Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога icon

Джеймс Клеменс Дар сгоревшего бога


НазваниеДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
страница7/56
Дата публикации01.06.2013
Размер6.61 Mb.
ТипСочинение
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   56


— Будь осторожен.

Судя по выражению глаз, в удачу Катрин не верила. Роггер тоже это понял.

— Мы еще не проиграли. И если виноват Одноглазый или кто-то из его приспешников, мы до них доберемся.

Глаза ее остались такими же пустыми.

— Может, это и ни к чему, учитывая, что творится в Мириллии. Может, нам лучше примириться, чем искать, кого обвинить. Выкинем из Эйра Аргента — и станем слабее. А нам сейчас нужна вся наша сила.

Дарт изумилась. Никогда еще она не слышала от смотрительницы таких слов.

Роггер и тот онемел.

— Нет! — воскликнула девочка, вспомнив недавний разговор, попытку подкупа и угрозы. — Филдс фальшивит. Он ищет не блага для Мириллии, а власти для себя! — И Дарт пересказала обоим, о чем разговаривала со старостой.

Теперь изумилась смотрительница.

— Аргент хочет, чтобы ты шпионила? За мной?

Дарт кивнула.

— Не теряйте бдительности, смотрительница Вейл. Лучше быть в меньшинстве, но остаться честным, чем в большинстве и поддаться порче!

— Устами младенца глаголет мудрость, — усмехнулся Роггер.

Катрин откинулась на спинку стула.

— Я слишком долго пробыла в этой башне.

— Но ты не одинока… — сказал Роггер. — И со дня на день здесь будет Тилар.

Последние слова, казалось, скорее ранили, чем утешили Катрин. Дарт слишком хорошо ее знала, чтобы не заметить, как горько сжались губы и потемнели глаза. Отношения с бывшим женихом были у смотрительницы еще сложнее, чем со старостой.

Роггер же как будто не обратил на это внимания.

— Приедет Тилар, и дело прояснится.

Ничто не могло быть дальше от правды.

Но Дарт на сей раз промолчала.

Солнце уже село, прозвенел первый вечерний колокол, когда девочка закрыла наконец за собой дверь своей комнаты. Сняла плащ, отстегнула меч, стащила сапожки. Устала она так, что мысли путались и на душе было грустно.

После ухода Роггера она только и делала, что бегала по поручениям смотрительницы. Забот, казалось, становилось все больше с каждым колоколом, приближавшим день церемонии. Еще Дарт пришлось побывать на уроке верховой езды, посвященном уходу за лошадьми и сбруей, и брыкливый мерин наступил ей на ногу. Теперь она прихрамывала и на верхушку Штормовой башни поднялась из последних сил.

Но здесь ее ждала собственная комната — примыкавшая к покоям смотрительницы крохотная каморка, где раньше жила служанка. Зато принадлежала она только Дарт, и это было чудесно. В ней даже окно имелось, узкое, выходившее на внутренний двор, где рос гигантский вирм — змеиное дерево.

Оставшись в одних чулках, девочка, прихрамывая, подошла к окошку. Щен тем временем потянулся, покружился на месте и свернулся калачиком на полу.

Над облетевшими ветвями змеиного дерева висел серп малой луны, скользившей к закату. Холодно сверкали звезды. Глядя на них, Дарт вяло перебрала в уме дела, намеченные на утро. Завтра должны были прибыть еще два посольства, из Неверинга и Пяти Рукавов.

Когда оконное стекло затуманилось от ее дыхания, она отвернулась.

И снова вспомнила случай, о котором не могла забыть после поездки со смотрительницей Вейл в Ольденбрук. Перед мысленным взором Дарт явился бронзовокожий мальчик, бывший соученик по школе в Чризмферри, ныне — служитель бога Джессапа. Их встреча в Высоком крыле, блеск его зеленых глаз.

Интересно, приедет ли он на церемонию? Отправит ли его лорд Джессап с посольством?

Мысль об этом слегка пугала девочку — он узнал ее; возможно, видеться с ним опасно. Но… почему-то и согревала.

Дарт вздохнула, покачала головой.

Отошла от окна, однако постель расстилать не стала. День еще не завершен.

Она взялась за меч.

Встала в боевую стойку, вскинула его и принялась за упражнения. Никто не следил за ней, поэтому напряжения она не испытывала и с каждым выпадом чувствовала себя все увереннее. Впервые ощутила, как один прием перетекает в другой. И, повторяя их раз за разом, наконец-то начала понимать — отражает и наносит удары не меч. Она сама — ее тело, ее сердце.

Остальных вечерних колоколов она не слышала. Настала ночь, а Дарт все продолжала танец с мечом.

В одиночестве.

Но с затаенной, то и дело возвращавшейся мыслью.

Приедет он или нет?

Глава 4

^ ЗИМНИЙ ПЛАЩ

Брант изнемогал.

Он с хмурым видом стоял на стуле, растопырив руки, а вокруг суетилась толпа женщин, которые бесконечно подгибали и складывали, подкалывали и прищипывали красовавшийся на нем пышный наряд. Тут же метался вертлявый мастер-портной, то отдавая указания, то заново что-то измеряя. Наконец он хлопнул в ладоши:

— Чудесно! Только слегка поднимем воротник — чтобы скрыть шрам на горле.

Брант с облегчением опустил руки.

Парадное одеяние было синего цвета — штаны темные, куртка посветлее, лазурного оттенка. Отделка указывала на должность Длани крови — красный кант на штанах, такая же лента, приколотая золотой застежкой к плечу, ряд золотых пуговиц на куртке. Поверх всего — темно-синий короткий плащ с красными кисточками.

— Снимайте! — велел портной. — Сделаем последнюю подгонку, к утру будет готово. — И поторопил: — Скорее! У нас еще три Длани не одеты.

Брант слез со стула, снял новый наряд. Всех проводил, закрыл за ними дверь. Натянул привычный, поношенный кожаный костюм, обулся. Увидел свое отражение в зеркале, которое принес портной. Вскинул подбородок, провел пальцем по шраму.

Память о другой жизни… давно забытой.

Он отвернулся от зеркала. Еще раз облегченно вздохнул. Теперь можно взять лук, удрать отсюда и провести остаток дня в покое.

В Высоком крыле царила суматоха. К дороге готовилась половина Дланей. Прочие оставались при лорде Джессапе, который свои владения покинуть не мог. И послезавтра, на посвящении регента в рыцари, представлять его светлость и государство должны были избранные.

Мысль о грядущих празднествах взбудоражила весь кастильон. Еще бы, после долгой зимы, унылых, однообразных будней — веселье и пышные наряды.

Но Бранту эта суета казалась глупой. Церемония посвящения, конечно, всего лишь жест. Символ объединения и исцеления Первой земли. Сам он с удовольствием отказался бы от участия в ней — когда бы не имел причин ответить на просьбу лорда Джессапа согласием. Во-первых, в подобных случаях никогда не отказывают. А во-вторых, ему хотелось разузнать побольше о паже смотрительницы.

Он тронул камень, висевший на шее.

И тут в коридоре раздался восторженный вопль.

Что еще случилось? Брант подхватил колчан и лук, метнулся к двери.

Открыл ее и услышал ликующий голос Лианноры, госпожи слез:

— …Непременно надо сшить до отъезда! Чудеснейший выйдет плащ!

В коридоре Брант увидел, как Лианнора целует в щеку высокого мужчину с длинными светлыми волосами, связанными сзади шнурком. Тому пришлось нагнуться, чтобы получить поцелуй. Худое лицо, темные, жесткие, как кремень, глаза. Глава кастильонной стражи. Он был неравнодушен к госпоже слез, и все об этом знали.

— Спасибо, Стен! Подарок как нельзя более кстати. — Лианнора захлопала в ладоши.

Портной, стоявший рядом, ее радости явно не разделял. Сказал, хмурясь:

— Шкура свежая… чтобы выделать к сроку, понадобится много Милости и алхимии.

— Меня не волнует, во что это обойдется, — ответила Лианнора. — Плачу из собственного кошелька.

Брант хотел было пройти мимо, но она его заметила. Неприязненно усмехнулась и спросила:

— На охоту собрались, мастер Брант? За парочкой тощих зайцев и птичек?

Он пожал плечами.

— Как повезет.

— Может, возьмете с собою Стена? Похоже, он способен поучить вас охотиться в здешних лесах.

— Сам справлюсь. Благодарю.

Брант двинулся прочь, но она загородила ему дорогу. И показала на подарок стражника.

— Вот добыча настоящего охотника!

На полу лежала раскинутая шкура.

Лианнора, не заметив, как Брант изменился в лице, отвернулась.

— Белый мех изумительно подойдет к новому платью. — О мальчике она уже забыла и всецело сосредоточилась на портном. — И уши с серыми пятнышками надо сохранить непременно, пустить на капюшон. Тогда каждому будет понятно, что волк не простой. А настоящий пещерный!

Брант невольно попятился.

Волчица, которая выслеживала его в лесу, изможденная, умиравшая от голода, вымолившая у него добычу. Это была ее шкура.

Снятая не долее чем полдня назад. Со свежими следами крови. С неровным разрезом на одной из задних лап. Оставленным не ножом охотника, а железным силком — жестокой ловушкой. Сколько же волчица, пытаясь вырваться, билась, что изрезала лапу проволокой до кости?

Он бросил взгляд на начальника стражи. Тот ничего вокруг не замечал, упиваясь вниманием Лианноры. Мясник, а не охотник.

Брант запомнит это.

Он направился к выходу из Высокого крыла. Теперь, до отъезда в Ташижан, необходимо успеть еще кое-что сделать.

Брант был охотником, который следует Пути и почитает его; он знал, что заставило волчицу идти за ним по лесу и загнало ее в силок, притупив осторожность.

Не только голод.

Две пары глаз в подлеске, которые он успел заметить. Волчата, детеныши.

Она зашла очень далеко от родных мест, пытаясь их спасти, доведенная до отчаяния. И теперь, согласно Пути, ответственность за малышей легла на его плечи.

Выбора нет.

Он должен их отыскать.

Город на опорах трещал и стонал. Мороз усиливался, как казалось Бранту, с каждым вздохом. Задувал порывами ветер. Шел снег, и пахло надвигающимся ураганом. Брант посмотрел в небеса. Над головой они были еще довольно светлыми, но на севере собирались тяжелые, черные тучи. Над замерзшим озером вставал морозный туман.

Мальчик перевел взгляд на земляных великанов, стоявших на страже у подножия башни. Те в своих огромных тулупах зябко поеживались. Ветер пробирал насквозь.

— Эти паршивцы пришли с той стороны, — вытянул здоровенную ручищу Малфумалбайн. — Видали бы вы их. Вопят, в щиты колотят — будто голыми руками змея придушили.

Дралмарфиллнир угрюмо кивнул.

— Точно, точно. А уж элем несло! Учуяли мы их прежде, чем увидели.

Брант посмотрел туда, куда указывал Малфумалбайн. Следы Стена и его людей еще хорошо видны. Он легко доберется до места.

— Может, не пойдете? — предложил Малфумалбайн. — Погода портится. Как бы чего не вышло. Лучше завтра поохотитесь.

Брант покачал головой. Отложить свое дело он не мог.

— Вернусь к первому вечернему колоколу.

Дралмарфиллнир закатил глаза, не одобряя этакой глупости.

Мальчик вышел за дверь.

— Эй! — крикнул вслед ему второй великан. — Коли наткнетесь на какого облезлого зайца, вспомните о бедняге, которому не помешают новые рукавицы!

Брант помахал рукой в знак того, что понял, и натянул на голову капюшон. Братья за его спиной тут же заспорили, кому рукавицы нужны больше. Шутливая перебранка и смех слышались еще долго, пока мальчик не отошел от башни на пол-лиги.

Но вскоре его попутчиком на тропе, проложенной отрядом Стена, остался только ветер. Он налетал порывами, стонал и завывал. Снегопад прекратился, выглянуло солнце, слепя своим отражением во льдах. Единственное отдохновение взгляд находил в туманных островках, державшихся меж ледяных торосов.

Минуя один такой островок, Брант вспомнил туманы своей родины, облачного леса Сэйш Мэла. Там, в отличие от здешних, они были теплы, душисты, оседали росой на зеленой листве. Само воспоминание о них согревало… пускай с ним вместе возвращалась и боль.

Матери своей он не знал — она умерла, когда он появился на свет. Но мальчик хорошо помнил день, когда в схватке с пантерой погиб отец. Тот день стал концом его прежней жизни и началом новой. В Сэйш Мэле, где почитали Путь и звери, и люди, сиротам не приходилось умирать с голоду или просить милостыню. Царство было богатое. Лес благоприятствовал щедрости своих обитателей, успешно торговавших мехами, деревом, благовониями.

Бранта приняли в школу под руководством самой Охотницы. Там жилось хорошо — его окружали друзья, учение давалось легко, оттачивались охотничьи навыки, зрение, слух и обоняние. А отец… Он не ушел навсегда — мальчик мог бы поклясться, что видел иногда его тень, скользившую среди ветвей. В родных краях было легко и горевать, и утешаться — как ни в одном другом месте.

И все освещал Путь.

Но время прошло незаметно, словно пантера, прокравшаяся в зарослях. Брант отличался смышленостью не по годам, и им заинтересовались ученые мастера и даже сама Охотница.

На этом все и кончилось.

Воспоминание болезненно отозвалось в сердце, и он едва не схватился за грудь, где висел сокрытый под мехами и кожей камень. Не преклони он тогда колена перед Охотницей, будь поумнее, выброси проклятый камушек, дар бродячего бога, — и все сложилось бы иначе.

Но он преклонил колено.

А много раньше продел шнурок в камень и стал его носить. Как выбросишь?.. Это была память об отце, не только о безумном боге. На бродягу они наткнулись вдвоем. И это стало их общим секретом. Брант хранил его с гордостью.

А потом встретился с Охотницей, богиней и повелительницей Сэйш Мэла.

И жизнь его кончилась.

Тут, отвлекая мальчика от горьких мыслей, к стонам ветра присоединились иные звуки. Он услышал треск ломающихся ветвей, шорохи, скрип. Впереди шумел сотрясаемый ветром лес.

Брант обошел ледяную глыбу, и перед ним вдоль озерного берега встала стена тумана, такого густого, что и ветер не в силах был его развеять.

Следы вели туда. И мальчик ускорил шаг, мечтая наконец дать отдых горевшим и слезившимся глазам, измученным сверканием льда.

Туман походил на пенную полосу прибоя. Ветер, беснуясь, как море в шторм, накатывался на него яростными волнами, словно пытался пробиться в глубину леса.

Брант, не обращая внимания на холод, скинул капюшон — чтобы лучше слышать. Уху ничто не должно мешать. Затем встал на колени и быстро, сноровисто натянул лук.

Поднялся, шагнул в туман, и тут же озеро позади него пропало, солнце превратилось в тускло светящееся пятно над головой, и даже деревья исчезли. Он видел всего на несколько шагов вокруг.

Но под ногами лежала протоптанная людьми Стена тропа, по которой нетрудно будет вернуться. И Брант двинулся по ней, стараясь ступать след в след. Это позволяло не оставлять своих следов, да и идти было легче, чем по нетронутым, покрытым коркой наста сугробам.

Он старался двигаться как можно тише, постоянно прислушиваясь.

Когда Брант миновал опушку, ветер стих. Скрип и потрескивание ветвей прекратились. Пала тишина, столь же плотная, что и туман.

А тот становился все гуще. Единственный знак большого мира — тропа, оставленная стражниками, и та укорачивалась на глазах по мере того, как сумеречная пелена приближалась со всех сторон, гасила солнце.

Глубокая тишь воцарилась вокруг.

Сначала он учуял кровь. Землистый привкус в воздухе. Потом вышел к месту убийства.

На заснеженной прогалине цвел мрачный, зловонный цветок. Деревья здесь расступались, небо над поляной было чуть светлее. Кровь замерзшими струями пятнала снег от ее середины до древесных стволов.

Брант остановился на краю.

Волчица защищалась. Ее прикончили не с первого удара — то ли решили жестоко позабавиться, то ли промахнулись спьяну. Мальчика пробила дрожь сострадания.

В луже крови, покрытой льдом, лежали заиндевевшие останки. Освежевали добычу прямо здесь. Мяса не взяли, только шкуру. Ненужные ее обрезки бросили в стороне. Брант наклонился, разворошил их. Мех с живота, слишком редкий, не имевший никакой ценности. Разбухшие от молока соски. Он скрипнул зубами. Убийцы не могли их не заметить, не понять, что волчица кормила детенышей.

Но их интересовал только мех.

Он вытащил нож, отрезал два самых тяжелых соска, бережно спрятал в глубокий карман куртки. Их он попозже похоронит. А истерзанная, почерневшая от мороза плоть будет лежать здесь. Но недолго. Если люди Стена не нуждаются в добром мясе, оно накормит других падалыциков.

Брант выпрямился, огляделся. Видимо, только человеческий запах и удерживал до сих пор голодное зверье в стороне. Незарытое дерьмо, пятно замерзшей мочи, оставленные пьяными. Кучка блевотины, от которой все еще разит элем.

Отчего вывернуло этого человека — от избытка выпитого? Или от вида бойни?

На одной из задних лап он, как и подозревал, увидел железную петлю силка. Кость была сломана.

Мальчик судорожно втянул воздух носом. Волчице уже не поможешь, не облегчишь ее страданий. Мясники Стена ничего не знают о Пути, чести, ответственности охотника перед зверем.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   56



Похожие:

Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс Дар сгоревшего бога
...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconПовчання Оптинських старців
Духа, йому відкривається воля Божа. Він отримує особливий дар направляти душі до спасіння і лікувати їх від пристрастей. Такий дар...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс «Буря ведьмы»
Моим самым верным и ярым сторонникам, братьям и сестрам (да, я назову их поименно)
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс «Огонь ведьмы»
Моим родителям, Рональду и Мэри Энн, которые подарили мне дом и целый мир, чтобы я мог реализовать свои мечты
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс «Война ведьмы»
Никто не пишет в безвоздушном пространстве. И я не исключение. Мой роман никогда бы не вышел в свет без огромной помощи друзей, коллег...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconДжеймс Клеменс Звезда ведьмы
Таинственная Книга, созданная последними магами Света в грозный час, когда королевство Аласия рушилось под натиском сил Тьмы, нашла...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconТема: Сознание как философская категория
Платон все идеи, душу считал источником мира. В средние века сознание и разум рассматривались как важнейшие атрибуты Бога, а поскольку...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconНовички, штурмом взявшие Голливуд
То есть человек из трущоб написал случайно идею к фильму, как в друг это идея оказалась на миллионы долларов! Опишите тех, у кого...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconСамые ценные слова на Весах деяний
Бога, и что Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует) Посланник Бога. Это выражается словами "Ашхаду алля иляха илляллах...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconСекс-рабыня Джулия Джеймс Джулия Джеймс
Лео Макариос остановился в тени наверху лестницы и оттуда стал с интересом наблюдать за четырьмя отобранными Джастином девушками,...
Джеймс\nКлеменс\nДар\nсгоревшего\nбога iconБрак и душа человека истинный брак от бога – это Душа мужчина и Душа женщина. Женщина и мужчина в браке составляют одно целое. Половая любовь
Половая любовь это дар Господний для их полного воссоединения в благе и разуме
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы