А. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в icon

А. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в


Скачать 281.43 Kb.
НазваниеА. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в
Дата публикации26.08.2014
Размер281.43 Kb.
ТипДокументы

А.Ю. Серегина

Религиозное образование женщин-католичек в Англии

второй половины XVI – начала XVII в.1


С момента появления первого масштабного исследования религиозной культуры английских католиков постреформационного периода, опубликованного Джоном Босси в 1975 г., признана существенная роль женщин (прежде всего, мирянок) в формировании данной конфессиональной группы в Англии и ее сохранении, несмотря на все гонения, выпавшие на ее долю в XVI–XVII вв.2 В последние десятилетия появился ряд исследований, посвященных женщинам-католичкам этого периода, как монахиням, так и мирянкам3.

Но при всей очевидной важности вклада женщин в жизнь своего конфессионального сообщества, вопрос о том, как именно они получали наставления в вере и транслировали их членам своей семьи, родственникам и знакомым, остается почти без ответа. Стоит отметить, что хотя исследования по истории образования в Англии XVI в. и религиозного образования в частности, и существуют, они уделяют гораздо больше внимания формальному обучению – т.е., школам, классам катехизиса, а также учебным пособиям, использовавшимся в них, чем иным формам религиозного наставления4. Однако в Англии XVI в. после закрытия монастырей не было школ для девочек; немногие городские школы (начального уровня) допускали девочек в число учениц; а уровень грамотности среди женщин не был высоким – лишь 6% женщин в 1580 г. могли написать свое имя, хотя умение читать наверняка было более распространенным5. В таких условиях образование и религиозные наставления девочек напрямую зависело от социального статуса и амбиций их семей, а также и степени благочестия их родителей, а сами наставления чаще всего имели устную форму, вне зависимости от того, исходили ли они от родственников, капелланов или приходских священников.

Отсутствие массовых источников, которые пролили бы свет на религиозное образование женщин, также сказывается на состоянии исследований. Сохранившиеся источники принадлежат к разным жанрам и, как правило, мало изучены, что затрудняет работу с ними. В числе наиболее информативных – биографии женщин-католичек XVI – первой половины XVII вв., хроники женских монастырей, в которых обычно присутствовали биографические сведения, касавшиеся монахинь и их семей в Англии, рукописи, составленные по заказу или для женщин-католичек, книги и катехизисы, в том числе те, что были посвящены женщинам.

В задачи данной работы входит сопоставить формы религиозного образования, доступные женщинам в начале XVI в. (до начала Реформации), и те, что возникли в результате официального приятия протестантизма, с теми формами образования, которые существовали в католическом сообществе второй половины XVI в. Речь пойдет как об ученицах (объектах наставлений), так и о женщинах-наставницах, обращавших свою деятельность к детям, домочадцам, друзьям и родственникам. В тексте использованы материалы моего исследования, посвященного религиозной культуре католического клана Монтегю (графство Сассекс) во второй половине XVI – первой трети XVII вв.6

В начале XVIстолетия подавляющее большинство девочек в Англии оставалось неграмотным. Соответственно, их религиозное образование – как и религиозное образование большинства мужчин-мирян низшего сословия сводилось к пассивному усвоению основных положений вероучения, более-менее регулярно излагавшихся приходскими священниками.

Согласно предписанию Ламбетского синода Кентерберийской провинции (охватывавшей центр, запад и юг страны), созванного архиепископом Пекемом в 1281 г., приходские священники должны были четыре раза в год (во время постов) разъяснять прихожанам – и взрослым, и детям одновременно – основы вероучения, а именно, содержание Символа веры, основных молитв (Pater Noster и Ave Maria), Десяти Заповедей, а также смысла семи добрых дел, семи добродетелей, семи грехов и семи заповедей. Синод сформулировал и схему наставления прихожан, т.е., фактически, катехизис, предназначенный в помощь приходскому священнику – Deinformationesimlicium, более известный по своей первой строке как Ignorantia Sacerdotium. Этот текст обрел большую популярность за два последующих столетия и лег в основу множества других компиляций и переработок, копировавшихся, а затем и публиковавшихся вплоть до Реформации. В 1357 г. архиепископ Йоркский Торсби распорядился перевести его на английский язык и изложить в стихотворной форме: в результате на свет появился Lay Folk’s Catechism–пожалуй, самый распространенный позднесредневековый катехизис, имевший широкое хождение в рукописях. Священники могли использовать и другие пособия, речь о который пойдет ниже7.

Материалы епископских визитаций, которые проводились в Англии конца XV–первой трети XVI в. уже достаточно регулярно, позволяют подтвердить, что во многих диоцезах (особенно в тех, где епископы были сторонниками идеи реформирования церкви) такие разъяснения вероучения и в самом деле имели место. Оценить их результативность гораздо сложнее, в том числе и потому, что сама их форма предполагала пассивное восприятие наставлений слушателями8.

Катехизаторская программа позднесредневековой церкви была тесно связана с подготовкой мирян к исповеди. Фактически исповедь была и единственным доступным для священника способом выяснить, что прихожане усвоили из его уроков. Предполагалось, что священник во время исповеди должен был выяснять у кающихся, знают ли они содержание Символа веры и основных молитв, семь смертных грехов и т.п. Но большинство англичан исповедовалось раз в год, во время Великого поста, как правило, откладывая исповедь до Страстной недели, с тем, чтобы причаститься на Пасху. На практике это означало, что священник и его викарии в течение нескольких дней должны были принять исповедь у сотен людей. В таких обстоятельствах у него вряд ли было время обстоятельно расспрашивать прихожан о том, выучили ли они молитвы, и такая проверка оказывалась простой формальностью9.

С другой стороны, к началу XVI в. в Англии уже, несомненно, сформировалась группа влиятельных и благочестивых представителей элиты (городской и дворянской), благочестивые практики которых выходили за рамки минимальных требований. Они причащались чаще, чем раз в год (хотя ежемесячное причащение леди Маргарет Бифорт, матери Генриха VII Тюдора все-таки было скорее исключением), и готовились к причастию более основательно. В своей подготовке как они сами (в случае грамотности), так и их духовные наставники использовали многочисленные позднесредневековые сборники наставлений, обращенных к приходский священникам. Эти тексты, как правило, объединяли катехизис и наставления в подготовке к исповеди. Среди самых распространенных текстов такого рода были OculusSacerdotisУильяма Полла (XIV в.), InstructionsforParishPriestsДжона Мирка (XV в.), ManipulusCuratorum (XIV в., издан в 1498 г., 9 изданий до середины XVI в.), StellaClericorum (перевод с французского оригинала 1490х гг., 1531 г.), CuraClericalis (1532 г.), ExonoratoriumCuratorum (1534 г.), предназначавшиеся для священников (но доступные и для образованных мирян) и вернакулярные тексты: OrdynaryeofCrystenMen (1502), FloureoftheCommandements (1510)10.

Помимо наставлений, приходские священники были обязаны проповедовать. Теоретически проповеди должны были произноситься по воскресеньям и праздникам, и хотя сохранившиеся записи проповедей и подготовительных материалов к ним, а также рукописные и печатные сборники гомилий свидетельствуют о том, что они фокусировались на моральном учении церкви, в них все же подробно излагалось учение церкви о грехах и добродетелях. Кроме того, в тех районах Англии, где сильно было влияние лоллардов (отрицавших семь католических таинств), проповедь, несомненно, приобретала полемическую окраску, а произносившие их священники и монахи уделяли большое внимание спорным догматическим вопросам (прежде всего, сути таинств)11.

Невозможно точно определить, насколько регулярными были проповеди в позднесредневековой Англии, поскольку материалы визитаций фрагментарны. Тем не менее, появление в течение XV в. многочисленных кафедр проповедников в приходских церквях свидетельствует как о том, что проповедь становилась постоянным явлением приходской жизни, так и о желании самих прихожан слушать проповеди и наставления – ведь именно они финансировали возведение кафедр12.

Иконография изображений в церквях – фресок, витражей и рельефов с символическими изображениями семи смертных грехов и семи добрых дел, апостолов, произносящих слова Символа веры, а также семи таинств на крестильных купелях свидетельствует об определенном успехе катехизационных программ, а именно, о формировании в английских приходах – особенно в богатых районах юго-востока, востока и запада страны, разбогатевших на торговле с Нидерландами и производстве шерсти – образованной элиты, готовой вместе с духовенством поддерживать религиозные наставления. Все эти изображения могли служить своего рода «наглядными пособиями» при обучении неграмотных прихожан основам вероучения, облегчая им запоминание положений катехизиса13.

Религиозная драма также была тесно связана с программой религиозного образования. Влиятельные и многочисленные религиозные братства, объединявшие мирян XV – начала XVI в., – Corpus Christi в Ковентри и Pater Noster в Йорке – регулярно ставили мистерии, посвященные грехам и добродетелям, а порой – и таинствам. Мистерии ставились и в других городах, хотя полный цикл постановок воспроизводился далеко не везде. Постановки мистерий были запрещены в Англии лишь в 1575 г., (и возможно, ставились и позднее в частных резиденциях), так что их воздействие на прихожан оставалось значительным практически на всем протяжении рассматриваемого периода14.

Упомянутые выше формы религиозных наставлений были обращены ко всем прихожанам, вне зависимости от уровня их грамотности и социального статуса. Представителям элиты – городской и дворянской – были доступны и иные их виды, прежде всего, связанные с книгами. В конце XV – начале XVIсуществовали многочисленные рукописи наставительных сочинений (в том числе и версии катехизисов), рукописные сборники отрывков из наставительных текстов, их рифмованные адаптации и т.п. Появление книгопечатания сделало продукцию подобного рода по-настоящему массовой. На английском рынке книжной продукции начала XVI в. безусловно доминировали тексты религиозного характера, и прежде всего, часословы. Английские часословы первой трети XVI в. отличались от своих рукописных предшественников обилием материала на английском языке; в них зачастую присутствовали переводы основных молитв и Символа веры на английский язык, а также (в 1520-30х гг.) и «формы» подготовки к исповеди, перечислявшие смертные грехи, добрые дела, Десять заповедей и т.п., а также наставление в благочестивой жизни (“ManertoLyveWell”)15.

Популярные компиляции, объединявшие катехизисы с наставлениями в благочестивой жизни, выходили в начале XVI в. большими тиражами. В их числе: Ryght Profytable Treatise бригеттинца Томаса Бетсона (Сион, 1500), The Arteor Crafteto Lyve Well (1505) (Винкин де Ворде, адаптация французского оригинала), а также абсолютные «бестселлеры» – The Kalender of Shepherdes (адаптация французского оригинала на шотландский диалект, 1503 г., и две английские версии, издававшиеся в 1506, 1508, 1518, 1528 гг. и позднее, в середине и второй половине столетия), и A Werke for Householders (1530) бригеттинца Ричарда Уитфорда16.

Не стоит полагать, что сфера воздействия этих текстов ограничивалась лишь образованными англичанами (в основном, мужчинами). Практика чтения в XV – XVI вв., да и позднее зачастую предполагала чтение вслух для довольно большой аудитории, в состав которой могли входить прихожане и домочадцы, а способность представителей устной культуры воспринимать на слух и запоминать большие отрывки текстов почти дословно существенно превосходили современные. Так что наставительные труды и катехизисы могли таким образом охватывать и многих женщин. Примером здесь служит знаменитая визионерка XV в. Марджери Кемпе: на протяжении всей жизни она оставалась неграмотной, и не умела ни писать, ни читать, однако ее собственный труд (продиктованный писцу) свидетельствует о хорошем знакомстве со многими наставительными сочинениями и житиями святых, которые ей читали вслух священники ее прихода, монахи и другие представители духовенства17.

Этот пример показывает, что клирики в XV – начале XVI в. оставались основным источником религиозных наставлений, как в приходах, так и в рамках менее формального общения с прихожанами и друзьями-мирянами (и мирянками).

В семьях знатных дворян именно капелланам обычно вверялось религиозное образование детей (мальчиков и девочек), а порой и образование в целом. Но если речь шла о девочках, то элементарные наставления могли быть передоверены женщинам-гувернанткам (обычно – дальним родственницам, дворянкам более низкого ранга), или же родственникам (отцам и матерям)18.Девочки, кроме того, могли получать образование (религиозное в том числе) в монастырях, где их учили основам вероучения, а также чтению (но не всегда – письму) по-английски и порой – по-французски19.

И наконец, девочки-дворянки получали религиозные наставления, попадая на воспитание в дома знатных аристократок, славившихся как своими связями, так и образованием и благочестием. Биографии дам, прославившихся своей преданностью католичеству во второй половине – конце XVI в. показывают, что они сами, либо их матери были воспитаны в таких домах. Обычно речь шла о придворных дамах Екатерины Арагонской, славившейся своим благочестием и хорошим образованием В начале XVI в. такими католическими «пансионами» был дом Энн Рассел (урожденной Сапкот), графини Бедфорд. Графиня была вдовой сэра Ричарда Джернингэма, представителя семьи, поколениями служившей Екатерине Арагонской, а затем и ее дочери Марии. Члены семьи и линьяжа, а также девушки, воспитывавшиеся в доме графини Бедфорд (в частности, Магдален Дейкр, в замужестве – виконтесса Монтегю) демонстрировали не только приверженность католичеству, но и определенные предпочтения в благочестивых практиках, в частности, особое почитание Св. Франциска. Именно дамы из свиты Екатерины Арагонской ввели моду на имя «Фрэнсис», которое до практически не встречалось среди английских аристократов20.

Другими известными «воспитательницами» благочестивых католичек были леди Джейн Ньюдигейт, семья которой покровительствовала знаменитом бригеттинскому монастырю Сион21, а также северянки леди Лейберн и леди Монтигл22. Во всех этих центрах девочки, достаточно образованные, чтобы уметь читать по-английски, получали наставления от своих патронесс и клириков-капелланов и монахов, а также привыкали к ежедневному циклу молитв и богослужений, соблюдавшемуся в этих домах. Позднее они сами будут воспроизводить этот цикл у себя.

Реформация в Англии уничтожила монастыри, а с ними – и единственную формальную возможность получать религиозные наставления в школах. Все остальные формы религиозного образования сохранились, однако теперь они были призваны распространять нормы другого учения. Правительство Эдуарда VI, а затем – Елизаветы, потребовало от прихожан посылать своих детей (и слуг) обоего пола в возрасте от 6(8) до 18 лет на уроки катехизиса, которые должны были проводиться приходским священником каждую неделю (по субботам или воскресеньям). Конечно, предполагалось, что дети выучат молитвы дома, под надзором родителей, и никто не ожидал, чтобы дети из дворянских семей посещали эти занятия. Таким образом, у представителей католической элиты было больше возможностей избежать протестантской индоктринации. Простолюдинам же приходилось посылать детей на эти уроки (отказ грозил церковным судом, вплоть до отлучения), так что их сопротивление протестантскому учению выражалось в пассивном нежелании учиться23.

Преследование католиков во второй половине XVI в. серьезно затруднило миссионерскую деятельность католических священников, особенно за пределами домов католической знати, а публикация и распространение католических книг в стране жестко каралось. В этих условиях католикам приходилось полагаться на контрабанду с континента (из Нормандии и Нидерландов), а также на практически не регулировавшийся правительством рынок рукописных книг. Но в любом случае гонения приводили к нехватке католических священников в Англии второй половины XVI в. (ситуация выправилась лишь столетие спустя), поэтому религиозное образование католиков в рассматриваемый период оказалось делом рук мирян.

Католического духовенство, конечно, не забывало о своих обязанностях давать наставления в вере. В дворянских семьях еще с середины XVI в. установилась практика, согласно которой католический капеллан маскировался под домашнего учителя (это традиционная роль капеллана в знатной семье еще с эпохи средних веков). Капелланы и в самом деле выполняли обязанности учителей и наставляли детей своих патронов, а также и членов их свиты, в католической вере. В свите Монтегю таким учителем были АлбанЛэнгдейл24, наставлявший два поколения семьи в вопросах веры. Другие священники из свиты Монтегю также могли выполнять функции учителей, однако об этой их деятельности не сохранилось прямых упоминаний.

Перечисленные выше формы религиозного образования страдали от общего недостатка – они могли охватить только верхушку католического сообщества – детей из дворянских семей, в которых были семейные капелланы, или же воспитывавшихся в резиденциях католических магнатов, подобных Монтегю25. Для того, чтобы охватить наставлениями в вере остальных католиков, требовались другие средства.

Одним из них было общение духовника и исповедующегося, в ходе которого священник имел возможность разъяснять вопросы доктрины и церковного права. Причащение и предшествовавшая ей исповедь стали относительно частым явлением в жизни английских католиков конца XVI – первой половины XVII вв., но и в этом случае частая исповедь оставалась уделом относительно небольшого числа «благочестивых», группы которых, во всей видимости, концентрировались вокруг резиденций дворян-католиков.

Еще одним способом донести наставления в вере до мирян оставались проповеди. В резиденциях Монтегю они стали регулярными уже в XVI в. (особенно в последнее десятилетие). Известно, что леди Монтегю возвела в своей капелле в Бэттле кафедру для проповедников, поскольку, согласно ее биографу, проповеди звучали там «почти каждую неделю»26. Такое внимание к проповедям говорит о том, что к моменту построения капеллы они уже стали постоянной частью религиозной жизни в ее доме. Поскольку капелла была построена в последнее десятилетие XVI в., можно заключить, что проповеди в доме Монтегю стали регулярными еще при жизни первого виконта (т.е., до 1592 г.) Это вполне согласуется с тем интересом, какой он выказывал к проповедям и проповедникам еще в правление Марии Тюдор, и с его желанием видеть образованных богословов в роли своих капелланов.

Среди слушателей как минимум по большим праздникам оказывались не только домочадцы Монтегю, но и местные католики более низкого социального статуса. Допуск их в дом для участия в богослужении и присутствия на проповеди рассматривалась как важная форма благотворительности в рамках католического сообщества27.

Кроме того, начиная с 1590х гг. фиксируются случаи, когда католические священники (чаще – иезуиты) организовывали паломничества верующих к святым колодцам (в Сассексе в 1597 г.28, в 1605 г. к колодцу Св. Уинифрид в Уэльсе29) и проповедовали там перед ними, причем в первом случае автор доклада правительству подчеркивал: аудитория проповедника состояла преимущественно из местных женщин. Эти паломничества напоминают распространенную в XVII в. практику проповеднических «миссий» во Франции, Италии или Германии, обращенных к мирянам в сельской местности30. Здесь проповедь также была нацелена на простолюдинов (скорее всего, неграмотных), а произносится она в традиционно почитаемом месте. Однако английские паломничества опередили континентальные почти на полвека и, вполне вероятно, стали примером для подражания.

Образовательная деятельность священников, впрочем, была ограничена в условиях преследований. Поэтому значительная доля обязанностей, которые в континентальных католических странах возлагались на духовенство, в Англии переходили в руки мирян.

Решающую роль здесь играла практика чтения – индивидуального и чтения вслух для аудитории из детей и/или взрослых родственников и друзей. Книги, таким образом, имели важнейшее значение для религиозного образования мирян. Руководство английской католической миссии осознавало их необходимость, свидетельством чего являются англоязычные катехизисы, изданные миссионерами в качестве руководств для мирян, наставлявших своих детей или домочадцев. Множество вариантов катехизисов, как специально написанных для Англии, так и переводных, было издано уже в XVI в.Самыми популярными во второй половине – конце XVI в. среди англичан-католиков были катехизис Лоренса Вокса (первое издание – 1575 г., переиздан в 1599 г.), а также переводные катехизисы иезуитов Петра Канизия и ЯкопоЛедесмы31. Все эти издания изданы в формате 16mo, так что книги умещались на ладони, и их легко было прятать. Их объем составлял в среднем около 130-150 страниц (за исключением краткого катехизиса Ледесмы, в котором всего 44 страницы). Катехизисы были составлены в форме вопросов и ответов и строились по единой схеме: 1. Символ веры; 2. Отче Наш и Аве Мария; 3. Десять заповедей; 4. Таинства; 5. Семь смертных грехов, добрых дел, добродетелей, даров Святого духа. Тексты были адаптированы для английской аудитории: в переводе катехизиса Канизия присутствует раздел, посвященный спорным догматическим вопросам32, в котором приводятся ссылки на текст Писания и отцов церкви, в катехизисе Вокса (издание 1575 г.)33 присутствует раздел, посвященные обоснованию католических литургических практик и ритуалов, а также и «форма исповеди» (в издании 1599 г.)34.

В помощь катехизаторам-мирянам издавались многочисленные наставительные сочинения, а также сборники (английские и переводные, печатные и рукописные), представлявшие собой пособия по полемическому богословию35. Миряне не ограничивались печатными изданиями и порой заказывали или составляли сами своего рода справочники по полемическому богословию. Один такой справочник был составлен Томасом Трешэмом для дочери Мэри (Браденелл). Другой был составлен Энтони Мария Брауном, вторым виконтом Монтегю (1574-1629).

«Наставление моей дочери Мэри Браун касательно основных положений учения католической церкви» было написано в 1597 г.36 Рукопись «Наставления» представляет собой небольшую книгу формата 8vo, в кожаном переплете. «Наставление» принадлежит к жанру катехизисов, однако типичным его представителем это сочинение назвать трудно. Собственно катехизисом является только первая часть текста (50 из 150 страниц). Здесь виконт, следуя традиционной схеме, кратко излагает для дочери основы вероучения, следуя Символу веры37.

Следующий (более обширный) раздел был посвящен таинствам38. В адресованном женщине-мирянке «наставлении» о рукоположении, естественно, было сказано немного. Кроме того, виконт оговорил, что таинства конфирмации и брака не являются необходимыми для спасения души. Говоря о конфирмации, он подчеркивает: «Человек может прийти ко всем другим таинствам без него»39. Для английских католиков такая оговорка была существенна: как уже отмечалось, в обстановке преследований и отсутствия «нормальной» католической иерархии шансы юных мирян встретить католического епископа, не выезжая из страны, были равны нулю.

Следующие разделы посвящены объяснению 10 заповедей40, 5 принципов христианской жизни, заключающихся в соблюдении праздничных дней (то есть, в отказе от работы), регулярном присутствии на мессе, соблюдении постов, исповеди и причащении по крайней мере раз в год, на Пасху (а лучше – как можно чаще)41, запрете вступать в брак в запрещенные дни и уплате десятины42. Наконец, последняя часть данного раздела посвящена семи смертным грехам43. Раздела, посвященного христианским добродетелям, присутствующего во многих катехизисах, в «Наставлениях» нет.

Остальной текст сочинения – то есть, две его трети – посвящен тому, что должна знать мирянка для «понимания [своей веры] против всех ересей нашего времени»44. В этой части виконт кратко суммировал то, что, как правило, не входило в состав катехизисов, но относилось к курсу полемического богословия, изучавшегося будущими священниками в семинариях и университетах.

Начинается раздел с упоминаний о Страшном суде и телесном воскресении мертвых, а также о непорочной Деве Марии, единственной из людей вознесенной на небеса телесно45. Далее виконт вновь говорит о таинстве мессы46. В данном месте упомянута месса довольно кратко, однако в первой части – в катехизисе – мессе посвящен большие разделы, и часть приведенного там материала носит отчетливо выраженный полемический характер. Так, в разделе о таинствах Монтегю говорит о католическом учении о мессе и о пресуществлении хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, когда субстанции меняют свой характер, а формы (хлеб и вино) остаются прежними (трансубстантиация)47. Там же виконт касается и другого вопроса, дискутировавшегося между католиками и протестантами. Он подчеркивает, что причащаясь под одним видом, католики-миряне тем не менее приобщаются и Телу, и Крови Христовой48. Затем виконт Монтегю говорит о существовании чистилища49 и об индульгенциях50, о почитании святых, их икон и мощей51, добрых делах и необходимости их совершения ради спасения52. И наконец, завершает этот раздел рассуждение об истинности католической церкви, «святой и непорочной»53.

В «Наставлении» виконт указывает дочери и на важность созерцательного элемента в духовной жизни, рекомендуя ей прочесть английский перевод трактата «О презрении к миру» испанского францисканца Диего де Эстеллы. Говорит он и об идеале христианской жизни для нее – это благочестивые христианки первых веков, матери отцов церкви54. Образ первых христианок – например, Св. Моники, матери Св. Августина – был едва ли не общим местом в «благочестивых биографиях» английских католичек XVI – начала XVII вв. и предназначался он для женщин-мирянок, жен и матерей, которым надлежало строить жизнь в доме в соответствии с требованиями веры и воспитывать детей в католическом духе55.

А начиналось это воспитание со способности отстоять основы веры от нападок «еретиков». Поэтому виконт и счел необходимым преподать своей дочери краткий курс полемического богословия. Он, впрочем, этим не ограничился, но привел в «Наставлениях» и наиболее распространенные «уловки» протестантских проповедников, стремившихся обратить католиков в свою веру. Монтегю утверждал, что протестантские проповедники начнут указывать на сходство между их учением и учением католиков и преуменьшать различия, стараясь тем самым подтолкнуть ее к обращению56. Сам виконт с гордостью заявлял: «Я сам (Божьей милостью) пока был в состоянии защитить основные положения (от которых зависит вся моя вера – та же, что и у всей Католической церкви)»57.

Последний раздел четко указывает на обстоятельства и цели создания «Наставлений». Объяснение заключается в практике английских церковных судов. Они обладали правом вызвать любого совершеннолетнего католика, мужчину или женщину, и потребовать от них участия в диспуте с протестантским священником. Поэтому представление о догматических различиях между концессиями, а также об основах полемического богословия было немаловажным и для мирян58.

Другим пособием, предназначенным для той же цели – подготовке женщины к возможному диспуту о вере, стал уже упоминавшийся рукописный сборник Трешэма, подготовленный в первые годы XVII столетия. Два тома infolio представляют собой своего рода «католическую энциклопедию», или пособие по полемическому богословию. Ее разделы, организованные в алфавитном порядке, посвящены богословским вопросам, вызывавшим ожесточенные споры католиков и протестантов (например, «месса», «святые» и т.п.). Материал каждого раздела выстроен по одной формуле: сначала следуют цитаты из Библии, затем – ссылки на постановления соборов, и в конце – цитаты из трудов св. Отцов и авторитетных богословов, в том числе и авторов XVI – начала XVII вв. Сборник был составлен в 1604–1609 гг. сэром Томасом Трешэмом, и католическим священником Филиппом Вудвордом и предназначался для дочери сэра Томаса, Мэри Браденелл59.

История рассмотренных выше текстов – «энциклопедии» и катехизиса, обращенных к дочерям, указывает на ту важную роль, какую женщины играли в сфере религиозного образования. Хотя женщинам никогда не возбранялось давать наставления в вопросах веры, традиционно их аудитория ограничивалась детьми, слугами и домочадцами. В идеале благочестивые мирянки должны были помогать младшим членам своей семьи усвоить основы катехизиса, а также повторять для них отрывки из проповедей и наставлений, произнесенных священниками. Но на самом деле женщины делали куда больше.

В Англии XVII в. именно женщины-дворянки оказывались основательницами религиозных братств, прежде всего, братств розария. В Англии братства розария создавались для тех католиков, которые в условиях гонений не имели регулярного доступа к священникам. В отсутствие регулярных мессы и таинств необходимо было дать им наставления в вере и возможность участвовать в совместном ритуале, так, чтобы они чувствовали принадлежность как к местному католическому сообществу (братству), так и через его посредство – к Вселенской церкви60. И здесь роль женщин трудно переоценить.

Существовало ли братство розария в резиденции Монтегю, неизвестно, хотя из биографии леди Монтегю явствует, что молитвы розария были частью ее ежедневного молитвенного цикла, который вполне могли воспроизводить и другие дамы из ее свиты. Сведения о ее родственницах дают больше определенности. Например, Дороти Лаусон создала в своем поместье братство Непорочного Зачатия, в которое входили ее дети, слуги и соседи. Членом аналогичного братства была Энн Ховард (урожд. Дейкр), графиня Эрендел; она же входила и в братство розария61.

Дамы-католички адресовали свои наставления другим женщинам, обучая их грамоте, причем целью обучения явно было дать им доступ к тексту Священного Писания и благочестивым сочинениям. Порой такие уроки проходили в обстановке, далекой от домашней сферы. Так, мученица за веру Маргарет Клитероу (казненная в 1585 г.), дочь и жена богатых горожан из Йорка, не получила никакого образования. И лишь арест и тюремное заключение дали ей возможность научиться читать: находившиеся вместе с ней в Йоркской тюрьме дамы-католички (точно неизвестно, кто именно) научили ее читать (по-английски). По всей видимости они же и снабдили ее книгами, к которым Маргарет потом будет постоянно возвращаться: к английскому переводу Нового Завета и к «Подражанию Христу» Фомы Кемпийского.

Кроме того, женщины наставляли в вере домочадцев и родственников, в том числе взрослых мужчин-протестантов, то есть, фактически занимались миссионерской деятельностью. Так, из биографий женщин-католичек XVII в. мы знаем, что графиня Эрендел обращала в католичество домочадцев и соседей – она стремилась обратить тех бедняков, которым оказывала медицинскую помощь. Объектами «миссионерской деятельности» Дороти Лаусон стали ее дети и родственника, муж, слуги и соседи. Причем в последнем случае биограф подчеркивает, что Дороти выполняла всю подготовительную работу, включая чтение и обсуждение богословских книг, в том числе полемических62.

Таким образом, книги, о которых шла речь выше, оказывались поистине незаменимыми. Стоит отметить, что миряне и мирянки в своих наставлениях использовали не только переводы на английский, но и латинские тексты, что непосредственно связано с распространением грамотности (в том числе латинской) среди элиты. Женщины-дворянки во многих случаях также оказывались способными читать на латыни. Во всяком случае, хроники английских женских монастырей на континенте (в частности, хроника конвента Св. Моники, Лувен) пестрят сообщениями о том, что отцы и братья монахинь позаботились о том, чтобы научить их латыни63. Знание латыни женщинами имело немалое практические значение для католических семей, и не только потому, что расширяло их возможности в области наставлений, но и потому, что парадоксальным образом освобождало от ответственности перед законом. Согласно принятым английскими юристами в XVII в. толкованиям антикатолических статутов, мировым судьям не рекомендовалось конфисковать и жечь богословские сочинения, принадлежавшие католикам-конформистам (тем, кто иногда присутствовал на протестантских богослужениях), даже если их жены-католички упорствовали в отказе посещать англиканские церкви. Причина заключалась в том, что книги, не относившиеся к агиографии и простым наставлениям, по своему содержанию или языку (латыни) не были понятны женщинам64. Но здесь правовая теория далеко отстояла от практики. Женщины-католички были активными читательницами, наставницами, переводчицами и порой даже писательницами (среди них – родственницы Монтегю Агнес и Гертруда Мор, Мэри и Энн Перси, Энн Дормер, Барбара Констебл)65. Они же играли важную роль в качестве переписчиков, хранителей, импортеров, продавцов и распространителей католических текстов66.

Важная роль женщин (особенно замужних) в религиозном образовании, да и в других сферах жизни английского католического сообщества во многом объяснялась их юридической неполноправностью в глазах закона. Замужняя женщина не несла ответственности за свои действия (если она не совершала при этом тяжкого уголовного преступления). Она же считалась и интеллектуально неполноценной. Такая «неполноценность» защищала семью от преследований и давала женщинам возможность действовать на благо гонимой общины, поэтому активность женщин-католичек, в том числе и образовательная, в XVI и XVII вв. постоянно поощрялась католическим духовенством.

Система католического религиозного образования в Англии, по своему содержанию не отличавшегося от континентальных систем67, принимала иные, более гибкие формы, возможные в отсутствие системы приходов. Она была максимально приспособлена к потребностям подвергавшегося преследованиям католического сообщества, а активная роль мирян не только не подавлялась, но напротив, поощрялась, поскольку это было необходимо для выживания и расширения католической общины. Об этом свидетельствуют тексты справочников, наставлений и катехизисов– адресованные мирянам и составленные при участии и по заказам последних.

В условиях религиозных преследований и постоянного давления с целью заставить католиков отречься от своей веры простого наставления в основах вероучения оказывалось недостаточно. Необходимо было адаптировать полемическое богословие для нужд мирян. Руководство миссии отозвалось на это изданием переводов руководств по полемическому богословию, адаптированных для восприятия мирян68. Как свидетельствует «Наставление» виконта Монтегю, эти книги были востребованы, усваивались и адаптировались для своих нужд.

Текст «Наставления» свидетельствует и об успехах Тридентской программы религиозного образования для мирян, адаптированной к английским условиям уже на ранних ее этапах, то есть, в конце XVI века. Призывая дочь к частому причащению, концентрируя ее внимание на таинствах покаяния и причастия, указывая ей на необходимость строить духовную жизнь в соответствии с созерцательной моделью, предложенной мистиками XVI века, виконт демонстрировал усвоение принципов и приоритетов Тридентской реформы, а также готовность распространять их вместе, а порой и вместо клириков.



1Исследование выполнено при поддержке РГНФ (проект № 13-01-00217).

2Bossy J. The English Catholic Community, 1570-1850. L., 1975. P.157.

3Подробный обзор историографии см. в: Rowlands M.B. Harbourers and Housekeepers: Catholic Women in England, 1570-1720 // Catholic Communityin Protestants States: Britain and the Netherlands, c.1570-1720 / Ed. by B. Kaplan, B. Moore, H. Van Nierop and J. Pollmann. Manchester, 2009. P.200-215. См. также Серегина А.Ю. Женщины-католички в Англии XVI – XVII вв.: публичная роль в частной сфере? // Адам и Ева. Альманах гендерной истории. Вып. 20. М., 2012. С.83-115.

4 Итог многих десятилетий исследования истории образования в Англии подведены в: Jewell H.M. Education in Early Modern England. L., 1998. Собственно религиозному образованию англичан в раннее Новое время уделялось гораздо меньше внимания. Наиболее важным трудом является монография Иена Грина, посвященная катехизисам и катехизации в Англии: Green I. TheChristian’s ABC: Catechisms and Catechizing in England, c.1530-1740. Oxford, 1996. Однако католический материал в ней не затронут. В единственной работе по католическому образованию (Beales A.C.F. EducationunderPenalty: EnglishCatholicEducationfromtheReformationtotheFallofJamesII, 1547-1689. L., 1963) о женщинах речь идет только в разделах о монастырских школах XVII в., а XVI в. в данном контексте вообще не рассматривается. К тому же эта монография полностью сфокусирована на школьном образовании, игнорируя все другие его формы.

5Cressy D.Literacy and the Social Order: Reading and Writing in Tudor and Stuart England. Cambridge, 1980. P.127.

6Краткое содержание исследования см. в: Серегина А.Ю. Английское католическое сообщество второй половины XVI – первой трети XVII вв. Автореферат дисс. … д.и.н. М., 2013.

7Duffy E. The Stripping of the Altars: Traditional Religion in England, 1400-1580. New Haven – L., 1992. P.53-63.

8Marshall P. The Catholic Priesthood and the English Reformation. Oxford, 1994. P.86-107.

9Duffy E. Op. cit. P.60-61.

10Duffy E. Op. cit. P.55-56.

11Marshall P. Op. cit. P.91-96.

12Duffy E. Op. cit. P.57-58.

13Ibid. P.63-66.

14Ibid. P.66-68.

15Ibid. P.69-77.

16Ibid. P.77-87.

17Atkinson C.M. Mystic and Pilgrim: the Book and the World of Margery Kempe. L., 1983.

18Jewell H.M. Op. cit. P.53.

19Oliva M. The Convents and the Community in the Late Medieval England. Woodbridge, 1998. P.119.

20Smith. R. Life of Lady Montague. St Omer, 1627. P.2-6.

21Clifford H. Life of Jane Dormer, Duchess of Feria. L., 1887. P.18-37.

22Life of Countess Arundel. L., 1877. P.167-169, 176-177. Подробнее о воспитании аристократок-католичек в домах своих единоверцев и его представлении в биографиях см. Серегина А.Ю. Религиозная полемика и модели женского поведения в Англии XVI – XVII вв. // Адам и Ева. Альманах гендерной истории. Вып.15. М., 2008. С.53-99, особ. С.59-81.

23Green I. Op. cit. P. 93-169.

24 Oxford Dictionary of National Biography online: www.oxforddnb.com/view/article/16008.

25Представители городской элиты тоже порой старались следовать примеру аристократов. Так, в доме йоркского олдермена Клитероу регулярно бывали священники, и один из них давал уроки. Mush J. Life of Margaret Clitherow // The Troubles of Our Catholic Forefathers / Ed. J. Morris. Vol. III. L., 1877. P.383-384.

26SmithR.LifeofLadyMontague. P.29.

27Ibid. P.26.

28British Library, LansdowneMS 82. F.103r-v.

29Walsham A.Holywell: Contesting Sacred Space in Early Modern Wales. P.211-236. См. такжеEadem. The Reformation of the Landscape: Religion, Identity, and Memory in Early Modern Britain and Ireland. Oxford, 2012. P.156-165.

30 О миссиях в католической Европе см. Châtellier L. La religion des pauvres: les missions rurales en Europe et la formation du catholicismemoderne, XVIe̳-XIXe̳siècle. P., 1993;D. Gentilcore, Adapt Yourselves to the People’s Capabilities’: Missionary Strategies, Methods and Impact in the Kingdom of Naples, 1600-1800 // JEH. Vol.45. 1994. P. 269-296; Johnson T. Blood, Tears and Xavier-Water. P.183-202; Soerleg P.M. Wondrous in His Saints: Counter-Reformation Propaganda in Bavaria. Berkeley, 1993.

31[Vaux L.] A Catechisme, or a Christian Doctrine necessarie for Chyldren and the Ignorant People. [L.], 1575, St Omer, 1599; [Canisius P.] CertayneNecessariePrinciplesofReligion. Duaei, 1578-1579. Ledesma J.The Christian Doctrine, in a Manner of a Dialogue betweene the Master & the Disciple. St Omer, 1597.

32[Canisius P.] CertayneNecessariePrinciples. Duaei, 1578-1579.Unpaginated.

33 [Vaux L.] ACatechisme. [L.], 1575. P.112-135.

34[Vaux L.] ACatechisme. StOmer, 1599. P. 181-280.

35Серегина А.Ю.Переводы католической литературы в Англии второй половины XVI – первой половины XVII вв. // Диалог со временем: Альманах интеллектуальной истории. Вып. 32. М., 2010. С.22-44; Walsham A. “Domme Preachers”? Post-Reformation English Catholicism and the Culture of Print // Past and Present. Vol. 168. 2000. P.72-123.

36Подробнее о «Наставлении» см. Серегина А.Ю. Религиозное образование мирян-католиков в Англии конца XVI в.: катехизис виконта Монтегю (1597 г.) // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. Вып. 31. С.186-200.

37 Instruction to my daughterMarie Browne, in the principallgroundes and on the Ecclesiastic pointes of the Catholic Faith.Downside Abbey, Gillow Library MS. P.7-20.

38 Ibid. P.22-40.

39 Ibid. P.27: ‘one can receive all other sacraments without it’.

40 Ibid. P.43-45.

41 Ibid. P.33.

42 Ibid. P.46.

43 Ibid. P.47-49.

44 Ibid. P.50: ‘understanding against all heresies of this tyme’.

45Ibid. P.51-52.

46 Instruction to my daughter. P.53.

47 Ibid. P.28-29.

48 Ibid. P.31.

49 Ibid. P.54-55.

50 Ibid. P.55.

51 Ibid. P.56-61.

52 Ibid. P.62.

53 Ibid. P.67-80; p.78: ‘holie and immaculate’

54Ibid. P.127-129.

55 См. Серегина А.Ю. «Смирение и покорность»: модели женского поведенияв английском католическом сообществе XVI–начала XVII в. // Адам и Ева. Альманах гендерной истории. Вып.12. М., 2006. С.118-144; она же. Религиозная полемика и модели женского поведения. С.53-99.

56Instructionto my daughter. P.81-96.

57 Ibid. P.96-7: ‘I am (by Gods grace) soefarrefoorth able to defendecertaineprincipall axioms (whereupon all the rest of my faith, being the same with the whole Catholque Church, dependeth)’.

58См. Questier M.C. Conversion, Politics and Religion. P.154-156.

59 Вплоть до 1968 г. рукопись принадлежала семейству Браденелл из Норхемптоншира, потомкам известного католического рода, а потом был продана на аукционе Сотби и теперь хранится в Бодлеянской библиотеке Оксфорда (MS Engl. Th. B. 1–2). О датировке и авторстве сборника см. Серегина А.Ю. «Католическая энциклопедия» начала XVII в.: формирование исторической памяти английского католического сообщества // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. Вып.40. 2012. С.51-63.

60Dillon A. Praying by Number: The Confraternity of the Rosary and the English Catholic Community, c.1580-1700 // History. Vol.88. 2003. P. 451-471, особ.P. 464.

61Серегина А.Ю. «Смирение и покорность»: модели женского поведения. С.130-132.

62Там же. С.137-138. См. также Rowlands M. Recusant Women 1560-1640 // Women in English Society 1500-1800 / Ed. by M. Prior. L., 1985. P.149-180; Eadem.Harbourers and Housekeepers. P.200-215.

63О хронике конвента Св. Моники см. The Chronicle of the English Augustinian Canonesses Regular of the Lateran at St Monica’s in Louvain. Vol. 1-2/ ed. by A. Hamilton. Edinburgh, 1904-1906; Grundy I. Women’s History? Writing by English Nuns // Women, Writing, History, 1640-1740 / Ed. by I. Grundy and S. Wiseman. L., 1992. P.126-138; Latz D.L. Neglected Writings by Recusant Women. Part II: English Recusants. Elizabeth Shirley, Winifred Thimelby and Catherine Holland: Building in Medieval Mystics in the 17th c.// Neglected English Literature: Recusant Writings of the 160-17th centuries. Salzburg, 1997;СерегинаА.Ю.Историописание в женских монастырях: «Хроника» конвента Св. Моники // Адам и Ева. Альманах гендерной истории. Вып. 19. М., 2011. C. 119-147.

64Dolan F.E. Reading, Work, and Catholic Women’s Biographies // English Literary Renaissance. Vol.33. 2003. Р.328-357.

65Rowlands M.Harbourers and Housekeepers. P.201, 205.

66Brown N.P.Paperchase: The Dissemination of Catholic Texts in Elizabethan Period // English Manuscript Studies, 1100-1700. Oxford, 1989. P. 120-143; Rostenberg L. The Minority Press and the English Crown: A Study in Repression, 1558-1625. Nieuwkoop, 1971.

67 За исключением католической церкви в Голландии: она, как и английская, представляла собой не систему приходов и диоцезов, но миссионерскую церковь. Там религиозное образование, как и в Англии, было, по сути, передоверено мирянам, и прежде всего, женщинам. См. Spaans J. Orphans and Students: Recruiting Boys and Girls for the Holland Mission // Catholic Communities in Protestant States. P. 183-199; Parker C. Faith on the Margins: Catholics and Catholicism in the Dutch Golden Age. Harvard, 2008. P.149-189.

68 См. Серегина А.Ю. Переводы католической литературы. С.28-29.



Похожие:

А. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в iconА. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в
Англии и ее сохранении, несмотря на все гонения, выпавшие на ее долю в xvi–xvii вв. 2 В последние десятилетия появился ряд исследований,...
А. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в iconКонтрольное тестирование по теме «Россия в XVI – начале XVII вв.»
Из перечисленных органов управления русским государством в конце XV – XVI вв выберите
А. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в icon8 Развитие европейской художественной промышленности второй половины XIX века
Наполеона III (1852—1870 гг.). Франко-прусская война 1870—1871 гг и очередная революция 1870 г привели к восстановлению буржуазной...
А. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в iconСредневековая англия: государство и право
Абсолютная монархия (сер. XV сер. XVII вв.). Изменения, происходившие в экономике и социальной структуре Англии в XIV – XV вв., обусловили...
А. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в icon21. Рационализм эпохи Просвещения
Англии закладывались основы эмпирико-индуктивного метода, во Франции начал формироваться иной, дедуктивно-рационалистический метод...
А. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в icon"Магический реализм" Густава Майринка
Андреев и др. Это направление в литературе начала 20-го века во многом наследует традицию "проклятых писателей" середины второй половины...
А. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в iconОтечественные историки о причинах Cмутного времени в России на рубеже xvi־
Отечественные историки о причинах Cмутного времени в России на рубеже xvi־xvii вв
А. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в iconЛитература второй половины XIX века
Вопрос 14. Общая характеристика одного из романов И. А. Гончарова: «Обыкновенная история», «Обломов», «Обрыв»
А. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в iconФилософия Нового времени (1)
Смена общественного строя сопровождалась буржуазными революциями (1609 г. – в Нидерландах, 1640 г. – в Англии, позже – во Франции)....
А. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в iconНовое время (XVI в. — начало XX в.)
Лондоне и в 1683 году в Вене. В частности, в Вене впервые был предложен кофе, подслащенный медом и разбавленный молоком. К концу...
А. Ю. Серегина Религиозное образование женщин-католичек в Англии второй половины XVI – начала XVII в iconБелла Ахатовна Ахмадулина (10 апреля 1937, Москва 29 ноября 2010, Переделкино) советская и российская поэтесса, писательница, переводчица, одна из крупнейших русских лирических поэтов второй половины XX века

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы