Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога icon

Джеймс Клеменс Дар сгоревшего бога


НазваниеДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
страница15/56
Дата публикации01.06.2013
Размер6.61 Mb.
ТипСочинение
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   56


— Наверное, это забытые подземелья изначальной крепости, — предположила Дарт, — в которой на месте псарни были темницы.

Брант задумался. Если вправду так, для каких же целей предназначалась в те времена дыра в стене? Сейчас в нее сливали воду и скидывали отбросы. А раньше? Мириллией, как всем известно, правили когда-то короли-варвары — до появления богов. Сколько крови могло пролиться из темниц в это каменное горло, под крики заточенных?

— Здесь безнадежно, — сказал наконец старый следопыт. — Кроме нескольких трещин в известке — ничего. Мускусом оттуда попахивает слабо. Еще уровень-другой…

— Следопыт Лорр! — окликнул его из угла молодой. И поднял выше масляный фонарь.

— Что, Китт?

— Здесь запах сильнее. И один камень шатается.

Брант и Дарт, влекомые любопытством, вошли в комнату.

Буль-гончая сунулась было следом, но девочка остановила ее, прижав к собачьему носу ладошку.

— Стоять, Баррен, хороший мальчик.

Пес заворчал и уселся на пороге. Великаны встрепенулись, тоже не прочь зайти. Но потолок в комнате был для них слишком низок.

Следопыт Лорр подошел к Китту. Мальчик присел на корточки и показал на один из камней у основания стены.

— Вот этот шатается. Если раскачать, можно вытолкнуть.

Лорр тронул камень. Тот и впрямь ходил в растворе легко, как гнилой зуб.

— Помогите-ка мне, парни, — сказал он Китту и Бранту.

Сел на пол и уперся в камень ногами, а они вдвоем придержали его за спину.

Брант оказался нос к носу с юным черноволосым следопытом, у которого были янтарные глаза, как у всех ему подобных. И невольно задержал дыхание, не желая дышать одним воздухом с извращенным созданием.

Китт, видимо, почувствовал это. И отвел глаза.

Брант устыдился на мгновение. Но со своей неприязнью совладать не смог. В Сэйш Мэле осуждалось переделывание человеческого тела посредством Милости, будь то во зло или во благо. В леса Охотницы для таких людей — особенно вальдследопытов — доступ был закрыт. И правильно, считал Брант. Это нарушение Пути — превращать человека в зверя, чтобы тот охотился за животными, используя те же благословенные дары природы. В Сэйш Мэле не место подобным вещам, как, впрочем, и во всей Мириллии.

— Эй, помощь не нужна? — окликнул их из коридора Малфумалбайн.

— Пока нет, — ответил Лорр и закряхтел от напряжения, пытаясь вытолкнуть камень из гнезда.

Брант услышал, как Драл спросил о чем-то брата.

— Почем мне знать, вкусны ли буль-гончие? — ответил тот.

Мальчик скосил глаза на Китта. Такую же неловкость он испытывал поначалу, когда встречался с этими стражами Ольденбрука. Земляным великанам в облачные леса Сэйш Мэла равным образом не было ходу. Но позднее он понял, что сердца Малфумалбайна и Дралмарфиллнира столь же велики, как их туловища. Не они ли совсем недавно спасли ему жизнь? Не считал ли он их своими друзьями?

Китт тоже украдкой взглянул на него, опять отвел глаза.

И Брант, несмотря на свои сомнения, напрягся снова. Земляные великаны — это одно. А вальд-следопыты — другое. Они — оскорбление Пути, как телом своим, так и назначением. Он чуял это всем существом.

— Держитесь, мальчики! — сказал Лорр. — Еще чуть-чуть!

И напрягся изо всех сил. Брант чувствовал, как дрожит его тело. Послышался скрежет… и камень, вылетев наконец из кладки, рухнул в пустоту за стеной.

Оттуда пахнуло спертым воздухом. И на этот раз Брант тоже уловил запах мускуса.

— Нам туда, — сказал Лорр, поднимаясь на ноги и растирая зад. — Самое трудное позади. Осталось только выудить щенят из каменной норки.

Китт наклонился, поднес к дыре фонарь.

— Кажется, там ступеньки. Лестница, точно. Они, поди, вниз убежали.

И, словно в подтверждение, из дыры донеслось тихое, отдаленное поскуливание. Как из глубокого колодца.

Лорр покачал головой.

— Значит, будет потруднее, чем я надеялся. Ну да что поделаешь. — Он принялся, морщась, растирать колено. — Мы С Киттом пролезем и достанем их оттуда.

— Я с вами, — сказал Брант.

Лорр пожал плечами, уступая без особой охоты. Старый следопыт догадался, конечно, по цвету кожи и одежде, что Брант уроженец Сэйш Мэла. И знал, как относятся к следопытам жители этого царства. Если бы не просьба Дарт, вряд ли он вообще стал бы разговаривать с Брантом.

Ну и ладно.

Для того чтобы вместе делать дело, нравиться друг другу не обязательно. Брант понял это на примере Лианноры.

Из коридора, где ждали великаны и пес, донеслись незнакомые голоса.

— Идет кто-то. Двое рыцарей вроде, — зашипел в дверь Малфумалбайн.

Брант посмотрел на Дарт. Та уже подгоняла украдкой к дыре кого-то невидимого.

Щена, конечно же.

— Наверное, Дарт лучше пойти с нами, — сказал Брант.

— И поскорее, — добавила она.

После чего обменялась с Лорром взглядами.

Следопыт, видимо, все понял, потому что кивнул.

— Идите-ка вы оба первыми, — сказал он. — Баррен и великаны побудут на страже. Мы ищем волчат, и нам ни к чему, чтобы их спугнули посторонние.

Дарт, накинув капюшон, поспешила к дыре. Легла на живот, проползла в нее. Брант пролез следом.

Встав на ноги, увидел девочку, которая уже спустилась на одну ступеньку. Больше ничего при скудном свете, проникавшем в дыру, видно не было. Спираль лестницы уходила в чернильную мглу. Над головой косматилась паутина.

Тут вылез из дыры Китт с фонарем, осветил пыльные, стершиеся за века ступени, выбитые в камне, и двинулся вниз, осматривая лестницу. Последним выбрался Лорр, ворча чтото себе под нос. Передал Дарт второй фонарь.

— Следопыт Лорр, — позвал Китт. — Взгляните-ка.

Тот спустился к нему.

Китт, светя фонарем, показал пальцем на крошечные следы лапок в пыли.

Лорр кивнул, медленно прошел еще несколько ступеней.

— Бегут все глубже.

— Волчата всегда забиваются в самый темный угол норы, — сказал Брант. — Там они чувствуют себя в безопасности.

Лорр покачал головой.

— Эту… нору я не назвал бы безопасной. — Он принюхался, высоко подняв нос. — Здесь пахнет как-то… нехорошо.

Брант тоже втянул ноздрями воздух, но не учуял ничего, кроме мускуса и слабого дуновения желчи, долетавшего, скорее всего, из псарни наверху. Он снова подумал, что некогда там были темницы. Может быть, на этих ступеньках засохла кровь людей, которых там пытали? И запах чувствовался до сих пор?

Лорр опустил нос.

— Наверное, нам лучше подождать.

Брант нахмурился. Чем холоднее след, тем меньше надежды найти волчат. Кто знает, куда ведет эта лестница, какими лабиринтами заканчивается? Малышей нужно догнать как можно скорее.

Позади донеслись приглушенные голоса. Кто-то добрался до комнаты и расспрашивал теперь великанов.

— Может, все-таки спустимся немного? — тихо предложила Дарт.

— Ладно, — неохотно согласился Лорр. — Мы с Киттом пойдем первыми. Но осмотрим только пару уровней, не больше. Этим ходом не пользовались веками. Как бы свод не рухнул нам на головы.

Они двинулись в путь. Брант взял девочку за руку, чтобы помочь перебраться через стертые ступени, и Дарт не отнимала ее, пока они спускались все глубже в неведомые подземелья Ташижана.

Через каждые несколько витков лестницы Лорр останавливался, высматривая на ступенях следы волчат. Брант заметил, что держится он по-прежнему настороже и постоянно принюхивается. Следопыту явно было не по себе.

И вскоре состояние это передалось и Бранту. Волоски на руках встали дыбом. На мгновение он даже пожалел, что не обладает чутьем следопыта. Показался сам себе слепым и глухим. Может, и впрямь следовало подождать?

Спираль лестницы между тем все сужалась. Три ступени — и уже не видно было идущего впереди.

Лорр вдруг замер на месте. Решил, что дальше спускаться слишком опасно? На этот раз Брант спорить не собирался. Волчата, в конце концов, дикие создания. Могут и сами какнибудь отыскать путь на волю. Все лучше, чем сидеть в клетке.

Лорр шикнул, подал знак Китту. Оба следопыта прикрыли фонари полами плащей.

Навалилась тьма, придавливая к лестнице, и Дарт с Брантом невольно пригнулись.

— Лорр! — шепотом позвала девочка.

— Тсс.

Глаза привыкли к темноте, и Брант понял, что она не так непроглядна, как казалось. Внизу было чуть-чуть светлее, чем над головой.

И слышался разговор — слишком далеко, чтобы разобрать слова.

Там кто-то был.

— Я сама расспрошу этого оруженосца, — сказала Катрин.

Голос ее звенел негодованием, которое она и не думала скрывать, находясь в своих личных покоях, подвергшихся бесцеремонному вторжению.

Поднявшись полколокола назад на верхний этаж, она обнаружила здесь полный переполох. Рыцари, мастера, слуги… кто бестолково метался по коридору, кто стоял в остолбенении, и все твердили одно слово: «демон».

Хуже того — дверь в ее покои была нараспашку.

И в них хозяйничал староста Филдс — уперев руки в боки, приказывая обыскать все уголки и щелочки. Когда Катрин удалось пробиться сквозь стражу, она была в такой ярости, что даже говорить не могла. Потребовала только немедленно прекратить самоуправство.

Пусть Аргент хозяин Ташижана, но ее покои неприкосновенны, и это известно каждому.

— Мне понятно ваше недоверие, смотрительница Вейл, — сказал невозмутимо Аргент, когда его люди наконец убрались. — Но я уже вызвал мастеров истины, дабы узнать, правду ли говорят эти юноши.

Здесь же стояли мастер Хешарин и эконом Рингольд. Глава совета мастеров держался скромно в стороне, сложив на толстом животе руки, но в безмятежном взоре его Катрин подметила искорку веселья. Рингольд в отличие от него повода для веселья не находил. Возле него тихонько всхлипывала Пенни, прикрывая лицо руками. Платье у нее на плече было порвано. Видно, людям Аргента, чтобы прорваться внутрь, пришлось девочку оттаскивать. И поскольку она являлась одной из подопечных эконома Рингольда, тот был зол не меньше смотрительницы.

Катрин подошла ближе к старосте.

— Возможно, следовало проверить, насколько верны их россказни, прежде чем взламывать дверь и врываться в мои личные покои. Они столь же священны, как и ваш Эйр. Нарушение их неприкосновенности по навету — неслыханное оскорбление.

Он не успел ответить. Из комнатки Дарт вышел человек с перемазанными лицом и руками, воняющий черной желчью. Мытарь крови. Отнимающий любую Милость прикосновением рук, покрытых алхимическим составом. Катрин, не знавшая, что тут есть кто-то еще, воззрилась на него с изумлением.

— Ничего, — пробурчал он, кланяясь Аргенту.

Катрин указала на дверь.

— Вон отсюда!

Мытарь мешкал, пока Аргент жестом не отпустил его. Потом прошаркал к двери, распространяя вокруг облако вони.

Катрин гневно посмотрела на старосту.

— Надеюсь, это открытие умерит вашу недостойную торопливость, и вы проверите должным образом слова оруженосцев. Один из них уже признался, как я слышала, что напал на моего пажа. И по слову столь бесчестного юнца вы позволили себе вторгнуться в мои покои!

Она умышленно повысила голос — чтобы услышали в коридоре, где было достаточно любопытных ушей. Пусть поговорят и об этом, в противовес слухам о демоне.

Аргент побагровел.

— Справедливо сказано, — неохотно признал он. — Примите мои искренние извинения. Однако в эти темные и трудные времена чрезмерная заботливость об этикете может сослужить нам не слишком хорошую службу. Мы принимаем нынче множество высоких лиц Мириллии и отвечаем за их безопасность. Когда разносится весть о демонах, должно ли нам держать мечи в ножнах?

— Лучше держать их в ножнах, чем поднимать такой шум, — снова громче обычного сказала Катрин. — Этикет и правила созданы не зря… для того, чтобы исключить случайные ранения проклятым мечом.

Единственный глаз Аргента вспыхнул, а сам он почернел так, словно его ударили.

Мастер Хешарин попятился к двери. Вопрос был затронут слишком щекотливый, впору бежать.

Филдс посверлил ее мгновение свирепым взглядом.

— Что ж, проверку истины начнем этим же вечером, — наконец проговорил он. — Странно, однако, что вашего пажа нигде нет.

И сделал паузу, как бы приравнивая отсутствие девочки к признанию вины.

Катрин с ответом не задержалась.

— Вас это удивляет? На нее набросились трое оруженосцев, намного старше ее и сильнее. Странно было бы, если бы после этого она кому-то доверяла.

— Думаю, вам она всяко доверяет, — сказал Аргент, направляясь к выходу. — И вы, конечно, приведете ее, когда она появится, на проверку истины.

Катрин двинулась следом.

— Не сомневайтесь. И первый вопрос, который я задам, будет касаться нападения. Хочу знать, была ли это просто злая выходка или же юношами кто-то руководил. Все трое носят знак Огненного Креста. И в комнате, куда они затащили девочку, найдено, как мне известно, клеймо с этим знаком.

Аргент оглянулся на нее. С беспокойством на сей раз, а не гневом.

Катрин тут же усомнилась в том, что он причастен к происшествию. Во всяком случае, вряд ли староста был его прямым подстрекателем. Возможно, члены Огненного Креста, вдохновляемые речами Аргента, попросту чересчур осмелели в последнее время. Но заставить его задуматься было делом не лишним. Если окажется, что Огненный Крест спланировал выпад против смотрительницы, на репутацию старосты ляжет пятно. Сторонников у него может поубавиться.

Прекрасно это понимая, Аргент наверняка займется немедленно собственным расследованием, что даст ей время и возможности для маневра, попытки предотвратить разоблачение Дарт.

Говорить больше было не о чем, и Аргент быстро вышел. Только плащ взметнулся. Его люди стаей черных гусей потянулись следом — в края потеплее, согреваться после холодного приема, оказанного здесь.

Откланялся и мастер Хешарин, чуть ли не насмешливо, удалился, прихватив с собою другого мастера — Орквеллаиз Газала. Выходя, тот глянул Катрин в лицо своими белыми глазами. И ей подумалось, что видит он, пожалуй, больше прочих, хотя кажется почти слепым.

Эконом Рингольд увел с собою Пенни, пообещав ее успокоить.

— Немного медового напитка у теплого очага — и все будет хорошо. Если вам что-нибудь нужно сейчас…

— Ничего не нужно. Благодарю вас.

Они вышли, и коридор за дверью быстро опустел. Поток плащей и платьев схлынул, оставив одинокое бронзовое изваяние.

— Геррод… — с облегчением выдохнула Катрин.

И отступила, давая ему войти.

На ходу он тихонько коснулся ее руки — молчаливое одобрение разговора с Аргентом.

Катрин закрыла дверь.

Он остановился, оглядываясь.

— Мы одни, — заверила его Катрин.

Тогда он повернул рычажок на шее и откинул шлем, обнажив бритую голову с татуировками. Невесело улыбнулся:

— Нынче ночью Аргент не уснет.

Катрин усмехнулась.

— И обед, я слышал, пришлось отменить.

— Хоть какая-то радость. — Она жестом предложила ему сесть. — Тилар будет счастлив.

— Да… правда, вряд ли он будет так же счастлив, когда узнает, что произошло с его флиппером.

Садиться Геррод не стал, отошел к занавешенному окну. Доспехи при этом жужжали как-то надрывно.

Катрин приблизилась к нему.

— Что там оказалось?

Он отодвинул тяжелый шерстяной занавес. Пламя очага отразилось в стекле, как в зеркале.

— Механизмы корабля были в полном порядке — насколько, во всяком случае, можно судить по тому, что от них осталось. Причиной беды, похоже, явились алхимические кровяные составы. Уровень Милости в них почти иссяк. Счастье, что корабль вообще приземлился.

— Что же случилось с алхимией?

— Милость вытянули из нее во время полета.

Катрин вздрогнула.

— Кто? Злоумышленник? В механизмы налили черной желчи?

— Нет. Я переговорил кое с кем из экипажа. Все началось, когда судно догнал ураган, который осаждает нас сейчас.

— Ураган?

Геррод кивнул на окно. Катрин шагнула ближе, вгляделась.

Мир за стеклом укрыт был белой круговертью. Под тяжестью снега ветви змеиного дерева пригнулись к самому балкону. Метель усиливалась на глазах.

— 
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   56



Похожие:

Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconПовчання Оптинських старців
Духа, йому відкривається воля Божа. Він отримує особливий дар направляти душі до спасіння і лікувати їх від пристрастей. Такий дар...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс «Буря ведьмы»
Моим самым верным и ярым сторонникам, братьям и сестрам (да, я назову их поименно)
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
Моим родителям, Рональду и Мэри Энн, которые подарили мне дом и целый мир, чтобы я мог реализовать свои мечты
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс «Война ведьмы»
Никто не пишет в безвоздушном пространстве. И я не исключение. Мой роман никогда бы не вышел в свет без огромной помощи друзей, коллег...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс Звезда ведьмы
Таинственная Книга, созданная последними магами Света в грозный час, когда королевство Аласия рушилось под натиском сил Тьмы, нашла...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconТема: Сознание как философская категория
Платон все идеи, душу считал источником мира. В средние века сознание и разум рассматривались как важнейшие атрибуты Бога, а поскольку...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconНовички, штурмом взявшие Голливуд
То есть человек из трущоб написал случайно идею к фильму, как в друг это идея оказалась на миллионы долларов! Опишите тех, у кого...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconСамые ценные слова на Весах деяний
Бога, и что Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует) Посланник Бога. Это выражается словами "Ашхаду алля иляха илляллах...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconСекс-рабыня Джулия Джеймс Джулия Джеймс
Лео Макариос остановился в тени наверху лестницы и оттуда стал с интересом наблюдать за четырьмя отобранными Джастином девушками,...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconБрак и душа человека истинный брак от бога – это Душа мужчина и Душа женщина. Женщина и мужчина в браке составляют одно целое. Половая любовь
Половая любовь это дар Господний для их полного воссоединения в благе и разуме
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы