Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога icon

Джеймс Клеменс Дар сгоревшего бога


НазваниеДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
страница6/56
Дата публикации01.06.2013
Размер6.61 Mb.
ТипСочинение
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   56


Ее вновь охватило чувство глубокого одиночества, от которого не спасли бы никакие поручения. С тяжелым сердцем посмотрела она вслед хохочущим, подталкивавшим друг друга на ходу однокашникам. Ее единственная подруга Лаурелла, с которой они, бывало, забравшись в одну кровать, шептались ночи напролет, далеко. А здесь у нее никого нет.

Даже имени ее настоящего никто не знает.

Щен тут же почуял, что его хозяйка стала мрачнее тучи. Подскочил к ней, куснул деревянный меч, пронзив его зубами насквозь без всякого ущерба. И, судя по выражению мордочки, свирепо зарычал.

Она устало улыбнулась.

Один друг у нее все-таки есть.

— Идем, Щен… ох, сколько же нам еще подниматься…

Шагая вверх по ступеням винтовой лестницы, Дарт думала о том, что ей предстоит сделать, и ничего по сторонам не замечала. Пока ее внимание не привлек раздраженный окрик:

— Потише, ты… Моя мантия!

Она очнулась и обнаружила, что пытается протиснуться мимо Хешарина, главы совета мастеров. Толстяк, упираясь рукой в стену для пущей устойчивости, загородил всю лестницу. Лысая голова его, украшенная одиннадцатью татуировками — знаками дисциплин, которыми владел мастер, — блестела от пота.

Видать, важное дело влечет его к старосте Филдсу, подумала Дарт, раз он забрался так далеко от своих владений. Катакомбы мастеров, по слухам, уходили под землю столь же глубоко, сколь высоко вздымалась в небо Штормовая башня. Мастера в них хозяйничали единовластно. Там находились их личные покои, алхимические лаборатории и склады. А у Хешарина, как слышала Дарт, имелся в распоряжении даже подземный зверинец — для испытания новых алхимических составов.

Она все же протолкалась вперед, и толстяк смерил ее сердитым взглядом. Другой мастер, незнакомый старик в грязном дорожном плаще, поднимавшийся перед ним, тоже посмотрел на Дарт. Она вздрогнула и чуть не споткнулась о ступеньку. Глаза у него были молочного цвета. Как бельма у слепца. Тем не менее он видел, и холодная тяжесть его взора неприятно поразила девочку. Ей послышалось на миг хлопанье вороньих крыл, напоминание о пережитых некогда ужасе и насилии.

Но он отвернулся, и наваждение исчезло.

Она поспешила обогнать старика. Щен, поджав обрубок хвоста, сделал то же самое.

Наконец оба добрались до площадки двадцать второго этажа, где располагались покои старосты Ташижана и смотрительницы Вейл, и Дарт вздохнула с облегчением. Полуденная толкучка на лестнице осталась позади… правда, чем выше, тем меньше на ней обычно бывало народу. На самый верх поднимались лишь те, у кого было дело к смотрительнице или старосте.

Как у этих двух мастеров.

Оглянувшись, Дарт увидела, что они входят следом за ней в коридор.

Интересно, что привело их сюда?

Высокие двери, ведущие в Эйр старосты, были открыты, рядом несли караул два рыцаря. На плече у обоих виднелась вышивка — красный, пересеченный двумя линиями круг. Знак Огненного Креста. Люди Аргента.

Перед ними стояла кучка вновь прибывших гостей, в коричневых и черных плащах, с виду дорогих, но поношенных.

Из-за двери донесся голос:

— … Благодарю Длань лорда Бальжера за оказанную честь. Слуга мой, Лоул, отведет вас в комнаты, где вы сможете отдохнуть с дороги. Он же проследит за вещами. Их выгрузят с флиппера и доставят сюда.

Дарт отошла к стене, уступая дорогу гостям. Посольство из Обманной Лощины. Рановато явились подданные лорда Бальжера — желая, видимо, вдосталь наглотаться вина и эля еще до церемонии… Бог прислал на церемонию посвящения Тилара в рыцари всего одну Длань из восьми? Похоже на завуалированное пренебрежение. Должно быть, затаил на регента какое-то зло владыка царства бандитов и головорезов.

Всю прошлую луну в Ташижане заключали пари — какие из царств пришлют посольства и сколько от каждого будет Дланей. Дарт проводила взглядом единственную Длань из Обманной Лощины — обрюзгшего толстяка с походкой паралитика. На этой ставке разживутся немногие.

Пропустив приезжих, она двинулась дальше.

Стражники, чьи лица скрывал масклин, как будто не заметили ее.

Зато увидел, к несчастью, кое-кто другой.

— Паж Хофбрин…

Она застыла на месте.

— Подойди, пожалуйста.

Дарт обернулась. В двух шагах от порога своих покоев стоял староста Филдс. Высокий, внушительный, в серой куртке с серебряными пуговицами, в черных штанах и сапогах. Не сводя с нее глаз, он рассеянно сунул в руки слуге какой-то пустяковый подарок, преподнесенный Дланью лорда Бальжера.

По обычаю староста заплетал волосы в косу, перевязанную черным кожаным шнурком, и, несмотря на седину, блестевшую в темно-каштановых прядях, был еще крепок и бодр. Одним-единственным взглядом Аргент сир Филдс повергал людей в трепет. У него недоставало глаза, потерянного в прославленном сражении с безумным владыкой заброшенных земель. Пустую глазницу прикрывала костяная пластинка — вырезанная, по слухам, из черепа того самого короля.

Дарт невольно попятилась. Но бежать было некуда.

Староста Филдс тепло улыбнулся ей.

— Не бойся, дитя. Я не кусаюсь.

Дарт сглотнула комок в горле и покорно подошла. Откажешься тут!.. Перед ней — что бы там ни случилось в прошлом году — стоял сам глава рыцарей теней.

Когда она переступила порог, Аргент сказал караульным:

— Попросите мастера Хешарина и его гостя оказать мне любезность и немного подождать, когда они подойдут…

Толстяк мастер, как заметила Дарт, задержался на полпути и заговорил с Дланью Бальжера, дыша с присвистом и вытирая потный лоб.

Аргент закрыл дверь, жестом велел ей проходить и сам пошел следом. В очаге жарко пылал огонь. На окнах, выходивших на срединный внутренний двор, висели плотные занавеси, которые защищали от холода. Обстановка отличалась простотой. В дальнем углу ковер был скатан, и на каменном полу возвышалась стойка с оружием. Должно быть, староста — как поговаривали, один из самых грозных рубак цитадели — продолжал оттачивать свои боевые навыки.

На стойке, впрочем, Дарт заметила пыль.

Видно, нынче старосту занимали другие битвы.

За свое место в Эйре.

На должность эту его избрали почти единогласно, тем не менее все знали, и не без оснований, на что он готов был пойти, когда ему кто-то угрожал. Например, Тилар, которого объявили богоубийцей и на которого Филдс устроил облаву. Многие видели обратившегося в камень Симона сира Джаклара, правую руку Аргента, его верного помощника. Он случайно попал под удар запретного оружия, меча, осененного черной Милостью. Этот меч держал Аргент. После подобного бесчестья, казалось бы, ему не следовало и мечтать о должности старосты. Но вышло иначе.

Тело Симона скрыли во владениях мастеров, в подземельях цитадели, якобы собираясь снять заклятие. А вернее — чтобы убрать с глаз подальше и дать случившемуся время покрыться забвением.

Занять высокий пост Аргенту помогла поддержка мастера Хешарина, главы совета мастеров, весьма влиятельного человека в Ташижане. И ныне положение старосты упрочивалось с каждой луной. Мириллии было не до поминаний прошлого, когда все множились и расходились пугающие толки о диковинных зверях, появляющихся в отдаленных землях, о безумии, постигающем богов, о загадочных исчезновениях людей.

И число сторонников Аргента за эту долгую зиму возросло. Еще до своего подлого поступка он основал Огненный Крест. За последние века ряды рыцарей поредели, все меньше уважения к ним питали, считая простыми наемниками и посыльными. Аргент же поклялся вернуть ордену былую славу, наделить его силой, сделать независимым от богов под знаменем Огненного Креста.

Обещания падали на плодородную почву.

И всходы не могла искоренить даже черная Милость.

Последним хитрым ходом стала затея с возвращением регенту плаща и меча. Аргенту это было нужнее, чем Тилару. А тот не мог отказаться. Ибо объединение сделает Ташижан сильнее в час, когда миру угрожает истинная опасность, пострашнее той, которую представлял собой сир Филдс.

Староста поманил девочку к столу.

— Иди-ка сюда. Перекинемся словечком без лишних ушей. Как рыцарь с рыцарем.

Она не двинулась с места. Ее терзали смутные подозрения. Никогда раньше он не заговаривал с ней. Для него Дарт, как и для всех прочих, была всего лишь пажом, которого нашла где-то Катрин Вейл, слугой и гонцом смотрительницы. Об истинной ее роли и тайне ее происхождения и крови он ничего не знал.

Что же ему вдруг понадобилось от нее?

На столе стояло серебряное блюдо с жареными орехами и сушеными сливами. Аргент пододвинул его к Дарт.

— Угощайся, пожалуйста. Госпожа Юрил наверняка заморила тебя голодом.

Есть и вправду страшно хотелось, но Дарт только пробормотала что-то, чего и сама не расслышала.

Староста поднял сливу, повертел в пальцах.

— Сказал мне тут один оруженосец, что ты вроде бы отстаешь в учебе.

Дарт вспыхнула, ожгла его взглядом.

— Это никуда не годится, — продолжил он. — Может, службу у смотрительницы тебе лучше оставить? Я могу поговорить с ней…

— Нет, сир, — Дарт внезапно обрела голос, — пожалуйста, не надо!

— Так я и думал. Конечно, паж смотрительницы — почетное место, редкая честь.

Дарт сдвинула брови. К чему он клонит?

— Пожалуй, не помешали бы дополнительные занятия… личный учитель… возможно, чуточка Милости, укрепляющей силы… но это, конечно, дорого. Осмелюсь предположить, тебе такое не по карману?

Она только кивнула. Коленки затряслись.

Щен бегал по комнате, суя нос во все углы.

— Но в конце концов, ордену, возможно, пойдет на пользу, если он окажет безвозмездную помощь столь уважаемому члену, как ты, пажу смотрительницы.

— Это было бы крайне великодушно, сир, — сказала Дарт.

Он кинул сливу в рот, прожевал, кивая, словно в ответ на собственные мысли. Потом сказал:

— Но что есть помощь, если она не заслужена? Какой урок извлечет из этого будущий рыцарь?

Дарт посмотрела на него вопросительно.

Аргент вздохнул.

— Из-за суеты в последнее время у нас со смотрительницей почти не было возможности сесть и обсудить спокойно вопросы благополучия Ташижана. Это, конечно, нехорошо. Быть может, паж Хофбрин, ты сослужишь мне службу, в знак благодарности за расходы на учителя и толику особой Милости… рассказывая, о чем говорит и думает смотрительница. В интересах ордена.

— Сир, я…

Староста Филдс остановил ее строгим взглядом.

— Разумеется, смотрительнице ни к чему знать о моей просьбе. Она может решить, что я недоволен ею, а я ведь понимаю, как трудно ей найти время заглянуть ко мне в Эйр. Пусть это останется между нами, тобой и мной.

У Дарт пересохло во рту, сердце ушло в пятки.

— Однако если это затруднит тебя, я думаю, найдется другой паж, который станет служить смотрительнице с большим усердием.

— Но, сир…

Он снова улыбнулся.

Итак, ее просили шпионить за Катрин, соблазняя подачками и одновременно угрожая лишить места. Все в интересах ордена.

— Отлично. Значит, договорились. — Староста подошел к выходу. — Не смею больше тебя задерживать.

Он взялся за ручку двери, и, едва та приоткрылась, девочка выскользнула в коридор, чуть не наткнувшись на Хешарина.

— Осторожно… Мантия! — буркнул он.

Но Дарт, чудом избежав столкновения и со вторым, неизвестным мастером в дорожном плаще, поспешила к покоям своей госпожи. Как же различаются во взглядах староста и смотрительница, которые живут так близко друг от друга и у которых должны быть общие устремления, думала она.

Через мгновение девочка уже стучала в прочную дверь из железного дуба, буравя ее взглядом и мечтая поскорее оказаться за ней.

Щен просто проскочил сквозь нее. Счастливчик.

Мгновением позже ее терпение было вознаграждено.

— Роггер!

В покои Катрин она влетела так, что плащ взвился за спиной.

Дарт увидела бывшего вора, едва открылась дверь. Правда, узнала его только со второго взгляда, а сначала слегка испугалась. Клочковатая борода ровно подстрижена, рыжие с проседью волосы намаслены и расчесаны. Одет в подпоясанную кушаком пурпурную мантию ученого писца, из тех, что осенены особой Милостью, чтобы зашифровывать и запечатывать письма с помощью алхимии. Даже пальцы выкрашены в тот же цвет. В Ташижане таких писцов часто можно было встретить, особенно в последнее время.

Роггер явился под личиной.

Рядом с ним сидел Геррод Роткильд, почтенный мастер, преданный союзник. В своих вечных бронзовых доспехах.

Увидев своего пажа, Катрин сир Вейл поднялась с кресла перед жарко пылающим очагом и накрыла лоскутом ткани лежавшую на столе вещицу. Величиной и формой она напоминала небольшую дыню. Дарт успела учуять какое-то зловоние.

А в следующий миг она оказалась в объятиях Роггера. Крепко обхватила его. Год… Целый год прошел. Вечность!

Пылкость девочки его как будто насмешила. Но Дарт было все равно. Здесь собрались лишь те, кто ее знал.

— Отпусти меня, бесстыжая девка! — сказал Роггер, легонько прижав ее к себе.

Она улыбнулась, разомкнула объятия.

Роггер окинул взглядом комнату, вытянул руку. В ней, словно бы из воздуха, появилось сладкое печенье.

— Мне тут еще кой с кем надо поздороваться. Эй, вшивый окорок!

Он опустил руку к полу, повертел лакомым кусочком.

— Ты где?

Дарт показала на стол, возле которого стояла смотрительница Вейл.

— Щен там.

— А, — сказал Роггер, выпрямляясь. И обменялся странным взглядом с Катрин. — Пожалуй, лучше убрать это отсюда. Чтобы никто ничего не унюхал.

Геррод поднялся на ноги, взял со стола накрытый тканью предмет.

— Возьму к себе. Погляжу в лаборатории, что можно сделать.

— Спасибо, Геррод, — произнесла Катрин.

— И будь с этой чертовой штуковиной поосторожнее, — добавил Роггер.

Мастер кивнул вору, слегка поклонился смотрительнице и, жужжа доспехами, вышел. Дарт никогда не видела его лица, скрытого забралом. Но знала, как и все в Ташижане, что неустанные занятия алхимией ослабили и источили его тело и он давно не мог передвигаться без лат, снабженных благословенными Милостью механизмами. Роткильд превзошел наук больше, чем кто бы то ни было до него. Пятнадцать дисциплин.

После его ухода Роггер подозвал Дарт к очагу. Она села на один стул, Катрин на другой, а Роггер устроился на третьем, протянув к огню ноги. Печенье он отдал девочке.

— Что ты думаешь делать дальше? — спросила у него смотрительница.

— Здесь поторчу. До тех пор, во всяком случае, покуда Тилар не получит обратно свои плащ и меч. Одежки эти скину, полазаю по всяким уголкам, послушаю. Ты не пыталась выяснить, кто же все-таки убил того юного рыцаря в прошлом году?

Лицо Катрин потемнело. На ней был черный кожаный костюм для верховой езды. Золотисто-рыжие волосы свиты в узел на затылке, как всегда, когда она выезжала из крепости. Только так смотрительница в последние дни и отдыхала — в седле, летя как ветер, в развевающемся плаще. Роггер, видимо, помешал ее полуденной прогулке.

— Нет. Боюсь, правды мы никогда не узнаем.

О прошлогоднем убийстве Дарт успела наслушаться всякого. Рыцаря зарезали, выпустили из него всю кровь и бросили возле ямы, полной обгорелых костей. Будто в жертву принесли. Убийц так и не поймали.

— Следов никаких, — сказала Катрин. — Сдался даже следопыт Лорр, после того как целую луну шарил в сточных трубах под крепостью.

Роггер фыркнул.

— И я еще жаловался на свои приключения…

— А сейчас у нас все жилые покои вычищены в честь приезда гостей, и даже давно заброшенные битком набиты рыцарями. Если мы и проглядели след, то теперь он наверняка смыт или затоптан. — Катрин обескураженно покачала головой.

— И нет никакой возможности обвинить Одноглазого? — спросил Роггер.

Дарт знала, что в убийствах и исчезновениях смотрительница подозревает Аргента сира Филдса. Особенно после истории с проклятым мечом. Но подозрения — не доказательства, с ними перед судьями не предстанешь. Тем более что Аргент прошел испытание мастеров истины — служителей огненной алхимии с окровавленными пальцами, способных читать в человеческом сердце.

И все равно Катрин была уверена, что Огненный Крест связан с жертвоприношениями. Яма с обугленными костями, кровавый круг, раскинутое крестом тело — все наводило на эту мысль.

— Кого-нибудь еще недосчитались? — поинтересовался Роггер.

— Мы каждый день проводим среди молодых рыцарей перекличку. И вроде бы после Перрила никто не пропал.

Перрил сир Коррискан тоже был их союзником. Получил рыцарское звание незадолго до исчезновения. Из следов осталась лишь кровь на постели. Этого юношу, как знала Дарт, Катрин искала еще старательнее, чем остальных.

— Столько народу съехалось, — сказал Роггер, — авось кто-то да обронит словечко-другое. Поглядим, может, что и удастся разузнать.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   56



Похожие:

Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconПовчання Оптинських старців
Духа, йому відкривається воля Божа. Він отримує особливий дар направляти душі до спасіння і лікувати їх від пристрастей. Такий дар...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс «Буря ведьмы»
Моим самым верным и ярым сторонникам, братьям и сестрам (да, я назову их поименно)
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
Моим родителям, Рональду и Мэри Энн, которые подарили мне дом и целый мир, чтобы я мог реализовать свои мечты
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс «Война ведьмы»
Никто не пишет в безвоздушном пространстве. И я не исключение. Мой роман никогда бы не вышел в свет без огромной помощи друзей, коллег...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс Звезда ведьмы
Таинственная Книга, созданная последними магами Света в грозный час, когда королевство Аласия рушилось под натиском сил Тьмы, нашла...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconТема: Сознание как философская категория
Платон все идеи, душу считал источником мира. В средние века сознание и разум рассматривались как важнейшие атрибуты Бога, а поскольку...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconНовички, штурмом взявшие Голливуд
То есть человек из трущоб написал случайно идею к фильму, как в друг это идея оказалась на миллионы долларов! Опишите тех, у кого...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconСамые ценные слова на Весах деяний
Бога, и что Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует) Посланник Бога. Это выражается словами "Ашхаду алля иляха илляллах...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconСекс-рабыня Джулия Джеймс Джулия Джеймс
Лео Макариос остановился в тени наверху лестницы и оттуда стал с интересом наблюдать за четырьмя отобранными Джастином девушками,...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconБрак и душа человека истинный брак от бога – это Душа мужчина и Душа женщина. Женщина и мужчина в браке составляют одно целое. Половая любовь
Половая любовь это дар Господний для их полного воссоединения в благе и разуме
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы