Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» icon

Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы»


НазваниеДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
страница15/28
Дата публикации19.12.2013
Размер5.7 Mb.
ТипДокументы
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   28

ГЛАВА 23


Только после того, как Рокингем накрыл уши подушкой, усталость взяла свое и он погрузился в сон. Ему снилось, что он стоит на краю утеса над темным волнующимся морем. Он смотрел на белые барашки волн, разбивающихся о камни внизу, и в то же время понимал, что спит. Тучи и дождь скрывали линию горизонта, там, далеко в море, назревал шторм. Как часто бывает во сне, он не знал, утро сейчас, день или вечер. Свет был таким, что казалось, это может быть любое время суток. Но станет ли светлее и утро перейдет в день, или, наоборот, наступит темнота, он понять не мог, как ни старался. Однако он узнал место, в котором оказался. Он уже стоял на этой скале. Он вспомнил вкус соли и бриз, холодящий лицо. Утес в Деванберри на побережье его родного острова!

На лице появилась улыбка. Прошло много лет с тех пор, как он в последний раз возвращался на Архипелаг, и даже эта ночная фантазия доставила ему удовольствие. Он вдохнул соленый воздух, а стоило ему прищуриться… да, он сумел разглядеть остров Маунск, который почти скрыли клубящиеся тучи.

Рокингем смотрел на соседний остров, и его сердце неожиданно сжалось от дурных предчувствий. Он быстро обернулся, словно опасаясь, что какое то кошмарное существо приближается к нему, но зеленые склоны холмов были пустыми.

И почему так трепещет сердце? Ведь это его дом. Чего ему бояться? Он снова посмотрел на море. Волны, ветер и дождь казались ему странно знакомыми, больше чем просто воспоминания о доме. Именно эта картина: далекий остров, исчезающий за тучами, сердитый рокот волн у ног, соленые брызги на щеке – он не просто стоял здесь однажды, но стоял здесь именно в этот момент. Когда?

Он попытался привести свои мысли в порядок, но в глубинах его существа начала расти паника. Ему вдруг захотелось бежать. Однако прежде чем он совершил какое то осмысленное действие, ноги сами понесли его к краю утеса! И как это часто бывает во сне, он не мог остановиться. Как будто тело превратилось в карнавальную куклу, глазами которой он наблюдал за происходящим. Он был не в силах остановить ноги, продолжавшие нести тело вперед. Несмотря на сопротивление, правая нога оказалась в пустоте.

Теперь он вспомнил! Он не просто здесь был – он именно так и поступил. Крик вырвался из его груди, когда тело начало падать вниз.

– Линора!

Навстречу ему летели покрытые пеной камни, а в голове кружились слова на холодном знакомом языке, полные черного юмора. Голос Дисмарума произнес:

– Не волнуйся, Рокингем, я снова тебя поймаю.

Смех старика эхом прокатился по волнам.

Рокингем проснулся на кровати, чувствуя кровь во рту. Его нижнее белье пропиталось потом, словно он долго и быстро бежал. Рокингем попытался сесть, но ему помешали веревки.

Его рот накрыла грубая ладонь. Он собрался закричать, но ладонь не дала крику вырваться наружу.

– Молчание или смерть, – прошептал кто то ему в ухо.

Рокингем ощутил у горла лезвие ножа. Он перестал сопротивляться. Оружие отодвинулось от его шеи и разрезало веревки.

Рокингем опустил руки и потер запястья. Массивная тень горца легла на его кровать.

– Одевайся. И быстро! – прорычал Крал.

Он заметил, как маленькая женщина – он узнал Ни'лан – выглядывает в окно.

– Быстрее! – сказала она. – Оба находятся внутри. Если мы сумеем добраться до лошадей, то сможем увести их за собой.

– Что происходит? – спросил Рокингем, заправляя рубашку в штаны, потом наклонился, чтобы надеть сапоги.

– Скал'тумы, – ответил Крал.

Рокингем лихорадочно заторопился, понимая, что ему сейчас лучше не попадаться на глаза помощникам Темного Властелина. У него пока не было никаких козырей.

– Где девушка… и остальные?

Крал не стал отвечать на его вопрос. Он подтолкнул Рокингема к окну, не понимая, почему женщина заявила, что они должны захватить пленника с собой. Рокингема следовало оставить на растерзание зверям. Однако Ни'лан настояла на своем.

Она осторожно отворила окно. Снизу раздался звук удара.

– Как ты думаешь, они в безопасности? – прошептала Ни'лан.

Горец молчал, ему не хотелось говорить вслух о своих страхах. Если бы только он почувствовал приближение зверей раньше! Крал успел лишь спуститься вниз и захлопнуть дверь в подвал, прежде чем первый скал'тум начал стучать в дверь домика. Затем Крал взбежал наверх.

– А мы успеем добраться до лошадей и увести их от чудовищ? – спросила Ни'лан, придерживая открытое окно.

– Дверь в подвал очень умело замаскирована.

– Все равно, нам нужно торопиться!

Ни'лан выбралась из окна на покрытую соломой крышу.

Крал поднял Рокингема и поставил на подоконник. Худощавый пленник с трудом взобрался на крышу, едва не свалившись вниз. Лишь с огромным трудом Кралу удалось вылезти из окна. Он зацепился поясом за раму, но все же сумел присоединиться к Рокингему и Ни'лан.

– Словно корова рожает, – проворчал Рокингем, ни к кому не обращаясь.

Однако легкомысленные слова не смогли скрыть его страха; глаза Рокингема метались из стороны в сторону – он осматривал крышу в поисках возможной опасности. Ни'лан встала на краю крыши. Конюшня с покосившимися дверями находилась в броске камня от дома.

– Мы можем спрыгнуть здесь, – прошептала она. – Или перебраться к задней части дома и спуститься по поленице дров.

Крал тут же спрыгнул с крыши на землю, наст из сосновых иголок смягчил звук приземления. Он махнул остальным. Ни'лан показала, чтобы Рокингем прыгал первым, она явно ему не доверяла. Его не пришлось просить дважды. Он с такой быстротой соскользнул с крыши, что не оставалось сомнений – Рокингем не жаждет встречи с теми, кто ломился в дом внизу. Он повис на карнизе, а потом соскочил на землю рядом с Кралом.

Ни'лан поправила свой заплечный мешок и посмотрела вниз. Крал сделал шаг вперед, чтобы поймать Ни'лан, если в этом возникнет нужда. Она на мгновение замешкалась, но за ее спиной раздался оглушительный скрежет, кто то ломился на крышу через окно спальни.

– Скорее! – позвал ее Крал.

Однако Ни'лан уже прыгнула вниз.

– Бежим! – воскликнула она, как только приземлилась.

Крал не успел и глазом моргнуть, как она уже мчалась к конюшне. Ни'лан летела подобно листу на ветру. Крал тяжело побежал за ней, толкая перед собой Рокингема.

Он услышал звук бьющегося стекла позади, потом лопнули рамы. Обернувшись, Крал увидел темное существо, вылезающее на крышу через окно, когти скребли по соломе. Казалось, оно застряло, но Крал понимал, что очень скоро чудовище выберется на крышу. Он побежал быстрее, толкая перед собой Рокингема. Тот споткнулся, но Крал схватил его за плечо и не дал упасть.

Ни'лан уже скрылась в конюшне. К тому моменту, когда мужчины добежали до покосившейся двери, она выводила две лошади – серую кобылу девушки и гнедого жеребца Эр'рила. Боевой скакун Крала, Роршаф, не позволил женщине подойти к нему, он громко фыркал и бил копытом землю, черные бока тяжело вздымались, очевидно, жеребец чувствовал отвратительного зверя. Крал дважды щелкнул языком, и конь немного успокоился.

Ни'лан без седла села на спину гнедого жеребца, перебросив поводья маленькой кобылы Рокингему. Крал с удовлетворением отметил, что Ни'лан успела привязать кобылу к жеребцу, чтобы пленник не мог сбежать. Кобыла сопротивлялась, но Крал, которому пришлось отвлечься на собственного скакуна, заметил, что Рокингем умеет обращаться с лошадьми. Он удержался на спине кобылы и сумел взять ее под контроль.

Горец набросил седло на спину Роршафа и быстро закрепил его. Еще через мгновение он повесил сумки на спину скакуна и вскочил в седло. Крал даже успел проверить – сумки оставались полными.

Он подъехал в двери конюшни и распахнул ее ударом ноги.

И тут же огромное существо приземлилось на землю неподалеку от него. Его боевой скакун, который мог, не дрогнув, промчаться сквозь огонь, встал на дыбы и громко заржал от страха. Крал вцепился в поводья и с трудом удержался в седле.

Перед ним, широко раскинув крылья, стоял еще один помощник Темного Властелина. Скал'тум зашипел на вставшего на дыбы жеребца, не давая ему выбраться из конюшни. Крал яростно дернул поводья, заставив Роршафа опуститься на четыре копыта. Остальные лошади вместе с всадниками отступили в глубину конюшни. Но и там они не были в безопасности, сгнившие стропила вряд ли могли остановить чудовище. Крал послал своего скакуна вперед, однако впервые за долгие годы жеребец отказался выполнить приказ хозяина. Крал вновь ударил пятками по бокам Роршафа, но коня парализовал ужас. Тогда Крал наклонился вперед и зашептал в ухо скакуну:

– Роршаф, парту сагуй вени екай. – Он использовал язык горных лошадей, который все горцы знали не хуже своего собственного.

Крал лучше всех в своем клане умел обращаться с лошадьми. Но даже ему лишь с большим трудом удалось изгнать страх из сердца Роршафа.

Скакун начал реагировать на команды Крала. Горец вновь сжал бока Роршафа, и тот сделал несколько шагов вперед, приблизившись к скал'туму.

Крылатый монстр шевельнул ушами, оценивая ситуацию. Когти его ног глубоко ушли в землю. Зеленоватая слизь стекала с кончиков похожих на кинжалы когтей, когда он сжимал и разжимал кулаки. Из за тонких губ показались клыки, в скудном лунном свете его глаза были подобны черным колодцам, в глубине которых тлели угли. Движение лошади заставило чудовище насторожиться.

– Где девуш шка? – прошипел скал'тум. – Отдайте ее мне, и вы умрете быс стро.

Однако Крал заметил, что тварь устала – скал'тум дышал шумно, с трудом. Ему пришлось преодолеть очень большое расстояние, чтобы поспеть сюда. Если повезет, Крал сумеет увести чудовище и позволит спастись остальным. Он аккуратно вытащил топор из петли в седле и положил на колени. Ударив скакуна по бокам, он поскакал прямо на зверя. Из его горла вырвался боевой клич клана. Крал высоко поднял топор.

Как Крал и рассчитывал, внезапность его атаки и усталость скал'тума заставили его отступить на два шага, прежде чем он сумел подняться во весь рост. И этого оказалось достаточно – теперь за спиной у Крала образовалось достаточно места, чтобы остальные могли ускользнуть в лес.

– Уходите! – крикнул горец.

Ему не пришлось просить дважды. Он услышал за спиной стук копыт. Однако сам Крал не осмелился отвести глаза от клыков и зубов скал'тума.

Между тем монстр увидел, что часть добычи пытается ускользнуть. Он бросился на Крала как раз в тот момент, когда последний из его спутников проскакал мимо. Мощный удар топора отбил в сторону ядовитые когти, а рукоять из пекана, тут же направленная вниз, защитила живот его скакуна. Крал управлял Роршафом движениями бедер. Жеребец стал продолжением его тела. Конь и человек превратились в единое целое, они перемещались, ведомые волей горца.

Скал'тум отступил еще на шаг, его грудь тяжело вздымалась и опускалась от усталости.

– Ты хорошо дерешься, человек из скал. И все же ночь – мое время.

Топор Крала летал, повинуясь его могучей руке, но это было бесполезной демонстрацией мастерства. В сражении с чудовищем он не мог одержать победу. В предыдущей схватке Крал узнал, что темная магия защищает шкуру скал'тума. До восхода солнца было еще далеко, и горец понимал, что ему не победить. Рано или поздно коготь или клык пробьют его оборону. В лучшем случае он рассчитывал дать возможность Ни'лан и человеку из гарнизона убежать, а затем увести зверя подальше от дома – если, конечно, проживет так долго.

Скал'тум ждал, его дыхание постепенно успокаивалось, силы возвращались. Он никуда не спешил, играл с горцем. Очевидно, он знал, что среди тех, кто сбежал, не было девушки, которую он искал. Крал устроился в седле поудобнее, давая возможность Ни'лан и ее спутнику уйти подальше. Если ему суждено здесь погибнуть, то лучше сделать это с топором в руке и на спине скакуна, которого он растил еще жеребенком. Он поднял топор над головой, рассчитывая, что это заставит зверя атаковать, и не ошибся – проклятое чудовище было вполне предсказуемым!

Теперь следовало увести его подальше от дома.

Крал поднял Роршафа на дыбы, и подкованные железом копыта ударили в зверя. Оставаясь на спине скакуна, Крал заставил его развернуться. Когда Роршаф опустился на передние копыта, Крал приник к его гриве. Теперь визжащая тварь оказалась у него за спиной. Горец пустил скакуна в галоп, к лесу. Однако Роршаф успел проскакать совсем немного и вдруг резко остановился. Крал от неожиданности не удержался в седле и перелетел через голову коня. Горец сумел перекатиться и не повредить руки и ноги. Поднявшись на колени, он посмотрел вперед, чтобы выяснить, что остановило Роршафа.

Второй скал'тум обошел дом и теперь отсекал дорогу к лесу. Из за спины Крала послышался свистящий смех.

– Возвращайс ся, малыш. Мы еще не закончили игру.


Пока Бол пытался вытащить факел из стены, Эр'рил собрался вернуться и выяснить, что происходит в доме.

– Стой, человек с равнины! – раздался властный голос из зеркала.

Эр'рил замер и повернулся к призраку. Движущиеся лучи света озаряли фигуру немолодой суровой женщины. Он ответил ей:

– Там мои спутники, они подвергаются опасности.

– Они не твоя забота, – холодно сказала Фила. – Ты страж Книги и теперь должен охранять ту, для которой она создана. Ты должен увести Элену в безопасное место. Время не ослабило страсть Черного Сердца. А теперь уходите! – Яркий образ в зеркале замерцал, как пламя свечи на ветру, и последние фразы были слышны обрывками: – Темная магия… проник… в дом… ослаб… мою связь. Бегите… пока можете! Не подведи… Эр'рил из Станди!

Затем призрак исчез, и в подземном зале стало темно. Лишь синее пламя факелов частично разгоняло мрак.

Девушка молча приблизилась к Эр'рилу. Раздавшийся наверху громкий треск ее напугал, и Элена схватила воина за руку. Он сжал ее, стараясь успокоить. Рука девушки показалась ему необыкновенно горячей. Как эта девчушка может быть ведьмой? Ведьмы были легендарными проявлениями зла: сгорбленные старухи, живущие среди болот, или красивые женщины с черными как смоль волосами, ночью завлекающие мужчин в свои дома, где их ждала погибель. Эр'рил смотрел на женщину ребенка. В свете факела ее глаза остекленели от страха, губы слегка раздвинулись, она затаила дыхание. Одной рукой Элена теребила локон у виска. Он снова сжал ее ладонь. Несет она в себе зло или нет, но эта ведьма находится под его защитой.

Болу наконец удалось вытащить факел из стены, и он указал им в сторону коридора, выходящего из зала:

– Сюда.

И передал факел Эр'рилу.

Воину пришлось выпустить ладонь Элены, чтобы взять факел, и девушка схватила его за кожаную куртку.

Бол поднял лампу:

– Идемте. Я успел хорошо изучить эти развалины.

– Ты знаешь, как выйти в лес? – спросил Эр'рил.

– Однажды мне это удалось, – шепотом ответил Бол. – Однако развалины умеют отводить глаза.

И он повел их за собой. Воин с Эленой вошли вслед за дядей в темный узкий коридор. Очевидно, он остался еще с тех времен, когда здесь находилась школа. Проход был высечен в скале, но сейчас влажный камень раскрошился, стены покрывал древний мох. Изредка они проходили мимо ниш, в которых стояли статуи, настолько разрушенные влагой и временем, что потеряли свою форму и превратились в угрожающие гротескные фигуры.

Эр'рил заметил, что Элена старается держаться подальше от темных мест, а любой звук вызывает у нее испуганные вскрики. Она шла рядом с ним, спотыкаясь от усталости. Эр'рил слышал, как она бормочет что то о змеях. Он нахмурился. Девушка не спала уже больше суток. Они должны найти место, где она сможет поспать и набраться сил. Ей угрожали не только физические опасности.

Эр'рилу хотелось обнять Элену за плечи, но приходилось следить за неровно горящим факелом. Впервые за долгие годы он пожалел о потерянной руке.

Воин увидел, что Бол заколебался, не зная, куда свернуть на перекрестке. Подземные руины старой школы являли собой лабиринт пересекающихся каменных туннелей и помещений с обвалившимися потолками. Сначала Бол шел уверенно, но потом стал все чаще и чаще останавливаться, чтобы почесать в затылке и выбрать правильное направление.

Эр'рил остановился рядом с ним:

– Что то не так?

– Должно быть, я где то не туда свернул. Я не помню этого перекрестка.

– И что это значит?

– Мы заблудились. Я исследовал далеко не все развалины. Некоторые части могут обвалиться в любой момент. Где то господствуют подземные животные, которые никого не пускают на свою территорию.

– И где же мы сейчас находимся?

И словно в ответ, они услышали неожиданно громкое шипение, доносившееся со всех сторон. Элена взвизгнула и прижалась к Эр'рилу.

Бол опустил лампу.

– Как быстро ты сможешь бежать с Эленой на руках? – шепотом спросил он.

– А что такое?

Бол вгляделся в темноту.

– Я не знал, что они добрались уже и сюда. Вероятно, зимние холода заставили их спуститься.

Эр'рил прислушивался к нарастающему шипению.

– Змеи?

Бол покачал головой.

– Хуже. Гораздо хуже. Каменные гоблины.


Оба скал'тума принялись бить крыльями, пока Крал поднимался на ноги. Одно колено едва не подогнулось, и Кралу пришлось ухватиться за холку Роршафа. Скакун робко придвинулся к нему. Хотя глаза жеребца были широко раскрыты от страха, а шкура стала влажной от пота, Роршаф оставался рядом, готовый защищать хозяина.

Скал'тум у него за спиной продолжал смеяться, и смех этот был подобен скрежету камней в полосе прибоя во время шторма.

– Моя маленькая птичка с сломала крылышко. Подойди ко мне, я все ис справлю.

Крал услышал скрежет костистого крыла и когтей, приближающийся к нему сзади. Он остался безоружным! Когда он упал с лошади, топор выскользнул из его рук и теперь лежал в грязи у лап второго скал'тума. Крал озирался по сторонам в поисках хоть какой нибудь палки или камня, но ничего рядом не было. Если только…

Второй скал'тум приближался к нему спереди.

– Нам пришлос сь проделать долгий путь, чтобы добрать с ся сюда, и не помешает немного подкрепиться, прежде чем мы с сровняем с землей этот домик и найдем девчонку.

Теперь оба скал'тума радостно шипели. Зеленая слизь капала с их когтей, они смотрели на него, как пес, пускающий слюни перед костью.

Рука Крала легла на одну из седельных сумок. Он развязал веревку и откинул клапан.

– И что делает наш маленький человечек? – прошипел зверь, остававшийся у него за спиной. – Хочет нас с удивить еще одним с сверкающим клинком? Ты не с сможешь причинить нам вред, только раздразниш шь аппетит.

Между тем Крал вытащил за длинное ухо свое «оружие» из седельной сумки. Это была отсеченная голова скал'тума, которого он сразил на рыночной площади. Горец поднял голову вверх, чтобы обе твари ее увидели.

– Не стоит слепо доверять темной магии! Я научился преодолевать вашу защиту.

Вид головы с длинным языком, свисающим из мертвых губ, произвел на чудовищ желаемый эффект. Крал догадывался, что скал'тумам уже много столетий не приходилось видеть своих убитых собратьев. Вид мертвой головы собрата заставил отпрянуть обоих монстров. Горец прыгнул вперед, и скакун последовал за ним, подчиняясь свисту. Крал взмахнул отрубленной головой в сторону скал'тума, находившегося впереди. Тот снова отпрянул – и горец успел поднять свое оружие.

Крал быстро провел лезвием по густой крови, сочившейся из отсеченной шеи.

– Ваша кровь на лезвии моего топора делает темную защиту бесполезной. – Он поднял топор, надеясь, что обман сработает. – Теперь мне не нужно солнце, чтобы расправиться с вами!

Скал'тумы были потрясены. Они ужасно устали, и им совсем не хотелось проверять на своей шкуре истинность утверждения человека. Горец вскочил в седло и коленями направил скакуна в сторону. Теперь оба врага находились перед ним.

– Мы убьем тебя, маленький человек, запомни эти с сло ва. Когда вес сть о том, что ты с сделал, дойдет до наших с со братьев, ты и все твое племя превратитес сь в мясо на наших клыках.

– Мы будем ждать! Ваша кровь потечет по нашим горам, как черная река! – заверил Крал скал'тумов, разворачивая Роршафа, и пустил его вскачь.

Страх придал коню сил, и подкованные железом копыта загрохотали по холодной земле. Вот уже деревья замелькали по обе стороны тропы. Очень скоро их ветви скрыли всадника, и он облегченно вздохнул.

Крал мчался сквозь ночь, вдруг раздались раскаты грома, предвещавшие бурю. Он увидел, как молния осветила черные тучи, и в сердце смешались два чувства: облегчение – он только что избежал верной смерти, и стыд от содеянного. Он заставил Роршафа скакать еще быстрее, словно хотел убежать от своего неблагородного поступка. С губ коня слетала пена, но он повиновался хозяину и стрелой помчался вперед по лесу.

На сердце Крала камнем давило раскаяние, но вовсе не из за того, что он бросил своих спутников в доме старого волшебника, – тут совесть его была чиста, он сделал все возможное, чтобы они спаслись, помогал им, рискуя собственной жизнью. Нет, его сердце сжималось от боли по другой причине – он солгал! С его губ слетели лживые слова! И он сделал это только для того, чтобы спасти свою презренную шкуру!

Крал натянул поводья Роршафа. Скакун встал на дыбы, пена полетела во все стороны, и он остановился. Над головой горца ударил гром, словно небеса возмутились, засвидетельствовав его ложь. Ледяной дождь хлынул на лес, тяжелые капли забарабанили по поднятому вверх лицу горца.

Ни один мужчина из его клана не позволил лжи осквернить свои уста. Слюна с его поганого языка потушила огонь чести семьи. Он совершил богохульство и больше никогда не сможет вернуться домой.

Крал пронзительно закричал, и его голос смешался с шумом дождя; он стал добровольным изгнанником.

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   28



Похожие:

Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
Моим родителям, Рональду и Мэри Энн, которые подарили мне дом и целый мир, чтобы я мог реализовать свои мечты
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Буря ведьмы»
Моим самым верным и ярым сторонникам, братьям и сестрам (да, я назову их поименно)
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Война ведьмы»
Никто не пишет в безвоздушном пространстве. И я не исключение. Мой роман никогда бы не вышел в свет без огромной помощи друзей, коллег...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс Звезда ведьмы
Таинственная Книга, созданная последними магами Света в грозный час, когда королевство Аласия рушилось под натиском сил Тьмы, нашла...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconКак вы планируете зарабатывать?
В их действиях нет ни порядка, ни плана, но они надеются заработать много денег. В то время как я ярый сторонник подхода: «Готовься...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconОчищающий огонь
Земле. Огонь не только сам чист, но и очищает все другие Благие творения, в том числе и человека. Поэтому в храмах всегда горит огонь....
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconПятьдесят оттенков серого (Fifty Shades of Grey)
Э. Л. Джеймс, которая сделала автора знаменитой и побила все рекорды продаж: 15 миллионов экземпляров за три месяца. По мнению Лисс...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconЖозеф Анри Рони-старший Борьба за огонь Борьба за огонь – 1
В непроглядную ночь бежали уламры, обезумев от страданий и усталости; все их усилия были тщетны перед постигшим их несчастьем: огонь...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы
Иствикские ведьмы». Произведение, которое легло в основу оскароносного фильма с Джеком Николсоном в главной роли, великолепного мюзикла,...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы Джон апдайк иствикские ведьмы
И вот, покончив с наставлениями, дьявол сошел с кафедры и заставил всех присутствующих подойти и поцеловать его в задницу. Она была...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы