Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» icon

Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы»


НазваниеДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
страница22/28
Дата публикации19.12.2013
Размер5.7 Mb.
ТипДокументы
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   28

ГЛАВА 30


Элена смотрела, как дядя подходит к Эр'рилу, который опустился на колени у входа в следующую пещеру, прикрывая лицо от вырывающегося оттуда света. На щеке Эр'рила сверкала, как самоцвет, слеза.

– Что это? – спросил дядя, положив руку на плечо воина.

Эр'рил ничего не ответил, лишь показал в сторону пещеры, у входа в которую он застыл.

Элена осторожно подошла к дяде и выглянула из за его спины, чтобы посмотреть на свет. Его источник находился в центре круглой пещеры. Больше ничего в ней не было.

– Поразительная работа, – сказал дядя, прищурившись и оглядывая пустую пещеру. – Но что тебя опечалило, Эр'рил?

Воин покачал головой и ничего не ответил.

Элена выскользнула из за спины дяди, чтобы лучше осмотреть пещеру. В центре, прямо на каменном полу, стояла хрустальная статуя, фонтанирующая серебристым светом. Хотя камень статуи был источником чистого света, девушка с удивлением обнаружила, что он не ослепляет, позволяя рассмотреть саму скульптуру, даже наоборот: свет каким то непостижимым образом драпировал статую, подчеркивая отдельные детали работы скульптора.

– Художник, создавший это произведение искусства, обладал поразительным мастерством, – сказал дядя Бол, с беспокойством поглядывая на воина. – Без сомнения, гоблины не имеют к статуе ни малейшего отношения. Камень гладкий, тщательно выполненные глаза и губы – не то что грубые рисунки на арках.

Элена молча согласилась с дядей. Статуя была поразительно красива – однако красота эта показалась ей жестокой.

Скульптор высек фигуру маленького мальчика. Девушка решила, что ему не больше десяти зим. Мальчик стоял на коленях, одной рукой опираясь на пол, другую поднял, словно умолял о чем то. Искаженное от боли лицо было обращено к небесам. Не оставляла сомнений и причина страданий мальчика.

– Взгляни, как скульптор выбрал материал, чтобы добиться драматического эффекта, – сказал дядя, положив руку ей на плечо. – Мальчик сделан из хрусталя, а меч серебряный.

Элена кивнула. Краем глаза она увидела, как исказилось лицо Эр'рила при упоминании о мече. Как и ему, ей не нравилась эта деталь скульптуры.

Серебряный клинок пронзил спину мальчика, его сердце, и вышел со стороны груди. Рукоять торчала из спины, а острие уходило в пол пещеры. Казалось, мальчик пытается уйти от судьбы, словно еще не понимает, что он получил смертельный удар, и лишь ощущает боль. Его невинное лицо, обращенное к небесам, умоляло о прекращении страдания. Широко раскрытые глаза как бы вопрошали: «Почему это случилось со мной?»

Элена посмотрела в лицо мальчика и почувствовала, как глаза у нее наполняются слезами. Ей захотелось подойти к нему, утешить, избавить от страданий. Однако она понимала, что это всего лишь статуя. Она была создана много лет назад, но мучительная боль ребенка тронула ее сердце даже через века.

– Как жаль, что статуя осквернена, – резко сказал дядя; как ученый, изучавший древнюю историю, он всегда возмущался, когда видел, что кто то портил артефакты. Нахмурившись, он указал на то, что его возмутило. – Наверное, кто то из гоблинов повредил статую, когда они тащили ее сюда.

Сначала Элена не поняла, что он имеет в виду. Потом сообразила, что левая рука мальчика, которую он поднял к потолку пещеры, была лишена кисти, словно кто то отрубил ее топором. Как странно, что она не заметила этого сразу. Тем не менее, изучая скульптуру, она чувствовала, что дядя ошибается. Статуя была не повреждена, а лишь не закончена – как песня, прервавшаяся за несколько нот до завершения, когда ты всем сердцем их ждешь.

Между тем дядя повернулся к Эр'рилу, выражение его лица было суровым и решительным:

– Что это ты так разволновался, глядя на кусок хрусталя?

Эр'рил молчал, его плечи оставались скорбно опущенными.

Когда он заговорил, не поднимая головы, его голос прозвучал совсем тихо.

– Это мой позор, – прошептал воин. – Мой позор, обретший форму.

Эр'рил не поднимал головы. Дядя Бол был прав. Гоблины заставили их прийти сюда для того, чтобы Эр'рил увидел статую. Каким то непостижимым образом каменные гоблины узнали о его постыдном поступке и привели в эту пещеру, чтобы он взглянул в лицо несчастной жертве.

Что ж, если гоблины хотели этого, то их желание исполнилось. Эр'рил знал, что не имеет права отводить взгляд в сторону. Он посмотрел в лицо мальчика, высеченное с удивительными подробностями, оно светилось ярким светом, и воина наполнили воспоминания. Он не мог забыть это лицо – и никогда не забудет. Так он хотя бы воздаст должное жертве, принесенной мальчиком.

Рассматривая маленькое лицо, обращенное к небесам, он вспоминал комнату на постоялом дворе и ту ночь, когда была создана Книга. За последний день к нему уже не в первый раз возвращались эти подробности. Сначала он встретил на улице Грэшима – тот стал темным магом. А теперь скульптура мальчика мага, который был принесен в жертву, чтобы Книга напиталась его кровью. Все участники той ненавистной ночи снова собрались вместе.

И все же для Эр'рила оставалось тайной, почему все это происходит, с какой целью их заманили в пещеру, где находилось напоминание о мучительной боли его сердца. Эр'рил поднялся на ноги. Он жил с мыслями о этом постыдном поступке в течение нескольких столетий. И хотя вид статуи усилил старую муку, сейчас в его груди разгорался гнев, который возвращал так хорошо знакомое чувство вины. Он расправил плечи. Тот, кто создал статую, должен ответить – и Эр'рил был полон решимости эти ответы получить.

Воин сделал шаг в пещеру, когда за его спиной раздался голос Бола:

– Говори прямо! Что здесь не так?

Эр'рил кивнул в сторону статуи:

– Это юный маг, которого я убил в ту ночь, когда была создана Книга. – Он увидел, как был поражен Бол, и даже девушка отшатнулась от Эр'рила, но он не отвел взгляда. Его голос оставался ровным. – Я не знаю, в какую игру здесь играют, но намерен с ней покончить.

Эр'рил подошел к статуе. Когда он приближался, ему показалось, что боль на лице мальчика усилилась, словно статуя его узнала и боялась новой встречи. «Наверное, это просто игра света», – подумал Эр'рил, протянул руку и коснулся пальцем твердой хрустальной поверхности. На миг ему показалось, что статуя его обожжет или причинит иной вред, чтобы отомстить за убийство, но хрусталь оставался прохладным и гладким, а его поверхность слегка влажной от росы.

Эр'рил погладил пальцем щеку мальчика. Память скрыла, каким юным он был. И каким маленьким – Эр'рил возвышался над коленопреклоненной статуей. Несомненно, ребенок не заслужил такой участи. Эр'рил попытался найти слова, чтобы попросить о прощении, но он так и не узнал имени мальчика.

– Это было необходимо сделать, – тихо сказал у него за спиной Бол. – Я читал древние тексты. Без невинной крови Книгу создать невозможно.

– Но почему я?

– У каждого из нас есть бремя, которое нам суждено нести, – моя сестра Фила, Элена, мальчик. Настали темные времена, и, если мы молимся о наступлении рассвета, нам следует подняться с колен, какими бы усталыми ни были наши кости и какая бы боль ни сковывала наши суставы.

– Я покончил с молитвами! Кто их слышит? – Он положил ладонь на обращенное к небу лицо мальчика. – Кто услышал мольбу этого мальчика?

– Ты шел по тропе, полной боли и скорби, и я не могу обещать, что дальше будет легче. Однако в одном я уверен: только этот путь способен искупить то, что ты сделал, и оправдать все принесенные жертвы. Не теряй мужества в своем сердце, Эр'рил из Станди!

Рука воина соскользнула с лица мальчика.

– Слишком поздно. Мое сердце потеряно уже очень давно.

– Нет. – Бол сжал плечо Эр'рила. – Оно просто спряталось, отвердело за сотни зим, но я уверен, что ты найдешь свое сердце, когда двинешься дальше по этой тропе.

Лицо Эр'рила превратилось в маску. Он не хотел находить свое сердце. Эту боль он не сможет перенести.

– Послушайте! – с тревогой сказала Элена.

Эр'рил поднял голову и услышал знакомый звук – шипение.

Гоблины снова приближались! Эр'рил посмотрел в сторону туннеля. Пока там было пусто. Он оглядел пещеру. Сюда вел еще один туннель – и оттуда также доносилось шипение.

– Они нас окружили, – сказал Бол.

– И мы оказались на открытом месте, – ответил Эр'рил. – В туннеле у нас будет больше шансов на спасение.

Бол повернулся к Эр'рилу:

– У нас нет шансов в схватке с ними без оружия. И они заставили нас прийти сюда вовсе не для того, чтобы убить. Они могли это сделать в любой момент.

Эр'рил отвернулся от Бола и снова подошел к статуе.

– Я не верю в логику каменных гоблинов. Мне известно лишь одно – я должен найти оружие.

Он обошел статую со спины. Наклонившись вперед, взялся за рукоять серебряного меча и потянул. Несколько мгновений меч не поддавался, и Эр'рил уже начал опасаться, что ему не хватит сил его вытащить, но тут словно призрачная рука перестала его удерживать, и клинок выскользнул наружу.

Эр'рил от неожиданности пошатнулся и отступил на шаг, держа меч в руке. Длинный клинок сиял так, словно был выкован из блистающего света.

– А теперь мы будем сражаться. Хватит прятаться в тени и бояться их шипения.

– В этом не будет необходимости, – послышался голос из за спины Эр'рила.

Воин резко развернулся, и клинок описал сияющую дугу. Через мгновение острие меча уже указывало на говорившего. Из дальнего туннеля выступила согбенная фигура. Кривая спина, седые спутанные волосы. Но когда он поднял голову, Эр'рил увидел, что это человек. Он подошел ближе. На нем была лишь грязная набедренная повязка. Грудь вся была испещрена шрамами от когтей, и он сильно хромал на искривленную ногу. Вместо правой руки осталась культя, покрытая рубцами и розовой плотью.

– Кто ты такой? – спросил Эр'рил.

В этот момент из туннеля за спиной незнакомца выскочила толпа гоблинов. Темными пугливыми тенями они сгрудились у ног мужчины. Элена подошла к Эр'рилу. Он услышал, как она ахнула за его спиной, обернулся и увидел сотни красных глаз, глядящих из другого туннеля. Они оказались в ловушке.

Эр'рил посмотрел на дряхлого незнакомца.

– Кто ты? – с угрозой повторил он свой вопрос.

Мужчина отвел от лица грязные спутанные волосы, открыв худое, покрытое шрамами лицо. Сломанный нос неправильно сросся, один глаз отсутствовал. Он улыбнулся, демонстрируя полное отсутствие зубов.

– Ты меня не узнаешь, Эр'рил? – захихикал старик, и в его смехе сквозило безумие, рука дергалась, словно жила собственной жизнью.

– Мне не знакомы существа, живущие в пещерах, – с отвращением ответил Эр'рил.

– Существо, живущее в пещере? – Мужчина вновь зашелся в дурацком смехе. Его рука поднялась к волосам и что то поймала там. Вытащив насекомое, он раздавил его между двумя длинными желтыми ногтями. – Твой брат не позволял себе такой грубости, когда мы с ним встречались в последний раз, – он обратился ко мне с просьбой.

Эр'рил был поражен. Он не знал, что сказать. Кто этот безумец?

– Ты живешь среди каменных гоблинов? – вмешался Бол.

Мужчина небрежно махнул рукой:

– Они меня боятся. «Человек живущий как скала», – так они меня называют на своем щелкающем языке.

– Ты знаешь их язык? – удивился Бол.

– У меня было много времени, чтобы его выучить.

Между тем Эр'рил успел прийти в себя. Его мало интересовали каменные гоблины и их речь.

– Ты говорил о моем брате, – сказал он.

Блестящий глаз мужчины обратился к Эр'рилу:

– О да, Шоркан всегда являл собой смесь удовольствия и разочарования. Как жаль, что мы его потеряли. – Его взгляд переместился на статую. – Мы очень много потеряли в ту ночь.

– Кончай говорить загадками, старик. Кто ты такой и зачем заманил нас сюда?

Мужчина тяжело вздохнул:

– Когда то ученики называли меня мастером Риальто. Неужели ты не узнал директора школы?

Эр'рил не сумел сдержать удивленного восклицания, меч опустился. Мастер Риальто! Это невозможно, тем не менее Эр'рил уловил сходство, которое с трудом угадывалось под шрамами и грязью. Но как такое могло быть? Как ему удалось выжить? Школу сожгли скал'тумы и вражеские солдаты. Все маги были убиты в ту ночь. Считалось, что уцелел только мальчик.

– Но каким образом тебе удалось спастись?

Мужчина молчал, взгляд его единственного глаза стал осмысленным, а фальшивая улыбка печальной. Он заговорил тише, погрузившись в воспоминания:

– В ту ночь… я послал твоего брата за мальчиком в крыло учеников и попытался спастись. Я хотел сбежать, но повелители ужаса схватили меня. К счастью, они решили немного поиграть со мной. – Он показал на шрамы, покрывающие грудь и правую руку.

Вдруг его лицо снова приняло полубезумное выражение. Он начал озираться по сторонам, словно что то искал. Потом посмотрел на гоблина, который был заметно меньше остальных, и схватил его за руку:

– Смотрите, какие они симпатичные, пока маленькие, верно?

Губы Эр'рила исказила презрительная усмешка. Он никогда не уважал директора школы, считая его трусливым и склонным к бесконечным жалобам. Но сейчас…

– Мастер Риальто, хватит болтать. Что произошло дальше?

Слова Эр'рила вернули его к действительности. Он бросил гоблина, словно и сам не понимал, как тот попал к нему в руки, вытер руку о набедренную повязку и продолжил:

– Я… был все еще жив, когда повелители ужаса узнали, что Шоркан сбежал вместе с мальчиком. Они посчитали меня мертвым, я действительно потерял сознание от их яда. Однако, когда очнулся, мне удалось ползком добраться до самого глубокого подвала – я знал, что оттуда существует ход в подземные пещеры.

– И ты бросил школу, – продолжил за него Эр'рил.

Голос Риальто стал суровым:

– Я не капитан корабля, чтобы погибать вместе с ним! Школа уже перестала существовать. Вокруг слышались крики умирающих, по коридору рыскали псы Темного Властелина. – Старик провел рукой по лбу, словно пытался стереть ужасные воспоминания. – Я лишь хотел умереть спокойно, а не стать пищей для повелителей ужаса. И мне удалось добраться сюда. – Он обвел рукой пещеру.

– И ты не умер ни от ядовитых ран, ни от возраста, – сказал Бол.

Мастер Риальто повернулся к статуе. Затем взгляд вновь затуманился, старик принялся раскачиваться и тихонько напевать.

Когда стало ясно, что ответа не последует, Бол откашлялся.

Риальто заморгал и заговорил шепотом:

– Нет, я не умер. А он вернулся.

– Что это значит? – спросил Эр'рил.

– Мальчик во мне нуждался. Каким то образом он узнал, где я нахожусь, и вернулся, полный чирической магии. Его свет меня исцелил, и до тех пор, пока я остаюсь вблизи света, магия не дает мне стареть. Он нуждается в страже, в человеке, который бы за ним приглядывал.

Риальто отвернулся от статуи и заговорил, приглушив голос, словно опасался, что та его услышит:

– Сначала я не соглашался на его просьбы, но я не сумел защитить свою школу от уничтожения. – Он устало вздохнул. – Как я мог ему отказать?

– Откуда ты все это знаешь? – спросил Бол. – Изваяние с тобой говорит?

Единственная рука Риальто метнулась к голове, словно отгоняя опасную мысль.

– Нет, он беседует со мной во сне. Лишь его присутствие помогает мне сохранять разум.

Бол с сомнением посмотрел на воина – можно ли верить словам безумца?

Неожиданно Риальто вскочил на ноги и закричал:

– Уберите ее!

Гоблины тут же заволновались и зашипели.

Эр'рил оглянулся и увидел, как Элена с любопытством тянет свою красную руку к статуе. Но от крика Риальто она замерла.

– Тебе лучше отойти от статуи, – сказал Эр'рил.

Лунный сокол, сидевший на плече Элены, гневно закурлыкал на воина, но девушка послушно опустила руку и подошла к своему стражу.

Как только Элена отошла от статуи, Риальто успокоился, и гоблины перестали шипеть.

– Она не должна к нему прикасаться, – сказал бывший директор школы.

– Почему?

– Мальчик ждал только тебя, Эр'рил. И никого другого. Мы оба очень долго ждали этой встречи.

Глаза Эр'рила сузились:

– Зачем?

Риальто показал на поднятую вверх руку мальчика, ту, на которой не было кисти. Эр'рил с недоумением посмотрел на статую, а Риальто принялся энергично размахивать левой рукой.

– Чтобы завершить статую, глупец!

«О чем он говорит?» – подумал Эр'рил.

Риальто сжал руку в кулак и покачал им. И тут он понял!

– Так вот зачем ты украл мой амулет? – рассерженно спросил воин.

– Самое время тебе кое что понять, – проворчал мастер Риальто, а потом пробормотал еще что то неразборчивое, словно о чем то спорил с самим собой. Потом неожиданно вскинул голову и закричал: – Ты всегда был таким тугодумом!

Эр'рил не успел ответить, а старик уже повернулся к толпе окружавших его гоблинов и начал что то им щелкать и шипеть. Один из гоблинов, стоявших в отдалении, куда то убежал. Риальто заговорил, стоя спиной к Эр'рилу:

– Они хорошо чувствуют магию. Именно так они меня нашли. Свет их пугает, но магия притягивает. Они считают меня кем то вроде бога.

Из дальней части туннеля послышался шум. Сквозь толпу соплеменников пробивался гоблин. Он нес что то довольно тяжелое. Риальто взял у него предмет, фыркнул и зашипел.

Гоблин тут же исчез в толпе, а полубезумный старик повернулся к Эр'рилу:

– Им было совсем не трудно найти место, где ты спрятал амулет. Мальчик говорит со мной в моих снах, и я послал гоблинов за амулетом. Мы знали, что ты обязательно за ним вернешься, а потому оставалось только ждать. И как только мне сообщили, что ты пришел, я послал маленького гоблина, чтобы он заманил тебя сюда.

– А почему ты не мог сам отправиться за мной и привести нас к статуе?

Риальто нахмурился и закатил глаза.

– Я не должен далеко уходить от света. Для меня это опасно. – Он протянул амулет Эр'рилу. – Я слишком долго ждал. А теперь закончи статую.

Эр'рил посмотрел на амулет. Он многим рисковал, пытаясь до него добраться, но, когда ему стало известно, для чего он предназначался, его охватили сомнения. Артефакт был создан из железа, полученного из крови тысячи магов, в сейчас сиял огненно красным светом. Эр'рил внимательно рассмотрел его и понял, что нужно сделать.

Амулет имел форму кулака – маленького мальчишеского кулака.

Воин отдал свой меч Болу, который с любопытством смотрел на него. Дрожащей рукой взял амулет, и железный кулак едва не выскользнул из его пальцев. Он сжал его в ладони и подошел к статуе.

– Только ты можешь это сделать, – сказал бывший глава школы магов.

Эр'рил протянул руку и положил кулак на запястье статуи. Он подошел идеально. Когда воин убрал руку, кулак остался на месте. Эр'рил отступил на несколько шагов. Теперь, когда статуя обрела целостность, в ней что то изменилось. Если раньше мальчик выглядел печальным, а лицо было обращено с мольбой к равнодушным небесам, то теперь, с высоко поднятым вверх кулаком, в нем, казалось, появилась отвага.

Он перестал быть стоящим на коленях мальчиком – теперь это был мужчина.

И пока Эр'рил смотрел на него со слезами на глазах, хрустальное лицо повернулось к нему, и их взгляды встретились.

За спиной у Эр'рила удивленно вскрикнула Элена, ахнул Бол. Но уши Эр'рила услышали лишь слова древнего старца, главы школы, в чьем голосе смешались волнение и безумие:

– Только ты способен это сделать Эр'рил из Станди. Ведь именно твоя рука забрала у него жизнь. И только ты можешь ее вернуть.

1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   28



Похожие:

Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
Моим родителям, Рональду и Мэри Энн, которые подарили мне дом и целый мир, чтобы я мог реализовать свои мечты
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Буря ведьмы»
Моим самым верным и ярым сторонникам, братьям и сестрам (да, я назову их поименно)
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Война ведьмы»
Никто не пишет в безвоздушном пространстве. И я не исключение. Мой роман никогда бы не вышел в свет без огромной помощи друзей, коллег...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс Звезда ведьмы
Таинственная Книга, созданная последними магами Света в грозный час, когда королевство Аласия рушилось под натиском сил Тьмы, нашла...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconКак вы планируете зарабатывать?
В их действиях нет ни порядка, ни плана, но они надеются заработать много денег. В то время как я ярый сторонник подхода: «Готовься...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconОчищающий огонь
Земле. Огонь не только сам чист, но и очищает все другие Благие творения, в том числе и человека. Поэтому в храмах всегда горит огонь....
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconПятьдесят оттенков серого (Fifty Shades of Grey)
Э. Л. Джеймс, которая сделала автора знаменитой и побила все рекорды продаж: 15 миллионов экземпляров за три месяца. По мнению Лисс...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconЖозеф Анри Рони-старший Борьба за огонь Борьба за огонь – 1
В непроглядную ночь бежали уламры, обезумев от страданий и усталости; все их усилия были тщетны перед постигшим их несчастьем: огонь...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы
Иствикские ведьмы». Произведение, которое легло в основу оскароносного фильма с Джеком Николсоном в главной роли, великолепного мюзикла,...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы Джон апдайк иствикские ведьмы
И вот, покончив с наставлениями, дьявол сошел с кафедры и заставил всех присутствующих подойти и поцеловать его в задницу. Она была...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы