Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» icon

Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы»


НазваниеДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
страница17/28
Дата публикации19.12.2013
Размер5.7 Mb.
ТипДокументы
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   28

Книга четвертая

^ ЛУННЫЙ СВЕТ И МАГИЯ


ГЛАВА 25


Тол'чак брел позади всех, ссутулив плечи под тугими струями дождя. Буря началась, как только они спустились с гор и вошли в лес нижних предгорий. Молнии зигзагами раскалывали ночное небо, освещая лес ослепительными вспышками.

Во время одной из вспышек он увидел Могвида и его брата волка далеко впереди, ниже по тропе, почти в лиге от себя. Несмотря на бурю, его спутники зашагали быстрее, как только оказались в лесу, и, хотя это был чужой для них лес, они шли под знакомым пологом сплетенных над головами ветвей. Деревья и растущий повсюду кустарник придали им новые силы. Раненый волк, хромая, бежал между деревьями, в то время как простывший Тол'чак, сотрясаясь от кашля, не поспевал за ними, он не мог дышать забитым носом. Сказывалось долгое путешествие по влажной местности. Постепенно огр отставал все дальше.

Он мечтал о сухой пещере с пылающим в семейном очаге огнем. Опустив голову, Тол'чак провел натертым носом по предплечью. Первая зимняя буря всегда отмечала начало Сулачры, церемонии мертвых, во время которой сушеный козий помет горел в семейных очагах в честь духов ушедших огров. Он представил себе пещеры, наполненные сладким дымом, увидел женщин, изгоняющих веерами из сушеных листьев тока тока запахи из пещер в холодный мрак бури. Молнии рисовали трещины в куполе неба, сквозь которые дым уходил в другие миры – и тогда мертвые узнавали, что о них помнят.

Тол'чак вновь раскашлялся, эхом повторяя раскаты грома. Кто теперь проведет церемонию Сулачры для его умершего отца? И если отец не почувствует дыма, решит ли, что о нем забыли?

Огр топал по тропе и вдруг почувствовал, как сумка стучит по бедру. Тол'чак остановился и ладонью сжал Сердце Огров. Он вспомнил слова Триады: духи мертвых огров, как и дух его отца, не отправились в путешествие в другой мир, они заключены здесь, в этом камне!

И тогда в груди Тол'чака открылась дыра, куда пролилась пустота. Церемония Сулачры сплошь была обманом! Дым никогда не доходил до ноздрей духов. И мертвые не попадали в иной мир.

Тол'чак убрал руку от волшебного камня. Во время Сулачры все племена огров объединялись на несколько дней, чтобы отдать дань уважения умершим. Это было время мира и размышлений, короткая передышка между войнами племен за главенство, которая ненадолго объединяла народ огров. Теперь, когда Тол'чак узнал, что за этим ритуалом стоит ложь, церемония навсегда потеряла для него свое очарование.

Тол'чак посмотрел на простирающийся перед ним темный лес. Как много лиг еще предстоит преодолеть? Что суждено узнать в конце этого долгого пути? И кем он станет тогда?

Над головой прозвучал насмешливый удар грома, молнии расщепили темную крышу мира. И за эту короткую вспышку Тол'чак понял, что потерял Могвида и Фардейла из виду. Спутники исчезли среди множества черных мокрых стволов.

Он остался один в лесу среди деревьев, и огру вдруг показалось, что он – единственное живое существо на тысячу лиг вокруг. Между раскатами грома лес хранил зловещее молчание, слышен был только шум дождя и завывание ветра в верхушках сосен. Не было даже карканья ворон или кваканья лягушек. Тол'чак вытер нос и громко фыркнул, чтобы нарушить тишину. Этим он как бы говорил: «Я здесь. Я еще жив».

Он шагал дальше. Неожиданно справа от него возникло сияние. Как Могвид и Фардейл умудрились уйти так далеко? Он свернул и двинулся к свету, ноги вдруг стали такими же тяжелыми, как стволы деревьев вокруг. Заболоченный лес лишил его чувства направления. Огонек, как маяк в бурном море, стал для него путеводной звездой. Тол'чак брел к нему, не отрывая глаз от сияния.

Долгие блуждания в одиночестве привели к тому, что ему просто хотелось убедиться, что в лесу еще остались живые существа. Ноги зашагали быстрее, он думал о том, как его спутники могли жить в этом тесном, замкнутом мире тяжелых ветвей и густого кустарника? Где чудесные виды на много лиг вдаль? Где пара снежных пиков, упирающихся в небо? Здесь он едва успевал защищать лицо от ветвей, норовящих больно хлестнуть его по лицу. И ничего не видел дальше собственного носа. Даже когда Тол'чак находился в страшной пещере духов, ему не было так плохо.

Огр постепенно приближался к источнику света. Очевидно, его спутники остановились и решили отдохнуть. Быть может, они сумели найти сухой участок, защищенный от дождя. Тол'чак подумал о компании, сухом ночлеге и ускорил шаг.

Вскоре он заметил, что возле источника света движутся темные фигуры, и обрадовался. Теперь он не один. Когда свет на несколько мгновений стал ярче, в лазурном сиянии он увидел три силуэта. И остановился.

Три? Кого встретили его спутники?

Внезапно сияние резко переместилось, словно огненная стрела пронеслась по лесу. Он подумал, что, возможно, ему нужно спрятаться. Вдруг спутникам грозит опасность: что, если они встретились с отрядом разбойников? Тол'чак не умел двигаться в лесу бесшумно – но буря заглушала его тяжелые шаги. Однако подобраться поближе незаметно ему явно не удастся. Слишком много ветвей и кустарника вокруг, их хруст сразу его выдаст.

Огры никогда не отличались хитростью, они больше рассчитывали на грубую силу, как при защите, так и при нападении. И хотя Тол'чак был полукровкой, здесь он оставался истинным огром.

А потому поступил так, как поступил бы любой другой огр на его месте: вытер нос, наполнил грудь влажным воздухом и быстро побежал вперед – так ему не раз удавалось застать врасплох горных козлов. Скорость бега была единственной хитростью их племени. Лишь немногие существа знали, как быстро могут бегать великаны скал в случае необходимости. Но им, как и горным козлам, редко удавалось прожить настолько долго, чтобы рассказать об этом другим.

Тол'чак обнаружил, что на маленькой поляне его спутников нет. Там были другие!

Только сейчас он сообразил, что в лесу могут оказаться и другие существа. Ошеломленный, он смотрел на незнакомцев, которые выглядели столь же потрясенными. Большой человек с топором, почти такой же массивный, как сам Тол'чак, маленькая женщина, в ужасе прижимающая руку ко рту, рядом застыл невероятно худой и высокий человек с серебристыми волосами, его брови взлетели вверх.

Худой человек, похожий на Могвида, первым пришел в себя. Его губы шевельнулись, он слегка расслабился, и это говорило о том, что человек не испугался. Он поднял палец, указал на Тол'чака и заговорил мелодичным голосом:

– Похоже, не я один оказался так далеко от дома в эту дождливую ночь.

Тол'чак бедром ощутил, как запульсировал, отозвался на эти слова его сердце камень, а собственное сердце больно сжалось. Значит, эта встреча не была случайной. Он смотрел на маленькую светловолосую женщину и ее широкоплечего друга. Тол'чак заговорил на общем языке:

– Кто вы?

То, что он способен говорить, ошеломило человека с топором и маленькую женщину. Она даже отступила на шаг. Только худой оставался совершенно спокойным.

– Кто вы все будете? – повторил свой вопрос Тол'чак.

– Мы – искатели, огр, как и ты, – заговорил похожий на призрака человек. – Ведьма влечет нас к себе, и все мы устремились к ней, как мотыльки на огонь.

Тол'чак вытер нос, он смутился, а боль в сердце стала не такой острой.

– Я не понимаю. Какая ведьма?

Призрачный человек улыбнулся, но в голосе его была печаль:

– Ведьма, которая уничтожит наши миры.


Могвид присел на корточки у входа в древний туннель среди каменных глыб, покрытых влажным мхом и лишайником. Над лазом рос старый изогнутый дуб, чьи корни закрывали его, как прутья окошко темницы. Судя по размерам дуба и толщине лишайника на камнях, туннель был столь же древним, как и сам лес. Вся долина была усеяна камнями и развалинами старых стен. Возможно, это брошенный рудник. Могвид слышал, что в Зубах полно рудников, где добывают руду и самоцветы. Мысль о бриллиантах и золоте заставила его подойти ко входу в туннель.

Наклонившись над лазом, Могвид ощутил запах медвежьего помета и поморщился. Однако запах был старый, поскольку корни росли так плотно, что медведь не сумел бы выбраться из такой берлоги. Даже Фардейл с трудом проникнул внутрь, чтобы исследовать подземный ход.

Если там никого нет, то лучшего места переждать ярость бури им не найти. Брат уже углубился в туннель.

– Ты что нибудь нашел? – спросил Могвид.

Волк, конечно, ничего не ответил. Для общения им нужно смотреть друг другу в глаза. Но заданный вслух вопрос помог ему избавиться от страхов, которые, словно паутина, опутали его сердце, пока он сидел под дождем среди чужих деревьев. Он мог бы поклясться, что слышал крик где то неподалеку. Но гром и дождь заглушали все звуки, и Могвида охватили сомнения – быть может, это завывал ветер?

И куда подевался огр?

Могвид с удивлением обнаружил, что испытывает легкое беспокойство за громадного спутника. Ему бы вздохнуть с облегчением: ведь исчезло чудовище, способное одним махом переломить его пополам. Но теперь Могвид был уверен, что огр не желал ему зла, и сейчас, оставшись в темном лесу в одиночестве, он с радостью приветствовал бы появление великана с грубым лицом и заостренными ушами.

Могвид встал, чтобы осмотреть соседние склоны. Он знал, что Тол'чак отстал. Кашель огра усиливался, им всем не помешал бы дневной привал в сухом месте у костра.

Поправив плащ, Могвид вновь присел на корточки, чтобы не пропустить возвращения брата. К счастью, чувствительный нос волка помог ему обнаружить туннель. Им всем это было необходимо, особенно больному огру. Могвид наклонился, опираясь на один из корней, и всмотрелся в темноту, струйка дождя просочилась ему за ворот и ледяным ручейком потекла вниз по шее. Содрогнувшись, Могвид сердито позвал брата:

– Поторопись, Фардейл, пока я не замерз здесь до смерти.

Вспыхнула молния, и в ее свете во мраке норы прямо перед собой он вдруг увидел пару мерцающих глаз. Он с криком отпрянул и плюхнулся на спину в ледяную лужу. Только тут он сообразил, что в янтарных глазах были зрачки с разрезом. Глаза брата.

Он мрачно наблюдал, как волк энергично трясет головой между двумя корнями. Похоже, он смеялся.

– Ах ты, кусок холодного дерьма! – Могвид вскочил на ноги. От ярости и стыда он забыл о холоде. – В следующий раз предупреждай, когда подходишь так близко.

Глаза брата сияли.

«Голодную ласточку, которая ищет червяка, съест ястреб».

– Ну да, у меня нет волчьего носа и зорких глаз, видящих в темноте. Люди очень примитивны, зачем им вообще лицо с носом и глазами? – Могвид с мрачной гримасой стряхнул холодную воду. – Так там безопасно?

Пока Фардейл выбирался из туннеля, в сознании Могвида сформировался образ:

«Гнездо, устланное мягкими перьями на высокой ветке дерева».

Могвид вздохнул:

– Наконец то я смогу согреться, может быть, даже удастся высушить одежду. Мне кажется, я всегда был мокрым.

Глаза Фардейла сияли, он не сводил взгляда с брата. В сознании Могвида снова возник образ – Тол'чак.

– Я не знаю, где он, – ответил Могвид. – Если разведем костер в туннеле, свет приведет его сюда.

В глазах Фардейла появилось сомнение, он хотел вернуться за отставшим огром.

– Он придет сюда, когда сможет, – настаивал на своем Могвид, которому сразу стало не по себе, когда он представил, что снова останется один. – К тому же вряд ли огр встретится с проблемой, которую будет не в состоянии решить сам.

Казалось, слова Могвида убедили волка, но взглядом он продолжал скользить по склонам окружающих холмов. Убедившись, что брат останется с ним, Могвид забросил сумки между корней, а потом и сам с трудом протиснулся в туннель. И тут же по щиколотку погрузился в ковер из палой листвы и сосновых иголок, устилавший дно. С недовольной физиономией Могвид нагнулся и поднял сумку, встряхнул ее, чтобы очистить от налипшей листвы, и в этот момент услышал низкое рычание, доносившееся снаружи. Сначала ему показалось, что он слышит раскаты грома, но потом Могвид узнал голос брата.

Он развернулся и успел увидеть луч света, похожий на огненную стрелу, летящую над маленькой долиной между горных склонов. Стрела устремилась прямо к брату. Фардейл поднял нос и предупреждающе зарычал. Что это? Могвид попытался спрятаться за корнями. В последний миг свет отвернул от брата и помчался к нему. Могвид отпрянул назад – это была сияющая птица, и она летела прямо ему в лицо!

Птица издала пронзительный крик.

Могвид упал в грязь и со стоном прикрыл голову руками, а птица влетела между корнями в туннель и, хлопая крыльями, пролетела над ним, оцарапав острыми когтями его руку, и исчезла в темноте туннеля.

Ошеломленный Могвид сел. Фардейл проскользнул внутрь и успел увидеть, как сияние исчезает в туннеле. Как только свет погас, Фардейл повернулся к Могвиду и понюхал царапины на руке брата. Могвид так и не понял, зачем Фардейл это сделал – то ли из сочувствия, то ли хотел запомнить запах птицы.

Горячее дыхание Фардейла коснулось руки Могвида. Очевидно, брат выяснил то, что хотел, и удовлетворенно отступил на шаг. Он собирался идти за птицей.

– Куда ты? – спросил Могвид.

Фардейл посмотрел на него через плечо:

«Волчица своим телом защищает волчат от скрытого шороха в траве».

И помчался по туннелю вслед за птицей.

– Подожди!

Но волк даже не замедлил бега. Вскоре Могвид снова остался один. Здесь хотя бы дождь не донимал его, а за сплетением корней он мог немного отдохнуть. И все же сердце отчаянно колотилось в груди, кровь стучала в висках. Могвид до сих пор прикрывал шею руками и пытался уловить звук удаляющихся шагов брата.

Странная птица напугала его. Как и всякий обитатель Западных Пределов, он был знаком с большинством крылатых существ. Но в их землях таких птиц не водилось. Может быть, они встречались там, где жили люди, но Могвиду показалось, что птица не из этих краев. Нет, это существо из другого мира.

Пока Могвид ждал, размышляя о птице, буря заметно утихла, дождь почти прекратился. И он различил новый источник шума. Возможно, он присутствовал и раньше, но его заглушали раскаты грома и дождь. Или он возник только сейчас?

Звук шел из глубины туннеля – где скрылись птица и брат.

От этого шума волосы на руках встали дыбом.

Последние слова Фардейла теперь казались пророческими: «Волчица своим телом защищает волчат от скрытого шороха в траве».

Это было тихое шипение, то усиливающееся, то слабеющее, казалось, туннель дышал, приходил к нему из глубины мрака, словно там собрались тысячи невидимых змей.

Неожиданно громкий вой перекрыл шипение, это был… крик боли Фардейла!

Наступившая тишина тяжелым камнем легла на сердце Могвида.


– Я ничего не знаю про ведьму, – сказал Тол'чак, разглядывая трех незнакомцев.

И хотя внимание Тол'чака должен был привлекать большой человек с топором, большую тревогу вызывал худой мужчина с серебристой косой. Неизменная усмешка, которая пряталась в уголках его губ, и холодный взгляд из под прикрытых век говорили о куда более серьезной опасности, чем лезвие топора.

– Это меня не касается, – продолжал Тол'чак. – Я желаю вам удачного путешествия. – И приложил ладонь ко рту, прикрывая клыки, – жест, выражающий мирные намерения огра, хотя он сомневался, что его поймут.

Тол'чак отступил на несколько шагов, оставаясь настороже.

– Подожди, – сказала маленькая женщина, старавшаяся преодолеть свой страх. Она убрала пряди мокрых волос с лица. – Здесь опасно. В этом лесу нужно быть очень осторожным.

Тол'чак остановился. Он заметил, как маленькая женщина бросила предупреждающий взгляд на худого мужчину.

– Поблизости рыщут чудовища с черным сердцем, – продолжала она. – Они охотятся на наших друзей. Будь осторожен.

Тол'чак подумал о собственных спутниках, которые шли по мокрому лесу, ничего не подозревая.

– И у меня есть друзья в этом лесу. Какого рода…

Неожиданно пронзительный вой перекрыл шум дождя.

Все глаза обратились в том направлении, откуда он раздался. Однако звук почти сразу стих.

– Волки, – проворчал человек с топором.

– Нет, это один из моих друзей, – сказал Тол'чак, узнав голос одного из братьев. – На Фардейла напали. Я должен ему помочь.

Тол'чак двинулся на крик.

– Подожди, огр, – сказал человек с густой бородой, поднимая свой топор. – Если ты согласен принять мою помощь, я пойду с тобой. Возможно, это одно из мерзких существ, которые напали на нас в горах, преследует твоего друга. Тогда тебе потребуется моя помощь.

– Да, – сказала маленькая женщина. – Крал прав. Разреши нам обоим тебя сопровождать.

– Нет, Ни'лан, – возразил тот, кого она назвала Кралом, – это слишком опасно.

– Сегодня ночью в лесу нет места, где бы не таились опасности. Я иду с вами.

Тол'чаку не хотелось соглашаться, но он не хотел тратить время на споры. Огр молча повернулся и побежал в ту сторону, откуда донесся вой. Худой мужчина последовал за ним.

Ни'лан это заметила.

– Элв'ин, мы не хотим, чтобы ты шел с нами. Иди своим темным путем, оставь нас.

– О, я не намерен вам помогать, – заявил элв'ин, шагая вслед за ними. – Однако мой сокол полетел именно в этом направлении.

– Твои цели безумны. В этих землях не осталось твоего короля.

– Так всегда утверждал твой народ.

– Тихо! – рявкнул Крал. – Хватит спорить. Мы привлечем к себе внимание зверей. С этого момента мы будем двигаться тихо.

Тол'чак мысленно поблагодарил бородатого человека. Почему другие расы все время ругаются? Даже Могвид, оставаясь без собеседника, вел нескончаемые монологи, словно звук собственного голоса доставлял ему удовольствие.

С растущей тревогой о своем болтливом спутнике Тол'чак вел небольшой отряд вдоль склона. Потом они начали спускаться вниз, в долину. Тропа была довольно крутой, но груды камней давали хорошую опору для ног, скользящих по грязи и палой листве. Они двигались от одного камня к другому, спускаясь все ниже и ниже.

Когда они спустились вниз, огр остановился. Казалось, вой доносился отсюда, но лес спутал все его чувства. Куда нужно идти? Неожиданно его внимание привлекло движение. Он повернулся и увидел Могвида, который сидел спиной к их отряду. Сначала ему показалось, что Могвид сражается с корнями огромного черного дуба, словно дерево на него напало. Но через мгновение Тол'чак сообразил, что Могвид изо всех сил пытается выбраться наружу из входа в пещеру под корнями дерева. Наконец Могвид вылез и следом вытащил заплечный мешок. Он обернулся, увидел группу незнакомцев, разинул рот и тут же отступил к пещере.

Тол'чак шагнул вперед:

– Не бойся, Могвид. Эти люди не причинят тебе вреда.

Могвид несколько раз сглотнул, пытаясь заговорить. Он ткнул пальцем в сторону пещеры.

– Фар… Фардейл попал в беду.

– Я слышал его вой, – сказал Тол'чак. – Что случилось? Где сейчас брат?

– Птица… какой то чертов светящийся ястреб увлек его за собой в глубины туннеля.

– Лунный сокол! – возмущенно вскричала Ни'лан из за спины Тол'чака. – Это была птица элв'ина! Видите, я же говорила, что ему нельзя доверять.

– Моя птица не причинит вреда твоему другу, – возразил элв'ин, – если только он не будет настолько глуп, что попытается ей угрожать. Мой сокол научен выживать – как и все элв'ины.

Тол'чак повернулся к остальным и обнаружил, что маленькая женщина с ненавистью смотрит на худого мужчину, но, прежде чем она успела вставить хоть слово, бородатый горец прогрохотал:

– Мне наплевать на старые ссоры. – Он указал пальцем на худого мужчину. – Послушай, элв'ин, что это за пещера? И…

Элв'ин поднял руку, прерывая горца:

– Прежде всего хочу назвать свое имя. Я Мерик из Дома Утренней Звезды, а не просто элв'ин. И мне ничего не известно о пещере. Мой сокол летит по следу нашего исчезнувшего короля. Он выбрал этот путь, а не я.

– Он лжет! – прошипела Ни'лан.

– Я здесь не для того, чтобы препираться с вами. – Мерик развернулся на каблуках и решительно направился к входу в туннель.

Могвид отскочил в сторону. Очевидно, как и Тол'чак, он почувствовал исходящую от него угрозу.

Однако Тол'чак последовал за Мериком, чтобы помочь Фардейлу. На нем лежала частичная вина – если бы он шел быстрее, они бы вместе встретили опасность. Мало кто на этой земле мог всерьез угрожать огру.

Между тем Мерик наклонился и без малейших усилий проскользнул в туннель. Тол'чак сразу увидел, что у него так не получится. Он ухватился за корни, рванул пару раз, и стало ясно, что даже он не сумеет их вырвать. В это время Мерик вытащил из кармана прозрачный камень и потер его между ладонями, затем подул на него, словно раздувал костер, и камень начал испускать зеленоватый свет. Подняв его перед собой, Мерик исчез за поворотом туннеля.

Тол'чак почувствовал, что кто то оказался рядом с ним. Крал заговорил из за его плеча:

– Разреши, я прорублю проход.

Тол'чак отступил в сторону, горец поднял топор.

– Стой! – Ни'лан бросилась вперед, подняв тонкую руку, и отвела в сторону лезвие топора. – Это дерево никому не причинило вреда. – Она с благоговением положила ладони на корни – так ребенок прикасается к рукам старшего.

Женщина на мгновение склонила голову, а потом просто отвела ставшие гибкими корни в стороны, словно шкуру, висящую у входа в пещеру огра. Тол'чак опешил: он только что сам пробовал это сделать, – и его поразила сила, заключенная в этих маленьких ладонях.

И не он один был поражен. Тол'чак услышал удивленное восклицание Могвида, который на всякий случай держался сзади.

– Нифай, – пораженно пробормотал Могвид. – А я думал, что певцы деревьев давно мертвы.

Никто не обратил внимания на эти слова, но Тол'чак видел, что его спутник не сводит изучающего взгляда с маленькой женщины.

– Ни'лан, – сказал Крал, привлекая к себе внимание Тол'чака. – Если учесть твое отношение к элв'инам, тебе лучше вернуться к Рокингему. Мы с огром справимся вдвоем.

Маленькая женщина хотела возразить, но тот добавил:

– Кроме того, Рокингем уже давно стоит связанный. Я не сомневаюсь, что у него болят запястья.

Хотя Тол'чак не понял, о ком говорит Крал, но на лице Ни'лан появилось озабоченное выражение, и стало ясно, что горец сумел ее убедить. Однако у Тол'чака были свои тревоги.

– Лес – опасное место для женщины, тем более одной, – заметил он, слегка удивленный тем, что беспокоится за нее.

– Спасибо за заботу, огр, – холодно ответила она. Его слова почему то показались обидными. – Я не знаю страха, когда нахожусь среди деревьев.

– Я… я могу с сопровождать ее, – неожиданно заговорил Могвид, слегка заикающимся голосом.

– Значит, решено, – заявил Крал, решительно наклоняясь, чтобы войти в туннель.

Он первым зашагал вперед по каменному подземному ходу. Тол'чак последовал за ним, опираясь одной рукой о землю.

– Будьте осторожны, – крикнула им вслед Ни'лан. – Опасайтесь элв'ина.

Тол'чак не ответил, чтобы вновь не обидеть женщину, к тому же он старался не отстать от Крала.

Вскоре слабый свет ночного леса уже не освещал туннеля. Даже глаза огра с трудом различали темные тени впереди. Он услышал, как Крал что то проворчал, натолкнувшись на невидимую преграду.

– Этот Мерик не мог далеко уйти со своим светом, – сказал Крал, потирая ушибленную голень.

Тол'чак ничего не ответил. Он тонким слухом уловил слабое гудение, и это отвлекло его от слов горца. Огр немного поковырял в ухе, решая, где находится источник звука – в туннеле или у него в голове?

Крал шел дальше, и скрип сапог по камню заглушал странный шум. Тол'чак следовал за ним, напрягая слух. Когда они свернули за угол, ему больше не пришлось напрягаться. Теперь гудение перекрывало скрип.

Горец остановился и прислушался.

– Что это? – шепотом спросил Крал.

Тол'чак различил слабое свечение за поворотом туннеля.

– Там свет, – тихо сказал он и показал вперед.

Крал, стараясь ступать бесшумно, осторожно двинулся дальше. Тол'чак попытался последовать его примеру, но когти предательски стучали по камню.

Они подошли к повороту, свет стал ярче: судя по всему, кто то шел навстречу.

– Кто то идет, – выдохнул Крал.

– Может, Мерик?

В этот момент из за поворота выкатился маленький камень, испускающий зеленоватый свет, и стукнулся о сапог Крала.

– Камень элв'ина, – сказал Тол'чак.

Крал наклонился и поднял его. А затем повернулся, чтобы передать кристалл Тол'чаку. Гудение стало больше напоминать далекое шипение. Крал показал на пятнышко, появившееся на сияющей поверхности камня.

– Кровь.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   28



Похожие:

Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
Моим родителям, Рональду и Мэри Энн, которые подарили мне дом и целый мир, чтобы я мог реализовать свои мечты
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Буря ведьмы»
Моим самым верным и ярым сторонникам, братьям и сестрам (да, я назову их поименно)
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Война ведьмы»
Никто не пишет в безвоздушном пространстве. И я не исключение. Мой роман никогда бы не вышел в свет без огромной помощи друзей, коллег...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс Звезда ведьмы
Таинственная Книга, созданная последними магами Света в грозный час, когда королевство Аласия рушилось под натиском сил Тьмы, нашла...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconКак вы планируете зарабатывать?
В их действиях нет ни порядка, ни плана, но они надеются заработать много денег. В то время как я ярый сторонник подхода: «Готовься...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconОчищающий огонь
Земле. Огонь не только сам чист, но и очищает все другие Благие творения, в том числе и человека. Поэтому в храмах всегда горит огонь....
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconПятьдесят оттенков серого (Fifty Shades of Grey)
Э. Л. Джеймс, которая сделала автора знаменитой и побила все рекорды продаж: 15 миллионов экземпляров за три месяца. По мнению Лисс...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconЖозеф Анри Рони-старший Борьба за огонь Борьба за огонь – 1
В непроглядную ночь бежали уламры, обезумев от страданий и усталости; все их усилия были тщетны перед постигшим их несчастьем: огонь...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы
Иствикские ведьмы». Произведение, которое легло в основу оскароносного фильма с Джеком Николсоном в главной роли, великолепного мюзикла,...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы Джон апдайк иствикские ведьмы
И вот, покончив с наставлениями, дьявол сошел с кафедры и заставил всех присутствующих подойти и поцеловать его в задницу. Она была...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы