Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» icon

Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы»


НазваниеДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
страница28/28
Дата публикации19.12.2013
Размер5.7 Mb.
ТипДокументы
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28

ГЛАВА 40


Элена поплотнее закуталась в парку из оленьей кожи, стараясь защититься от морозного воздуха. Наступило первое ясное утро с тех пор, как они появились возле пещер клана Крала. Заснеженные пики, окрашенные розовым восходящим солнцем, упирались в голубое небо. От поразительной красоты у Элены перехватило дыхание. Холод тут же напомнил о себе, и она спрятала подбородок за меховым воротником парки.

Прозрачный утренний воздух заставил Элену усомниться – вдруг все, что с ней произошло, было лишь дурным сном? Здесь она просыпалась, слыша смех ребятишек и болтовню женщин, готовящих на завтрак овсяную кашу с изюмом. В воздухе пахло корицей. По тарелкам стучали ложки. Люди приветствовали друг друга, а не кричали, предупреждая об опасности.

Однако стоило Элене пройти несколько шагов, как она получала напоминание, что эти мирные картины – лишь иллюзия. В одной из пещер лежал в постели Эр'рил, накрытый толстыми одеялами. Его бледное лицо исхудало. Он превратился в скелет, лихорадка иссушила его плоть. Яд добрался до сердца, как раз когда они пришли к домашним пещерам Крала. И только здесь воин рухнул в снег.

Если бы не широкая спина и сильные ноги огра Тол'чака, Эр'рил не сумел бы проделать этот путь. Даже уцелевшие лошади – Роршаф Крала и ее любимая Дымка – слишком устали, чтобы нести раненого по опасным горным тропам. Только с помощью Тол'чака хромающий Эр'рил сумел добраться до пещер.

Но прошла целая луна, прежде чем воина отпустила лихорадка. Лишь отвар из листьев, приготовленный Ни'лан, и могучая воля к жизни смогли прогнать смерть из пещеры в те долгие дни. Много ночей провела Элена, сидя подле его постели, вытирая лоб чистой тряпочкой, намоченной прохладной минеральной водой, что собирали в глубоких пещерах. Она слушала его стоны и поправляла одеяла. Однажды он открыл глаза и закричал:

– Ведьма нас всех убьет!

Элена заплакала и убежала прочь, хотя видела по его остекленевшим глазам, что Эр'рил отравлен ядом гоблинов. Прошло много дней, прежде чем она сумела вернуться в пещеру к Эр'рилу.

Этим утром, после того как она угостила Дымку кусочком сушеного яблока, Элена нашла Эр'рила сидящим и беседующим с Кралом. С ноги горца все еще не сняли лубки, но он умудрялся ковылять по пещерам, опираясь на костыль из пекана. Волк устроился у постели Эр'рила, прислушиваясь к разговору, который вели мужчины. Элена до сих пор с трудом могла себе представить, что это оборотень, и часто гладила волка по голове или чесала ему за ушами. Войдя в пещеру, она сразу потрепала волка по голове – в ответ Фардейл завилял хвостом, а Эр'рил улыбнулся. Теперь его бледное лицо уже не казалось маской смерти, пепельный цвет кожи изменился, и Элена верила, что ее страж поправится. В его глазах светилась возвращающаяся сила.

Элена смущенно ответила на его улыбку. Да, сомнений не оставалось – Эр'рил будет жить.

Снег скрипел под сапогами, когда она взбиралась по тропе, ведущей от пещер к Перевалу Духов. Над Зубами поднимались тонкие спирали дыма от очагов других кланов – горцы готовились встретить новый день. Элена насчитала двенадцать спиралей, пока поднималась к перевалу.

Именно эти люди дали им крышу над головой, здесь они провели зиму. Сильные вьюги закрыли перевал, как только они добрались до пещер Крала, решив провести зиму у очагов племени. Пусть ее след будет окончательно потерян для ищеек Гал'готы, их раны затянутся, и время смягчит горечь потерь.

Им предстояло долгое путешествие, но никто о нем не говорил. Для таких бесед еще наступит время, но сначала пусть подробности той страшной ночи хоть немного сотрутся из их памяти. А сейчас они просто существовали, наслаждаясь теплом очага и близостью друзей. Они почти не разговаривали.

Оставалось принять лишь одно решение. Когда наступит весна, они отправятся вместе с Эленой и Эр'рилом в А'лоа Глен.

У каждого были на то свои причины: Мерик намеревался охранять потомка своего короля, Ни'лан исполняла слова умирающей пророчицы, Крал искал мести, Могвид и Фардейл рассчитывали избавиться от проклятия, а Тол'чак исполнял волю своего сердце камня.

И еще существовала общая для всех причина – их теперь связывали узы крови.

Элена продолжала подниматься к Перевалу Духов. И хотя грудь сжимал холод, она знала, что должна проделать этот путь, чтобы почтить память тех, кто умер ради того, чтобы она продолжала жить, и показать им, кем она стала.

Она сделает это для матери и отца, для тети и дяди, и для брата, исчезнувшего на улицах Уинтерфелла.

Элена стерла слезу, прежде чем та успела замерзнуть, и продолжала идти по горной тропе, размышляя о Джоаке.


– Иди сюда, мальчик, – проворчал Грэшим над его плечом, распахнул дверцу шкафа и вытащил свою белую мантию.

Брат ведьмы, шаркая, подошел к нему. Глаза Джоака не мигали, из уголка рта сочилась слюна. Он смотрел на Грэшима, ожидая приказа, но в его глазах не было даже проблеска сознания. Заклинание порабощения все еще действовало. Грэшим мрачно посмотрел на запавшие щеки и исхудавшую фигуру юноши. Он забывал приказать юноше поесть. Грэшим нахмурился. Он не должен позволить ему умереть. Мальчик может пригодиться.

Грэшим надел белую мантию через голову и закрыл лицо капюшоном. Затем повязал синий шарф через плечо, показывающий, что он исполняет обет молчания, – Грэшим не хотел, чтобы его беспокоили по пути в зал Претора. Он поправил мантию, бросил на себя взгляд в зеркало, нахмурился и опустил голову, чтобы его лицо полностью оставалось в тени.

Удовлетворенно кивнув, он направился к двери своей комнаты.

– Следуй за мной, – приказал он мальчику, распахнув дверь.

Джоак шаркал в двух шагах за спиной Грэшима. В коридоре было пусто, но Грэшим старался скрывать лицо под капюшоном. В этих коридорах слишком много любопытных глаз. Открытое лицо мальчика не вызовет никаких вопросов. Он ничем не отличался от любого другого слуги, разве что взгляд чуть менее осмысленный, чем у прочих. Тупица, так они решат, и будут вежливо делать вид, что не замечают юноши.

Грэшим следовал по хорошо знакомым коридорам. Ему не требовалось поднимать голову, чтобы проверить направление. Он поднялся по лестнице возле кухни и по пыльному переходу вышел в другое крыло. Сворачивая в лабиринте коридоров, он вошел в самую старую часть здания. Здесь пол покрывал слой пыли от крошащегося камня и раствора. Подойдя к западной башне «Копье Претора», названной в честь ее одинокого обитателя, Грэшим остановился, чтобы прочистить нос от накопившейся пыли, испачкав рукав белой мантии.

Мальчик остановился за спиной. Из носа у него текло.

– Оставайся здесь, – приказал Грэшим.

Убедившись, что Джоак его понял, Грэшим стал подниматься по бесчисленным ступенькам лестницы, уходившей в башню.

По пути он миновал двух стражников. Господин предупредил их о появлении Грэшима. Он даже руки не поднял, проходя мимо. В глазах стражников Грэшим увидел пустоту. Оба находились под действием заклинания порабощения – как и мальчик, если не считать того, что заклинание было куда более изощренным. Таким изощренным, что даже сами стражи и братья Ордена не замечали прикосновения господина.

Грэшим поднялся на последнюю площадку лестницы и подошел к дубовой двери, окованной железом. По обеим ее сторонам стояли два стража с мечами в ножнах. Когда он подошел, их глаза смотрели в одну точку. Грэшим поднял руку, чтобы постучать по дереву, но, прежде чем костяшки его пальцев коснулись дуба, дверь распахнулась.

– Входи, – последовал приказ.

Грэшим сжался, услышав голос Претора, – не от страха, а от того, что его тон ничем не отличался от голоса самого Грэшима, когда он обращался к Джоаку. Обращение господина к слуге.

Грэшим вошел в покои лидера Братства и увидел Претора, стоящего возле западного окна. Сквозь стекло виднелась темная тень башни, направленная в сторону далекого побережья. Претор смотрел на жалкие развалины некогда гордого города А'лоа Глен и на море, мимо островов Архипелага, которые темнели на воде, словно спины огромных морских существ. Грэшим знал, куда он смотрит.

Темный маг ждал. Дверь за ним закрылась, он услышал, как щелкнул засов. Теперь, когда вокруг не было любопытных глаз других братьев, Грэшим опустил капюшон.

Здесь не было тайн.

Темный маг продолжал хранить молчание. Претор заговорит, когда сочтет нужным, а пока Грэшим молча созерцал его напряженную спину. Лишь немногим было известно настоящее имя Претора. Как глава города и Братства он отказался от него, когда возложил на свои плечи бремя ответственности. Это произошло очень давно. Только Грэшим жил так долго, что помнил тот день.

Наконец Претор отвернулся от окна. Его глаза были такими же серыми, как глаза его брата Эр'рила.

– Я чувствую ее взгляд, – сказал Шоркан. – Ведьма смотрит в сторону Книги.

– Она придет сюда, – сказал Грэшим. – Книга ее зовет.

Претор Шоркан вновь стал смотреть в окно, а завитки черной энергии ласкали его кожу, словно насмехаясь над белыми одеяниями Претора.

– Мы должны быть готовы к встрече. Черное Сердце должно получить свою ведьму.


Элена сделала последний поворот, и на сердце у нее полегчало, когда перед ней возникло открытое пространство. Она вошла на Перевал Духов с благодарственной молитвой на устах. Порыв ветра попытался сорвать с ее головы капюшон, но ему быстро надоела эта игра, и ветер стих. Утро выдалось тихим, но Элена знала, что к вечеру ветер будет завывать в пиках Зубов, словно жалея о заходе солнца.

Она оглядела перевал. Прошлой ночью выпал снег, и теперь перед ней расстилался нетронутый белый покров. Элена не хотела портить вид следами своих сапог, но цель по прежнему ее манила. Она вздохнула, и облачко пара поднялось на ее головой, а потом Элена пересекла перевал и начала короткий подъем к вершине. Тонкая корочка наста покрывала снег, протестующе потрескивая при каждом ее шаге. Треск заполнил ее слух.

К тому моменту, когда Элена приблизилась к высшей точке перевала, она брела по колено в снегу. Девушка вспотела и понимала, что если остановится, то быстро замерзнет. Наконец она оказалась у цели.

Элена остановилась и посмотрела на восток. Девушка слегка запыхалась, спина взмокла, скоро замерзнет, но она ни о чем не жалела. Горы открылись перед ней, а солнце купало ее в своем сиянии. Утро было таким ярким и прозрачным, что Элена могла бы поклясться: у самого края мира она может рассмотреть изгиб Великого океана. Земля распростерла перед ней свои бесконечные просторы. Она видела, как склоны уходят далеко вниз, в предгорья и долины. И зеленые поля, как обещание весны.

Элена сняла рукавицы из кроличьего меха и подняла руки к солнечному свету. Они засияли под рассветным солнцем – одна белая как снег, а другая в алых сполохах заката.

Прошло много времени с той страшной ночи, и только теперь она смогла восстановиться. Хотя Элена не получила серьезных ранений, как остальные, на той темной поляне она понесла урон на другом, более глубоком уровне. Ей было необходимо время, чтобы прийти в себя и осмыслить все, что с ней произошло.

С той самой темной ночи, когда она стояла на коленях, прижимаясь к Эр'рилу, ее преследовал один вопрос: кто она?

Элена смотрела на свои руки, обращенные к миру.

Быть может, красная рука принадлежит ведьме, а белая – обычной девушке?

Теперь она знала и на Перевале Духов показала миру себя.

Она сложила ладони вместе и переплела пальцы.

Вот кто я!


И пока Элена смотрит в сторону далекого моря за горизонтом, а у нее за спиной остается ее легион, я должен закончить эту историю.

Мои чернильницы высохли, запястье болит, и я должен найти купца, который не дерет слишком много за чернила и пергамент. А потому, пожалуйста, позвольте мне закончить эту историю здесь. Дайте отдохнуть. То, что мне еще предстоит написать – про путешествие в потерянный город, – даже мне жутко вспоминать.

Итак, я заканчиваю свой рассказ.

Легион собран, путь предначертан.

Темное путешествие начинается завтра.



1 «Законы угнетения» профессора Сигла Рау'рона, университетская газета, с. 42: «Во времена Артура последователи запретных текстов часто становились жертвами охоты, им выжигали глаза горячими углями, распарывали животы, а внутренности выставляли на всеобщее обозрение. Иногда их подвергали еще более жестоким наказаниям».

2 «Обман среди ученых» Джир'роба Сордана, «Нью Уни таймс», 4 й том, 5 е издание, с. 16–17: «В одной из еретических сект фрагменты свитков были вытатуированы на телах ее членов в укромных местах. Сообщники ежегодно собирались и читали текст, обнажая тела. Так сильно они желали его сохранить».

3 «Тайна последнего свитка», Эр'рилло Санджих, «Валсанто пресс», с. 42: «Последнее имеющееся упоминание об оригинальных, написанных от руки копиях сделано два века назад. Но даже высказывания о нем лорда Джес'апа Аргонау подвергаются сомнению теми, кто изучает свитки, и считаются пустой болтовней».
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28



Похожие:

Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
Моим родителям, Рональду и Мэри Энн, которые подарили мне дом и целый мир, чтобы я мог реализовать свои мечты
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Буря ведьмы»
Моим самым верным и ярым сторонникам, братьям и сестрам (да, я назову их поименно)
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс «Война ведьмы»
Никто не пишет в безвоздушном пространстве. И я не исключение. Мой роман никогда бы не вышел в свет без огромной помощи друзей, коллег...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс Звезда ведьмы
Таинственная Книга, созданная последними магами Света в грозный час, когда королевство Аласия рушилось под натиском сил Тьмы, нашла...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconКак вы планируете зарабатывать?
В их действиях нет ни порядка, ни плана, но они надеются заработать много денег. В то время как я ярый сторонник подхода: «Готовься...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconОчищающий огонь
Земле. Огонь не только сам чист, но и очищает все другие Благие творения, в том числе и человека. Поэтому в храмах всегда горит огонь....
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconПятьдесят оттенков серого (Fifty Shades of Grey)
Э. Л. Джеймс, которая сделала автора знаменитой и побила все рекорды продаж: 15 миллионов экземпляров за три месяца. По мнению Лисс...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconЖозеф Анри Рони-старший Борьба за огонь Борьба за огонь – 1
В непроглядную ночь бежали уламры, обезумев от страданий и усталости; все их усилия были тщетны перед постигшим их несчастьем: огонь...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы
Иствикские ведьмы». Произведение, которое легло в основу оскароносного фильма с Джеком Николсоном в главной роли, великолепного мюзикла,...
Джеймс Клеменс «Огонь ведьмы» iconДжон Апдайк Иствикские ведьмы Джон апдайк иствикские ведьмы
И вот, покончив с наставлениями, дьявол сошел с кафедры и заставил всех присутствующих подойти и поцеловать его в задницу. Она была...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы