К. Д. Ушинский русский педагог icon

К. Д. Ушинский русский педагог


Скачать 27.87 Kb.
НазваниеК. Д. Ушинский русский педагог
Размер27.87 Kb.
ТипДокументы

«Голова, наполненная отрывочными,

бессвязными знаниями,

похожа на кладовую, в которой все

в беспорядке и где сам хозяин ничего

не отыщет; голова, где только

система без знания, похожа на

лавку, в которой на всех ящиках

есть надписи, а в ящиках пусто».

К.Д. Ушинский

русский педагог,

основоположник научной

педагогики в России


Сегодня можно сказать, что есть советское хорошее образование и есть образование плохое — постсоветское и, конечно, в чем-то антисоветское. Но это было бы слишком грубым упрощением. Советское образование — это не константа, а процесс. На начальном своем этапе советское образование, естественно, враждовало с образованием досоветским. Таков закон любой революции, создающей новое общество. Но со временем советское образование все в большей степени стало вбирать то лучшее, что существовало в образовании досоветском. И это тоже закон постепенной адаптации любых постреволюционных обществ к историческому опыту своего народа, своего государства. Сталинское образование фактически унаследовало то лучшее, что было в образовании досоветском. И одновременно обогатило досоветское образование, сделав его и бесплатным, и общедоступным, и обязательным, что имело колоссальнейшее значение. И более динамичным, нежели образование досоветское. Что имело значение, скажем прямо, ничуть не меньшее. 1
В 1936 году в СССР был сделан выбор в пользу знаниево-ориентированного подхода в образовании.

Чтобы нам лучше понять причины такого выбора, нам необходимо разобраться: был ли такой подход каким-то резким отклонением от русской традиции?

Рассмотрим сперва, как исторически развивались теории образования.

Основные теории, пытающиеся говорить о содержании образования с разных позиций, сформировались в XVII–XIX веках. Среди них можно выделить несколько, которые нас интересуют в первую очередь.

Первая — дидактический материализм или энциклопедизм.

Автором названия этой теории стал ее решительный противник, гербартист Ф. В. Доэрпфельд, который в 1879 г. издал книгу «Дидактический материализм» (Der didaktische Materialismus).

Сторонники этой теории считали, что основная цель школы состоит в передаче учащимся как можно большего объема знаний из различных областей науки. Это убеждение еще в XVII столетии разделял Я. А. Коменский, Много лет своей жизни посвятивший работе над учебником, в котором он хотел поместить все знания, необходимые для учащихся. Аналогичным образом понимал дидактическую функцию школы и современник Коменского английский поэт и историк Джон Мильтон (1608—1674); в изданном в 1644 г. «Трактате о воспитании» он рекомендовал, чтобы в течение 9 лет (от 12 лет до 21 года жизни) ученик в широком объеме овладевал знаниями и умениями в области таких предметов, как родной язык, изучал пять иностранных языков, библейскую историю, историю церкви, право, астрономию, естественную историю, агрономию, географию, всеобщую историю, навигацию, архитектуру, медицину, этику, политику, риторику и логику. В том же духе составил свой букварь немецкий педагог Иоган Бернард Баседов (1723? — 1790), который в отличие от Коменского адресовал этот учебник значительно более узкому кругу читателей, о чем свидетельствует само название книги, изданной в 1770 г.: «Букварь для молодежи из лучших состояний и их друзей» (Das Elementarbuch fur die Jugend una ihre Freunde in gesitteten Standen).

Сторонниками энциклопедической модели обучения были также многие известные педагоги XIX столетия. Своих приверженцев эта концепция имеет и сегодня, о чем свидетельствует анализ содержания некоторых программ и школьных учебников. «Энциклопедист» считает, что глубина понимания учениками определенного фрагмента действительности пропорциональна количеству изученного материала. Осознавая важность своей дисциплины и при этом не всегда принимая аналогичную позицию представителей других наук, он старается включить в программу своего предмета как можно больше материала.

По такому образцу создается много учебных программ. Чаще всего они слабо связаны между собой, охватывают очень большой материал, а в некоторых случаях просто перегружены информацией. Необходимость реализации таких программ принуждает учителя к торопливой и поверхностной работе, к проработке с учениками многих тем на дополнительных занятиях.

Поэтому не приходится удивляться тому, что в итоге работа учеников оказывается малоэффективной; в школе они, как правило, пассивные слушатели, на головы которых обрушивается лавина информации, усваиваемая ими только фрагментарно, поверхностно и прежде всего за счет памяти, а дома, будучи предоставлены самим себе, они не всегда могут справиться с теми задачами, которые поставлены перед ними.2

Следующая теория — теория дидактического формализма — возникла в XVIII веке как противоположность теории энциклопедизма.

Это название возникло в конце XVIII в. Использовал его Э. Шмидт, автор изданной в 1791 г. «Эмпирической психологии» (Empirische Psychologie). Термин «формальное обучение» (formale Bildung) употреблял также А. А. Немейер (1754—1828) в опубликованной в 1796 г. книге «Принципы воспитания и обучения» (Grundsatze der Erziehung und des Unterrichts).

В противоположность представителям энциклопедизма сторонники дидактического формализма рассматривали обучение только как средство развития способностей и познавательных интересов учащихся. Цель работы школы они видели в углублении, расширении и формировании этих способностей и интересов, поэтому главным критерием при отборе учебных предметов, по их мнению, должна служить формирующая ценность учебного предмета, наиболее сильно представленная в математике и классических языках. Теоретическую основу дидактического формализма составляло положение о переносе умений, о существовании так называемого дополнительного трансфера. На односторонность такой позиции обратил внимание Б. Наврочинский [см.: Nawroczynski В. 1961. С. 71-78].

В отличие от русского направления в дидактике, в США в начале XX века Джон Дьюи выдвинул теорию, которая носит название «теория дидактического утилитаризма».

Эта теория возникла на рубеже XIX и XX столетий в США, где утилитаристскую концепцию в области отбора и систематизации содержания обучения выдвигал, в частности, Дж. Дьюи. В Европе аналогичные взгляды высказывал немецкий педагог Г. Кершенштейнер, находившийся под сильным влиянием Дьюи.

По Дьюи, образование мы должны понимать как непрерывный процесс «реконструкции опыта». По его мнению, процесс и цель образования представляют собой одно и то же.

Какими же должны быть содержание учебного процесса и его цель? Какими критериями следует руководствоваться при определении его содержания?

На этот вопрос Дьюи отвечает следующим образом: источник связи между учебным содержанием отдельных предметов нужно видеть не в природоведении, не в литературе, не в истории или географии, а в самой индивидуальной и общественной деятельности ученика. В результате единственный путь к овладению социальным наследием связан с возможностями приобщения их к тем видам деятельности, которые позволили цивилизации стать тем, чем она есть. Поэтому при определении содержания обучения нужно сконцентрировать внимание на занятиях конструктивного характера, учить детей готовить еду, шить, приобщать их к рукоделию и т. п.

Эти виды деятельности должны обеспечить предпосылки учебы в соответствии с оптимальной программой, в которой не фиксируется последовательность и не обеспечивается преемственность в изучении предметов; прогресс в педагогической работе основывается не на изучении отдельных предметов в определенной последовательности, а на свободе ученика формировать новые отношения и типы поведения, связанные с его опытом. Следовательно, реконструкция социального опыта является, по Дьюи, основным критерием, которым следует руководствоваться при определении содержания обучения; разнообразные же практические занятия должны играть роль фактора, активизирующего мышление и деятельность учащихся.

Ушинский, объединив дидактический материализм и дидактический формализм, а также обучение и воспитание, сформировал оригинальный русский подход в педагогике. Ушинский утвердил в русской дидактике принцип единства обучения и воспитания. Ведущая роль в этом принадлежит учителю, в формировании личности которого У. возлагал надежды на педагогическую литературу и специальную систему подготовки.

И этот подход однозначно был предтечей знаниево-ориентированного подхода. Потому что в его основе было стремление развить у школьника определенные навыки и дать фактическое знание. Другими словами — включить механизм так называемой диалектической зависимости. Диалектическая зависимость подразумевает, что познание фактов развивает мышление, которое — это самое мышление — в свою очередь, позволяет познавать новые факты.


Есть ли плюсы у такого подхода?

Безусловно. Сбалансированная учебная программа позволяет дать ученику необходимые знания и в то же время развить у ученика навыки, которые позволят ему самостоятельно изучать новые явления, саморазвиваться, самообучаться.

Есть ли при этом минусы? Вряд ли можно найти систему без минусов. Важно их выявить, выяснить соотношение плюсов и минусов, чтобы определить качество системы и рассмотреть пути ее реформирования или полной замены.

Итак, о минусах.

Во-первых, при формировании программы обучения необходимо выдерживать непростой баланс между «знаниями» и «навыками», не скатываясь ни в одну из сторон. Этот недостаток нельзя назвать серьезным и уж тем более неустранимым. Это всего лишь сложность составления учебной программы.

Во-вторых, как отмечают многие критики знаниево-ориентированного подхода, он может привести к замыканию в теоретических рамках. То есть развить у учащегося способности, дать знания, но не научить практическому применению этих знаний. В этом случае мы получим эрудированного человека, который будет не способен применить свои знания.

Возможно ли такое? Да, возможно. Если в учебном процессе не будет практической работы, практического применения полученных знаний, решения не абстрактных задач, а задач, сходных с теми, с которыми придется столкнуться в жизни, то ученик не поймет, каким образом ему использовать полученный в процессе учебы фактический материал.

Значит ли это, что знаниево-ориентированный подход нужно полностью искоренить и заменить чем-то иным?

Конечно же, нет. Можно поступить мудро, как это сделал Ушинский, объединив два противоположных подхода, и добавить в систему больше практических занятий, если таковые действительно необходимы.3

Сегодня в России вместо знаниево-ориентированного вводится личностно-ориентированный подход. В чем его смысл? Его суть заключается в смене «субъект-объектного» подхода, где субъектом педагогического воздействия и управления является учитель, а объектом такого воздействия — ученик, на «субъект-субъектный».


И. А. Зимняя, доктор психологических наук, профессор РАО, ссылаясь на советского психолога, автора работ по педологии Л. С. Выготского, пишет еще в 90-е годы в книге «Педагогическая психология» об равнопартнерском учебном сотрудничестве «учителя, преподавателя и студентов в совместном дидактически организуемом учителем, преподавателем решении учениками, студентами учебных задач. Информационно-контролирующие функции учителя, преподавателя должны все больше уступать место собственно координационным».


«Таким образом, личностно-деятельностный подход в образовании означает, что прежде всего в образовательном процессе ставится и решается основная задача образования – создание условий развития гармоничной, нравственно совершенной, социально активной, профессионально компетентной и саморазвивающейся личности. Личность находится в центре образования, и оно, соответственно, становится антропоцентрическим по цели, содержанию и формам организации.»4

«В старой гимназии, бурсе, институте для благородных девиц воспитывали, в конце концов, не учителя, не классные дамы и надзиратели, а та социальная среда, которая устанавливалась в каждом из этих учебных заведений. … Учитель и вовсе лишен непосредственного влияния на ученика, непосредственно воспитательного воздействия до тех пор, пока он сам не выступает как часть среды. … Учитель с научной точки зрения — только организатор социальной воспитательной среды, регулятор и контролер ее взаимодействия с каждым учеником».5

Ссылаясь на Выготского, сторонники смены подхода игнорируют тот факт, что он ведет речь об одной составляющей педагогики — воспитании, и переносят эти слова на другую составляющую педагогического процесса — на обучение. То есть совершают подлог, смешивают обучение и воспитание, которые хотя и переплетены тесно, но все-таки являются отдельными составляющими педагогического процесса.6


И как мы видим единого понимания до сих пор не выработано. Чем ближе к нашему времени и дальше от момента начала перехода на личностно-ориентированный подход, тем более странным становится это переосмысление. Знаниям уделяется все меньше и меньше внимания, а все больше интересуют характеристики некоей личности.

В 2008 году в учебном пособии «Дидактика» И. М. Осмоловской, ведущего научного сотрудника Института теории и истории педагогики РАО, можно прочесть: «В личностно-ориентированном обучении не ученик существует для системы обучения, а система обучения для ученика. И обсуждать педагогический коллектив будет прежде всего продвижение, развитие ученика, психологическую комфортность обучения в школе, удовлетворенность ученика процессом обучения, а не степень усвоения учебного материала, успешность прохождения учебной программы».7


В процесс самого обучения, как мы видим, постепенно вводятся нормы общества потребления и сам его принцип «клиент всегда прав». То есть необходимо следить, чтобы ученик был удовлетворен процессом. При этом результат усвоения знаний становится не так важен в процессе обучения.

Так с чем же мы имеем дело на самом деле? С образованием, стремящимся сформировать восходящую личность, освободив ее от шор избыточного идеологизма или же с образованием, делающим ставку на личностный регресс, гордо именующим себя личностно-ориентированным образованием?



1 Павел Расинский, статья про образование в газете «Суть Времени» http://gazeta.eot.su/issue/23

3 Павел Расинский, статья про образование в газете «Суть Времени» http://gazeta.eot.su/issue/23

5 http://www.marxists.org/russkij/vygotsky/cw/pdf/vol1.pdf Л.С.ВЫГОТСКИИ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ





6 Павел Расинский, статья про образование в газете «Суть Времени» http://gazeta.eot.su/issue/23

7 Дидактика : [учеб. пособие] /  И. М. Осмоловская. - 2-е изд., стер. - М.: Академия, 2008

Похожие:

К. Д. Ушинский русский педагог iconК. Д. Ушинский русский педагог
И одновременно обогатило досоветское образование, сделав его и бесплатным, и общедоступным, и обязательным, что имело колоссальнейшее...
К. Д. Ушинский русский педагог iconНаша Команда Инструктор (педагог) в нашей компании- это человек с
Инструктор (педагог) в нашей компании- это человек с активной жизненной позицией, имеющий опыт и желание общаться с детьми уважительно,...
К. Д. Ушинский русский педагог iconРешение русской проблемы пьянства и вырождения, русские люди назвали по-русски «Русская пробежка»
А никто не задумывался, почему такие явления, как русская боевая слава (в вариациях), русский космос, русский атом и т д существуют...
К. Д. Ушинский русский педагог iconПочему «русский»? Потребление понятия «русский» как синонима понятия «великоросс»
Кий»? Потребление понятия «русский» как синонима понятия «великоросс» — не что иное, как терминологическая диверсия, осуществлённая...
К. Д. Ушинский русский педагог icon«Русский народный костюм: традиции и современность»
«Русский народный костюм: традиции и современность»; вы донесете до ребят наше восхищение и чувство гордости за русский народ, его...
К. Д. Ушинский русский педагог iconЖданов Владимир Георгиевич выдающийся русский общественно-политический деятель, профессор, кандидат наук, имеет два высших образования, автор книги Алкогольный террор лекции
Среди основных идей: «Трезвый Праздник это стильно», «Я не курю и не пью алкояд совсем», «Русский значит трезвый!», «Трезвость норма...
К. Д. Ушинский русский педагог iconОбъединение «Домашние питомцы» Педагог: Надежда Андреевна Карчевская Кабинеты: №14, №15

К. Д. Ушинский русский педагог iconПедагог дополнительного образования по шахматам Фейгельман Игорь Борисович 911-181-44-97

К. Д. Ушинский русский педагог iconК. Д. Ушинский в статье «О нравственном элементе воспитания» писал: «Конечно, образование ума и обогащение его познаниями много принесет пользы, но, увы, я никак не полагаю, чтобы ботанические или зоологические позн
Теоретические вопросы проявления нарушений духовно-нравственных качеств у детей младшего школьного возраста с нарушениями зрения....
К. Д. Ушинский русский педагог iconГод рождения — 1940, Одесса. Отец — рабочий-станочник. Мать — медсестра. 1947-1956 годы — средняя школа № 118, гор. Одессы. Классный руководитель — известный педагог Борис Ефимович Друккер, воспитавший многих журналистов и писателей, среди которых — Жванецкий, Григорьянц, Домрин, Неверов.
Одессы. Классный руководитель — известный педагог Борис Ефимович Друккер, воспитавший многих журналистов и писателей, среди которых...
К. Д. Ушинский русский педагог iconРусский марш 2012 пройдет в Орле. Впервые в Орле 4 ноября пройдет так называемый «Русский марш»
Впервые в Орле 4 ноября пройдет так называемый «Русский марш». Проходить мероприятие будет в рамках Дня народного Единства и юбилея...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы