Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» icon

Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы»


НазваниеДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
страница13/28
Дата публикации19.12.2013
Размер5.7 Mb.
ТипДокументы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   28

Книга третья

^ ДОРОГИ И ПРЕДЗНАМЕНОВАНИЯ


ГЛАВА 19


Элена застыла, глядя на то место, где несколько мгновений назад стоял ее брат, но видела лишь обугленные булыжники мостовой. Ее окружало молчание, словно весь город затаил дыхание. Способность девушки воспринимать происходящее исчезла вместе с Джоаком. Она даже не моргнула, когда к ней подошел однорукий воин.

– Мне очень жаль, – сказал он, положив руку ей на плечо. Он продолжал, с трудом сдерживая ярость: – Я не подозревал, что это чудовище обладает таким могуществом. Но не волнуйся. Я выслежу его и освобожу твоего брата.

К ним присоединилась крошечная женщина, которая ранее сумела отвести Элену в безопасное место.

– Эр'рил, кто этот человек в плаще с капюшоном? Ты его узнал?

– Кое кто из моего далекого прошлого, – пробормотал он. – Никак не ожидал, что мы когда нибудь встретимся снова.

– Так кто же он?

– Сейчас это не имеет значения. Горожане встревожены. Нам следует побыстрее покинуть долину.

Между тем люди вокруг начали приходить в себя после нападения демона. Некоторые призывали к оружию.

– Что будет с девушкой? – спросила нифай.

Элена все еще неподвижно стояла на месте, глядя в пустоту.

– Брат… – с трудом прошептала она онемевшими губами.

– Мы отведем ее в безопасное место, – ответил Эр'рил. – А потом я отправлюсь на поиски старика и юноши.

К ним подошел огромный горец и остановился между Эленой и тем местом, где исчез Джоак. Его появление отвлекло девушку, однако перед глазами у нее потемнело и она начала оседать на мостовую. Сильная рука воина подхватила ее.

– Эр'рил, сердце девушки охвачено ужасом, – сказала Ни'лан. – Нам нужно переправить ее в безопасное место, подальше отсюда.

– Ни'лан, нам нужно узнать, осталась ли у нее семья.

При слове «семья» мрак, сжимавший сердце Элены, расступился, ее взгляд скользнул по изуродованному телу тети Филы, лежащему, точно груда тряпок, в темном углу, и из ее глаз хлынули слезы. Элена вспомнила последние слова тетушки и с трудом повернула лицо к воину.

– У меня… есть дядя. Она сказала… чтобы я отправилась к нему.

Женщина опустилась на колени рядом с Эленой.

– Кто тебе сказал, дитя?

– Где твой дядя? – вмешался Эр'рил.

Элена с трудом подняла руку и указала в северную часть города.

– Ты можешь отвести нас туда?

Она кивнула. Неожиданно они услышали мощный бас:

– Смотрите, кого я нашел!

Элена и Эр'рил повернулись. Элена увидела, как горец наклонился над бочкой с дождевой водой и вытащил из за нее худого мужчину в грязной форме гарнизона.

– Кто это?

Элена знала ответ на вопрос, который задал воин. Она видела это лицо с ухоженными усами и черными глазами и заставила себя заговорить:

– Он один из тех, кто убил мою семью! Он был со стариком.

Это был Рокингем.


Дрожащий от страха мужчина испуганно озирался по сторонам, пытаясь найти путь к спасению, но Крал крепко держал его, намотав плащ солдата на огромный кулак. Другую руку горец положил на рукоять топора. Эр'рил узнал человека, который беседовал с темным магом.

– Кто ты такой? – резко спросил Эр'рил.

– Я… командир местного гарнизона. – Рокингем старался говорить с угрозой, но в его голосе явно слышался страх, он все время оборачивался на обезглавленный горцем труп скал'тума. – Вам лучше меня отпустить.

– Девушка говорит, что ты заодно с темным магом. Это правда?

– Нет, она лжет.

Эр'рил кивнул горцу. У них был способ узнать правду.

– Испытай его.

Крал поставил топор рядом с бочкой и положил руки на виски Рокингема. Тот попытался вырваться, но горец крепко его держал. Через мгновение горец отдернул руки, словно они прикоснулись к пламени.

– Он говорит правду, Крал?

Горец потряс рукой, словно испытывал боль.

– Не могу ответить. Я никогда не сталкивался ни с чем похожим. Словно… словно… – Крал помотал головой.

– Что? – спросила Ни'лан.

– Он весь состоит из лжи, его слова подобны каплям чудовищного океана неправды. Я даже не могу его читать.

Теперь Крал с отвращением держал Рокингема вытянутой рукой как можно дальше от себя.

– Ты думаешь…

Вдруг раздался зов рожка, и Эр'рил не успел задать следующий вопрос.

Рожку ответило сразу несколько труб, напугав стаю голубей, сидевших на соседней крыше. Трубы пели со стороны гарнизона. Из окон домов и из за дверей начали выглядывать горожане. Город приходил в себя после магического нападения.

– Пришло время последовать твоему совету, Эр'рил, – сказала Ни'лан. – Нужно уходить. Здесь нам больше делать нечего.

Снова запели трубы.

– Мои люди уже идут, – заявил Рокингем. – Отпустите меня, отдайте девушку, и у вас появится шанс остаться в живых.

Крал встряхнул его, солдат взвизгнул.

– Не думаю, что ты можешь кому то отдавать приказы, – заметил Эр'рил. – Крал, возьмем его с собой.

– Нет! – воскликнула Элена. – Он воплощение зла!

Эр'рил опустил руку на плечо девушки. Сейчас ему не хватало только истерики ребенка, но он постарался смягчить свои слова.

– Он может знать, куда исчез твой брат. Надеюсь, он приведет нас к нему.

Эр'рил видел, как девушка преодолела страх и расправила плечи. В ее глазах появилась решимость. Она плюнула в сторону пленника:

– Только никогда ему не верьте.

Эр'рил почувствовал уважение к юной девушке.

– Я никому не верю, – пробормотал он и повернулся к Кралу и Ни'лан. – Мы отправимся на север и попытаемся найти ее дядю. Возможно, мы сумеем выяснить, что здесь произошло.

Крал кивнул и связал запястья Рокингема. Закончив, он сунул топор за пояс, достал нож и клинком пощекотал ребра Рокингема.

– И не вздумай дергаться, – сказал он с холодной усмешкой.

Ни'лан обняла Элену за плечи.

– Пойдем, дитя.

Эр'рил повел их по боковым улицам и переулкам. Большинство горожан оставалось на площади, никто не обратил внимания на их уход.


Бол осматривал комнату, поглаживая длинные седые усы. Он был почти готов. Груды книг и свитков расставлены по полкам и шкафам. За долгие годы он впервые навел порядок в своей библиотеке и на столе. Прошли десятилетия с тех пор, как он в последний раз видел поверхность стола, некоторые книги отпечатали след на дубовых досках. Повсюду виднелись желтые капли воска, придававшие столу болезненный вид. Бол вздохнул: сойдет и так, он же не служанка.

Он провел пальцами по седым волосам и уловил запах закипающего на плите ко'коа. Скоро будет готова чечевичная похлебка. Нужно еще приготовить соус к жаркому, но с этим можно немного подождать. Может быть, собрать моркови в саду? Скоро начнутся заморозки, и все овощи погибнут.

Он выглянул в западное окно – за пиками Зубов садилось солнце. Грозовые тучи собирались над вершинами гор, там уже шел дождь. Предстояла дождливая ночь.

Нет, морковь подождет. Осталось слишком мало времени.

Его рука постоянно возвращалась к амулету, сделанному из волос Филы и висевшему у него на шее на шнурке. Она бы гораздо лучше приготовила трапезу, но придется довольствоваться тем, что есть. Судьба сделала выбор между близнецами, и сестру у него отняли. Теперь у нее совсем другие обязательства, а Болу предстоит решать практические вопросы. И кому выпал более сложный жребий, пока непонятно. Дороги, берущие начало в этой комнате, расходятся в тысячах направлений. Как валун, столетиями подмываемый у основания дождями, начавший скольжение вниз по склону, уже не может повернуть вспять – так будет и с каждым из них.

– Огонь отметит ее приход, – пробормотал он в пустое пространство комнаты. – Но что будет потом?

Холод проник под его рубашку из грубой ткани и шерстяное белье. Бол подошел к камину и бронзовой кочергой разворошил дрова, пламя разгорелось ярче. Он стоял возле камина, дожидаясь, пока одежда нагреется. Почему его старые кости вечно страдают от холода? В последние дни он очень часто не мог согреться.

Однако Бол неподвижно стоял у огня по другой причине. Ему оставалось закончить еще одно дело. Он сжал в ладони амулет.

– Пожалуйста, Фила. Избавь меня от этого долга. Ты всегда была сильнее меня.

Ответа не последовало. И от амулета не начало исходить привычное тепло. Впрочем, он на это и не рассчитывал. Он уже не мог связаться с Филой при помощи такого простого трюка. Он остался один.

Бол согрел пальцы в потоках теплого воздуха, идущих от камина, стараясь таким образом очистить руки для предстоящей работы. Он посмотрел на маленькие белые волоски на костяшках пальцев. Когда руки успели стать такими старыми, а кожа превратиться в пергамент, покрывающий узловатые кости?

Вздохнув, он опустил руки и отвернулся от огня. Если он правильно истолковал свитки, отряд скоро придет в его дом.

Бол построил его, когда был совсем молодым человеком. Построил специально для предстоящей ночи. Руины древней школы находились под половицами. Здесь был начертан план, отсюда начнется путешествие.

Этой ночью он должен быть таким же сильным, как Фила.

Бол подошел к шкафу, сделанному из прочнейшего железного дерева, дверцу можно было открыть единственным ключом. После коротких колебаний он снял с шеи сплетенный из волос шнур и посмотрел на амулет. Из зеленого нефрита был вырезан винный кувшин, содержавший три капли священной воды. Вода все еще обладала древней энергией стихий. Амулет позволял близнецам общаться через большие расстояния, помогал координировать и реализовывать многие планы.

Бол закрыл глаза. Амулет был священным, но еще он связывал его с умершей сестрой. Ему не хотелось его лишиться. И все же… Он вспомнил суровые серые глаза Филы и представил себе, что она бы ему сказала. «Поторопись, старик, сказала бы она. – Иногда нужно уметь от чего то отказаться».

Фила всегда отличалась практичностью.

В уголках его губ появилась улыбка. Он взмахнул шнуром и разбил амулет о печать шкафчика из железного дерева.

Осколки нефрита полетели на пол. Один кусочек больно ударил его по щеке, словно пощечина за то, что он уничтожил произведение искусства.

Он не обратил внимания на боль. Ключ сработал, печать на шкафчике была сломана. Он протянул руку и открыл дверцу, запечатанную два десятилетия назад. Внутри лежал всего один предмет: шкатулка из розового дерева, украшенная по краям позолотой. Бол не стал вынимать изящную шкатулку, а лишь поднял крышку. На фиолетовой шелковой подкладке лежал древний кинжал, он был старше любого здания в долине, старше воспоминаний большинства людей.

Пока сердцем Бола не овладел страх, он схватил кинжал за рукоять и вытащил из шкатулки. Затем он поднес оружие к пламени камина. Казалось, черный клинок поглощал свет, а золотая роза, выгравированная на рукояти, излучала ослепительное сияние.

Он держал кинжал, и у него на глазах выступили слезы, но рука Бола не дрогнула, а слезы так и не потекли по щекам. Бол не забыл о долге. Он был истинным братом своей сестры.

– Прости меня, Фила, – прошептал он в пустой комнате.


ГЛАВА 20


Радостное восклицание сорвалось с губ Элены, когда она под ветками ивы нашла свою лошадку.

– О Дымка, ты все еще здесь!

Она обняла лошадь за шею и вдохнула знакомый запах, смесь сена и мускуса.

Ее руки стиснули шею животного еще сильнее. В конюшне пахло именно так. Если закрыть глаза, то можно представить, что она снова оказалась дома.

Дымка заржала и попыталась оттеснить Элену, чтобы добраться до мягкой травы, которая росла рядом. На лошадь ее возвращение не произвело никакого впечатления.

За спиной заговорил Эр'рил, но он обращался к Кралу. Элена не стала его слушать, ей все еще хотелось постоять рядом с Дымкой, касаясь ее кожи. Лошадь не двигалась – твердые мускулы, прочные кости, грубая грива. Кобыла никуда не исчезла.

– Крал, будь осторожен, – продолжал Эр'рил, – забери наши вещи и лошадей с постоялого двора и сразу возвращайся сюда.

– Никто меня не остановит. А как быть с пленником?

– Привяжи его к дереву.

Элена поджала губы и начала отвязывать Дымку от ствола ивы.

– Девочка, что ты делаешь? Оставь лошадь в покое, – устало сказал Эр'рил.

– Я не хочу, чтобы этот человек находился рядом с Дымкой. – Она взяла повод кобылы и отвела ее в сторону. Рядом со своей лошадью она почувствовала себя намного увереннее. – И меня зовут Элена, а не девочка.

Ни'лан, улыбаясь, подошла к ней, ее фиолетовые глаза и волосы медового цвета засияли в полосах света. Красота этой маленькой женщины заставила Элену ахнуть. В городе Ни'лан показалась ей самой обычной, но здесь, среди деревьев, она расцвела, как лесной цветок. Элена могла бы поклясться, что ветви ивы тянулись к маленькой женщине, а солнечные лучи подчеркивали ее красоту.

– Какая чудесная лошадь, – сказала Ни'лан.

Элена смущенно опустила глаза, сообразив, как выглядит она сама. Девушка вдруг почувствовала, что от женщины пахнет жимолостью.

– Благодарю вас, – застенчиво сказала Элена. – Я растила ее с самого рождения.

– Тогда вы должны быть очень близки. Я рада, что ты сумела привести нас сюда и мы нашли ее.

Ни'лан угостила Дымку кусочком яблока, которое она купила, когда они покидали город. Дымка с довольным видом ухватила все яблоко.

– Дымка! Веди себя прилично! – сказала Элена.

Ни'лан лишь улыбнулась.

– Элена, ты сумеешь найти дорогу к своему дяде с такой же легкостью, как Дымку?

– Да, он живет в соседней долине. Его дом называется Зимний Айри, в честь древних развалин.

– Что? – в изумлении вскричал Эр'рил. – Где ты сказала, он живет?

Крал уже ушел в город, и Эр'рил как раз закончил проверять веревку, которой был связан Рокингем, и его кляп. Он подошел к Элене.

Ни'лан положила ладонь на запястье Эр'рила.

– Она сказала, что он живет рядом с какими то старыми развалинами. И говори потише.

Воин помрачнел.

– Ладно. А теперь, девочка… я хотел сказать, Элена, скажи, это развалины старой школы?

Элена пожала плечами.

– Нас никогда не пускали к развалинам; там полно ядовитых змей. Но дядя Бол постоянно что то ищет среди камней, находит там книги и свитки.

Эр'рил сердито покачал головой.

– А удалось твоему дяде Болу найти что нибудь… необычное?

Элена пожала плечами:

– Он ничего нам не рассказывал, дядя Бол – человек скрытный.

– Эр'рил, тебе известно это место? – спросила Ни'лан у воина.

Он нехотя ответил сквозь зубы:

– Я побывал там, когда в последний раз посещал эти места.

– Значит, ты знаешь дорогу?

– Да.

– Ну, тогда мы можем отправиться в путь, как только Крал вернется с нашими лошадьми. – Ни'лан повернулась к Элене. – А пока мы ждем горца, не могла бы ты рассказать нам, как встретилась с этим злым человеком?

Элена пнула ногой камешек. Ей совсем не хотелось рассказывать всю историю, боль была еще слишком свежа.

Ни'лан протянула руку и погладила Элену по щеке.

– Все будет хорошо. Эр'рил искусный фехтовальщик. Он никому не позволит причинить тебе вред. Но чтобы помочь твоему брату, мы должны знать больше. Ты ведь этого хочешь, не так ли?

Элена склонила голову и очень тихо, не поднимая глаз, начала свой рассказ:

– Этот человек и старик в плаще с капюшоном пришли на нашу ферму поздним вечером… – Она посмотрела на свою правую руку, ставшую самой обычной, и пересказала события предыдущей ночи, однако утаила все необычное, связанное с рукой. – Тогда мы с Джоаком ускакали прочь от огня и червей. Но когда мы добрались до города, нас уже ждали и схватили.

– А ты знаешь, почему они вас преследовали? – спросила Ни'лан.

Элена опустила глаза.

– Я не… Нет.

Краем глаза она заметила, как переглянулись Ни'лан и воин, в их глазах появилось сомнение.

– Может быть, мне следует задать пару вопросов нашему пленнику, – наконец сказал Эр'рил, – и заставить его дать ответы.

Ни'лан нахмурилась.

– Думаю, мы все видели вполне достаточно насилия за один день.

Элена заметила кивок Ни'лан в ее сторону.

– Почему бы не подождать, пока девочка не вернется к своему дяде, прежде чем ты начнешь свой… допрос.

Эр'рил нахмурился, но кивнул.

– Нам нужно дождаться Крала. Его умения нам пригодятся.

Ни'лан повернулась к девушке:

– Элена, тебе необходимо отдохнуть. Нам предстоит долгий путь.

Та кивнула, отошла к Дымке и принялась возиться с ее поводом, чтобы выглядеть занятой. Почему она им солгала? Они ей помогли, но не сумели спасти Джоака. Она бросила быстрый взгляд на свою правую руку – ладонь выглядела самым обычным образом. Красное пятно исчезло. Исчезло в одно мгновение, как и ее брат Джоак. Она с трудом подавила очередную волну слез. И хотя мысль о собственной способности к магии вызывала у нее отвращение, но, если она поможет вернуть брата, она с радостью примет это проклятие.

Элена опустила руку. Похоже, все закончилось. Или нет?


Приближались сумерки.

Эр'рил внимательно следил за тропой, ведущей через лес, опасность могла затаиться в любом месте, однако его мысли снова и снова возвращались к темному магу, исчезнувшему вместе с братом Элены. Он никак не мог понять, что все это могло значить. Воин старался выбросить из головы мысли о нем, пока не придет время спокойно все обдумать, но у него ничего не получалось. Как мог Грэшим остаться в живых? Неужели он ему привиделся? Нет. Лицо постарело, но оно принадлежало Грэшиму. Эр'рил попытался мысленно вернуться в то давнее время, на постоялый двор, когда была создана Книга, вспомнил связь между Грэшимом и Шорканом. Он все еще ощущал уважение и любовь брата к старшему магу, лишившемуся руки. Как соотнести это с ненавистью, которую он испытывал сейчас? Сердце Эр'рила сжалось, когда перед его мысленным взором возник маг, творящий темные заклинания. Подлый обманщик! В какие игры он играет с тех пор? И что случилось с Книгой?

Его лошадь замедлила шаг на крутом участке тропы, и он сильно ударил ее в бока. Жеребец заржал и рванул вперед. Эр'рил погладил животное по шее, успокаивая своим прикосновением. Он может гневаться сколько угодно, но скакун не должен от этого страдать.

Эр'рил оглянулся назад, чтобы проверить свой отряд. Когда появился Крал с лошадьми и вещами, которые они оставили на постоялом дворе, Эр'рил сразу же отправился в путь. Он старался вести отряд быстро. Хозяин попытался было задержать Крала, кричал, что горец крадет вещи других постояльцев, но стражники, занятые своими проблемами, не пришли к нему на помощь, а когда Крал разрубил стол топором, толстяк и вовсе притих. Как только горец вернулся, Эр'рил постарался использовать светлое время дня, и они сразу пустились в дорогу, опасаясь, что их могут попытаться задержать солдаты гарнизона. Они сели в седла и начали подниматься в горы.

Ни'лан и девушка вдвоем ехали на Дымке. Крал и пленник уселись на огромного боевого скакуна горца. Подкованные железом копыта и горящие глаза ни у кого не вызывали желания встать у него на пути.

Ни'лан перехватила взгляд Эр'рила и кивком показала вперед.

– Приближается буря. Нам нужно добраться к дому дяди Элены до наступления полной темноты.

Эр'рил посмотрел на девушку. Какую роль она играет в этой истории? Он не сомневался, что она лишь невольная участница событий – девственница, вовлеченная в темные магические интриги. За долгие годы путешествий ему не раз приходилось слышать подобные рассказы. Он вновь устремил взгляд вперед. Темные тучи закрывали садящееся солнце. Как только он избавится от девушки, можно будет сосредоточиться на темном маге. Он осторожно сжал бока жеребца ногами, заставляя его ускорить шаг. Спасение мальчика было лишь одной из причин, по которой он хотел выследить Грэшима. Старик должен ответить на ряд вопросов.

По мере того как они все выше поднимались в горы, лес менялся. Осенняя листва дубов и ольхи, переливавшаяся всеми оттенками пламени, сменилась на зеленый покров сосен и елей. Землю устилал покров из желтых иголок.

Эр'рил не нуждался в проводнике. Он знал тропу, которая вела к развалинам в долине Зимнего Айри. Зачем строить дом в одинокой и открытой всем ветрам долине? Зимой высота снега здесь иногда достигала крыши двухэтажного здания. Эр'рил знал, почему для школы выбрали именно это место: для обучения юных магов ордена требовалась изоляция. В таком уединенном месте ничто не отвлекало молодых людей от занятий, а большое расстояние до ближайшего жилья защищало обычных людей от «несчастных случаев».

Но после того как Чи покинул эту землю, зачем здесь жить?

Воин пустил своего жеребца в легкий галоп, копыта его скакуна слегка проскальзывали на сосновых иголках. На вершине холма Эр'рил остановился. В открывшейся перед ним небольшой долине он заметил одинокий столб дыма, поднимающегося к потемневшему небу. Казалось, этот тонкий столб влечет к себе черные тучи над горами, как пламя свечи привлекает мотыльков. Приближалась буря, над горами уже сверкали молнии.

Эр'рил вгляделся внимательнее и увидел одинокий дом, стоящий на дне долины, из его трубы поднимался этот дым. Знакомый запах обещал тепло и уют, в маленьких окошках мерцал желтый свет.

Лошадь, на которой сидели Ни'лан и Элена, поравнялась с жеребцом Эр'рила.

– Там живет мой дядя, – сказала девушка. – Похоже, он дома.

Эр'рил направил своего скакуна вниз по склону.

– Будем надеяться, что он готов принять гостей.

Поджав губы, Эр'рил изучал окружающую местность, оценивая пути к отступлению, рубежи, которые было бы удобно защищать, если бы в этом возникла нужда. Участие в войнах с гал'готалами привело к тому, что он инстинктивно оценивал окружающую местность с точки зрения возможных боевых действий. Кроме того, он внимательно осматривал весь участок «дяди Бола». Его жилище находилось в таком состоянии, что Эр'рил сразу же потерял часть уважения к этому человеку. Кровельную дранку покрывал мох. Двери маленького амбара, стоящего неподалеку от дома, заметно покосились. Изгородь, за которой обитали три козы, нуждалась в починке. Рогатые головы выглядывали в дыры и смотрели на пришельцев. Козы встретили нежданных гостей громким блеянием.

Эр'рил покачал головой, вспоминая, какой порядок царил на ферме его семьи, расположенной на равнине. Он перевел взгляд на горы, начинавшиеся за домом. Склоны круто уходили вверх. Глядя на развалины, Эр'рил вспомнил аккуратные ряды комнат, где жили ученики школы ордена. Теперь здесь остались лишь груды камней.

Дверь домика неожиданно распахнулась, и льющийся из него свет упал на лошадей. На пороге стоял седой старик.

– Ну и чего же вы ждете? Поторопитесь! Скоро начнется буря. – Он махнул им рукой и скрылся в доме.

Элена повернулась к остальным.

– Дядя не очень умеет общаться с людьми, – грустно сказала она.

– Однако он нас ждал, – с некоторой тревогой ответил Эр'рил.

Его тревога только возросла, когда они устроили на отдых лошадей и вошли в дом. После долгого путешествия по холодным склонам теплый воздух показался Эр'рилу слишком душным. Но он сразу заметил щедро накрытый стол. Три высокие свечи казались островками света в море пищи: поджаренная на вертеле говядина, красные картофелины, от которых поднимался пар, густой суп с огромными ломтями домашнего хлеба. Тарелки с морковью и зеленью рядом с мисками, полными осенней черники. Шесть чашек с ко'коа стояли рядом с шестью тарелками.

– Садитесь, садитесь, – сказал хозяин, расставляя миски для супа на тарелки. Затем он наклонился и быстро поцеловал племянницу в лоб. – Я едва успел. Фила была бы очень недовольна, если бы я не сделал все, как она велела.

– Дядя… – заговорила Элена, взяв его за руку, – дядя Бол, у меня плохие новости. Тетя Фила мертва.

Он высвободил руку и потрепал девушку по щеке.

– Да… я знаю. Ничего не поделаешь. А теперь садитесь! Все остынет.

– Вы ждали гостей? – не утерпел Эр'рил.

Старик почесал в затылке испачканным в чернилах пальцем.

– Гостей? О нет. Я ждал тебя, Эр'рил из Станди.

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   28



Похожие:

Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
Моим родителям, Рональду и Мэри Энн, которые подарили мне дом и целый мир, чтобы я мог реализовать свои мечты
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Буря ведьмы»
Моим самым верным и ярым сторонникам, братьям и сестрам (да, я назову их поименно)
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Война ведьмы»
Никто не пишет в безвоздушном пространстве. И я не исключение. Мой роман никогда бы не вышел в свет без огромной помощи друзей, коллег...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс Звезда ведьмы
Таинственная Книга, созданная последними магами Света в грозный час, когда королевство Аласия рушилось под натиском сил Тьмы, нашла...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconКак вы планируете зарабатывать?
В их действиях нет ни порядка, ни плана, но они надеются заработать много денег. В то время как я ярый сторонник подхода: «Готовься...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconОчищающий огонь
Земле. Огонь не только сам чист, но и очищает все другие Благие творения, в том числе и человека. Поэтому в храмах всегда горит огонь....
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconПятьдесят оттенков серого (Fifty Shades of Grey)
Э. Л. Джеймс, которая сделала автора знаменитой и побила все рекорды продаж: 15 миллионов экземпляров за три месяца. По мнению Лисс...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconЖозеф Анри Рони-старший Борьба за огонь Борьба за огонь – 1
В непроглядную ночь бежали уламры, обезумев от страданий и усталости; все их усилия были тщетны перед постигшим их несчастьем: огонь...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы
Иствикские ведьмы». Произведение, которое легло в основу оскароносного фильма с Джеком Николсоном в главной роли, великолепного мюзикла,...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы Джон апдайк иствикские ведьмы
И вот, покончив с наставлениями, дьявол сошел с кафедры и заставил всех присутствующих подойти и поцеловать его в задницу. Она была...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы