Гай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения icon

Гай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения


НазваниеГай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения
страница1/14
Дата публикации22.02.2014
Размер2.55 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Гай Адамс

Шерлок Холмс. Дыхание Бога


Шерлок Холмс. Свободные продолжения –





Гай Адамс


Шерлок Холмс. Дыхание Бога


Филу Джаррету, моему Ватсону


Глава 1

СМЕРТЬ ХИЛАРИ ДЕ МОНФОРА


Во избежание неясностей скажу сразу: я там не присутствовал.

Представляя читающей публике истории из жизни моего друга Шерлока Холмса, я, как правило, излагаю события от лица очевидца. Естественно, за исключением показаний многочисленных клиентов. Но даже в этих случаях – и особенно в этих случаях – я стараюсь передать их показания точно, насколько это позволяют сделать мои заметки. Одобряет это Холмс или нет (а он не одобряет), я всегда считал важным, чтобы в моих записках была правда и только правда. Иногда, конечно, я пытаюсь оживить повествование (ведь читателя надо увлечь, а не только информировать), но при этом никогда, даже в мелочах, не изменяю правде.

Приступая к рассказу о деле, которое за считаные дни до наступления нового великого века погрузило Лондон в хаос, я могу полагаться только на собранные полицией показания свидетелей, излишне эмоциональные репортажи в газетах и ясность, которую даёт взгляд в прошлое.

В общем, был я там или нет и могу ли поклясться в точности описания последних минут жизни Хилари Де Монфора (потому что, как часто бывает, завязкой всей истории послужила смерть), но с этого мы и должны начать. Ибо первым, кто ощутил на себе Дыхание Бога, стал молодой Де Монфор, светский лев и расточитель чужих банковских счетов.

А проявилось это Дыхание с невероятной силой.

Вечер 27 декабря 1899 года Де Монфор начал с карт и шампанского. А закончил, превратившись в мешок с переломанными костями, в центре Гросвенор сквер. О том же, что произошло между этими событиями, постараюсь рассказать по возможности подробно. Естественно, для этого придётся покопаться в его жизни…


Лондон – это несколько городов в одном, от зловонной и грязной улицы Ротери с её опиумными домами до стерильно чистого квартала Мэйфейр. Выполняя различные поручения Холмса, я исходил Лондон вдоль и поперёк. И не раз бывал свидетелем самых невероятных событий… Я много путешествовал по миру, истекал кровью на поле боя в чужой стране, и всё же место, которое до сих пор заставляет меня испытывать благоговейный страх, – это город, ставший мне домом. Думаю, по одной только этой причине я не смог бы жить где то ещё.

Подозреваю, что для Хилари Де Монфора Лондон был одним целым. Его жизнь, как и жизнь большинства молодых представителей высшего общества, вертелась вокруг клубов и модных мест города. Семья Де Монфора из поколения в поколение владела значительной частью Сассекса, и пока Хилари не созрел для того, чтобы исполнять фамильный долг и управлять поместьем, в его распоряжении было достаточно свободного времени и родительских денег.

Тем вечером, о котором идёт речь, он комфортно расположился за игровым столом в «Нейвсе». После закрытия знаменитого «Крокфорда» джентльменам пришлось переместить деньги и записные книжки для пари в другие игорные клубы, выросшие как грибы, и «Нейвс» – один из таких. Хилари был, без сомнения, неважным игроком: он мог с равным успехом сорвать куш в целое состояние, а мог разом спустить все свои сбережения. Но в тот вечер карты ему благоволили, и позже Лэнгфорд, швейцар из «Нейвса», припомнил, что молодой человек покинул клуб в весьма приподнятом настроении.

«Он сбежал с крыльца, перескакивая через ступеньку, – процитировала Лэнгфорда «Дейли ньюс». – Был жив здоров и кипуч, как шампанское».

В таком виде он пребывал недолго.

На улице падал снег. Де Монфор шёл сквозь густую белую пелену к следующему пункту назначения. Ресторан «У Сальери» более всего подходил молодому человеку, которому деньги жгут карман. Мы можем только догадываться, почему он, несмотря на ненастную погоду, предпочёл отправиться туда пешком. Возможно, Хилари решил немного проветриться и освободить место для очередной порции алкогольных паров и табачного дыма.

Далее Де Монфор на секунду всплывает в нашей истории, когда в ужасе бежит по улицам недалеко от Гросвенор сквер. Он до смерти напугал пожилого джентльмена, который возвращался домой. Молодой человек мчался по заснеженному тротуару, отчаянно крича и всё время оглядываясь. Очевидно, он был уверен в том, что за ним гонятся. Однако пожилой джентльмен на допросе в Скотленд Ярде был готов поклясться, что на улице, кроме них двоих, не было ни души.

– Испугаться в такую погоду – это не удивительно, – сказал он инспектору Грегсону. – Дело не только в снегопаде, хотя он был довольно сильный. А вот ветер, лёгкий и почти неощутимый в начале моей прогулки, вдруг превратился в настоящий ураган.

Грегсон заметил, что свидетель, вспоминая тот ветер, разволновался.

– Мне пришлось ухватиться за перила уличного заграждения, иначе меня бы наверняка унесло по тротуару за этим бедным молодым человеком. В какое то мгновение снег закружил так сильно, что, кроме тусклого фонаря над головой, я вообще ничего не видел.

– А когда прояснилось? – спросил Грегсон.

– Молодой человек исчез, как будто его и не было. Улица опустела, остались только большие заносы после ветра.

И действительно, полисмен, который первым прибыл на место, где обнаружили тело Де Монфора, упоминал о каких то особенных снежных заносах. Этот констебль, парень по имени Вильсон, будучи новичком в полиции, даже разнервничался, когда ему на дежурстве попался такой «экземпляр» трупа. И тем не менее снежные заносы произвели на него столь сильное впечатление, что он даже попытался зарисовать их в своём блокноте.

Позднее он сказал Холмсу:

– Было похоже, будто за ним гналась рука самого Господа. Прямо через площадь. По мне, только что то вроде этого могло сотворить такое. Да, парня жутко отмолотили…

И это правда. Подобные повреждения нельзя нанести в одиночку. Вряд ли в скелете Де Монфора осталась несломанная кость, а тело было чёрно фиолетовым от кровоподтёков. Так иногда выглядит бедолага утопленник, которого прибило к берегу Темзы, – разбухшее, обезображенное подобие человеческого тела. Мы могли только гадать о том, каким орудием нанесены эти увечья. На трупе не было характерных следов от удара палкой или дубинкой. Я мог бы поклясться, что тело упало с большой высоты. Но при всём разнообразии живописных видов нашей столицы здесь всегда не хватало только вида на горы. Хилари Де Монфор умер на ровном и пустом участке одной из лондонских площадей, и найти причину столь плачевного состояния его останков было нелегко.


Глава 2

ДОКТОР МЕДИУМ


– Нет, Ватсон, я просто не могу в это верить! – воскликнул мой друг и театрально взмахнул руками. Так он любил обозначать свои самые категоричные заявления. – Как человек науки, человек, рационально мыслящий и твёрдо стоящий на земле, может даже допускать к рассмотрению подобный вздор?

– Я не говорил, что верю в это. – Я прикурил трубку и бросил спичку в камин. – Просто надо держать свой разум открытым для всего.

– Открытым? – Холмс закатил глаза и откинулся в кресле. – Ни одно выражение не способно наполнить меня таким ужасом. Открытый разум… Как можно даже помышлять об этом? Открытый разум в океане хлама. Всё равно что плыть по Темзе с широко разинутым ртом и без конца глотать всякую мерзость…

– Вы сами говорили, что ошибочно строить теории, не опираясь при этом на факты. Вы утверждали, что хороший детектив сначала впитывает всю информацию, а потом делает соответствующие выводы.

– Всю имеющую значение информацию, – уточнил Холмс. – Надо доверять логике и чувству рационального и отсеивать мусор, не имеющий отношения к делу. Разум не такой эластичный – не стоит лопатами загружать в него бессмысленный вздор. Факты надо накапливать аккуратно, избирательно, чтобы в результате сформировалось точное видение дела.

– И каким вам видится наш возможный клиент?

Холмс бросил визитную карточку на обеденный стол и занял наблюдательный пост у окна.

– Время покажет. Но логика подсказывает, что он либо шарлатан, либо дурак.

Я вздохнул. Продолжать спор не имело смысла: мой друг не из тех, кто охотно меняет свою точку зрения. Карточка принадлежала доктору Джону Сайленсу. Я с ним не встречался лично, но его репутация была мне известна. В Лондоне трудно отыскать специалиста в области медицины, который бы не слышал о враче, провозгласившем себя доктором медиумом. Будучи человеком состоятельным (правда, никто не мог сказать, откуда у него такое состояние), Сайленс предлагал свою помощь тем, кто не мог себе позволить лечение за деньги. Многие люди моей профессии, включая и меня самого, конечно, практикуют какое то количество часов в работных домах или других подобных местах, где требуется бесплатная врачебная помощь, но большинство из нас не может посвящать этому львиную долю своего времени.

Но не только щедрость была причиной широкой известности доктора Сайленса. В последние годы он переключил своё внимание с чисто физических аспектов медицины на то, что называл душевными расстройствами. Вопрос же, что именно доктор Сайленс имел в виду под этим термином, был предметом активных дискуссий в медицинских кругах. Его речи об одержимости демонами и вмешательстве потусторонних сил в земную сферу не играли на руку его репутации (и, конечно, способствовали столь категоричной реакции со стороны моего друга, преданного сторонника рационального взгляда на мир). Хотя нашлись и такие, кто рассматривал деятельность Сайленса как работу психиатра в более широком смысле этого слова.

Впрочем, как бы это ни называли, существовало немало свидетельств от людей, которым доктор Сайленс действительно помог. На что Холмс, естественно, возразил бы, что многие из тех, кто посещает так называемых ясновидящих, после часового театрального действа вполне могут почувствовать прилив сил, но это не означает, что надо поощрять шарлатанов.

Я тоже был весьма скептически настроен по отношению к ясновидящим, но отзывы о докторе Сайленсе были настолько положительными, что я считал правильным уделить его персоне хоть толику внимания. На мой взгляд, прежде чем судить о Сайленсе, следовало с ним встретиться и предоставить ему возможность рассказать о своей практике. Холмс смотрел на это иначе, но тем не менее согласился на встречу. За отсутствием других причин, пожалуй, только любопытство могло заставить его пожертвовать собственным временем.

Холмс уже несколько месяцев пребывал в дурном расположении духа, о чём после моего возвращения поспешила мне сообщить миссис Хадсон. Женившись, я, естественно, съехал с нашей съёмной квартиры. Но после безвременной кончины моей Мэри одиночество и, не буду скрывать, затруднительное финансовое положение подтолкнули меня к возвращению. Миссис Хадсон не сомневалась, что именно недостаток моего успокаивающего влияния на Холмса послужил причиной столь сильной перемены в его настроении. Честно говоря, я вовсе не обладаю способностью влиять на Холмса, – скорее, он способен влиять на других. Его же настроение может меняться, как курс лодки, выброшенной в океан. Одно я могу заявить с полной ответственностью: на поведении Холмса сказались обстоятельства его профессиональной деятельности, которые изменились не в лучшую сторону. Девятнадцатый век под занавес преподнёс ему несколько интересных дел. В течение ближайших лет моему другу предстояло оставить практику – уйти, несмотря на все прогнозы, в отставку и тихо, спокойно жить в деревне в Сассексе. Последние же годы Холмс был буквально завален предложениями, которые он считал недостойными своего внимания. Он всегда с пренебрежением относился к моим попыткам познакомить широкую публику с его работой, и время показало, что у него были на то причины. Практика Холмса стала настолько известна, что требующие немедленного вмешательства дела просто стопорились из за объёма получаемой почты. В большинстве писем не было и намёка на какое то дело. Их содержание варьировалось от жёстких просьб принять на работу (их присылали биографы в отставке, уверенные, что справятся с этой задачей лучше меня) до пламенных признаний в любви.

Признания приходили особенно часто и никогда не переставали меня удивлять. Я уже говорил о том, что Холмс, хоть и ценил привлекательные качества женщин, никогда не жаждал общения с ними. Злые языки пытались представить это так, будто его предпочтения лежат в другой области, но на самом деле его просто напросто не интересовал этот вопрос. Холмс не был человеком плоти, о чём свидетельствовало его индифферентное отношение к потребностям собственного тела, – он был человеком разума, и количество надушённых страниц в конвертах никак не могло на это повлиять.

Каждое утро Холмс усаживался по турецки у камина и просеивал корреспонденцию в поисках писем хоть с каким то представляющим профессиональный интерес содержанием, и к дыму от сжигаемых любовных посланий и прочего вздора примешивался дым от его трубки. Потом наступал черёд писем о пропавших без вести и посланий от ревнивых супругов. Холмс давно отказался от попыток удовлетворить бесчисленные просьбы всех тех, кто внезапно обнаруживал, что количество членов его семьи уменьшилось. Люди исчезают каждый день, и большинство из них не хотят, чтобы их кто то нашёл.

Меня несколько удивил тот факт, что письмо Джона Сайленса преодолело оба этапа отсева и достигло священной вершины – доктору была назначена встреча. Правда, к тому времени, когда он явился, настроение Холмса оставляло желать лучшего. Проведя несколько часов за неудачными химическими опытами, мой друг обречённо улёгся на кушетку. Его руки, в пятнах от кислоты, безвольно свисали по бокам. Холмс курил сигарету за сигаретой и напоминал опрокинутый и накрытый старым халатом паровой двигатель.

– К вам гость, сэр, – доложил в назначенный час Билли, мальчик слуга Холмса. – Доктор Сайленс. Утверждает, что приглашён на встречу.

Холмс только зарычал в ответ и бросил то, что осталось от очередной сигареты, в сторону камина. Окурок не долетел до цели и прожёг ещё одну чёрную метку на ковре прежде, чем я успел его подхватить.

– Пригласи его наверх, Билли, – сказал я, твёрдо решив для себя, что хотя бы один из нас проявит уважение к гостю.

Доктор Сайленс оказался совсем не таким, каким я его себе представлял: ничего показного или мистического. Мужчина лет сорока, с безукоризненно подстриженной бородкой, худощавый. Одет соответственно случаю – официально, но без излишнего шика. Костюм сшит скорее для комфортного существования в своей среде обитания, чем для того, чтобы произвести впечатление на окружающих. Одним словом, мне доктор Сайленс показался человеком благородным и элегантным.

Будучи хорошо знаком с дедуктивным методом Холмса, я невольно взглянул на его брюки ниже колен и обратил внимание на пару коротких светлых волосков. Шерсть животного, слишком толстая для кошачьей: скорее всего, Сайленс держит дома собаку. А ещё на нём были новые кожаные туфли, и отсутствие грязи на них я бы не поставил ему в заслугу.

Я заметил, что Холмс, прежде чем вернуться к своему трагически опустевшему портсигару, бросил взгляд на гостя. Несомненно, он увидел всё, что увидел я, и более того.

– Доброе утро, – буркнул Холмс и махнул в сторону пустого кресла, даже не потрудившись пожать руку.

Вместо этого он переместился к книжным полкам и продолжил поиски сигарет.

– Доброе утро, – отозвался Сайленс, глядя на меня как на единственного присутствующего в комнате человека, который готов общаться на цивилизованном уровне.

– Джон Ватсон. – Я пожал гостю руку и жестом повторил предложение Холмса присесть.

– Ах да, конечно. – Сайленс кивнул и устроился в кресле. – Я слышал о вас.

– Все в Лондоне слышали о Ватсоне, – подтвердил Холмс и, чтобы добраться до небольшого коричневого пакета, убрал с полки стопку графиков судоходства. – Его рассказы пользуются популярностью.

– Это правда, – признал Сайленс, – хотя я имел в виду вашу профессиональную деятельность. В Бартсе мы с вами учились у одного профессора анатомии.

– Неужели? – Я рассмеялся, а Холмс тем временем вскрыл пакет с табаком. – Значит, вы знавали Кровожадного Барроу?

Сайленс улыбнулся и кивнул:

– И меня, осмелюсь предположить, как и вас, передёргивало от того, с каким наслаждением он орудовал скальпелем.

Я повернулся к Холмсу:

– Знаете, Холмс, где бы ваши пути ни пересеклись с Лайонелом Барроу, в его обществе вы всегда почувствуете атмосферу смерти.

Мой друг зажал сигарету в зубах.

– Имя ещё ничего не значит. – Холмс сделал глубокую затяжку, выдохнул, и густое облако дыма почти скрыло его скучающее лицо. – Может, мне оставить вас одних, чтобы вы могли… побеседовать?

От меня не ускользнула презрительная нотка, прозвучавшая в голосе Холмса. Для моего друга нет ничего ничтожнее, чем пустые светские беседы.

– Прошу прощения, – сказал Сайленс, – мне, конечно, чрезвычайно приятно застать вас в компании Ватсона, но всё же я пришёл сюда в надежде, что вы уделите мне немного времени.

– Уже уделил, – ответил Холмс и снова улёгся на кушетку. – Но только из за шерсти лабрадора у вас на щиколотках.

Сайленс окинул взглядом свою одежду и принялся отряхивать брюки.

– Вы очень наблюдательны. Хотя я не понимаю, почему для вас это так важно.

– Ну, судя по вашему виду, вы исключительный чистюля, – проговорил Холмс. – Но пока добирались сюда, ни разу не обратили внимания на свой костюм. И это заставляет меня предположить, что ваш мозг был занят чем то очень важным. Подобное состояние вызывает у меня неподдельную зависть, и я тёшу себя надеждой, что оно окажется заразным.

– Поверьте, у меня есть для вас потрясающая история. Думаю, вы осведомлены о том, что обычно я не советуюсь с другими, – напротив, я чувствую себя комфортно, когда советуются со мной.

– Я осведомлён – по меньшей мере благодаря вашей репутации – о роде ваших занятий. Но было бы нечестно с моей стороны сказать, что я это одобряю.

Сайленс улыбнулся:

– Я не ищу одобрения, мистер Холмс. Однако время покажет, сумеете ли вы остаться при своём мнении.

Холмс отмахнулся от этих слов, как будто мысль о том, что его мнение может измениться, настолько нереальна, что даже озвучивать её не имеет смысла. И всё же я заметил некоторые перемены в его поведении. Несмотря на демонстративное отсутствие интереса (и даже некоторое пренебрежение), он был очень внимателен к каждой детали в истории доктора, а к концу она его окончательно захватила.


Глава 3

Интермедиа:

^ РАССКАЗ САЙАЕНСА


– Вряд ли я вас удивлю, если скажу, что скептицизм – обычная реакция на мою работу, – начал Сайленс. – Единственное, что действует сильнее и убедительнее всех насмешек, – это благодарность тех, кому мне посчастливилось помочь. Таким образом достигается некий баланс, и я легко поднимаюсь над своими очернителями. Большинство критиков считают, что я занимаюсь неосязаемыми, не имеющими отношения к реальности вещами, но, смею вас заверить, моя работа строится на глубоких и всесторонних исследованиях. Я посвятил пять лет жизни расширению своих знаний о теле и прибавил к ним всё, что смог узнать о духе. Я учился по всему миру, от ашрамов на берегах Сабармати до храмов в самых негостеприимных уголках Тибета.

– Мой друг тоже получил кое какие знания в Тибете, – вставил я в надежде, что этот факт сможет послужить фундаментом взаимного уважения между клиентом и детективом.

– Ценность знаний зависит не от географических координат, а от умственных способностей, – сказал Холмс, взмахом руки отклоняя мою ремарку. – Пожалуйста, Сайленс, давайте перейдём из области оправданий в область информации. Скажите, что именно вы хотите, чтобы я для вас расследовал.

– Хорошо. Хотя – и вы в этом убедитесь – я скорее посланник, чем потенциальный клиент. В последние год два я стал существенно меньше практиковать как медик. Оказалось, мои эзотерические услуги более востребованы, и я был вынужден посвящать этому всё больше времени. Как бы то ни было, вчера меня посетил мой бывший пациент, моряк, которого я когда то лечил. Он чуть не лишился ноги из за несчастного случая на корабле.

И Сайленс поведал нам свою историю.


Симкокс вошёл ко мне, слегка прихрамывая, – неудивительно, учитывая нынешнюю холодную зиму.

– Здравствуйте, Симкокс. Надеюсь, не старый недуг привёл вас ко мне?

– О, вовсе нет, доктор. Эти кости крепки, как никогда. Я пришёл из за другого. Вы помните мою Эльзу?

Эльза – его дочь. Маленькая симпатичная девочка, постоянно висевшая у меня на локте во время моих визитов к Симкоксам: ей всегда было любопытно, что я делаю.

– Конечно помню. Что то беспокоит вашу малышку?

– Ах, если бы я только знал, сэр. – С этими словами Симкокс рухнул в кресло и разрыдался.

Я сразу понял: нервы невозмутимого моряка долгое время были натянуты как паруса. И когда он пришёл ко мне в надежде, что я избавлю его от напряжения, силы его покинули. Я вынул из буфета графин с бренди, налил ему немного и заставил выпить. Мы, врачи, знаем, что иногда самое простое лекарство – самое действенное.

Симкокс сделал пару глотков и проговорил:

– Простите меня, доктор. В последние дни на меня столько навалилось – и вот тут, у вас, я и сломался.

– Не за что просить прощения, – ответил я. – Надеюсь, что смогу вам помочь. Пожалуйста, расскажите всё по порядку.

– Это началось рано утром, примерно неделю назад. Мы с женой ещё спали. Я был дома уже пару дней и радовался твёрдой земле под ногами. Как и все моряки, я много времени провожу вдали от своих близких, поэтому, вернувшись, стараюсь побыть с семьёй. Накануне мы целый день гуляли в парке, развлекались. В общем, отдыхали, как настоящие джентри. – Симкокс широко улыбнулся своим воспоминаниям. – Но в ту ночь, когда счастливый смех Эльзы ещё звучал у меня в ушах, я проснулся и увидел, как она корчится и кричит на кроватке, будто сам дьявол вцепился в неё своими когтями. Может, так оно и было на самом деле…

Я соскочил с постели, моя любимая Салли – за мной, и мы побежали к дочке. Эльза сидела на кровати, сжимая в кулачках простыню, будто хотела разорвать её пополам. Она не отрываясь смотрела в какую то точку на потолке, но я, сколько ни вглядывался, ничего не смог там заметить. Эльза же точно верила: там что то есть.

– Ну разве ты не видишь, как оно извивается?! – снова воскликнула она. Вдруг глаза закатились, и она потеряла сознание.

Знаете, доктор, я даже подумал, что моя Эльза умерла… Мне довелось повидать немало смертей. Океан предъявляет счета, и нет моряка, который не сталкивался бы со смертью. Дочка обмякла у меня на руках, и я был уверен, что всё кончено. Я поднёс её безвольное тело поближе к свече, почти не надеясь разглядеть, что Эльза ещё дышит… но тут она пошевелилась и открыла глаза.

– Папа? – спросила дочка, словно не могла сразу понять, кто держит её на руках.

– Я здесь, милая. Мы с мамой здесь, с тобой. Тебе нечего бояться.

Она улыбнулась, а я, прости господи, подумал: беда ещё не миновала.

Мы уложили дочку обратно в кроватку и пошли спать, а про себя решили, что ей просто приснился дурной сон. Так мы в это и верили до следующей ночи.

И снова, только мы с женой уснули, с Эльзой случился припадок. Да, припадок, я просто не могу найти другого слова… Мы вскочили от криков дочки и подоспели к её кроватке, как раз чтобы увидеть, как её подбросило к самому потолку. Я рванулся вперёд, чтобы поймать её и не дать упасть на пол, но представьте себе моё изумление, доктор, когда ничего такого не случилось!.. Пальчики Эльзы словно прилипли к штукатурке, она тянулась в тёмный угол своей комнатки.

– Оно убегает! – кричала Эльза. – Оно хочет сбежать!.. Я его поймаю! Поймаю!

И она принялась колотить руками по потолку, словно пытаясь раздавить воображаемых пауков.

– Эльза! – Салли больше не могла это вынести. – Эльза!..

Дочка перестала стучать и медленно повернула голову в нашу сторону. Доктор, я знаю лицо своего ребёнка, так что поверьте: лицо, которое смотрело на меня из тёмного угла под потолком, точно не было лицом моей дочки. Это какая то блестящая восковая маска, обличье потного, оскалившего зубы демона или другой твари, завладевшей моей девочкой.

Жена закричала, я, наверное, тоже (по правде говоря, не помню). Я и сейчас могу завопить от ужаса, как только вспомню, что увидел в ту ночь.

Крик жены вернул Эльзу в её тело. Черты лица постепенно разгладились, а пальцы отпустили чертовщину, которую они там держали, – и дочка упала прямо мне на руки.

О, доктор, она была такой горячей!.. От тела исходил жар, как от пылающих углей. В какой то момент я её чуть не уронил, боясь обжечься. Потом отнёс дочку на кроватку, а жене дал знак, чтобы она молчала. Я не сердился на Салли за истерику, лишь хотел, чтобы моя девочка уснула. Только бы она снова стала нормальной; только бы мы могли забыть всё, что с нами произошло.

Я укрыл Эльзу одеялом и потянул жену к двери. Наша малышка была спокойна; она смотрела так, будто минуту назад видела странный сон. Возможно, для неё всё это и было всего лишь сном. Вскоре она уже крепко спала, а мы с женой пошли в свою комнату поговорить.

Мы знаем, чем вы сейчас занимаетесь, доктор. И всегда уважали вас за то, что вы не взяли с меня денег. Должен признаться, некоторые истории, которые мы о вас слышали, звучат не очень правдоподобно. Но, сэр, поверьте, мы никогда не сомневались в вашей репутации. Просто нам казалось подчас, что они немного приукрашены. Я имею в виду эти слухи про…

– В последнее время в моей жизни происходит много интересного, – сказал я Симкоксу. – Не могу сказать, насколько правдивы эти слухи, но, смею вас заверить, я видел достаточно, чтобы серьёзно отнестись к вашему рассказу.

Мои слова заметно успокоили моряка.

– Несмотря на всё, что о вас рассказывают, – признался он, – я всё же боялся, что вы посмеётесь надо мной.

– Ни в коем случае! Если дадите мне секунду, чтобы взять пальто и шляпу, я готов прямо сейчас поехать с вами и осмотреть вашу дочь.

Глаза Симкокса засветились неподдельной радостью. Вы не удивитесь, если я скажу, что много раз в своей практике видел этот взгляд. Зачастую первый шаг, чтобы помочь беднягам, – это готовность им поверить.

Нельзя было терять время, и я позволил себе нанять кеб. Мой спутник, конечно, не привык к такому декадентскому способу передвижения, но я, к счастью, не стеснён в средствах.


– Я в основном только так и передвигаюсь, – перебил Холмс.

Сайленс слегка улыбнулся:

– Да, я забыл, вы ведь берёте плату за свои услуги. А я, как вы знаете, делюсь своим даром бесплатно.

– Каждый получает, что заслуживает, – буркнул мой друг и прикурил очередную сигарету, – а моё время ценится высоко.

– Тогда не будем его тратить зря. Мне продолжать?

Холмс нетерпеливо кивнул в ответ.


Мы добрались до квартиры Симкоксов (они снимали комнаты в нижней части дома неподалёку от Кингс Кросс).

Несмотря на послеобеденный час, девочка лежала в постели. Когда мы с её отцом вошли в комнату, она даже не пошевелилась.

– Ну вот и доктор, – сказал Симкокс жене. – Разве я не говорил, что он согласится помочь?

– Говорил, – улыбнулась мне Салли, – и я никогда в этом не сомневалась. Спасибо, что пришли, доктор.

– Буду рад вам помочь, – заверил я и склонился над кроваткой Эльзы.

Даже в тех случаях, когда есть подозрение, что в деле замешаны сверхъестественные силы, я всегда начинаю своё расследование с обычного медицинского осмотра. Отчасти это привычка; к тому же я не такой фанатик своей профессии, чтобы исключать возможность рационального объяснения происходящего. Меня не раз приглашали к пациентам с признаками одержимости (а в случае Симкокса я был уверен, что речь идёт об одержимости), и я устанавливал именно медицинские причины поведения больного. Лихорадка и высокая температура способны вызвать бред, а в таком состоянии человек может вести себя странно и издавать жуткие звуки.


– Но вряд ли температура и лихорадка могут быть причиной того, что девочка ползала по потолку, – произнёс я.

– Вы правы, – согласился Сайленс. – Однако никаких естественных объяснений этому тоже нет.

– Если всё произошло так, как рассказал ваш знакомый, – добавил Холмс, – это действительно непостижимо. Но, прошу, продолжайте… – Он заметил, что доктор бросил взгляд на часы на камине. – Или у вас назначена ещё одна встреча?

– Думаю, нас обоих ждёт ещё одна встреча, – ответил Сайленс. – Впрочем, временем мы пока располагаем.


Жара у Эльзы не было. Я не обнаружил никаких внешних признаков того, что она пережила ночью. Только незначительные следы побелки на ладонях, которые остались после её, как вы выразились, непостижимого путешествия по потолку.

Результаты медицинского осмотра были удовлетворительными, и тогда я перешёл к осмотру, требующему иной специализации. За многие годы я собрал коллекцию особых инструментов.

То, что принято называть сверхъестественным, безусловно, лежит в области психики; но я обнаружил, что есть определённые физические объекты, которые могут помочь мне в этой сфере деятельности. Средства для концентрации, травы, повышающие восприимчивость, кристаллы, которые можно использовать для фокусировки определённых энергий… Именно кристалл я и достал из своей сумки. Этот опалового цвета полудрагоценный камень мне подарил медиум из Голландии, вместе с которым я в течение нескольких месяцев обучался своему искусству.

С помощью такого камня можно привлечь внимание духов, выманить их, так сказать, из укрытия, чтобы опытный медиум мог их распознать.


В этом месте Холмс закатил глаза. Не знаю, видел ли это Сайленс, однако рассказа он не прервал.


Я положил кристалл на лоб девочки, погладил её по щеке и уверил в том, что всё будет хорошо. Время показало: это было довольно самонадеянно с моей стороны. Но я хотел, чтобы девочка вела себя спокойно.

Затем я начал шептать заклинание, которое обычно использую в подобных случаях. Это простое короткое стихотворение, в нём нет ничего особенного, но, как оказалось, оно довольно эффективное, когда надо очистить разум.

Прошло всего несколько секунд, а перемены в состоянии Эльзы стали очевидны. У неё задрожали веки, медленно зашевелились губы, словно она пыталась что то сказать.

Я прикоснулся пальцами к кристаллу – девочка открыла глаза, и всё её внимание тут же сосредоточилось на мне. Но во взгляде читалась такая враждебность, что я растерялся.

– Здравствуйте, доктор, – сказала она. – Как хорошо, что вы пришли.

Это был голос Эльзы, только более низкий. Как будто она превратилась в старуху и годы слегка изменили его тембр.

Признаюсь, мне не раз приходилось бывать в ситуациях, когда я понимал: моя душа в опасности. Но сейчас в голосе дочери Симкокса послышалось нечто такое, что мне стало страшно, как никогда раньше. У девочки было невинное лицо ребёнка, а смотрела она на меня глазами неизмеримо старше моих. Я пришёл сюда, чтобы помочь, но теперь сам нуждался в помощи. Потребовалось услышать несколько слов и заглянуть в глаза существа, которое их произнесло, чтобы осознать всю степень опасности.

– С кем я разговариваю? – спросил я без всякой надежды на ответ.

В альтернативных науках имена имеют силу, джентльмены, и мне надо было удостовериться в том, что существо, к которому я обращаюсь, не Эльза.

Девочка улыбнулась. И снова это была улыбка взрослого человека. Так улыбаются ребёнку, который сказал смешное или сделал что то, не соответствующее его возрасту.

– Вы же не настолько глупы, доктор, – проговорила она. – Даже если я назову вам имена, эти имена не будут моими.

– Имена! – потребовал я.

Она кивнула, а потом откинула назад голову и стиснула зубы, как будто впала в экстаз. Лицо пошло рябью; казалось, чьи то пальцы гладят его под кожей. Мне стало страшно за девочку: когда игра будет кончена, это существо вряд ли оставит её в живых.

– Да, имена, – сказала она, то есть оно. – Три имени. Первое – Хилари Де Монфор, второе – владетель Боулскина, третье – Шерлок Холмс.


– Ха!.. – Мой друг вскочил на ноги и устремился к книжным полкам. По комнате за ним потянулась тонкая струйка сигаретного дыма. – Оно назвало моё имя? А я действительно знаменит, если обо мне знают даже в глубинах ада.

– Ничего удивительного, – отозвался Сайленс, – если учесть количество душ, которое вы туда отправили.

Холмс принялся просматривать свою коллекцию географических справочников.

– Не обращайте на меня внимания, – пробормотал он, водя пальцем по алфавитным индексам и перелистывая страницы. – Пожалуйста, продолжайте.

– Хорошо. Осталось совсем немного.


После того как Эльза передала мне имена, по её телу пробежала судорога, и кристалл, который всё это время светился, подпитываемый энергией, погас. Тело вдруг обмякло: очевидно, некая враждебная сущность покинула свою жертву.

– Эльза? – позвала Салли.

Пока я делал свою работу, родители девочки держались в стороне; теперь я жестом предложил им подойти ближе. Не было и тени сомнения: Эльза снова стала собой. Но чем так важны эти три имени? Неужели существо, обладающее невероятной силой, решило завладеть телом маленькой девочки только для того, чтобы передать их дальше? Мне должны оставить ещё одну подсказку! И она была дана чуть позже… Убедив Симкоксов, что Эльза свободна от одержимости потусторонними силами, я отправился домой.

Мне предстояло пересечь оживлённые улицы, тянущиеся вдоль железнодорожных путей. В этих местах никогда не смолкает инфернальный шум: грохот подвижных составов, визг паровозных свистков, карнавальная весёлость шарманок и непристойные песни, которые обильно льются из окон публичных домов. Что и говорить: этот квартал – недоброе место; мир, в котором не пользуются спросом правила поведения и манеры джентльмена. Признаюсь, мои нервы были расстроены. Казалось, все вокруг видят, что я не принадлежу к этому миру. Я ощущал атмосферу враждебности, словно за каждым моим шагом ведётся пристальное наблюдение. Не скрою, я уже готов был изменить план и нанять кеб. И наверное, так бы и поступил, если бы не насмешливый голос внутри: «Как? Ты столкнулся с демонами – и настолько разнервничался, что теряешь самообладание на улицах родного города?»

Увы, не стоило подвергать сомнению свои ощущения: они тоньше и острее, чем у многих, и отлично настроены на контакт с потусторонним. На улицах меня окружали не просто горожане. Это стало очевидным, когда я заметил, что все прохожие пристально смотрят на меня. Я даже ощупал лицо и взглянул на своё отражение в витрине магазина, но не увидел ничего, что указывало бы на отклонение от нормы. И тем не менее внимание ко мне не ослабевало: каждый мужчина, каждая женщина и каждый ребёнок, когда я проходил мимо, поворачивались в мою сторону.

– Что во мне такого интересного? – спросил я у одного джентльмена.

Это был старик со слезящимися глазами и жутким запахом перегара изо рта. Старик улыбнулся, и в его мутных глазах вспыхнула искра. О, я узнал этот насмешливый взгляд, – взгляд существа из потустороннего мира!.. Такими глазами на меня смотрела маленькая Эльза.

– Я вижу тебя, – прошептал я. – Я вижу тебя, и я тебя вызываю!..

Чтобы продемонстрировать мне, как я его забавляю, существо вдруг завладело лёгкими всех, кто был на той улице, и начало смеяться. Меня окружал смех взрослых и детей, – смех, похожий и на старческое кудахтанье, и на тоненькое хихиканье малышей… Разворачивалось самое жуткое инфернальное представление в моей жизни, и я уже не сомневался: моё время пришло.

– Остерегайся Дыхания Бога! – хором завопили люди, окружавшие меня со всех сторон.

Оглядевшись, я увидел лица в окнах и в дверях домов и в ужасе подумал о том, насколько широко могла распространиться эта дьявольская зараза.

– Потому что когда Он начнёт дышать, – завывали отовсюду голоса, – то заберёт твою душу…

У меня сдали нервы, и я побежал через толпу, расталкивая всех на своём пути; а они смеялись мне вслед. Я выскочил на дорогу в надежде, что удача пошлёт мне пустой кеб и я вырвусь из этого кромешного ада. Мой спаситель появился прямо передо мной.

– Берегись! – крикнул молодой парень и придержал свою лошадь. – Под колёса угодишь!

– Спасибо! – проговорил я невпопад, будучи несказанно рад услышать в этом дьявольском хоре голос отдельного человека.

Быстро забравшись в кеб, я попросил кучера отвезти меня домой.


– Да… душераздирающая история. – Холмс уселся и свесил ноги с кушетки. – Но я всё никак не могу понять причину вашего прихода.

– Я подумал, что, поскольку ваше имя было упомянуто в числе трёх других, вы захотите, чтобы вас предупредили об этом, – ответил Сайленс.

– Предупредили? – Холмс пожал плечами. – О чём? Я не усмотрел в вашем рассказе никакой угрозы, разве что угрозу повышенного внимания масс. Но, боюсь, благодаря моему другу Ватсону и его плодотворному перу я уже успел к этому привыкнуть.

– Вы – объект внимания не только читающей публики, – горячо возразил Сайленс. – Всё намного серьёзнее, если ваше имя на устах у демонов.

– Видите ли, доктор, дело в том, что я… не верю в демонов.

– Зато они верят в вас, – сказал Сайленс и встал. – Что ж, с вашей помощью или без неё, но я намерен и дальше заниматься этим делом. На случай если вы сочтёте необходимым продолжить этот разговор, у вас есть моя карточка.

– Или на случай, если потребуется изгнать злых духов из нашей домохозяйки.

Впервые за время своего визита наш гость проявил признаки нетерпения. Он стукнул металлическим наконечником трости по полу:

Ваша шутка неуместна, Холмс! Я уважаю вас как мастера в избранной вами области, и с вашей стороны было бы вежливо ответить мне тем же. Это дело касается тёмных сил, и, хотите вы или нет, оно касается и вас.

– Время покажет, – заметил Холмс. – А пока благодарю вас за проявленное беспокойство.

Он подошёл к столу для химических опытов и взялся готовить очередную смесь, давая понять: аудиенция закончена. Я подхватился, неловко пожал нашему гостю руку и проводил его к парадной двери.

Вернувшись, я застал Холмса за любимым занятием. Всё внимание моего друга было поглощено булькающими химикатами и шипением бунзеновской горелки.

– Это невежливо, Холмс, – сказал я. – Даже для вас.

Холмс пожал плечами:

– Какое мне до этого дело? Вежливость – это неестественный способ поведения, которым пользуются, чтобы скрыть правду. Вежливые манеры не идут на пользу детективу.

Я взял утреннюю газету и предоставил Холмсу заниматься исследованиями. Когда он в дурном настроении, общаться с ним бессмысленно.

Однако через несколько минут я был вынужден нарушить молчание:

– Холмс, какие три имени называл Сайленс?

Холмс, не отрываясь от своих опытов, проговорил:

– Хилари Де Монфор, владетель Боулскина и ваш покорный слуга. А что, друг мой, вы тоже желаете меня предостеречь?

– Всё гораздо серьёзнее, чем вы думаете, – сказал я, развернул газету и процитировал одну из заметок: – «Молодой представитель высшего общества обнаружен мёртвым при весьма загадочных обстоятельствах».

Я бросил газету Холмсу. Он начал читать, одновременно помешивая бледно розовую смесь, которая пенилась в реторте:

– «Сегодня утром на Гросвенор сквер был найден мёртвым Хилари Де Монфор, сын достопочтенного лорда Габриеля Де Монфора. Полиция хранит молчание, но свидетель сообщил, что тело было найдено… – тут Холмс приподнял одну бровь, – в чрезвычайно пугающем состоянии».

Холмс отбросил газету в мою сторону.

– Боже, избавь меня от языка газет. Они претендуют на то, что им есть что сказать, но не сообщают ничего, имеющего отношение к фактам.

– Возможно, нам удастся обнаружить факты в блокноте инспектора Грегсона? – предположил я. – Если бы вы дочитали статью до конца, вы бы узнали, что дело ведёт он.

– Грегсон?

Холмс одобрительно улыбнулся: он симпатизировал инспектору, как, впрочем, любому представителю этой профессии. Должен сказать, однажды он зашёл в своей симпатии так далеко, что назвал инспектора Грегсона самым умным в Скотленд Ярде.

– Что ж, возможно, нам всё таки стоит нанять кеб.

– Как вы думаете, что это значит? – спросил я. – Доктор Сайленс упоминал имя этого молодого человека…

– Это означает, что многоуважаемый доктор хотел пробудить моё любопытство.

Холмс выключил горелку, внимательно посмотрел на приготовленный им кипящий раствор, потом встал, надел пиджак и добавил:

– И он в этом преуспел.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14



Похожие:

Гай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения iconГай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения
Одобряет это Холмс или нет (а он не одобряет), я всегда считал важным, чтобы в моих записках была правда и только правда. Иногда,...
Гай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения iconRobert В. Dilts strategies of genius volume 1
Д 46 Стратегии гениев. Т. Аристотель, Шерлок Холмс, Уолт Дисней, Вольфганг Амадеи Моцарт/Пер, с англ. В. П. Чурсина. — М.: Независимая...
Гай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения iconКонан-Дойль Артур Исчезновение леди Френсис Карфэкс
Но почему турецкие? – – спросил Шерлок Холмс, упорно разглядывая мои ботинки. Я сидел в широком плетеном кресле, и мои вытянутые...
Гай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения iconАртур Конан-Дойль Пляшущие человечки
В течение многих часов Шерлок Холмс сидел согнувшись над стеклянной пробиркой, в которой варилось что-то на редкость вонючее. Голова...
Гай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения iconАртур Конан Дойл Архив Шерлока Холмса
Конечно, Шерлок Холмс расследовал куда больше дел, чем было описано в общедоступной печати. Но по разным причинам многие расследования...
Гай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения iconМитч Каллин Пчелы мистера Холмса
Шерлок Холмс в романе Митча Каллина был и остается богом. Никому невдомек, что в слабеющей памяти рационалиста прошлое и настоящее,...
Гай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения iconАртур Игнатиус Конан Дойл Подвиги бригадира Жерара
Произведение английского писателя XIX века относятся к классике мировой литературы. Его проза увлекательна, остросюжетна и удивительно...
Гай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения iconИнтервью Бенедикта Камбербэтча Бенедикт Камбербэтч: «Абрамс выбрал меня благодаря „Холмсу\ »
Шерлок Холмс принес ему известность, как среди широкого зрителя, так и в узких профессиональных кругах. В прокат выходит новый фильм...
Гай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения iconЯ – не стартрековский атеист! Перевод «Шерлок», «Франкенштейн»
«Шерлок», «Франкенштейн», «Боевой конь»… Бенедикт Камбербэтч покоряет любую среду. Теперь, интересуется Дейв Калхаун, отправит ли...
Гай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения iconМолли чувствуя, что Шерлок начала к ней остывать, решила уйти красиво
Шерлок не помнит того момента, когда предложил ей вместе погулять после работы. Не помнит, когда случился их первый поцелуй. Всё...
Гай Адамс Шерлок Холмс. Дыхание Бога Шерлок Холмс. Свободные продолжения iconАвтор: Ли Ро Фендом: Шерлок bbc, Приключения Шерлока Холмса (кроссовер) Персонажи: Шерлок/Джон, Лестрейд, Майкрофт, Мориарти, Моран, Молли и др. Рейтинг: nc-17 Жанры: Слеш (яой), Детектив, Драма Размер: Миди (36 страниц) Кол-во частей: 15 От
Дойля «Этюд в багровых тонах» исключительно из-за лени придумывать имена. По оригинальному сюжету эти персонажи связанны совершенно...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы