Как закалялась сталь 2 icon

Как закалялась сталь 2


Скачать 209.85 Kb.
НазваниеКак закалялась сталь 2
страница1/6
Размер209.85 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6

Как закалялась сталь - 2

Оглянувшись на свои поражения, я понял, что в эти моменты был всего лишь недостаточно беспощаден по отношению к себе… (Кои но такинобори рю нюмон А. Кочергин)

Читать данный опус вовсе не обязательно, потому как в тексте присутствует неформальная лексика, и описываются совершенно отвратительные события. Участвовать в подобном автор не рекомендует никому и уж тем более ни к чему не призывает. Данное «произведение» - это просто частный взгляд на реальную боевую, психическую подготовку. Отношение к написанному оставляю на Ваше усмотрение, натужно пытался написать что-то поучительное. Если читать без иронии к автору, то может стошнить, - следовательно, читайте с иронией. Все имена, события и даты подлинные. Неприятного Вам чтения!

P.S. Самовлюблённость повествования отнесите всецело на слабохарактерность и позёрство автора.

P.P.S. Спасибо Дмитрию, натолкнувшему меня на мысль кинуть весь этот бред в сеть.

P.P.P.S. Спасибо депутату, писателю и моему другу Сергею Андрееву, что не написал всю эту гадость за меня

P.P.P.P.S. Огромное спасибо космонавту Гагарину, показавшему, что невозможное следует делать весело, с криком «Поехали!»

День рождения

В этой конкретной жизни не было ничего более страшного и более важного, чем детство.

Всё начиналось, как в дешёвом американском фильме-сказке про тщедушного мальчика, в следствии «мутаций», ставшего прямо-таки шайтан - каратистом...

Не спал уже часа три, точнее находился в том тонком пространстве, где уже не реальность, но ещё не сон, тревожное оцепенение, полное уничтожающих мыслей... «Зачем, ну зачем вообще я родился? Чтобы терпеть всё это? Какой в этом смысл?» Проще и логичней было сдохнуть, только открыв глаза и не успев сказать многозначительного «Вау! Вау!», чем вот так кувыркаться липкими от холодного пота ночами, задыхаясь от ужаса, собственной ничтожности и ненависти ко всему живому, безучастно взирающему на это унижение. «Нет, так нельзя, уж лучше, на хрен, это хоть как-нибудь закончится, чем будет продолжаться, как многосерийный фильм ужасов, где роль центральной жертвы достаётся постоянно одному и тому же персонажу, а именно - мне...»

Окраина большого рабочего города. 1977 год, тогда всё было не так, и планета Земля ещё была удивлённой обладательницей двух политических систем. Народ в «счастливейшей» из стран жрал водку, носил неизвестно каким способом ввезённые и на какие сбережения купленные джинсы и дерзкие миниюбки, сшитые мамой из шторы, и обрезанные против её желания «по самое не балуйся», бельё было отечественным - типа трусы синие, майка белая; лифчики девкам, в силу их фасона и надёжности, выдавались буквально для тепла, благо климат, как и сейчас, был прохладный, а женские трусы иначе как парусами назвать было нельзя, что никоим образом не уменьшало ценность и притягательность девственно заросших лобков. Всё просто и без буржуазной чепухи типа эпиляции, пирсинга и мелирования. Да, что говорить, о том удивительном по чистоте убеждений и телодвижений времени, если даже татуировки, точнее наколки, по большей части, имели критическое или патриотическое содержание. А не наносились, как сейчас, на мускулистые и не очень, тела для эстетских выкрутасов. Как Вам, вот это нравится: «Не забуду мать родную!», «Они устали ходить под конвоем», «Смерть ментам», ну и почти стихи: «Как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок!». Портреты Ленина и Сталина вполне уживались с черепом и костями, а куполастые спины, всего лишь указывали на количество отсиженных лет, а вовсе не на исключительную набожность «холста».

Молодняк ходил на танцы. Пытался, пренебрегая отечественными презервативами «в тальке» (за 2 копейки), яростно трахаться прямо в кустах у домов культуры. Беззаветно дрался, отдавая предпочтение групповым действиям и бодро применяя колы вырванного штакетника и разобранные на части парковые скамьи. Всё было жёстко, не очень умно, уж вовсе не манерно, но очень честно и гипертрофированно конкретно. Находясь в одинаково болотистых условиях, молодые люди редко выделялись имущественными признаками. А вот вызвать гормональный всплеск у предмета страсти, истыкав розочкой от бутылки рожу незадачливого конкурента, - это будьте любезны, это у нас завсегда такое одолжение...

В этой более чем подвижной и остро агрессивной среде не было места слабости. Не сознавая первопричины, мальчик пытался избежать хотя бы физической несостоятельности. Проводя долгие дни в одиночестве, самозабвенно ворочал самодельную штангу в 37 кило. Тянул старый экспандер и отжимался, свято веря, что это может каким-то чудесным образом изменить его ничтожное, ущемлённое существование. Мышцы росли, благополучно миновал пик полового созревания, гормонов было, хоть анализы продавай, как допинг, а у тринадцатилетнего парня всё обстояло, как в курятнике: «По шею в дерьме, а на голову благодарно гадят низколетящие куры».

По сути, воспитывала его мать, работавшая в двух местах одновременно и не имеющая времени на такую роскошь, как чтение умных книг или вязание. Точнее не воспитывала, а иногда вполне педагогично порола за то, что воровал из жд. вагонов арбузы и плохо учился по русскому языку (фу-у, какая гадость). При этом убедительно увещевала не пытаться курить, упаси Господь, не драться и не дружить с «плохими ребятами из соседнего двора»: «Лучше отойди и скажи, что ты с ними в разведку не пойдёшь...», что делать, её поколение было воспитано на патриотических кинофильмах и официальных рассказах о войне, в которых не было место подлости и бытовухе, а герои напоминали мраморных, в своём совершенстве, греческих богов, с идеальными поступками и декларативными словооборотами. Ему остро не везло прямо с рождения. Отец в моменты пребывания в сознании был вполне милейшим и ласковым человеком, но страсть как любил выпить, что кардинально меняло ситуацию на противоположную. Причём пил он не умело, как-то по-детски: всегда до зелёных соплей, всегда с сочной блевотиной «на бис» в конце процесса, и всегда с концертом по «заявкам от обожаемой семьи». Мать, впрочем, как и все матери, была женщиной нерядовой красоты и вышла замуж за этого мужчину лишь потому, что он вдруг взял, да и перевёз свои вещи к ней в коммуналку. Отец всегда помнил «как это было», так и не сумев простить подобного отчуждения. Как только доза превышала 200 грамм «белой», т.е. водки, папа Коля начинал вспоминать про то, что красавица, мама Люся, очень даже может быть, что изменяет ему, так как вышла явно не по любви. Надо сказать, что для неё это был второй брак, как, впрочем, и для него. Первого мужа у мамы убили, точнее, избили и повесили уже изуродованное тело, - весёлые были времена. Отца первая жена бросила - дерзко, цинично и даже как-то картинно, у них только что родился сын Сашка, отец поехал в командировку, был он буровым мастером и получал безумные по тем временам деньги 3000 руб. «старыми» (1956г). Он только уехал, а вслед ему летит нежнейший привет в телеграмме: «Коля зпт милый не приезжай больше зпт я выхожу замуж зпт о разводе не беспокойся зпт я всё улажу тчк». Вот такое, блин, «зпт» на всю голову. Стоит ли удивляться, что впечатлительный мужичок, ниже среднего роста, с забавным животиком и безудержной страстью писать лирические стихи «а-ля Есенин» перегрузился на половой теме и тихо, булькал внутри головы тем, что обычно находиться несколько ниже спины.

Картины избиения матери и метания металлических предметов домашнего обихода на дальность и точность ни в коей мере не способствовали укреплению детской психики. Во время этих, ночных безумств, у малыша часто отказывали ноги, а уж истерики с синими ногтями, белым лицом и потерями речи, так это просто как, здрасьте.

В итоге мальчик был зашуган вне всякого предела. Так, приходя в парикмахерскую, сразу забивался в угол, стесняясь спросить, кто последний. Тупо, затравлено ждал, когда все «кончатся», и был безмерно благодарен какому-нибудь неравнодушному дяде, заметившему его малозначительное присутствие, и сообразившему, что этот заморыш, видимо, что-то решил сделать с волосами, - вон у него как чубчик растрепался. Мама любила видеть его стриженым («потому гигиена!») - продвинутые сверстники давно уже перешли на «молодёжную», а он, объект насмешек, всё ходил с малолетним, свеже оформленным «чубчиком». Эти обстоятельства никоим образом не могли повысить его популярность или развить его коммуникабельность, скорее пропасть между ним и окружающим миром разрасталась на глазах, ещё бы пара сантиметров, и прыжок на ту сторону был бы уже не возможен. Он прыгнул...

До школы было метров четыреста, - пара минут прогулочным шагом, для уверенного в себе человека. Он покрывал это расстояние с живостью и примерным результатом, жопасто-ногастого Бена Джонсона, несвоевременно прекратившего выступления спринтера (почтим его карьеру вставанием, но пожурим за допинг: ай-я-яй!).

Подростки - вообще очень жестокие существа. Подростки образца 1977 года были прелесть, какие сволочи, а подвид «шпана с грязных улиц рабочего города» - просто чудо, как хорош. Многочисленные, весело сделанные по пьянке, дети своих неказистых отцов, что с них взять... Водились они в изобилии, причём их бесцельно блуждающие стаи барожировали почему-то аккурат на путях продвижения к его «граниту науки». Так что в день было как минимум два забега - до школы и обратно, - и не факт, что этот бег с препятствиями не завершался «ДТП».

Били его часто, а из-за овечьей безответности били долго и беспричинно. Били потому, что слабость привлекательна; потому что бежал, да не убежал; потому что срочно нужны 20 копеек, а у него нет; потому что здоровый и по-бабьи трусливый; потому что просто скучно, а тут этот маменькин сынок, хренов. В школе он старался не выходить из класса - могли напасть старшеклассники, хотя и однокашники времени даром не теряли. Ужас одним словом, - долгий, бесконечный, холодный ужас каждую секунду, каждый день на протяжении очень многих лет подряд. УЖАС, паника, страх перед всем и всегда, парализующий, унизительный. Страх, рождённый пьяным, невменяемым в своей ущемлённой жестокости отцом, взлелеянный нелогичной и оттого неумелой материнской любовью и истерически раскрученный собственной, уже не вполне здоровой психикой.

Вышел рано, шёл жёстко, вдалбливая каждый шаг в асфальт и бубнил: «Убью! Убью!» Слёзы душили – не дышал, а хрипел. Напряженно шёл, не видя дороги и не понимая, почему на него так матерятся и сигналят шоферюги. Даже удивительно, как в его руке не оказалось отвёртки или ножа – совершенно очевидно, что шёл убивать. Кого и за что - не знал, но знал, что хочет убить, возможно, даже себя. Впрочем, какая разница, жить так дальше, было не выносимо, так КАКАЯ РАЗНИЦА, он шёл...

Уткнувшись в угол вестибюля школы, стоял и трясся от холодной нечеловеческой ярости, слёзы высохли как-то сами собой, глаза остановились в одной точке, а сам он весь похолодел задеревеневшим телом. Выбор был сделан, оставалось просто стоять и ждать, как стоят и ждут сигнала боевой трубы стойкие, оловянные солдатики. Как и следовало ожидать, долго стоять не пришлось, «на живца» попался некто Коля, - человек всего лишь полу хулиганских наклонностей, то есть даже не «центровой», но от того еще более цинично относящийся к существам более низкого уровня существования.

Не сохранилось в памяти, что было сказано, помнится лишь - в какой манере, ну и запомнилась снисходительная улыбка на лице Коленьки, впрочем, стертая где-то через пару секунд после первой надменной фразы. Причём стёртая вместе с чертами лица - удар был неожиданной силы, лопнула кожа от скулы до носа, да и нос подвергся не вполне удачному тюнингу. После того как рухнул «старый забор», он яростно пинал его обмякшее, тряпичное тело. Голова с приоткрытым, окровавленным ртом, весело тряслась, отзываясь на удары и покрывала стены кровавыми веснушками - Коля был без сознания. Когда кто-то, в каком-то количестве, вдруг попытался оттащить его, начал заунывно, по-звериному выть. Изо рта летела ржавая пена от прокушенной губы, стекленеющие глаза сочились ядовитыми слёзами, и вместе с воем, этими соплями и «свинцовыми» слезами из него болезненно вытекали все эти годы унижения, ужаса и позора, бессонные ночи и убийственные мысли о собственной неполноценности.

После этого дня дрался чаще, чем менял носки, а у него их было аж 3 пары. С ним перестали спорить, потому что он редко утруждал себя доводами вербального характера. Он начал пить, что вполне свойственно, для подростка в период самоутверждения, и каждая пьянка заканчивалась, часто беспричинным, побоищем. Было ли это плохо? Да, наверно, но он жрал и упивался этим грязным, но уже нестрашным миром. Его миром, которого ему так не доставало все эти бесконечно долгие тринадцать лет - всю его жизнь. Однако при всей благоприобретённой удали у него так и не получилось забыть склизкий вкус унижения, и каждая чужая боль и страх откликнутся у него в душе слезами той самой важной ночи, ночи «предродовых» судорог, схваток и мук.

Все мы родом из детства, вот только у каждого оно исключительно своё. Как странно, что мы ещё ухитряемся сосуществовать при тех абсолютных несовпадениях условий формирования личности в самом начале. Прав господин Зигмунд: «Жизнь человека - это преодоление детского комплекса». Никто и никогда не сможет напугать человека, знающего уничтожающий вкус и подлинную цену страха, чувства, порой более сильного, чем любовь.

Днём рождения человека следует называть мгновение, когда он таковым становится, а далеко не момент начала его физического существования, - мнение автора и не обязательно правильное…

Окно

У каждого из нас в памяти есть «полыхающие» секунды гораздо более важные, чем равнодушно пережёванные, проглоченные и высранные годы.

Долой школу, - совсем другая, пьянящая, жизнь одним намёком на своё существование холодила живот и как-то игриво сжимала мошонку. Он уже в техникуме и даже не в обрыгшей, школьной форме, помните, синего цвета с алюминиевыми пуговицами, а во взрослой, коричневой в крапинку, брючной паре от «Чебаркульского швейного объединения». Теперь можно многое: отпустить волосы, роскошно закрывающие уши, на большой перемене бегать пить пиво из настоящих кружек в пахнущей селёдкой и луком пивную, на углу, рядом с пельменной. «Пельмешка» торговала восхитительными «ластиками» по 28 копеек за порцию. По нынешним меркам сие кулинарное чудо вполне подходило под определение «еда», - читай «комбикорм», что, впрочем, не уменьшало её ценность, для аскетичного, без излишеств, фаст фуда того времени. Съел пельмени, запил пивом и на занятия - спать на последней парте, - это вам не школа, это вам иная, почти настоящая жизнь.

Урок физики проходил на четвертом этаже главного корпуса Индустриального техникума, который слыл одним из лучших технических учебных заведений; имел просторные кабинеты и более чем трехметровые потолки. Собственно, речь пойдёт именно о них, а точнее, о высоте между этажами...

На дворе ноябрь, как-то запоздало для Урала выпал первый снег. Народ героически надел неподъемные пальто с воротниками из меха чебурашки, завистливо глядя на обладателей барахольно приобретенных синтетических шуб и, «Боже, какая роскошь!», настоящих монгольских дублёнок, привезённых с Севера. Первый урок пары прошёл показательно сонно. Прибегая с мороза и попадая во влажное тепло аудитории, моментально впадаешь в перманентный анабиоз, нет, скорее - в термо-гипнотический транс. Попасть в столь изменённое состояние сознания очень просто: в абсолютном варианте стоит провести пару часов в промокших ботинках на морозе, выплясывая пасадобль, затем контрастно погрузиться в горячую ванну, подпуская для релакса пузырьки из моментально расслабившегося низа спины, - абсолютная нирвана, даже не пытайтесь не уснуть...

Закончился первый урок пары, и, чтобы уж совсем не потерять связи с реальностью, народ стал угловато выбираться из-за столов, демонстрируя судорожные потягивания вполне в духе передозировки галопередолом. Из окна аудитории, ещё вчера, был виден полысевший по осени и равномерно обгаженный задний двор техникума. Теперь он был неузнаваем под тонким слоем первого снега, - так, видавший виды, стульчак унитаза, в гостинничном номере, преображается до доверительного вида, будучи накрытым газетой «Правда» с орденами в заглавии и старательным отверстием для «бомбометания» заместившим фото генсека. Прямо под окном аудитории тянулся переход в лабораторный комплекс. Его крыша, накрытая полупрозрачной простынёю из ослепительного снега, находилась от окна метрах в пяти-семи, на ней отчётливо чернели каблукастые следы чьих-то ног.

- Надо же, похоже, прыгнул кто-то, - вырвалось само собой.

А, это я вчера прыгал, - не моргнув глазом, сообщил любимец всех девиц группы.- Ясное дело, ты бы обосрался прямо в полёте, - добавил он и победно оглядел благодарных слушательниц.

Испугался?! Я?! Я, опять, испугался?! - Горящая надпись мерцающими углями светилась перед глазами.

Мир остановился. В глазах потемнело, его чуть было не стошнило прямо на пол - высота казалась убийственной, нереально огромной, она смеялась ему в лицо отчётливыми копытцами чьих-то следов и бубнила, где-то в середине черепа, очень знакомым голосом: «Не, ну я-то смог, а тебе слабо? Зассал?» Так вырываются из-под воды, хватая зубами, глазами и руками глоток воздуха, по пути разрывая ногтями лицо незадачливого спасателя. Он рванул раму, - она оказалась загодя заклеена на зиму, рванул ещё и ещё. Полетели гирлянды оконной бумаги, жалобно пискнул забытый, и теперь уже, вырванный с корнем шпингалет. В лицо ударил кисловатый запах заводской трубы, замешанный с морозным ароматом снегопада…

Через секунду уже летел вниз, благодаря судьбу за то, что не дала ему шанса остановиться там, на подоконнике, и осознать своей такой благоразумной и заботливой головой всего ужаса того, что он УЖЕ сделал.

Естественно упал - глупо, неумело упал - плохо согнув ноги и вдребезги разбив пятки. Потом хирург удивится, как при таком отёке и гематомах могли остаться целыми кости. Директор будет с ленинским прищуром пытать, зачем он это сделал, и искать тайный, крамольный смысл его поступка. Вся группа, дружно, откажется брать его на поруки, утверждая, что никто ему ничего не говорил, и выпрыгнул он из хулиганских соображений, что вполне достойно отчисления. Впечатлительный отец упадёт в обморок и станет рыдать, получив по телефону сообщение, что его сын выбросился из окна. И только мать, сухо поджав губы, спросит: «Зачем?», - а, получив вымученно улыбчивый ответ, непонимающе поёжится и скажет: «Обманули, как дурочка!». А он будет счастлив. Счастлив и благодарен себе за то, что не остановился, смог не искать смысла, причин и обоснований, что не стал измерять, сопоставлять и тратить время на принятие решения. Он просто сделал то, чем будет гордиться всю жизнь.

Теперь, когда его спрашивают, кто он такой, он уверен, что имеет право ответить: «Я человек, сумевший выпрыгнуть из Окна», - но, конечно, не делает этого, маловероятно, чтобы кто-нибудь понял, о чём идет речь.

Наверняка есть люди, более умело и обоснованно прыгавшие с больших высот и совершавшие, по-настоящему героические поступки, но уже никто и никогда не заберёт у него его ОКНО, как навряд ли он отдаст свою жизнь.

P.S. Ах, да тот Брилялюль, (любимец женщин и детей - Элвис Пресли наших дней), конечно же, никуда не прыгал, а следы оставил электрик, вылезший на крышу перехода из окна напротив, по каким-то своим, таинственным, электрическим делам..

29р.

Мужчина, не способный накормить себя и свою семью, не имеет право называться таковым.

Стипендия была повышенной - тридцать семь рублей, учился даже не хорошо, а очень хорошо, не без гордости сознавая, что оказывается, умеет и это. Мама получала 127 рублей - ставка старшего бухгалтера, еще мыла пол в конторе, за что ей доплачивали ещё 60 рублей. Отец, избитый сыном за очередную пьяную выходку, вдруг сухо собрался и уехал в Сибирь. Больше он его никогда не видел - как все слабые люди, отец умел ненавидеть. К своим пятнадцати годам мальчишка вдруг остро осознал, что такое нищета. Раньше по-детски не понимал, почему у друзей так приятно в квартирах, а сейчас совершенно отчётливо понял, что абсолютная чистота, которую поддерживала мама, - это всего лишь протирание пыли внутри почтового ящика: пусто, уныло и бедно. Да тут ещё одна напасть - его очень заинтересовали девушки, и чем сильнее они его притягивали, тем явственней он видел пропасть между дочерьми обеспеченных родителей и оборванцем в дешёвых ботинках.

К тому времени уже занимался каратэ. Коля Шеменев, его первый и, пожалуй, главный в жизни тренер, нет, - скорее учитель, не просто дал ему знания, он заменил ему отца, видимо, в пятнадцать он ещё нужен... Коля тренировал бесплатно, постоянно искал что-то новое и находил такое, от чего господа-основоположники пришли бы в полный восторг. Каратэ было и остаётся для Николая Александровича, неким стержнем в жизни, а не дойной коровкой, как для большинства более элитарных тренеров. Выжить при таком альтруизме в то время ему помогала основная работа, он был мастером грузчиков на элеваторе.

Работа была крайне проста… на первый взгляд. Приходили вагоны с мешками муки, которые следовало вынуть из вагона, сложить либо в штабель, либо собрать на поддон и опять-таки складировать при помощи электрокара. Более чем серьёзность, этой незамысловатой задачи, выдавал ряд косвенных обстоятельств:

во-первых, в вагоне более 60 тонн - если мешки по 50 кг, то их в вагоне 1280 штук, а если мешки по 70 кг, то – 900.

Во-вторых, весь коллектив бригады был старше тридцати, и весь прошел курсы повышения квалификации по выживанию за колючей проволокой - пара экземпляров сидела ещё при Сталине, отзываясь о тех временах с большим трепетом.

В-третьих, за разгрузку одного вагона во внерабочее время платили наличкой по 59 рублей, что составляло почти половину основного, месячного заработка его мамы.

Коля привёл его сюда, как минимум, по двум причинам: чтобы отморозок узнал, что такое настоящие, физический труд и нагрузка, а, кроме того, у парня был отчаянно малоимущий вид. Колю, уголовники уважали, за мммм…, - скажем за содержательность. Спокойный, улыбчивый дядька, компактного росточка и «металлического» сложения, на спор пробивал стену вагона кулаком (как в кино) и протыкал пальцами джутовые мешки с мукой, следует добавить, что до каратэ он успешно выступал по вольной борьбе. К тому же, в их мире редко верят тому, что видят, так что Коля несколько раз удачно и вполне обоснованно «посадил на голову» пару очень непростых урок при полном восторге коллектива в целом.
  1   2   3   4   5   6

Похожие:

Как закалялась сталь 2 iconКак закалялась сталь 2
Оглянувшись на свои поражения, я понял, что в эти моменты был всего лишь недостаточно беспощаден по отношению к себе… (Кои но такинобори...
Как закалялась сталь 2 iconСталь 4 УГЛЕРОДИСТЫЕ СТАЛЬНЫЕ СПЛАВЫ (НЕ-НЕРЖАВЕЮЩАЯ СТАЛЬ) 10
Сталь характеризуется химическим составом сплава (процентным содержанием добавок к железу) и термической обработкой (закалка и отпуск)....
Как закалялась сталь 2 iconСплав 10 х14 Г14Н3 расшифровывается как
Углеродистая инструментальная сталь высокого качества, где углерода 1,2% маркируется как
Как закалялась сталь 2 iconВопрос 15 Стали. Классификация. Термическая и термохимическая упрочняющая обработка сталей Сталь
Сталь – основной металлический материал, широко применяемый для изготовления деталей машин, летательных аппаратов, приборов, различных...
Как закалялась сталь 2 iconКак закалялась жесть
Дело уже не могло ждать понедельника, когда наши «самые грамотные в мире секретари» отвезут приказ сами. Так бесславно начал свой...
Как закалялась сталь 2 iconКакая? поинтересовался Инфант
Такие переходы редко встречаются, и потому, когда встречаются, то ценить их надо и лелеять. Так как если удалось отношениям пережить...
Как закалялась сталь 2 iconКольцо с шариком Хирургическая сталь марки 316L

Как закалялась сталь 2 iconТайны дамасской стали
Дамасская сталь это материал используемый для изготовления знаменитых Дамасских клинков известных своей твердостью и остротой и способных...
Как закалялась сталь 2 iconИсаак Бабель как это делалось в одессе
Поговорим о молниеносном его начале и ужасном конце. Три тени загромождают пути моего воображения. Вот Фроим Грач. Сталь его поступков...
Как закалялась сталь 2 iconАввакумова Анна 10а Чёрная металлургия
Предприятия, выпускающие чугун, углеродистую сталь и прокат, относятся к металлургическим предприятиям полного цикла
Как закалялась сталь 2 iconА12; Строительные стали содержат: до 0,25 углерода
Укажите у какому классу легированных сталей по структуре в нормализованном состоянии относится сталь, имеющая диаграмму изотермического...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы