Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога icon

Джеймс Клеменс Дар сгоревшего бога


НазваниеДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
страница3/56
Дата публикации01.06.2013
Размер6.61 Mb.
ТипСочинение
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   56


Он обнаружил, что паж смотрительницы Вейл — девочка, которую он знал под именем Дарт, — не сводит с него глаз.

Вернее, с его колен.

Не зная, чем вызван этот интерес, и всполошившись, что проглядел какой-то беспорядок в одежде — грязь или дыру на штанах, он торопливо осмотрел их тоже.

Но ничего особенного не увидел.

Снова устремил взор на девочку, и тут она сделала странный жест рукой — словно бы сердито прогоняя его. За что? — он как будто ничем не успел ее обидеть. Да и в школе вражды меж ними не было, они едва знали друг друга.

Брант вспыхнул. Однако, исполняя ее немой приказ, попятился к двери. А она проводила его взглядом.

По счастью, с государственными делами наконец покончили, и лорд Джессап поднялся, подав знак, что можно расходиться.

Брант, радуясь свободе, поспешно вышел в коридорчик, ведущий в Высокое крыло, и закрыл за собой дверь. За ней вновь оживленно зазвучали голоса. Он был уверен, что разойдутся собравшиеся не скоро, не раньше чем полный колокол пройдет. Ведь нечасто случается принимать в своем царстве столь знатную гостью.

В полном одиночестве он двинулся к выходу.

И внезапно ощутил покалывание во всем теле.

Мгновенно насторожившись, Брант замер на месте. Как утром, в лесу, он почувствовал присутствие рядом кого-то невидимого, охотящегося за ним. И даже услышал рычание — отзвук злобного предупреждения голодной волчицы.

Но кто?..

И тут грудь его опалило нестерпимым жжением. Он рухнул на колени, с трудом подавив рвущийся из уст крик. Рванул что есть силы крючки и завязки куртки, нижнюю рубаху, добрался до источника жара. Дернул за кожаный шнурок и вытащил наружу то, что на нем висело. Крохотный кусочек дома, привезенный из туманных джунглей Сэйш Мэла.

Черный камушек, прозрачный и переливчатый.

Он-то и источал жар. Такое однажды уже случалось, и это было одной из причин, по которым Брант носил талисман не снимая.

Он потянул шнурок вперед, насколько позволяла его длина. Камень выглядел как обычно — просверленный посередине, с продетой сквозь дырочку витой кожаной завязкой.

Брант заглянул под шерстяную рубаху. Жар был такой, что грудь наверняка пошла волдырями, а то и обуглилась… Но увидел он, вопреки ожиданиям, чистую, гладкую кожу.

Он опустил руку, оперся на нее, по-прежнему держа в другой камень на отлете. Перевел дух, сморгнул выступившие слезы.

Все кончилось. Коснись он камня сейчас — и тот окажется холодным.

И тут из воздуха перед ним — почти нос к носу — соткалось и обрело плоть какое-то существо. Которое ткнулось, принюхиваясь, в камень, и он закачался на шнурке.

Брант оцепенел.

Демон… ростом по колено, похожий на сгусток расплавленной бронзы, полуволк-полулев. Со вздыбленной шипастой гривой, сверкающими, как драгоценные камни, глазами. С кошмарными бесчисленными клыками. Внутри его пламенел огонь.

Глаза их встретились на мгновение. Затем демон отступил — и пропал.

Едва наваждение сгинуло, Брант отшатнулся, шлепнулся задом на пол и быстро, словно краб по горячему песку, отполз к двери, из-за которой доносились приглушенные голоса и смех. Испуганно огляделся. Никого. Он кое-как унял невольную дрожь.

Сел поровнее. На мгновение стиснуло голову и тут же отпустило.

Брант медленно поднялся на ноги. Талисман, крепко зажатый в кулаке, и впрямь был холодным. Неужели это он вызвал демона, а потом прогнал его?

Мальчик начал запихивать камень под рубаху, и тут дверь за спиной со скрипом отворилась. Свободной рукой Брант схватился за нож.

Но увидел, разворачиваясь, лишь знакомую фигурку в черном плаще.

Увы, не успела Дарт и слова сказать, как ее окликнула Катрин Вейл. Посланцы Ташижана собирались в обратный путь.

Дарт повернулась и снова вошла в приемные покои. Но оглянулась через плечо, и глаза их встретились. Девочка чуть-чуть наклонила голову, словно подтверждая какой-то договор между ними.

Секретный.

Затем закрыла за собой дверь.

Брант вспомнил словечко, которое сумел расслышать, когда Дарт выходила украдкой в Высокое крыло.

Вид у нее тогда был такой, словно она что-то искала.

Щен…

И этот ее странный, прогоняющий жест — там, в приемных покоях.

Бранта она прогоняла или кого-то другого?

Он посмотрел на талисман, который не успел спрятать.

Два камня привели его сюда. Один вложил ему в ладонь оракул лорда Джессапа, избрав в служители бога. Но прежде его одарил другой бог — камнем, висевшим теперь у него на шее.

Возможно, это тоже было избранием?

Несчастный, сгорая заживо, подкатил камушек к его ногам. Быть может, бродячий бог из внутренних земель нуждался в помощи одинокого мальчика из Сэйш Мэла?

Брант сунул наконец проклятый камень под рубаху.

Великим охотником нужно быть, чтобы найти ответ.

Но, кажется, на первый след он уже наткнулся.

Видя мысленно перед собой голубые глаза Дарт, он тихонько повторил словечко — или имя? — столь же многообещающее, сколь и странное.

Щен.

Глава 2

^ РЕГЕНТ В КРОВИ

Тилар сир Нох, кутаясь в черный плащ, стоял в ожидании на пристани. Большая луна закатилась, лишь звезды горели в небесах. Настала самая темная пора ночи, когда скрывались обе луны и солнце казалось вымыслом. Самое холодное время. Вода у берегов канала покрылась льдом, доски из железного дуба под ногами — тоже, утратив свою надежность.

Ждали уже полный колокол. От стужи не спасали ни плащи и сапоги на меху, ни шерстяная нижняя одежда. Дыхание вздымалось в воздух белыми облачками.

— А вдруг он не приедет? — пробормотала Делия сквозь шарф, прикрывавший рот. Она стояла рядом с Тиларом — ниже его на голову, моложе на десять лет. Тоже в черном плаще, подбитом лисьим мехом, с капюшоном, отороченным белым горностаем. Столь же светлым было ее лицо, а волосы — темными, как тень. Глаза орехового, теплого цвета, с чуть заметным зеленоватым оттенком, поблескивали в свете факела. — А вдруг письмо обманное? Чтобы заманить нас туда, где нет свидетелей?

— Письмо подлинное, — уверенно сказал Тилар.

Пришло оно две недели назад. Зашифрованное, как положено, помеченное верным знаком.

Это слово на древнелиттикском языке означало «вор».

Впервые Тилар увидел его выжженным на ягодице отправителя письма.

Еще на белом пергаменте имелось несколько темно-красных капель. Не крови. Вина. Что тоже свидетельствовало о подлинности послания.

— Роггер, увы, не из тех, кто помнит, на какой колокол назначена встреча, — добавил он и улыбнулся девушке, призывая потерпеть.

— Надеюсь, помнит хоть, на день или ночь ее назначил, — проворчал сержант Киллан, топая ногами, чтобы согреться. И, хмурясь, почесал зудевший шрам на левой щеке.

Начальнику гарнизона Чризмферри не нравились ни место встречи, ни темнота. Он ни за что на свете не позволил бы Тилару прийти сюда одному, да еще и за полночь. Слишком многие желали регенту смерти.

И с каждым днем их становилось все больше. Очень уж затянулась зима. В пивных начали поговаривать, будто регент проклят и от правления его добра не жди. О том, что он убил демона, захватившего царство бога Чризма, подзабыли — недолговечна благодарность людская, как побитые заморозком цветы. Тяготы зимы и те вменяли ему в вину, словно даже за смену времен года должен отвечать правитель города.

Киллан сам отправился с Тиларом и взял для охраны еще десяток гарнизонных копейщиков. Хотя Тилар полагал это лишним. У него имелся защитник, который стоил их всех.

У входа на пристань стояла на страже вира Эйлан, в плаще из оленьей кожи, при мече и боевом топоре. Плащ был с капюшоном, но она не спешила накрывать голову, словно не чувствовала стылого ветра, задувавшего вдоль канала с далекой реки Тигре. Лицо ее горело румянцем, более темным, чем дубленая кожа плаща. Черные волосы она заплела в косу, украсив ее тремя вороньими перьями.

Словно почувствовав взгляд Тилара, вира холодно посмотрела на него и снова отвернулась.

Эйлан, верная обету, всегда была рядом. Оберегая не столько его самого, сколько то, что он обещал ее господину. Семя, год назад ставшее залогом жизни Тилара и его спутников, драгоценный гумор, исполненный Милости, который вир Беннифрен собирался передать своим черным алхимикам. Отдавать этот долг Тилар не хотел и намерен был тянуть, сколько получится. Хорошо бы всю жизнь.

И до тех пор он не сможет расстаться со своей второй тенью в лице Эйлан.

Тилар вновь окинул взглядом стоячие воды канала.

Неподалеку от пристани лежал на боку наполовину вытащенный на берег, давно заброшенный и обледенелый, маленький однопарусник с треснувшим корпусом. Странно, что он все еще был тут. Долгая зима вводила в разорение жителей Чризмферри, у бедняков и вовсе не хватало денег на уголь и дерево, цены на которые все росли. Им только и оставалось, что подбирать ненужное. Обшивки этого кораблика хватило бы, чтобы топить очаг целую луну. Но почему-то никто не тронул эту развалюху.

Впрочем, здесь находилась срединная часть великого города, которая называлась Блайт, давно пришедшая в запустение и столь же заброшенная, как старый корабль. Чризмферри, основанный четыре тысячи лет назад, самое древнее и большое поселение во всех Девяти землях, стоял на реке Тигре, раскинувшись по обоим ее берегам. Чтобы добраться из одного его конца в другой, всаднику понадобилось бы два дня. «Мир — это город, город — это мир». Так говорили о первом городе Мириллии.

Что же в действительности представлял собой Блайт?

Город словно гнил изнутри. Он расползался вширь, вдоль берегов Тигре, по равнинам вокруг реки, но сердцевина его начала обращаться в развалины еще века назад. Каналы заросли илом, крыши домов провалились, мостовые растеряли камни и зияли ямами, коих страшилось любое колесо. И нынче в Блайте проживали лишь те, кто хотел спрятаться от властей, однако и они надолго не задерживались. Проще было найти убежище на городских окраинах.

И зачем Роггер настаивал на столь странных обстоятельствах своего возвращения? Ушел бывший вор из Чризмферри год назад, намереваясь под видом паломника разведать положение дел в Девяти землях и найти, если удастся, какие-то ниточки, ведущие к Кабалу. О заговорщиках-наэфринах — демонических подземных божествах Мириллии, которые стремились развязать новую войну богов, — никто и слыхом не слыхивал после того, как Тилар освободил город. Ни слова, пока ворон не доставил от Роггера загадочное послание. Что ж он выведал, чтобы требовать встречи в таком мрачном месте под покровом тьмы?

Тут наконец явился ответ.

Прорезав воду, на поверхность всплыл высокий черный плавник, курившийся паром. Затем, разбив у берега лед, показался похожий на небольшого кита деревянный корпус подводного судна, сработанного умельцами Силкового рифа и движимого кровью Файлы, богини этого водяного царства.

Под деревянным плавником открылся люк, и чья-то рука, покрытая выжженными клеймами, откинула крышку в сторону. Владелец ее выбрался наружу и затанцевал на мокрой спине «кита», пытаясь удержать равновесие. Тилар, узнав старого друга, подался вперед. Тот изменился за время скитаний, и не к лучшему. Исхудал, рыже-седая борода поредела. Скулы выпирали, губы потрескались, лицо в свете факела казалось желтым.

Передернув плечами, Роггер выругался:

— Пожри меня тьма! Ну и стужа, аж задница смерзлась!

Тилар помахал ему рукой.

Но Роггер, не ответив на приветствие, нагнулся над люком и крикнул:

— Эй, акула-перекормыш, поосторожней с этим!

Из люка высунулся по пояс другой человек и с недовольным видом передал ему суму из грубого холста. Роггер повесил ее на плечо.

— Премного благодарен, Крил, — сказал он.

Тут Тилар узнал этого человека. Глава охотников Файлы. Бледный, как рыбье брюхо, на горле жабры — не ошибешься. Крил, как и все прочие обитатели Силкового рифа, подвергся еще в материнской утробе воздействию алхимической Милости. И, узнав его, Тилар встревожился. Дело настолько важное, что богиня Файла даже приставила к Роггеру своего личного телохранителя?

Взгляд Крила остановился на Тиларе. В глазах, обычно жестких и холодных, мелькнули тревога и облегчение, как будто он рад был избавиться наконец от Роггера… и всего того, что влекло за собой его соседство.

Даже не кивнув, Крил нырнул в люк и захлопнул за собой крышку. Роггер едва успел соскочить на пристань, как судно погрузилось. Высокий плавник вновь скрылся под темной водой.

Первым делом Роггер поздоровался с Делией. Низко поклонился, затем расцеловал ей руки, приговаривая:

— Позвольте моему ничтожеству прикоснуться губами к пальчикам Длани крови самого регента!

Делия покачала головой, но крепко обняла его, когда он выпрямился.

— Я по тебе скучала, — шепнула она ему на ухо.

Бывший вор притворился потрясенным.

— Правда? А я-то думал, все чудеса со мной уже случились, пока я странствовал. Но нет, главное чудо поджидало дома…

Затем они с Тиларом пожали друг другу руки и обнялись. И Тилар понял вдруг, как безмерно рад тому, что этот человек снова рядом. Словно отросла конечность, которой недоставало. Правда, обнял он настоящий скелет — так исхудал его друг. И, встревожившись, разомкнул объятия.

Роггер, предупреждая расспросы, молча покачал головой.

В его зеленых глазах Тилар увидел затаенный страх.

— Нам надо поговорить наедине, — сказал Роггер без тени шутливости в голосе и настороженно огляделся.

— До кастильона далековато, — ответил Тилар. — Добираться почти целый колокол.

— Охота разделаться с этим побыстрее. — Роггер кивнул в сторону бывшей плотницкой мастерской, ныне вороньей обители.

Окна были выбиты, под дверью громоздился нанесенный ветром мусор. Вор решительно двинулся с пристани туда, увлекая за собой Тилара. Вошел, распинал попавшихся под ноги крыс. Тилар, забрав факел у одного из копейщиков, велел Киллану и Эйлан встать на страже.

Делия собралась было войти тоже, но Роггер ее остановил.

— Пока мне нужен только Тилар, — сказал он извиняющимся тоном.

Тот, хмурясь, зашел вслед за вором в заброшенный дом. Роггер из передней пробрался по узкому коридору в мастерскую. Там было пусто, если не считать кучи мусора и сломанного каркаса незаконченного суденышка. В стропилах над головой захлопали крылья. Соломенная крыша давно сгнила, в прорехах виднелись звезды.

Тилар воткнул факел меж двух досок.

— В чем дело, Роггер? Что за таинственность?

Тот снял с плеча суму. Внутри, судя по тому, как провисал холст, находился всего один предмет. Роггер подхватил его снизу, проворно пробежался пальцами по узлу. Развязал его и встряхнул котомку так, что мешковина опала по сторонам, открыв содержимое.

До Тилара донесся запах черной желчи.

Он поморщился, и Роггер это увидел.

— Пришлось обмазать дерьмецом, — подтвердил он подозрения друга.

В отличие от прочих божьих гуморов, которые несли в себе каждый свою Милость, черная желчь, экскрементный гумор, обладала способностью любое благословение отнимать.

«Роггеру понадобилась защита?» — подумал Тилар. Он заметил еще, что тот старался не прикасаться к своей ноше голыми руками.

— Что это? — спросил он, сдвинув брови и глядя на загадочный талисман, желтый череп какого-то существа.

На него смотрели пустые глазницы.

Нижней челюсти и большинства зубов на верхней недоставало. Сохранилось всего два, отблескивавших серебром. Лоб для животного, пожалуй, слишком высок…

Тилара передернуло.

Это был не звериный череп.

Тилар перевел взгляд на Роггера.

— Звероподобный?

После битвы при Мирровой чаще прошел год, но городские патрули до сих пор еще отлавливали этих несчастных. Когдато те были людьми, но демоническая черная Милость уподобила их зверям.

— Да, — уклончиво сказал Роггер, — насчет порчи ты угадал верно. Без нее не обошлось.

— Что-то еще? — понял Тилар.

Роггер наклонился, ухватил с пола горстку нанесенной ветром пыли. Со стоном выпрямился и высыпал ее на маковку черепа. Кость, там где ее коснулась пыль, занялась крохотными язычками пламени. Роггер приподнял череп и сдул с него крупинки. Огоньки угасли.

Тилар широко открыл глаза. Прикосновение земли поджигало кость. Сообразив, что это значит, он похолодел. Чризмферри — царство, основанное на крови Чризма. Земля здесь, как и в других царствах Мириллии, сама себя защищала от вторжения иных богов.

— Так это был не человек, — пробормотал он.

Роггер кивнул.

— Бог.

Тилар подбросил отломанную ножку стула в костер, который они развели посреди плотницкой мастерской. Череп Роггер увязал обратно в суму и повесил ее на плечо, оберегая от соприкосновения с землей. Хоть тот и был обмазан черной желчью, разумнее было не рисковать.

Делия протянула руки к огню. Тилар позвал ее в дом, и теперь у костра они стояли втроем. Остальные караулили снаружи.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   56



Похожие:

Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconПовчання Оптинських старців
Духа, йому відкривається воля Божа. Він отримує особливий дар направляти душі до спасіння і лікувати їх від пристрастей. Такий дар...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс «Буря ведьмы»
Моим самым верным и ярым сторонникам, братьям и сестрам (да, я назову их поименно)
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
Моим родителям, Рональду и Мэри Энн, которые подарили мне дом и целый мир, чтобы я мог реализовать свои мечты
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс «Война ведьмы»
Никто не пишет в безвоздушном пространстве. И я не исключение. Мой роман никогда бы не вышел в свет без огромной помощи друзей, коллег...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс Звезда ведьмы
Таинственная Книга, созданная последними магами Света в грозный час, когда королевство Аласия рушилось под натиском сил Тьмы, нашла...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconТема: Сознание как философская категория
Платон все идеи, душу считал источником мира. В средние века сознание и разум рассматривались как важнейшие атрибуты Бога, а поскольку...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconНовички, штурмом взявшие Голливуд
То есть человек из трущоб написал случайно идею к фильму, как в друг это идея оказалась на миллионы долларов! Опишите тех, у кого...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconСамые ценные слова на Весах деяний
Бога, и что Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует) Посланник Бога. Это выражается словами "Ашхаду алля иляха илляллах...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconСекс-рабыня Джулия Джеймс Джулия Джеймс
Лео Макариос остановился в тени наверху лестницы и оттуда стал с интересом наблюдать за четырьмя отобранными Джастином девушками,...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconБрак и душа человека истинный брак от бога – это Душа мужчина и Душа женщина. Женщина и мужчина в браке составляют одно целое. Половая любовь
Половая любовь это дар Господний для их полного воссоединения в благе и разуме
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы