 подразделения и формированию ресурсорасточительного типа производства во II подразделении. Для процесса инвестирования характерны постоянно высокая доля капитальных вложений, направляемых в группу «А» и постепенное уменьшение доли капитальных вложений во все сферы жизнеобеспечения нации. В абсолютных цифрах за 1918—1940 гг. на развитие отраслей группы «А» было направлено 17,7 млрд. руб. капиталовложений, а группы «Б» — 3,8 млрд. руб., соотношение инвестиций в оба комплекса составляло 4,5:1, а в 1981—1985 гг. соответственно — 264,4 млрд. и 36,3 млрд. руб.— более чем 7:13. В СССР наряду с сокращением удельного веса группы «Б» (в 1970 г. он составлял 26,6%, а в 1987 г.— 24,9%) в неблагоприятном направлении менялась и структура производства средств производства. Так, в продукции группы «А» в 1970 г. на средства производства приходилось лишь 20,3%, в то время как на предметы труда—79,7%, в 1985 г. соответственно—19,4 и 80,6%4. Низкое качество машиностроительной продукции сделало ее неконкурентоспособной на мировом рынке; СССР постепенно превращался в сырьевой придаток мировой экономики, что во многом опре­делялось необходимостью экспорта нефти и газа как практически единственного источника валютных поступлений5. Одновременно резко снижалась эффективность: падала фондоотдача и замедлялись темпы роста производительности труда. В 70-80 гг. происходило постепенное старение производственного аппарата. Низкие нормы амортизации не стимулировали списание изношенных фондов, а введенная реформой 1966—1967 гг. плата за фонды из-за своей незначительной величины не смогла противодействовать излишнему накоплению старых средств труда. В результате коэффициент выбытия основных фондов снизился с 2,3% в 1970 г. до 1,9% в 1990 г., а коэффициент ввода новых фондов сократился с 10,5% в 1970 г. до 5,9% в 1990 г.6

На протяжении 60-80-х гг. в СССР происходило монотонное затухание как темпов роста национального дохода, так и темпов вовлечения в экономику традиционных источников экономического развития — увеличения численности занятых, основных фондов, капиталовложений, добычи топлива. Кризисные явления в экономике непрерывно нарастали и к середине 80-х годов достигли чрезвычайной остроты. Началось устойчивое снижение темпов роста экономики, что нашло отражение даже в официальной статистике, которая, как считали эксперты МВФ, МБРР и ЕБРР, традиционно завышала показатели роста. Среднегодовые темпы прироста чистого материального продукта (ЧМП) снизились с почти 8% во второй половине 60-х годов до немногим более 3% в первой половине 80-х. При этом следует иметь в виду, что как второй по величине экспортер нефти в мире СССР оказался в большом выигрыше от скачков цен на нефть в 1973—1974 и 1979— 1980 гг. Полученный в результате колоссальный выигрыш на изменениях в условиях торговли сгладил и в определенной мере завуалировал усиливающиеся недостатки стратегии экстенсивного роста и узкие места в существующей экономической системе7. С 1985 г. в целях оживления экономического роста и ликвидации основных узких мест в экономике было выдвинуто несколько крупных инициатив. Их лейтмотивом было переоборудование и модернизация промышленности (главным образом за счет наращивания капиталовложений), но ключевых проблем, стоящих перед системой, они не решили, а экономические условия даже ухудшились. Прирост ЧМП, по официальным данным, в 1986—1987 гг. составил в среднем 2% в год, то есть оказался ниже среднегодовых темпов прироста, достигнутых в первой половине 80-х годов. Экономические трудности были усугублены резким падением мировых цен на нефть в 1986 г., что отрицательно повлияло как на экспортные поступления, так и на бюджет и вызвало необходимость наращивания объемов экспорта в страны с конвертируемой валютой и резкого сокращения импорта8. Производительность труда в 1986—1988 гг. увеличивалась в среднем за год на 2,8%, а в 1990 г. официальная статистика отметила ее падение на 3%. В 1986—1990 гг. снизился фонд накопления национального дохода, тогда как в 1981—1985 гг. он увеличился на 15,6%9. Расчеты реального ВНП, «очищенного» от скрытой инфляции, свидетельствуют о прекращении экономического роста не в 1990 г., как следует из официальных данных, указанных в табл. S-18, а в 1986 г.10 Стагнация динамики реального ВНП на душу населения наступила еще раньше—уже во второй половине 70-х годов, когда среднегодовые темпы прироста этого показателя составили только 0,8%. В первой половине 80-х годов они были равны уже 0,6% в год11.

Среди причин падения темпов экономического роста СССР можно выделить следующие.

1. ^ Невосприимчивость советской экономики к технологическому прогрессу. Удельный вес ресурсосберегающих технологий в СССР за 1960—1990 гг. в среднем увеличивался на 1% в год. Скорость диффузии технологий постоянно убывает и к началу 90-х гг. приблизилась к нулю12. В результате нарастало техническое отставание страны. Невостребованность технологического прогресса компенсировалась избыточным ростом инвестиций и излишним потреблением природных ресурсов.

2. Чрезмерная инвестиционная активность в сфере производства и гипертрофированное накопление путем централизованно-планового принудительного ограничения склонности населения к потреблению. В результате, если в 1950 г. объем валовых капитальных вложений составил в СССР 30% уровня США, то в 7080-е гг. объемы капиталовложений в этих двух странах примерно сравнялись, хотя национальный доход в СССР был менее 2/3 уровня США. Темпы прироста производственных основных фондов в СССР устойчиво превышали темпы прироста валовых капитальных вложений, следовательно, их накопление увеличивалось быстрее, чем возмещение выбытия, на которое расходовалось только 20% капиталовложений, а на прирост основных фондов—оставшиеся 80%13.

3.^ Избыточная милитаризация экономики. Хотя советский военный бюджет в рублевом исчислении был в 4 раза меньше американского в долларах, но, поскольку «оборонный» рубль равнялся примерно 4—6 долл., то численность советской армии и производство основных видов вооружений в 2 и более раза превышают соответствующие показатели в США14.

4.^ Компенсирующая роль природного фактора. Наряду с инвестициями природный фактор является важнейшим источником экономического роста страны, компенсирующим антиинновационный характер централизованно-плановой системы. В послевоенный период величина национального богатства страны, включая запасы природных ресурсов, абсолютно сократилась примерно на 25%15. При этом в расчете на душу населения национальное богатство (по неполным оценкам) с 1960 г. по 1988 г. уменьшилось в 1,8 раза, т.е. происходил процесс абсолютного обнищания населения. В СССР на создание 1 руб. имущества расходовалось 2,2 руб. природных богатств. Если бы энергоемкость и материалоемкость национального дохода в СССР была такой же, как и в промышленно развитых государствах, эта пропорция не превышала бы 1 руб./руб.16

Невосприимчивость системы к технологическому прогрессу и попытка компенсировать его медленное распространение наращиванием массы инвестиций и природных ресурсов закономерно создали пределы дальнейшего экономического роста страны, что вызвало обнищание ныне живущего поколения, вследствие чего потребление в СССР по отношению к США в рублевом исчислении составляло в 1989 г. 0,22, а в долларовом—0,36 17.
  1   2   3   4   5   6

Похожие:

2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды icon2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды
...
2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды iconКурсовая работа тема: Факторы и модели экономического роста

2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды iconЭкзаменационные вопросы орп 3 курс
Взаимосвязь между пдк и пдв вредных веществ при оценке экологической характеристики среды
2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды iconФинансовая группа «ХозяинЪ»
Центра карьерного роста экономического факультета Южного федерального университета
2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды iconФакторы и модели экономического роста
Руководитель работы Терехова Г. И. подпись, дата инициалы, фамилия
2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды icon2. Природоохранит нормы и правоотн
ЭП; право природопользования; правовой механизм охраны окружающей среды; организационно-правовые формы экономического контроля; эконом...
2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды iconКомпонентный
Охрана окружающей природной среды. Состав стоков и выбросов в атмосферу. Способы обезвреживания стоков и сокращение выбросов
2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды iconОписание:  Кристалл Свежести – 100% натуральный продукт горно-вулканического происхождения, алюмо-калиевые квасцы. Кристалл берется из природной среды в натуральном виде, вмешательство человека лишь в отсечении лишнего, шлифовке и упаковке. Кристалл Свежести:• Абсолютно безвреден для организма. • В
Описание: Кристалл Свежести – 100% натуральный продукт горно-вулканического происхождения, алюмо-калиевые квасцы. Кристалл берется...
2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды iconСистема органов экологического управления к государственному органу первой компетенции относится
Головным органом всей системы специально уполномоченных органов в области охраны окружающей природной среды является
2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды iconТопливно-энергетический комплекс России Введение
В то же время, топливная промышленность один из главных загрязнителей природной среды. Особенно сильное разрушительное воздействие...
2. Взаимосвязь экономического роста и состояния природной среды iconПоложение о приключенческой мультигонке «Инстинкт выживания 2011» класса Лайт
Дальнейшее развитие и совершенствование системы физической культуры, туристского и велосипедного спорта, формирования здорового образа...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы