Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» icon

Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы»


НазваниеДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
страница2/28
Дата публикации19.12.2013
Размер5.7 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

* * *


Так была создана великая Книга людьми, играющими с силой, истинного могущества которого они не понимали. Впрочем, я собираюсь сделать то же самое, и потому – кто я такой, чтобы судить? Всего лишь рассказчик, который сочиняет сказки о былых временах.

Теперь вы знаете, как и почему появилась на свет Книга, предсказанная пророчествами и видениями.

Ответы порождают новые вопросы.

Что такое вообще эта Книга?

Какова ее цель?

Что произошло с пропитанными кровью страницами?

Я твердо знаю, что время идет вперед, прошлое забывается и люди мечтают о будущем. А на все вопросы рано или поздно находятся ответы.

Мир вращается, как веретено, наматывая время. Века пролетают, как трепещущие крылья воробья. Пока не появляется она. И тогда я ставлю палец и замедляю это вращение. Время останавливается.

Вот она… в саду. Вы ее видите?

Пришла пора рассказать историю о той, чье появление было предсказано одноруким магом, о той, что поглотит душу мира.


Книга первая

^ ПЕРВОЕ ПЛАМЯ


ГЛАВА 1


Яблоко угодило Элене в голову. От неожиданности нога девочки соскользнула с перекладины лестницы, и она упала с высоты двух ярдов на жесткую землю, прямо на гнилое яблоко, испачкав новую рабочую одежду, вдобавок ко всему прикусила язык.

– Осторожнее, Элена, – крикнул Джоак с другой лестницы.

Почти полная корзина висела у брата за спиной, ремень впивался ему в лоб. Она сокрушенно посмотрела на свою, теперь пустую. Собранные фрукты рассыпались по земле. Покраснев, словно яблоко, упавшее ей на голову, девочка встала, пытаясь сохранить остатки достоинства.

Вытерев лоб, Элена посмотрела на небо. Солнце уже клонилось к земле, тени удлинились. Вздохнув, она принялась собирать рассыпавшиеся яблоки. Скоро зазвонит колокол на обед, а ее корзинка заполнена чуть больше чем наполовину. Отец будет недоволен.

«Ты витаешь в облаках, увиливаешь от работы», – скажет он сердито.

Девочка так часто слышала эти слова…

Элена положила руку на лестницу, прислоненную к стволу дерева. Она вовсе не пыталась увиливать и не имела ничего против того, чтобы до вечера трудиться в поле или саду. Но во время монотонной работы постоянно отвлекалась на самые разные чудеса, окружавшие со всех сторон. Сегодня она нашла на ветке дерева крошечное гнездышко какоры, давно опустевшее, потому что наступила осень, но оно ее заворожило сложным плетением из веточек, сухой земли и листьев. Потом Элена увидела кружевную паутину, всю в маленьких капельках воды, словно украшенную драгоценными камнями. А еще ей попался на глаза жук скрипач с блестящей спинкой, прицепившийся к листку. Вокруг было столько всего интересного и увлекательного!

Она потянулась, чтобы прогнать боль, засевшую между лопатками, и посмотрела на бесконечные ряды яблоневых деревьев. На мгновение девочка почувствовала, что задыхается – на нее напала «нервная дрожь», так называла это ощущение мама. Многие работники не раз шепотом говорили друг другу, что сад их душит. Деревья поглотили всю местность вокруг на тысячи акров – от далеких пиков нависающих Зубов до самой долины. Несмотря на то что сад имел много сезонных ликов – облака бело розовых цветов весной, непроницаемое зеленое море летом и голые, точно скелеты, ветки зимой, – колоссальные размеры придавали ему постоянство, угнетающее и опустошающее душу.

Элена поежилась. Ветви со всех сторон заслоняли собой горизонт, переплетались над головой, не пропускали солнце, мешая лучам касаться ее лица. Когда Элена была маленькой, она играла среди деревьев. Тогда мир казался огромным, полным приключений и новых открытий. Теперь, повзрослев, она поняла слова, которые шепотом передавали друг другу работники.

Сад медленно душит.

Она подняла лицо. И все же это был ее мир. Ловушка из деревьев, листьев и яблок. Она не видела ничего другого. Дурманящий аромат гниющих яблок густо пропитал воздух, он проникал в поры, так собака метит запахом, заявляя свои права. Элена повернулась и взглядом утонула в красоте сада.

Вот если бы у нее были крылья, как у птицы, она улетела бы отсюда: пронеслась над равнинами Станди, над болотами Айнова, над горбатыми островами Архипелага. Долетела бы аж до океана. Девочка закружилась среди ветвей, представляя себе далекие страны.

– Когда закончишь танцевать, сестренка, советую немного поработать, – крикнул Джоак.

Эти слова подрезали ей крылья и опустили с небес на землю. Элена, глядя на старшего брата, подумала, что в его голосе прозвучали суровые нотки. И на мгновение в широких плечах и сильном загорелом лице Джоака она увидела отца. Когда это случилось? Куда подевался тот мальчишка, который с воплями носился за ней среди деревьев, устраивая воображаемую охоту?

Она подошла к лестнице.

– Джоак, тебе никогда не хотелось отсюда уехать?

– Конечно хотелось, – ответил он, продолжая собирать яблоки. – Я мечтаю иметь собственную ферму. Может, возьму землю около диких садов рядом с Айри.

– Нет, я имела в виду – уехать из долины… вообще оставить сады?

– И стать городским жителем в Уинтерфелле, как тетя Фила?

Элена вздохнула и начала подниматься по лестнице. Сад уже поглотил брата целиком, его сознание и душа попались в ловушку из ветвей.

– Нет, – предприняла она новую попытку. – Разве тебе не хочется оставить эти места и увидеть новые земли?

Он замер, держа в руке спелое яблоко, повернулся к ней, и в его глазах появилось серьезное выражение.

– Зачем?

Элена надела ремень корзинки на лоб.

– Ладно, не важно.

Корзинка показалась в два раза тяжелее обычного.

Никто ее не понимал.

Неожиданно Джоак громко расхохотался, и Элена посмотрела на него.

– Что? – спросила она, думая, что брат начнет над ней потешаться.

– Элена, тебя так легко обмануть! – Джоак хитро улыбнулся. – Естественно, я хочу убраться из этой скукотищи. Ты что, думаешь, я какой нибудь простой фермер? Да я бы уехал отсюда, не задумываясь ни на секунду.

Элена улыбнулась. Значит, сад еще не покорил ее брата!

– Будь у меня меч и лошадь, давно бы уехал отсюда, – продолжил он и широко распахнул глаза, представив, как его мечты претворяются в жизнь.

Они улыбнулись друг другу.

Неожиданно над полем разнесся сигнал колокола: обед.

– Давно пора! – сказал Джоак, легко спрыгнув на землю. – Я умираю от голода.

– Ты всегда умираешь от голода, – улыбнувшись, сказала Элена.

– Я расту.

Да, это правда. Джоак за последний сезон сильно изменился, на следующей неделе ему исполняется четырнадцать. Он был всего на год старше Элены, но уже перерос ее на целую голову. Она с трудом сдержалась, чтобы не взглянуть на свою грудь. Другие девочки на соседних фермах уже вовсю расцвели, а она, если снять рубашку, ничем не отличалась от Джоака. Люди даже часто принимали их за братьев. У них были одинаковые рыжие волосы, завязанные в хвостик, зеленые глаза, высокие скулы и загорелая кожа. Да, у нее чуть больше веснушек, ресницы длиннее, а носик поменьше, но все равно она ужасно похожа на мальчишку. Они с раннего детства вместе работали на полях и в саду и стали как близнецы.

Впрочем, работа на ферме, которой они занимались, была совсем не детской. Скоро Джоак присоединится к мужчинам и будет делать более серьезные и трудные вещи. Его плечи и грудь станут шире, как у настоящего мужчины, а ростом он уже очень высокий. И никто больше не будет принимать их за братьев, по крайней мере она на это рассчитывала. Неожиданно Элена поймала себя на том, что смотрит на свою грудь и думает: «Чем быстрее, тем лучше».

– Если ты закончила восхищаться своими детскими яблочками, – пошутил Джоак, – то пошли уже.

Она сорвала яблоко и бросила в него.

– Убирайся отсюда! – Она хотела, чтобы ее слова прозвучали сердито, но не выдержала и рассмеялась. – По крайней мере, я не торчу перед зеркалом и не разглядываю свои мускулы, когда никто не видит.

Брат покраснел.

– Я не… ну, понимаешь, я не…

– Ладно, иди домой, Джоак.

– А ты?

– Я набрала только половину корзины. Думаю, мне лучше еще немного поработать.

– Я могу переложить часть своих яблок тебе. Моя все равно переполнена. Получится, будто мы собрали одинаково.

Элена почувствовала раздражение, хотя и понимала, что брат хочет ее выручить.

– Я сама умею собирать яблоки.

Она и сама не ожидала, что это прозвучит так резко.

– Ладно, я всего лишь хотел помочь.

– Скажи маме, что я вернусь к закату.

– Только не опаздывай. Ты же знаешь, как она не любит, когда мы не возвращаемся домой до наступления темноты. На прошлой неделе Гулиги потеряли трех овец.

– Знаю, слышала. А теперь иди, пока не съели всю баранину. Со мной все будет в порядке.

Джоак поколебался, оставлять ли сестру одну, но голод одержал верх. Помахав ей рукой, он поспешил к дому, шагая между деревьями, и быстро исчез, вскоре стихли и его шаги.

Элена забралась на верхнюю перекладину лестницы и потянулась к усыпанной яблоками ветви. Вдалеке она разглядела поднимающийся из труб дым, там, где город Уинтерфелл прятался в глубине долины. Она следила за черными, смазанными столбами, пока они не превратились в едва различимую дымку, плывущую над долиной. Ветер относил дым к океану, если бы только она могла последовать за ним…

Глядя вдаль, она вновь вспомнила слова отца и его сердитый голос: «Вечно ты витаешь в облаках, Элена».

Вздохнув, она оторвала взгляд от неба. Вот ее жизнь. Ухватила руками сразу два яблока и забросила их через плечо в корзинку. Пальцами она мгновенно оценивала, достаточно ли созрели яблоки, и отправляла их в корзинку, пока в ней не оказались все спелые плоды с ближних веток.

Вскоре снова заболела спина и плечи, но Элена продолжала работать. Отмахиваясь от мух, круживших вокруг, она поднялась на следующую перекладину, выше подниматься по лестнице отец им с братом запрещал. Она решила дотянуться до верхних ветвей, твердо намереваясь заполнить корзинку до заката.

Вскоре боль в плечах поползла вниз, к животу. Элена переместилась на лестнице, решив, что слишком сильно прижалась к перекладинам. И тут ее пронзил резкий укол боли! Она чуть не потеряла равновесие, но успела ухватиться за перекладину и удержаться.

Прикрыв глаза, Элена вцепилась в лестницу, дожидаясь, когда боль отступит, раньше всегда так было. За последние несколько дней у нее то и дело болел живот, но она молчала, решив, что съела слишком много ягод. Бордовые ягоды, которые она так любила, быстро отходили. И, несмотря на боль в животе, она не могла себе отказать насытиться их сладким вкусом.

Делая резкие вдохи выдохи сквозь стиснутые зубы, Элена сражалась с болью. Через пару мгновений ее слегка отпустило. Положив голову на руку, она сделала еще несколько глубоких вдохов, прежде чем вернуться к прерванному занятию.

Когда Элена подняла голову, то увидела нечто такое, что заставило ее вмиг забыть о боли в животе. Вечерний луч солнца пробился сквозь полог листьев и высветил великолепное яблоко, невероятно большое, размером с маленькую дыню. О, как ее мама любила такие огромные, сочные экземпляры для своих пирогов. Даже отец будет доволен, если она вернется с полной корзинкой, да еще с таким трофеем.

Но как его достать?

Встав на следующую перекладину, на одну выше, чем позволял отец, она вытянула руку вверх. Но пальцы только коснулись яблока, и оно стало раскачиваться на черенке.

Проклятье! Будь здесь Джоак, он бы до него дотянулся. Но это ее приз. Поджав губы, Элена осторожно поднялась еще на одну перекладину. Лестница под ней закачалась… Вцепившись рукой в ствол, Элена так отчаянно потянулась другой рукой к яблоку, что у нее заболело плечо.

С победной улыбкой она увидела, как ее рука окунулась в солнечный луч, играющий на яблоке… и исчезла в нем! Решив, что ее ослепило сияние луча, она даже не сразу испугалась. В этот момент живот пронзила такая острая боль, словно кто то воткнул в него ржавый кинжал. Вскрикнув, она вцепилась в дерево и в лестницу и невольно спустилась на одну ступеньку ниже.

И почувствовала, как между ног потекла горячая влага. Решив, что от боли отказал мочевой пузырь, Элена с отвращением посмотрела вниз, но то, что она увидела, заставило ее соскользнуть вниз по лестнице, и она неуклюже приземлилась у основания.

Сев поудобнее, она внимательно осмотрела себя. Кровь! Серые брюки пропитались между ног. Первой мыслью было, что она чем то поранилась. Но потом поняла, что произошло на самом деле, и на ее губах расцвела улыбка. Случилось то, о чем она уже знала и чего ждала: ее первая менструация.

Она, Элена Моринстал, стала женщиной!

Потрясенная столь грандиозным событием, девочка поднесла руку к влажному лбу. Но прежде чем она к нему прикоснулась, ее внимание привлекла правая рука.

Она тоже была в крови!

Густой красный цвет покрывал ее, как перчатка. Элена знала, что не трогала себя в том месте. Кроме того, кровь шла не настолько сильно.

«Наверное, я порезалась о гвоздь, торчащий из лестницы», – подумала она.

Но она не чувствовала никакой боли. Как раз наоборот, она ощущала почти приятную прохладу. Она вытерла руку о рубашку. Ткань осталась чистой. Тогда Элена принялась тереть сильнее. Ничего. Сердце быстро забилось у нее в груди, перед глазами замелькали блики, вот теперь она испугалась!

Мать не говорила ей ничего такого, когда рассказывала про первую менструацию. Может быть, это какой то женский секрет, который скрывают от мужчин и детей? Наверняка! Элена заставила себя дышать ровнее. В любом случае это не навсегда. Руки у ее матери вполне нормальные.

Она сделала несколько глубоких вдохов. Все будет хорошо. Мама все ей объяснит. Элена встала и уже второй раз за день начала собирать рассыпанные яблоки. Последним оказалось роскошное яблоко, тот самый трофей, за которым она тянулась. Наверное, она успела его схватить, когда падала вниз. Какая удача! Она прикоснулась к правой мочке уха в благодарность духам за это везение.

– Спасибо тебе, дорогая Матушка, – пробормотала она, обращаясь к пустому саду.

Какое замечательное предзнаменование! Именно в тот день, когда она стала женщиной.

Наклонившись за яблоком, она увидела, как ее окрашенная рука коснулась его, и вспомнила мгновение, когда кисть исчезла в солнечном сиянии. Элена поморщилась и отбросила эту мысль, решив, что свет сыграл шутку с ее уставшими глазами.

Мама сделает из него великолепный пирог. Элена представила, как из отрезанного куска вытекает яблочная начинка с корицей.

Когда она подняла свой трофей, яблоко пошевелилось в руке, словно живое, и тут же сморщилось, превратившись в сухой комок. Элена с отвращением бросила его. Как только яблоко коснулось земли, оно вспыхнуло ослепительным пламенем! Девочка прикрыла рукой лицо, но пламя уже погасло. Она осторожно опустила руку.

От яблока осталась лишь горстка пепла.

Святая Мать Регалта!

Элена начала медленно пятиться от кучки, и в этот момент снова ударил обеденный колокол, который испугал и одновременно сорвал ее с места. Она помчалась через сад к дому, забыв про корзинку с яблоками.


К тому времени, когда девушка добралась до своего двора, на небе догорали последние лучи заходящего солнца, а на утрамбованной земле между конюшней и домом лежали густые тени. Перепрыгнув через канаву, она выбежала из за последнего ряда деревьев.

Навстречу ей катил фургон с работниками, который направлялся к дороге в город. Его сопровождали взрывы громкого смеха. Погонщик мулов Хоррел Ферт махнул рукой, чтобы она отошла в сторону.

– У меня тут целая толпа голодных мужчин, которым не терпится добраться домой и пообедать.

– И выпить эля! Ты забыл про эль! – крикнул кто то из задней части фургона.

Его слова вызвали новый приступ смеха.

Элена отскочила на обочину, и четыре мула протащили скрипящий фургон мимо нее. Она уже почти подняла правую руку, чтобы помахать работникам, но тут же опустила и спрятала ее за спиной, вспомнив, что она испачкана. А если красный цвет является знаком наступившей зрелости? Ей вдруг стало неловко признаваться в этом перед целой кучей грубоватых мужчин. Она даже почувствовала, что краснеет.

Когда фургон проехал мимо, Элена помчалась по двору и услышала, как кто то из мужчин в фургоне сказал:

– Странная девчонка, вечно где то бегает. У нее точно с головой не все в порядке.

Элена не обратила внимания на оскорбление и продолжила бежать к задней двери дома. Она уже слышала такое и раньше. Дети в школе были еще более жестокими. Элена всегда была высокой, нескладной девочкой и ходила в одежде из домотканого полотна, доставшейся ей от брата. Она молча терпела все издевки, а дома нередко плакала. Даже учителя считали ее не слишком сообразительной, а постоянную задумчивость и витание в облаках принимали за легкую недоразвитость. Ее обижало такое отношение, но со временем Элена научилась на это не реагировать.

Из друзей у нее был только брат и еще несколько ребят с соседних ферм. Элена исследовала мир в одиночку и получала от этого удовольствие. Она обнаружила множество замечательных мест у подножия окружавших ферму холмов, например: заячью нору, ей даже удалось приручить живших там зайцев, и они ели с рук; огромный, высотой с человеческий рост, муравейник; пустое внутри дерево, в которое ударила молния; заросшие мхом надгробные камни старого и всеми забытого кладбища. Бывало, она возвращалась домой без сил после своих дневных прогулок, вся исцарапанная и грязная, но с довольной улыбкой на лице.

По мере того как Элена приближалась к дому, она хмурилась и бежала медленнее.

Несмотря на то что ей очень нравились эти походы, она не могла не признать, что в последнее время испытывала необъяснимую тревогу. Часто девочка ловила себя на том, что бездумно смотрит вдаль, руки чего то искали, но она не знала чего. Словно внутри нее собралась буря, ждущая только подходящего момента, чтобы вырваться наружу.

Элена начала подниматься по ступенькам, ведущим к задней двери. Подойдя к ней, она снова в последних лучах заходящего солнца увидела свою покрасневшую ладонь. Теперь еще и это! Что же происходит?

Когда она собралась нажать на медную ручку, пальцы дрожали. Впервые в жизни Элена осознала, что за пределами сада лежит огромный и диковинный мир. Неожиданно испугавшись, она закрыла глаза. Почему она так хочет покинуть свой дом? Здесь так надежно, безопасно и тепло, как старая фланелевая рубашка холодной ночью, тут живут все, кого она любит. Зачем же искать чего то еще?

Пока Элена стояла и дрожала, дверь распахнулась, и девушка, испугавшись, отступила вниз на одну ступеньку. На пороге стоял отец и держал Джоака за плечо. Глаза обоих раскрылись от удивления, когда они увидели Элену.

– Вот видишь, – сказал Джоак. – Я говорил тебе, что она сейчас придет.

– Элена, – проговорил отец, – ты же знаешь, что не должна оставаться в саду одна после наступления темноты. Тебе нужно подумать…

Она бросилась ему на грудь.

– Милая… – удивленно пробормотал он, обхватив дочь своими огромными руками. – Что случилось?

Она спрятала лицо у него на груди, мечтая, чтобы так было до конца жизни. Дело не только в надежной крыше и теплом очаге – здесь ее дом.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28



Похожие:

Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
Моим родителям, Рональду и Мэри Энн, которые подарили мне дом и целый мир, чтобы я мог реализовать свои мечты
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Буря ведьмы»
Моим самым верным и ярым сторонникам, братьям и сестрам (да, я назову их поименно)
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Война ведьмы»
Никто не пишет в безвоздушном пространстве. И я не исключение. Мой роман никогда бы не вышел в свет без огромной помощи друзей, коллег...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс Звезда ведьмы
Таинственная Книга, созданная последними магами Света в грозный час, когда королевство Аласия рушилось под натиском сил Тьмы, нашла...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconКак вы планируете зарабатывать?
В их действиях нет ни порядка, ни плана, но они надеются заработать много денег. В то время как я ярый сторонник подхода: «Готовься...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconОчищающий огонь
Земле. Огонь не только сам чист, но и очищает все другие Благие творения, в том числе и человека. Поэтому в храмах всегда горит огонь....
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconПятьдесят оттенков серого (Fifty Shades of Grey)
Э. Л. Джеймс, которая сделала автора знаменитой и побила все рекорды продаж: 15 миллионов экземпляров за три месяца. По мнению Лисс...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconЖозеф Анри Рони-старший Борьба за огонь Борьба за огонь – 1
В непроглядную ночь бежали уламры, обезумев от страданий и усталости; все их усилия были тщетны перед постигшим их несчастьем: огонь...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы
Иствикские ведьмы». Произведение, которое легло в основу оскароносного фильма с Джеком Николсоном в главной роли, великолепного мюзикла,...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы Джон апдайк иствикские ведьмы
И вот, покончив с наставлениями, дьявол сошел с кафедры и заставил всех присутствующих подойти и поцеловать его в задницу. Она была...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы