Джеймс Клеменс «Буря ведьмы» icon

Джеймс Клеменс «Буря ведьмы»


НазваниеДжеймс Клеменс «Буря ведьмы»
страница7/28
Дата публикации19.12.2013
Размер6.77 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28

ГЛАВА 9


Элену охватил ужас: весь лагерь усеивали трупы. Погибли не только мужчины и женщины, но даже дети и седовласые старики, и тела их походили на обгоревшие поленья. Черные животы распухли, точно спелые дыни, а под натянутой кожей что то копошилось. Девушка старалась не смотреть на убитых, не позволяя жалости и страху завладеть сердцем. Уцелели только животные: испуганно ржали лошади, псы бродили вокруг палаток, опустив головы, будто боялись руки сурового хозяина. Все они шарахались от огромного волка, бежавшего впереди, и ни один не смел остановить их.

Элена пробиралась вдоль границы лагеря. Судя по всему, Фардейл направлялся в обход палаток к восточной оконечности, откуда доносились громкие голоса. Значит, кто то выжил. Но кто?

Девушка так сильно сжимала топор, что левая ладонь взмокла и теперь скользила по рукояти. В кармане, у самого сердца, лежал принесенный Фардейлом предмет, и его вес придавал решимости. Все получится, все получится… Перешагивая через растерзанное детское тело, Элена отвела глаза. Будь сильной, держи эмоции под контролем. Правая кисть сжата в кулак – ты не безоружна. Из надреза, сделанного колдовским кинжалом, магия расходилась послушными волнами, и ее завихрения танцевали вокруг запястья.

Она готова.

Элена обошла палатку и увидела, что Фардейл замер, припав к земле. Он обернулся:

«Лесная кошка низко прячется в траве, чтобы застать кролика врасплох».

Элена опустилась еще ниже, и си'лура побежал вперед. Девушка пыталась не отставать, но тяжесть топора давала о себе знать, а лапы волка, казалось, едва касались земли, – расстояние между ними увеличивалось. Она прикусила губу и склонилась к самой траве, стараясь догнать черную тень, но Фардейл скрылся за палаткой.

Элена нырнула за ним, но вдруг поняла, что дальше – широкое поле и прятаться негде. Затаив дыхание, она выглянула из за угла и, потрясенная увиденным, едва сдержалась, чтобы не пустить в ход так тщательно сдерживаемые остатки магии.

К пяти вкопанным в землю бревнам были привязаны ее друзья. Чудовищная тварь, порождение самого жуткого кошмара, – крылья, суставчатые ноги и черная чешуя – сползала по одному из столбов. За всем этим напряженно наблюдала стройная нагая женщина, окутанная длинными черными волосами. Будто почувствовав на себе взгляд, незнакомка обернулась. Ее бледное лицо, под стать молочной пряди, отливавшей серебром в лунном свете, было холодно, словно пещера, глубины которой никогда не знали солнечных лучей. Элена метнулась за палатку незамеченной.

Она содрогнулась, но не от страха перед странной девой или жутким существом, а от картины, выхваченной взглядом в последний момент. Не может быть! Но Элена понимала, что не ошиблась. В привязанных к крайнему столбу костях, облепленных кожей, сложно было различить кого либо, но она узнала медовые волосы и зеленую тунику нифай.

Элена скорчилась в своем укрытии, прижимая окровавленный кулак к губам в беззвучных рыданиях. Она опоздала! Ни'лан мертва!

Послышался холодный голос:

– Итак, Эр'рил, где ведьма?

– Я ничего не скажу. Хоть всех убей.

– О милый, ты никогда меня не понимал. Я убила маленькую светловолосую женщину вовсе не затем, чтобы напугать тебя. Мне, признаться, никакого дела нет до твоих спутников. Они всего лишь детское питание. Мой господин дал мне инструмент, с которым я узнаю все, что захочу, согласен ты или нет. Во втором случае только грязи будет больше.

– Я не выдам девочку.

– Почему же? Ты прекрасно умеешь бросать детей – даже своих собственных.

– Тебе не добраться до ведьмы, Вира'ни. Я хорошо ее спрятал. Даже повелителю гал'готалов ее не найти.

Элену пробрала дрожь. Эр'рил солгал. Но зачем? Впрочем, понятно: воин наверняка знает, что Роршаф спас ее, и считает, что они уже на полпути к равнинам. И теперь, чтобы выиграть для беглецов еще немного времени, он готов погубить себя и остальных.

Нельзя допустить этой, теперь уже напрасной, жертвы. Она вовсе не мчится по долине, спасаясь от опасности, – она здесь. Их смерть ничего не даст.

– Даже если ты сказал правду, – продолжала женщина, – я все равно узнаю, куда ты ее дел, Эр'рил. Только сначала надо покормить моего изголодавшегося крошку. Дети такие ненасытные – едят до отвала и тут же просят добавки.

От жалобного воя, поднявшегося над травой, Элена похолодела. То был печальный стон разорванного дикой кошкой ягненка, которого она однажды нашла в лесу, – плач боли и предчувствия смерти.

– Мой малыш должен набраться сил, чтобы подняться в воздух и отыскать твою ведьму.

Вытирая слезы, пролитые по Ни'лан, Элена твердо решила, что сегодня больше не будет жертв. Кровь с пальцев больно ужалила глаза, и вдруг ее зрение и мир вокруг изменились: сквозь кожу правой руки она видела, как в лазурном сиянии мечутся потоки магии.

Ледяной голос отвлек Элену от изучения нового дара.

– Иди поешь, миленький. Отведай вон того здоровяка. Кажется, он сильный и будет тебе отличным обедом.

Девушка опустила охваченную колдовским огнем руку и выпрямилась. Нужно остановить эту резню. Довольно прятаться и соблюдать осторожность, пришла пора храбрости, решительности и риска. Она принимает вызов врага.

– Еще раз спрашиваю, где твоя ведьма, Эр'рил?

– Я же сказал…

Вскинув на плечо топор, Элена вышла из за палатки.

– Тебе нужна ведьма? – зазвенел в неестественной ночной тиши ее спокойный голос. – Я здесь.


Горло Эр'рила перехватило от потрясения и ужаса. Оружие Крала покоилось на ее левом плече, вокруг правого кулака метались синие вспышки магии. Девочка вряд ли понимает, кому отважилась противостоять. Ничто из ее арсенала не способно справиться с Вира'ни и пауком. Она просто не в силах победить их, кроме того, скованные товарищи не смогут ей помочь.

Элена подошла поближе, и воин увидел, что ее щеки перепачканы кровью, а в глазах сияет диковинный лазурный огонь.

«Это еще что?»

– О, ты только посмотри, Эр'рил, блудная овечка вернулась домой, – развеселилась Вира'ни. – Благодаря моему господину я достаточно знаю про ведьму и ее магию. И вот что я тебе скажу: судя по цвету руки, она совсем слаба. По крайней мере, мои дети в лесу погибли не зря.

Возразить было нечего.

– Назад, Элена! Это ловушка! – крикнул он.

Его слова эхом повторили Мерик и Крал, только Могвид, сжавшись, молча висел на своих путах.

Девушка будто не слышала, она не сводила глаз с Вира'ни.

– Убери свое чудище от Крала. – Ее голос дрожал от ярости.

Отвлеченный внезапным появлением незнакомки, паук замер на расстоянии вытянутой руки от сапог горца. Набухшие красные мешки с ядом пульсировали по обе стороны головы, точно два отвратительных сердца.

– Мое дитя? – переспросила Вира'ни. – Но милая крошка еще слишком мал, ему показано хорошее питание.

Она махнула рукой, и паук начал подбираться к Кралу.

– Что ж… Ты не оставляешь мне выбора.

Обеими руками Элена подняла тяжелый топор и что было сил бросила его в паука. По точному и быстрому полету оружия воин предположил, что тут не обошлось без магии. Однако он не ошибся и ранее – в одиночку со злом на этой поляне не справиться. Монстр шарахнулся в сторону, и топор вошел в землю между столбами.

Вира'ни едва заметно дрогнула, но, когда лезвие миновало цель, залилась смехом.

– А она вздорная девица! – обратилась женщина к топору.

Улучив момент, когда противница отвлеклась, Эр'рил, почувствовав на себе внимательный взгляд Элены, встретился с ней глазами – девушка незаметно достала что то из нагрудного кармана и поспешно швырнула к столбу. Сверкнув в лунном свете, вещица остановился у самых ног Эр'рила, и тот широко раскрыл от удивления глаза. Откуда?

К несчастью, движение привлекло внимание Вира'ни.

– Так так, и что ты задумала? – Не сводя с ведьмы глаз, она попятилась к Эр'рилу. – Неужели это любовное послание?

Пока Вира'ни осматривала предмет, Элена кивнула на топор, и Эр'рил вдруг все понял. Но удастся ли проделать это снова? Краем глаза он видел, что Крал сражается с пауком, все выше карабкавшимся по его ногам. Скованный веревками, он как мог отпихивался коленями, но столь неравная схватка не могла длиться вечно. Эр'рил перевел взгляд на вещицу у ног. Должно сработать.

– Как мило! Крошечная фигурка. Я было подумала, что это роза, но вижу кулачок. – Демоница повернулась к Элене. – Не слишком романтично, дорогая.

Девушка отступила на несколько шагов и высоко подняла правую руку. Ночной мрак разорвали вспышки магической энергии.

Вира'ни приблизилась к ней.

– Неплохо. А теперь посмотри, что умею я.

Острым ногтем она глубоко рассекла себе предплечье, и царапина тут же заполнилась кровью. Демоница обмазала грудь и лицо, прежде чем хоть одна капля упала на землю. Вместо того чтобы окрасить кожу в красный цвет, жидкость будто притягивала мрак. По обнаженному телу вверх вниз, словно в любовных ласках, струились ночные тени, и в следующее мгновение женщину скрыл непроницаемый черный щит.

– Даю тебе последний шанс освободить моих друзей, – сказала Элена, на которую представление противницы, казалось, не произвело никакого впечатления.

– Иначе что?

Темень змеилась по нагому телу. Постепенно, пожирая лунный свет и мерцание костров, полем завладевал мрак. Вскоре он заметался аспидным пламенем.

– Думаешь, так легко погасить огонь, пожалованный мне Черным Сердцем?

– Вот и посмотрим, – ответила Элена и снова попятилась, увлекая Вира'ни за собой.

– Теперь не убежишь, дорогуша.

Стараясь не думать об угрозах, Эр'рил закрыл глаза. Он понимал, что, приманивая демоницу, девушка пытается выиграть время, и знал, что у него есть единственный шанс – сердце отчаянно колотилось. Воин вспомнил сражение с каменными гоблинами. Как тогда удалось разбудить амулет? В памяти всплыло имя мальчика – того, чей выкованный из железа кулак лежал у его ног; мальчика, убитого им столетия назад.

«Ты мне нужен, – мысленно прошептал он и одними губами произнес: – Ди'нал».

В следующее мгновение обрубок плеча расцвел обжигающим пламенем. Воин судорожно вдохнул и повис на веревках, чувствуя, как от мучительной боли подгибаются колени. Но так же внезапно приступ прошел, и все изменилось. Эр'рил почувствовал фантомную конечность и вспомнил, каково это – иметь вторую руку. Он открыл глаза: железная ладонь парила перед ним в воздухе – его собственный кулак, соединенный с телом невидимой плотью! Амулет послушно исполнял команды: маталлические пальцы сжимались и разжимались, точно родные. Сработало!

Он опустил обретенную кисть и по голосам понял, что Элене удалось увести Вира'ни за палатки. Нельзя упустить шанс, дарованный девочкой.

Справа донесся стон – Крал проигрывал сражение с пауком. Ноги вонзились в тело горца, и мерзкая тварь старалась поудобнее устроиться на его широкой груди. Эр'рил потянулся, ухватил железными пальцами рукоять топора и в следующий миг с нечеловеческой силой обухом ударил чудовище. Застигнутое врасплох, оно повалился на землю, размахивая конечностями.

– Повернись, – прошипел Эр'рил. – Веревки!

– Быстрее! – ответил горец, подставляя запястья.

Детеныш, постепенно придя в себя, встряхнул крыльями и пронзительно завопил.

Лоб Эр'рила покрылся испариной. Он отчаянно замахнулся, дважды ударил топором, и путы упали на землю.

Паук метнулся к горлу Крала, но, наткнувшись на его могучий и твердый, точно булыжник, кулак, отлетел и откатился в высокую траву.

Эр'рил тем временем освободил ноги товарища.

– Держи! – крикнул он, не опасаясь больше привлечь внимание Вира'ни.

Крал принял оружие и мгновенно освободил станди. Горец двигался легко и быстро, и, казалось, топор стал продолжением его руки.

– И меня развяжите! – взвыл Могвид.

Эр'рил кивнул.

– Вы втроем постарайтесь удержать здесь эту тварь. Я пойду за девочкой и Вира'ни.

– Постой! – остановил его Крал, вглядываясь в траву. – Он опять явился.

Паук метнулся к ним из укрытия, стебельчатые глаза горели злобой, зеленый яд, с шипением капал с щелкающих челюстей. Однако он едва держался на ногах, раскачиваясь, словно под порывами ветра. Тело содрогнулось, распухший живот сотрясли конвульсии, и он снова завопил, но не от ярости, а от боли.

– Что то тут нечисто, – пробормотал Крал.

– Отвяжите меня! – На губах Могвида блестела слюна.

– Да успокойся ты, болван! – одернул его Мерик.

Словно привлеченный перепалкой, паук подался к ним, но вдруг остановился в нерешительности. Глаза дико завращались, подкосились ноги. Он попытался сдвинуться с места, но повалился на землю, задергался, слабо шевеля крыльями, в последний раз содрогнулся и замер. Злобный взгляд погас.

– Умер? – облегченно спросил оборотень.

– Тогда интересно, что его убило, – нахмурился Крал.

Эр'рила не слишком занимал этот вопрос – Элена гораздо важнее. Он указал на Мерика и Могвида.

– Развяжи их, но поосторожней с этой тварью. Не уверен, что он мертв.

Воин направился к палаткам, но его остановил пронзительный вопль Могвида:

– С с смотрите!

Станди оглянулся: паук лежал неподвижно, стебельки обвисли, но крылья, высыхая, сворачивались, точно листья на солнце; восемь ног исчезли внутри тела. В следующий миг брюхо распухло еще сильнее, а в ядовитом сердце что то задергалось.

– Снимите с меня чертовы веревки! – взвыл Могвид.

Крал подскочил к нему, быстро разрубил путы и отошел к элв'ину.

– Что происходит? – спросил горец.

– Он меняет форму, – ответил станди, замерев в нерешительности. – Перерождается.

Эр'рил понимал, что придется оставить Крала разбираться со всеми неожиданностями: но на труса Могвида надеяться не приходилось, а Мерик, весь день управлявший ветрами, еще слишком слаб. Воин не шевелился: он не хотел отправляться на поиски Элены, не зная, что за врага оставляет за спиной.

Ждать долго не пришлось. Кожа и чешуя на животе паука лопнули, и из сердца вырвался маслянистый зеленый туман, мерцанием напоминавший плесень на гнилом дереве. Эр'рил мгновенно сообразил, что клубы пара смертельны, все четверо попятились.

Из дохлого паука на сырую траву клубком выкатилось бледное существо. Сейчас оно было уязвимее всего, но ядовитая мгла барьером висела вокруг.

Мужчины молча наблюдали, как чудовище разворачивается, вытягивая руки и разгибая колени. Оно перекатилось на другой бок и оказалось лицом к путникам. Это был вовсе не беспомощный новорожденный, глаза горели хитростью. Существо подобрало под себя голые ноги и встало.

– Добрая Матушка, – изумленно выдохнул Крал, опуская топор, нацеленный на врага.

Поразительное зрелище: струи длинных черных волос, нежное лицо, полные губы, груди, словно наливные яблоки, точеная талия и стройные, изящные ноги. Она светилась первозданной красотой, точно маяк, и даже жуткое рождение не затмевало сияния. Она не просто унаследовала красоту матери, она была ее двойником.

Они смотрели на новую Вира'ни.

– Добрая Матушка, – снова пробормотал горец и в ужасе отступил назад, сжимая оружие.

За спиной красавицы взвились костлявые кожистые крылья, и стало видно, как по жилам течет черная кровь. В недоброй усмешке существо обнажило ряды острых зубов. Красный язык скользнул меж клыков и обвил лицо, точно разъяренная змея. Она зашипела и вскинула когтистые пальцы, сочившиеся зеленой жидкостью, – демоница была пропитана ядом.

– Я то думал, она обезумела, поддалась обману… – простонал Эр'рил.

– Это еще что такое?

Крал отступил еще на шаг и вскинул топор в оборонительной стойке.

– Темный Властелин… Ему наконец удалось скрестить человека со скал'тумом, он смешал людскую кровь с кровью повелителей ужаса. Это существо действительно ребенок Вира'ни.

Проклятая тварь низко присела, высоко подняв руки и крылья.

– Смотрите в оба! – прикрикнул Мерик.

Они отступали плечом к плечу.

– Почему вы убегаете? – прошипело чудовище и метнулось к ним. – Давайте поцелуемс с ся.


Элена пятилась к центру лагеря и вскоре снова оказалась среди распухших почерневших трупов – приходилось смотреть под ноги. Дымный воздух пропитался запахом крови и экскрементов.

Удалось ли выиграть для друзей время? Она не знала наверняка, а потому продолжала медленно отступать, увлекая за собой Вира'ни. Демоницу окутывали тени, по бледной коже струился чернильный мрак, а вокруг плясали языки темного пламени.

Впрочем, Элена видела не только это. Магия даровала ей иное зрение, и девушка теперь глядела в самые глубины существа, и там, в потайном месте, в груди противницы мерцал едва различимый белый огонек.

Элена видела подобное этой ночью, около сердец своих друзей – Мерика и Крала, и узнала крошечный цветок силы. Магия стихии!

Вира'ни – возможно, сама того не зная – обладала великой силой. Какой именно, Элена не могла определить. Вокруг маленького белого пламени неистовствовала магия, питаясь его энергией так же, как языки темного огня на коже насыщались лунным светом и мерцанием костров.

Элена глядела на бушующую черноту, и ее начало мутить, сердце бешено колотилось. Казалось, страшный вихрь наполнил все тело Вира'ни, от макушки до пальцев ног. Как она решилась сразиться со столь могущественным врагом? Только бы удалось подольше владеть ее вниманием, чтобы подоспел Эр'рил. Вдвоем они могли бы…

– Можешь остановиться, ягненочек. – Голос, донесшийся из за теней, испугал ее. – Мы уже на месте.

На месте? Внутри у Элены все похолодело. О чем она?

Вира'ни взмахнула рукой, и на кончиках пальцев заиграли темные сполохи. Девушка поморщилась и подняла правый кулак в защитном жесте, однако Вира'ни атаковала не ее. Черное пламя набросилось на тела, и они тут же вспыхнули. Огонь будто вдохнул в них жизнь – распухшие животы лопнули, и на землю посыпались полчища скорпионов. Часть помчалась к Элене, остальные расправляли крылья и тучками поднимались в воздух.

Один скорпион, подняв жало, направился к ее ногам. Она замахнулась на него, и капля крови разбилась о твердую спину – скорпион пыхнул серым туманом и исчез. Элена замерла в изумлении. О Добрая Матушка, ее кровь может убивать!

Отскочив от наступающей армии, она, к несчастью, оказалась слишком близко к Вира'ни.

– Видишь, Орда тоже не хочет тебя отпускать, – обрадовалась та.

Поглощенная новой идеей, Элена пропустила ее замечание мимо ушей. Она стиснула правую ладонь и, когда кровь из ранки пошла сильнее, быстро повернулась вокруг своей оси – на земле образовался защитный круг.

– Что ты задумала, крошка?

Вира'ни подошла, и едва ее пальцы пересекли магическую линию, ногти задымились. Демоница отдернула и потерла кисть.

– Какая подлость.

Скорпионы наступали с земли и с воздуха, и, казалось, ночь соткана из шороха крыльев и стука когтей. Пытаясь преодолеть барьер, полчища превращались в густой туман, окутывавший теперь Элену плотной завесой. Девушка сжалась на своем островке, размышляя, как долго сила сможет их удерживать.

– Интересно, где это ты научилась чертить защитный круг? – спросила Вира'ни чуть раздраженно.

Она махнула скорпионам, и те замерли, беспокойно шевеля лапами и хвостами. Море чешуйчатых тел и нацеленных на ведьму жал вздымалось всего в шаге от нее.

– Какая досада, – сердито проворчала Вира'ни.

Крылатые твари забирались по ее обнаженных ногам, некоторые садились на голову, и демоница задумчиво выуживала их из волос.

– Ты даже представить себе не можешь, что я умею, – с вызовом проговорила Элена.

Она направила правую руку на противницу, с удовлетворением отметив, что та попятилась. Опомнившись, Вира'ни отбросила с лица черную прядь.

– Возможно, но ты сама загнала себя в ловушку: если используешь магию, защита растает. – Она пожала плечами. – Сейчас я не могу до тебя добраться, но с восходом солнца заклинание потеряет силу. А Орда умеет ждать. Пожалуй, я оставлю тебя на их попечение. Кроме того, давно пора проверить, как там расположились твои друзья. Не хочу, чтобы меня считали плохой хозяйкой.

Элена пошатнулась на своем пятачке, ноги едва не подкосились. Что же делать? Вира'ни удалялась, ступая по морю скорпионов. Девушка сжала кулаки. Где Эр'рил?


Вложив в замах всю свою силу, Эр'рил обрушил на смеющееся лицо демоницы железную руку. Ее голову отбросило, и она, отлетев на несколько шагов, сердито забила крыльями.

– Больно же!

Однако удар не причинил ей, в чьих жилах текла черная кровь скал'тума, ни малейшего вреда.

– Больно, говоришь?

Крал подскочил и рубанул топором, целясь полукровке в шею, но та увернулась, змеей скользнув в сторону. Нападавший чудом устоял на ногах и отпрыгнул, едва не напоровшись на выставленные когти.

Противники замерли, изучая друг друга. Мерик и Могвид отступили на несколько шагов.

– Как быть? – шепотом спросил Крал у Эр'рила.

– Не знаю. Она первая в своем роде.

– Нужно всего лишь попасть. Мой топор еще помнит кровь скал'тума, убитого прошлой осенью. Он пробьет темный щит.

– Да, но как угнаться за ней? Она уступает своим чистокровным собратьям в размерах, но не в силе и выносливости, и даже превосходит их в проворности.

– Если мы атакуем одновременно – ты снизу, а я сверху…

– Ты снизу, а я сверху, – ехидно прошипело чудовище. – Кроме того, я унаследовала отличный слух.

Она снова засмеялась и отбросила с лица волосы. Даже этот простой жест напомнил Эр'рилу ее мать. Сколько и что именно было в этой твари от Вира'ни?

– Ты, конечно, в определенной степени скал'тум, – Эр'рил обратился к лучшей части ее сущности, – но ты еще и человек. Зачем нам сражаться?

– А кто с с сказал, что тебе придется сражатьс с ся. Я не кошка и не играю с с с добычей перед едой. С с стойте на месте.

Хлопнув крыльями, она бросилась на них.

Нападение было столь внезапным, что воин лишь задел ее плечо по касательной, однако весьма удачно, и демоницу закрутило. Станди нырнул под крыло, позволив атаковать горцу. Откатившись в сторону, Эр'рил заметил, что топор попал прямо в бледное лицо, но тут же отскочил от щеки, не оставив и царапины. Оружие вырвалось из рук изумленного Крала, и он, запнувшись, рухнул на землю и поспешил отползти подальше от врага.

К счастью, удар был такой сильный, что демоница упала на одно колено и потому не ответила сразу. Эр'рил помог товарищу подняться, но оружие осталось лежать у ног чудовища.

Она ощупала нижнюю челюсть и посмотрела на них с ядовитой злобой.

– Да, горец, так действительно больнее.

– Но к как?.. – заикаясь, пробормотал Крал.

– Ты не знаешь правил? – грустно проговорила она. – Я же новорожденная.

Эр'рил застонал, сообразив вдруг, почему топор оказался бессилен. Положение было еще труднее, чем он предполагал.

– О чем она? – спросил горец.

– Я не подумал… Это было так давно.

– Что?

– Расс с скажи ему, – прошипела демоница, поднимаясь. – Пус с сть знает, с кем связался.

Эр'рил потянул Крала за собой.

– Только появляясь на свет, скал'тумы наделяются очень могущественной черной магией. Это некий механизм защиты молодняка.

– Тогда как ее победить?

– Никак. Даже солнце не ослабит ее. Только убив первую жертву и тем самым доказав свою силу, новорожденное чудовище становится уязвимым. – Эр'рил кивнул на демоницу. – Она должна наесться, и только потом мы сможем причинить ей вред. Я вижу единственный выход.

– Какой?

Глянув через плечо на Мерика и Могвида, воин взволнованно посмотрел на Крала.

– Кому то из нас придется пожертвовать собой.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28



Похожие:

Джеймс Клеменс «Буря ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Буря ведьмы»
Моим самым верным и ярым сторонникам, братьям и сестрам (да, я назову их поименно)
Джеймс Клеменс «Буря ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
Моим родителям, Рональду и Мэри Энн, которые подарили мне дом и целый мир, чтобы я мог реализовать свои мечты
Джеймс Клеменс «Буря ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Война ведьмы»
Никто не пишет в безвоздушном пространстве. И я не исключение. Мой роман никогда бы не вышел в свет без огромной помощи друзей, коллег...
Джеймс Клеменс «Буря ведьмы» iconДжеймс Клеменс Звезда ведьмы
Таинственная Книга, созданная последними магами Света в грозный час, когда королевство Аласия рушилось под натиском сил Тьмы, нашла...
Джеймс Клеменс «Буря ведьмы» iconДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
...
Джеймс Клеменс «Буря ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы
Иствикские ведьмы». Произведение, которое легло в основу оскароносного фильма с Джеком Николсоном в главной роли, великолепного мюзикла,...
Джеймс Клеменс «Буря ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы Джон апдайк иствикские ведьмы
И вот, покончив с наставлениями, дьявол сошел с кафедры и заставил всех присутствующих подойти и поцеловать его в задницу. Она была...
Джеймс Клеменс «Буря ведьмы» iconФлоринда Доннер Сон ведьмы Флоринда Доннер Сон ведьмы
Хуана Матуса. Отличие происходит из-за того, что она женщина. В мире дона Хуана мужчины и женщины идут в одном направлении, одним...
Джеймс Клеменс «Буря ведьмы» iconСекс-рабыня Джулия Джеймс Джулия Джеймс
Лео Макариос остановился в тени наверху лестницы и оттуда стал с интересом наблюдать за четырьмя отобранными Джастином девушками,...
Джеймс Клеменс «Буря ведьмы» iconДокументы
1. /Пратчетт/Ведьмы/Ведьмы за границей.txt
2. /Пратчетт/Ведьмы/Вещие...

Джеймс Клеменс «Буря ведьмы» iconДжеймс Паттерсон Майкл Ледвидж Гонка на выживание Джеймс Паттерсон, Майкл Ледвидж
Долгое пребывание в нью йоркском автобусе, даже в нормальных обстоятельствах, заканчивается разочарованием
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы