Курс лекций Минск 2008 icon

Курс лекций Минск 2008


НазваниеКурс лекций Минск 2008
страница5/9
Размер0.62 Mb.
ТипКурс лекций
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Тема 7. Культурная динамика


Вопросы для обсуждения

1.Понятие культурной динамики. Различные подходы к трактовке источников культурной динамики.

2. Типы и формы культурных преобразований.

3. Источники и механизмы культурной динамики.


Основные понятия темы: культурная динамика, типы культурной динамики, формы культурной динамики, источники культурной динамики, механизмы культурной динамики.


^ 1.Понятие культурной динамики. Различные подходы к трактовке источников культурной динамики.


Культура не может существовать, не обновляясь, она всегда есть единство традиции и новации. Культурологические теории и школы XX в. предложили свои объяснения процесса изменений в культуре.

Первые научные представления о культурной динамике появились в XIX в. в рамках эволюционизма, ведущего направления в науке того вре­мени. Правда, сам термин «динамика» еще не употреблялся. Ученые го­ворили об эволюции, постепенном закономерном развитии общества и культуры, рисовали общую картину истории человеческого общества от первобытного состояния до современного цивилизованного уровня. Од­нако они абсолютизировали процессы развития, считая, что все культур­ные изменения должны представлять движение от простого к сложному. Иными словами, они говорили о запрограммированном прогрессивном усложнении культуры.

Начиная с XX в. расширяются представления о характере и направ­ленности изменений в культуре. Теперь под изменениями понимают не только развитие, но и любые трансформации внутри культуры, например кризисы, возврат к старому, полное исчезновение, сдвиги и трансформации культурных форм, которые могут быть упорядоченными и неупорядоченными, интенсивными и слабыми, устойчивыми и неустойчивыми, ведущими к развитию или к кризису.

В русле структурно-функционального подхода в культурологии ос­новное внимание стали уделять изучению феноменов культуры как цело­стных систем, элементы которых, обеспечивающие стабильность этих систем, связаны между собой. При этом были поставлены вопросы об ис­точниках и причинах культурных изменений, а также о взаимодействии культурных явлений и форм.

Этапной для анализа вопроса культурных изменении стала книга П. Сорокина «Социальная и культурная динамика» (1937—1941), где и был впервые введен в научный оборот термин «динамика культуры». Се­годня под динамикой культуры понимают не только развитие, но и любое изменение культуры, устойчивый порядок взаимодействия состав­ляющих ее компонентов, ту или иную ее периодичность, стадиальность, направленность к какому-нибудь состоянию.

Постепенно определился круг вопросов, связанных с динамикой культуры, — типы и формы (модели) культурных изменений, детерми­нанты и механизмы культурной динамики.

Существуют различные подходы к объяснению источников культурной динамики.

Так, например, в основе эволюционистского подхода к развитию культуры, крупнейшими представителями которого являются: в Англии Э.Б.Тайлор, Г.Спенсер, Д.Д.Фрезер; в Германии – А.Бастиан, Ю.Липперт; во Франции – Ш.Латурно; В США – Л.Г.Морган, Ю.Стюард, Л.Уайт, Дж.Мердок, лежит понимание динамики общественной и культурной жизни как эволюционного процесса, выражающегося в непрерывных. Постепенных изменениях, количественных увеличениях или уменьшениях, характерных для всех народов на пути от жизни дикой через варварскую к цивилизованной.

Начало эволюционизму было положено в эпоху Просвещения, когда возникла идея, что источники изменения культуры изначально заложены в ней, а следовательно, и окончательное развитие ее внутренне предопределено. Несмотря на то, что еще Монтескье в 18 веке предложил трехступенчатую эволюционную схему (охота /дикость/ – скотоводство /варварство/ – цивилизация), основоположниками эволюционной школы принято считать Э.Б.Тайлора (1832-1917), Л.Г.Моргана (1818-1881), принявших эту схему, а также Г.Спенсера (1820-1903), поскольку как научная школа эволюционизм оформился в Х1Х веке.

Согласно эволюционистам Х1Х века, в культуре действуют законы эволюции, аналогичные действующим в живой природе, где разворачивается межвидовая борьба за существование. Эволюция в культуре выражена в вытеснении старого новым и наслоении одного элемента на другой. Все культуры и общества проходят одни и те же линейные серии эволюционных ступеней. Такой вариант называется однолинейной эволюцией.

В ХХ веке классический эволюционизм Х1Х века сменил неоэволюционизм, который сосредоточился на поисках аналогий между параллельно протекающими в различных культурах эволюционными процессами, а также на поисках общей формулы направления эволюции. Основными представителями неоэволюционизма являются Ю.Стюард (1902-1972), Дж.Мердок (1897-1985), Л.Уайт(1900-1975).

Утверждая, что создали теорию многолинейной эволюции, большинство неоэволюционистов ХХ в. довольствовалось, не вдаваясь в детали, повторением трех элементов общей дарвинской формулы: инновации, отбор и воспроизводство.

В ХХ веке законы биологического наследования уже были общеизвестны. Неоэволюционисты выступали с утверждением, что в отличие от генетического наследования, которое может идти лишь от родителя к ребенку, культурное наследование может идти во всех направлениях, даже между несвязанными между собой людьми. Их этого они делали вывод, что культурная эволюция не зависит от рождения и смерти людей. Кроме того, они утверждали, что все культуры двигаются в одном направлении, поскольку полезные инновации распространяются от одного общества к другому; культурная же эволюция протекает в том же направлении, что и биологическая, и фактически заменяет последнюю (например, мы надеваем шубу, когда холодно, а не обрастаем шерстью).

Неоэволюционизм подчеркивал, что локальные различия между обществами возникали как результат приспособления к различным экологическим средам, но при этом все еще использовал линейную шкалу измерения уровня эволюции. Неоэволюционизм главным образом был необходим для того, чтобы объяснить различия между индустриальными и развивающими странами.

С точки зрения марксизма, процессы культурного развития происходят тогда,, когда динамическое равновесие между производительными силами и производственными отношениями постепенно нарушается, производственные отношения начинают отставать от производительных сил, становятся тормозом научно-технического прогресса. Падает производительность труда, снижается уровень благосостояния граждан. В обществе нарастают кризисные явления, делающие необходимым процесс серьезных обновлений в различных сферах культуры 9эконимике, политике, морали и т.д.).

Ф.Ницше связывал культурное творчество с избытком жизненных сил, который присущ элитной касте общества, – касте духовных аристократов. Они являются проводниками противоположных космических, природных сил, обозначенных понятиями аполлонического и дионисийского начал. Борьба этих начал обусловливает развитие культуры. Аполлоническое и дионисийское начала неразрывным образом взаимосвязаны подобно силам действия и противодействия: чем больше в определенный период времени на первый план в культуре или творчестве человека выходит одно из начал, тем стремительнее и сильнее обратная реакция противоположного начала. Таким образом – через нарушение динамического равновесия аполлонического и дионисийского начал жизни и восстановление этого равновесия – Ницше трактует источник развития культуры.

По ^ З. Фрейду, источник развития культуры коренится в бессознательной части психики человека. В ней находятся стихийные влечения, среди которых основным и объединяющим всех людей является инстинкт продолжения рода, половой инстинкт – либидо. Либидо – главная направляющая сила человеческого поведения. При этом энергия либидо находит выход не только в сексуальном акте. Она может трансформироваться в энергию других видов деятельности, культурное творчество. Предпосылкой культурного творчества, считал Фрейд, является неудовлетворенность сексуальных влечений. Все художественное творчество, связанное с европейским рыцарством, и даже их военно-религиозные подвиги, вдохновлялись культом "прекрасной дамы", предполагавшим облагороженное и сознательно обузданное сексуальное поведение.

Вспомним еще одну теорию, объединяющую поступательное движение культуры, которая была изложена Л.Н.Гумилевым. В регионе, оказавшемся под воздействием пассионарного толчка, начинают рождаться люди, обладающие свойством пассионарности, – пассионарии. Они отличаются повышенной энергией, страстностью, горячностью, стремлением к созданию чего-то нового, ранее не существовавшего. Ради овладения ими идеей они готовы пожертвовать и своей собственной жизнью, и жизнью других. Именно эти "экстремальные особи" организуют этнос в единство, завоевывают для него территорию, создают его особую, неповторимую культуру. Постепенно количество пассионариев в этносе уменьшается, а вместе с ними начинают в этносе затухать творческие процессы. Поэтому, по мнению Гумилева, культура – это воплощенная в материальные и духовные ценности пассионарность, а ее культурная динамика определяется энергетикой этноса.

Что касается точки зрения на культурный прогресс, связанный с динамическими процессами, не вызывает сомнения наличие прогрессивного развития в таких сферах культуры, как экономика (критерий прогресса — развитие про­изводительных сил, все большее удовлетворение потребностей человека), наука (критерий прогресса — знание об объективных закономерностях природы, подтвержденное на практике), средства массовой информации (критерий прогресса — скорость прохождения информации и широта охвата аудитории). С некоторыми оговорками можно было говорить о прогрессе в области права и политики, если за критерий взять степень свободы человека.

Но о каком прогрессе можно говорить применительно к искусству, философии, религии? Как оценить с точки зрения прогресса духовные ценности разных народов? Можем ли мы считать современную запад­ную цивилизацию, вплотную поставившую мир перед возможностью уничтожения человечества, более прогрессивной, чем культуру одного из небольших народов, бережно сохраняющих среду своего обитания?

Так появились неокантианство и основанный на его идеях диффузионизм, психологическая школа в антропологии, американская истори­ческая школа, функционализм и структурализм, исключавшие идеи развития и прогресса из своих базовых установок. Появились циклические модели локальных цивилизаций, сохранявшие понятие «прогресс», но понимавшие его как растущее количество базовых идей, данных Богом каждой развивающейся цивилизации для своего самовыражения. Разви­тие таких идей считалось целью этих цивилизаций.

Сегодня признается принципиальная многовариантность истории и культуры, разнообразие форм культурной динамики, что не исключает воз­можности прогрессивного развития каких-то сфер общества и культуры.

Уже ясно, что нет, и не может быть унифицированного, например, процесса модер­низации, ее темп, ритм и последствия в различных областях жизни в разных странах будут различны. Вместо единой универсальной модели современно­сти, которой долго считали США, появилась идея движущих центров совре­менности — не только Запад, но и Япония, и «азиатские тигры». Предлагает­ся активно использовать местные традиции. Кроме того, модернизация оце­нивается не только по экономическим показателям, которые долгое время считались главными, но и по ценностям, культурным кодам.

Существуют и другие теории динамического развития культуры.

Так, например, Ю.М.Лотман, считает, что изменения в культуре могут происходить в форме взрывных и постепенных процессов. Эти процессы в истории культуры неразрывным образом взаимосвязаны, один вид не может существовать без другого. Например, процесс возникновения великих научных идей и открытий подобен взрыву, а их техническая реализация подчиняется законам постепенной динамики. Новое в науке или искусстве всегда есть "осуществление неожиданного", и даже иногда может быть не своевременным. Новое в технике всегда обусловлено и стимулируется практическими потребностями и выступает "реализацией ожидаемого".

Если изменения носят внезапный и резкий взрывной характер и приводят к коренному перевороту системы культурных ценностей, то есть к отказу от сложившейся системы ценностей и принятию принципиально новой системы, то можно говорить о революции. Революции бывают научные, религиозные, управленческие, технические, социальные, политические и экономические. переворот, совершенный в астрономии Коперником, называют революцией. Революцию в науке совершили теория относительности Эйнштейна и открытие электрона. Археологи говорят о неолитической революции. Специалисты по управлению – о менеджерской революции и т.д.


^ 2. Типы и формы культурных преобразований.


Признавая принципиальное многообразие, многолинейность про­цессов динамики культуры, в современной культурологии выделяют не­сколько типов культурной динамики, описывающих качественные изме­нения культуры разного масштаба и уровня. Среди них можно выделить следующие типы.

• Изменения, ведущие к смене духовных стилей, художественных направлений, ориентации и моды; территориальные перемены центров активной культурной деятельности; другие перемены, вхо­дящие в сферу истории культуры и ее ответвлений: истории искус­ства, литературы, моды и т.д. Примером такого рода служит смена художественных стилей в истории западноевропейского искусства и культуры — романика, готика, ренессансный, барокко, класси­цизм, рококо, романтизм, реализм, модернизм, постмодернизм. К подобным изменениям неприменимо понятие прогресса, так как мы не можем сказать, что классицизм совершеннее готики, мо­дернизм выше реализма, только потому, что они появились позже во времени. Шедевры появлялись в русле любого из этих стилей.

• Изменения, ведущие к обогащению и дифференциации культуры или отношений между разными ее элементами. Это формирование новых жанров и видов искусства, создание новых научных направ­лений, аналогичные явления в других сферах культуры, вызванные как творческим процессом, так и внешним влиянием. Такие про­цессы никогда не охватывают всей культуры, а происходят в от­дельных ее сферах или ряде сфер при сохранении устойчивых меха­низмов стабилизации культуры в целом. Так, научные и философские открытия Нового времени и последовавшая за ним промышленная революция почти не затронули роли церкви в обществе, ее автори­тета среди народных масс. Точно так же и появление новых жанров в искусстве никак не облегчало жизнь бедняка, не меняло традици­онных верований и институтов — церкви, семьи и т.п.

^ Культурный застой как состояние длительной неизменности и по­вторяемости норм, ценностей, смыслов и знаний, как привержен­ность общества неизменным традициям и резкое ограничение или запрет нововведений. Он может быть характерен как для культуры в целом, так и для отдельных ее сфер. Устойчивость обычаев, норм и стилей не обязательно означает застой, так как подразумевает со­хранение самобытности данного общества, культурной традиции. Но консервация общей системы ценностей, догматизация религии или идеологии, канонизация художественной жизни, сопровож­даемые отторжением нововведений или заимствований, может оз­начать застой и приводить к длительной стагнации общества в це­лом. Конечно, в таких обществах происходят постоянные цикличе­ские изменения, вновь и вновь повторяющие пройденные этапы и формы культуры, но они не приводят к заметным сдвигам.

Как правило, состояние застоя характерно для небольших устойчивых этнических культур, приспособленных к среде своего обитания, живущих в состоянии гомеостаза (равновесия) с ней. Они зависят от окружающей сре­ды и не хотят, да и не могут выработать ничего нового. Сегодня это состояние может сохраниться только в изоляции от всего остального мира. Его нам демонстрируют изредка открываемые племена и малые, народы, живущие в дебрях Азии, Африки и Латинской Америки, сохраняющие свой образ жиз­ни и уровень культуры на протяжении веков и тысячелетий.

Но застои может стать уделом и высокоорганизованных цивилизаций, решивших, что они достигли пика своего развития, идеального состояния своего общества и культуры, и стремящихся сохранить это состояние. Такова была цивилизация Древнего Египта, просуществовавшая в общей сложности около четырех тысяч лет на основе консервирования экономических, соци­альных и культурных структур. То же самое можно сказать о культуре Китая, серьезные изменения в которой начались лишь после столкновения с евро­пейской цивилизацией в Новое время.

^ Упадок и деградация культуры связаны с ослаблением и устаревани­ем каких-то элементов культуры, упрощением системы культуры, исчезновением составляющих ее частей, прежде устойчивых норм и идеалов. Такого рода процессы описываются этнографами на ма­териале некоторых малых народов, попавших в орбиту влияния сильных культур (индейцы Северной Америки, коренные наро­ды Сибири и Дальнего Востока). Слабые культуры небольших этносов могут выжить лишь ценой изоляции от всего остального мира.

Упадок наступает и в различных сферах высокоразвитых культур, ко­гда ослабевает духовная значимость каких-то направлений и жанров и на смену им приходят другие варианты осмысления мира. Так, высокое классическое искусство античной Греции в эпоху эллинизма пришло в упадок, демонстрируя черты эклектики и формализма (как правило, это характерно для завершающего этапа развития любого художественного стиля и жанра). Позже шедевры искусства Высокого Возрождения усту­пают место упадочным школам маньеризма и т.д.

Упадок неоднократно происходил в истории целых обществ или ка­ких-то его частей. Так, тоталитарные режимы приводят к стандартиза­ции различных форм бытия, особенно заботясь об унификации полити­ческой и духовной жизни. Поэтому запрещаются целые направления в философии, искусстве, науке. Известны печальные события 1948—1949 гг. в СССР, когда проходила кампания за идеологическую чистоту науки и искусства. Тогда были объявлены лженауками и запрещены генетика и кибернетика, что привело к отставанию нашей страны в этих областях от других развитых стран.

^ Кризис культуры как разрыв между ослабленными или разрушен­ными прежними духовными структурами и институтами и форми­рующимися новыми, более отвечающими требованиям меняюще­гося общества. В зависимости от степени устойчивости духовной структуры кризис может привести к преобразованию или срыву в общественной регуляции.

Как социальный, политический и духовный кризис характеризовалось состояние античного мира на исходе эпохи эллинизма (II—I вв. до н. э.). По­явление эллинистических монархий, а затем и Римской империи разрушало старую античную систему ценностей, античный политеизм. Имперское мышление, формирование мировой цивилизации потребовало своего идео­логического обоснования, построенного на новых религиозных принципах, которые были сформулированы в Новом завете — священной книге христи­анства, новой мировой религии.

^ Преобразование, или трансформация, культуры — появление ново­го состояния, возникшего под влиянием интенсивных процессов обновления, происходящих в данном обществе. Новые элементы вводятся через переосмысление исторического наследия или при­дание нового смысла устоявшимся традициям, а также через заим­ствование извне, при условии обязательного качественного измене­ния этих элементов, приспособления их к ценностям данной куль­туры. Как правило, результатом трансформации становится целостный органический синтез старого и нового. Трансформация культуры обычно приводит к реформации религии или формированию национальной культуры. Так, древнерусская, а затем Мос­ковская культурная традиция во времена Петра I подверглась массирован­ному воздействию европейской культуры. В течение XVIII в. шел их синтез, адаптация европейских нововведений в систему отечественных ценностей и идеалов, что и дало высочайший взлет духовности в первой половине XIX в., получившего название «золотого века» русской культуры.

Процесс частичных преобразований в какой-либо сфере культуры и жизни, не приводящих к изменению базисных ценностей общества, называется реформой.

^ Формы (модели) культурной динамики.

Представления о динамике культуры, ее циклах, качественном изме­нении и развитии базируются на наблюдении и изучении политических и хозяйственных циклов (этапов), ритмов в динамике искусства, науки, повседневной жизни. Немалое значение имеют также жизненные цик­лы индивида, которые, как считается, наиболее важны для оценки дина­мики культурного процесса.

В истории и культуре изменения имеют фиксированную последова­тельность стадий или состояний, их преемственность и периодичность может существовать по крайней мере в двух формах. Во-первых, в форме эволюционного процесса, суть которого состоит в последовательном не­обратимом повышении уровня сложности и организованности культур­ных систем. Во-вторых, в форме временного круга (цикла), который представляет собой повторяющуюся последовательность определенных фаз или состояний. Помимо двух «чистых» форм культурной динамики, реальный ход мировой истории и культуры демонстрирует нам еще не­сколько ее моделей.

^ Циклическая модель. Исторически первые представления о динами­ке культуры в форме временного круга (цикла) возникли еще в древнем мире, в рамках мифологических моделей мира в Китае, Индии и Древ­ней Греции. Они основывались на идее вечного круговорота событий и вечного возвращения к своим истокам, а также на периодическом повто­рении явлений в природе и культуре.

Первое систематизированное изложение этой модели культурной динамики принадлежит Гесиоду и другим античным мыслителям. Со­гласно его взглядам вся история человечества разделяется на четыре эпо­хи, или века — золотой, серебряный, медный и железный, — и представ­ляет собой движение во времени, которое понимается как вечность. Смысл истории — в постоянном повторении, воспроизведении общих законов, не зависящих от особенностей конкретного общества. Чем даль­ше общество уходит от золотого века, тем сильнее отклоняется от исход­ной идеальной модели-архетипа. Поскольку считалось, что сам человек, по сути, не менялся, именно эти отклонения определяли культуру на ка­ждом из четырех этапов. Культура тогда понималась как совокупность моральных норм, характер власти, связь поколений, способ усвоения культурных ценностей. В золотом веке человек уподоблялся богам, в ми­ре царили любовь, равенство, существовала тесная связь поколений, не было необходимости трудиться, так как все для жизни человек получал прямо от природы, включая знания, которыми он обладал от рождения. К железному веку человек приходил с полным забвением моральных ре­гуляторов, войной всех против всех, потерей связи поколений, утратой гармонии с природой.

Развитие заканчивается кризисом культуры, вызванным бунтом при­роды против человека. Кризис нельзя было считать целиком негативным явлением, так как он не приводил к окончательному краху культуры, он возвращал ее к исходной точке, с которой начинался новый цикл разви­тия. В одной точке совпадали прошлое и будущее, они становились инва­риантами. Такие циклы повторялись бесконечно, в этом — смыл вечного возвращения и идеализации прошлого.

Инверсия — вариант циклической модели динамики культуры. Теперь изменения идут не по кругу, а совершают маятниковые колебания от од­ного полюса культурных значений к другому. Такого рода перепады возни­кают в том случае, если в культуре не сложилось прочное ядро или структу­ра. Поэтому чем меньше степень стабильности общества и чем слабее на­лажены отношения между его компонентами, тем резче повороты в его духовной или политической жизни: от жесткой нормативности до распу­щенности нравов, от бессловесной покорности к беспощадному бунту.

Инверсионная волна может накрыть собой самые разные периоды — от нескольких лет до нескольких веков. Это происходило в разные времена и с разными обществами. Так, в Римской империи — это переход от язычества к монотеизму, сопровождавшийся искоренением предшествующих культов. Инверсия приводит к разрушению накопленного ранее позитивного достоя­ния, что вызывает рано или поздно возрождение, или реставрацию, прошло­го. Скажем, европейское Возрождение привело к восстановлению античной языческой культуры, культивированию тех ценностей, которые отрицались христианской церковью на протяжении многих веков. Но за Ренессансом последовали Реформация и контрреформация, частично восстановившие по­шатнувшееся положение религии.

XX век продемонстрировал переход от религии к атеизму в России, при­ведший к разрушению прежних святынь, огульной критике религии и рас­праве со священниками. В конце века маятник качнулся в обратную сторону, и мы видим возрождение интереса к религии, как в народе, так и со стороны государства. Многие страны (например, Япония) демонстрировали переход от политики культурной изоляции к интенсивным контактам, с другими культурами.

Ярким примером инверсионного движения может служить любая побе­дившая революция — радикальная ломка, переворот в политических, соци­альных, экономических отношениях, отрицание прежде доминирующих в обществе ценностей.

^ Концепции локальных цивилизаций Н.Я. Данилевского, О. Шпенглера, А. Тойнби также суть варианты циклической модели динамики куль­туры. Отрицая понятие всемирной истории как единого исторического процесса, они выдвигают идею развития отдельных народов и культур, происходящего по циклическим законам, инвариантным для всех куль­тур. Развитие отдельных цивилизаций или культурно-исторических ти­пов может происходить как последовательно, так и параллельно. Форма развития одинакова для всех, но содержание уникально для каждой куль­туры. Развитие локальных цивилизаций проходит через стадии возник­новения, развития, расцвета и упадка — возвращения к исходному со­стоянию. Динамику развития отдельной локальной цивилизации можно сравнить с многолетним растением, которое набирается сил многие го­ды, чтобы один раз в жизни пышно расцвести, отдав все силы, и затем по­гибнуть (подробнее см. гл. 3, 4).

^ Линеарная модель динамики культуры. С возникновением христи­анства, с осмыслением его идей в рамках теологии связано появление ли­неарной (эволюционной) модели динамики культуры. Она основана на одной из основополагающих парадигм христианства — стреле времени, размыкающей вечность, разрывающей круг вечного возвращения к ис­ходному началу, вводящей понятия начала и конца истории — от сотво­рения мира до Страшного суда и конца света. В рамках этой модели впервые были поставлены проблемы прогресса в истории и культуре, смысла и цели культурного развития, меры совершенства культуры.

Эта модель активно развивалась в рамках французского и немецкого Просвещения (А. Кондорсе, И. Гердер), немецкой классической филосо­фии (И. Кант, Г. Гегель), в марксизме, в эволюционизме социальной и культурной антропологии (Э. Тайлор, Д Фрэзер, Л. Морган), а также в нео­эволюционистском направлении культурологии (Л. Уайт, К. Клакхон).

Линеарная модель может принимать самые разные облики, в зави­симости от того, что признается источником и целью развития общества и культуры. Так, у Канта — это развитие самого человека, у Гегеля — са­моразвитие абсолютного духа, в марксизме — развитие материального производства. Но у всех представителей этого направления можно вы­членить несколько основополагающих идей. Главная из них — идея един­ства человеческого рода, единой сущности человека — с неизбежностью ведет к признанию единообразия развития культуры в любой части све­та. Эта единая мировая культура развивается от низшего, простейшего состояния к более сложной, высшей ступени, проходя непрерывный ряд последовательных стадий, каждая из которых совершеннее предыдущей.

И народы, поднявшиеся на одну и ту же ступень развития культуры, должны пользоваться одинаковыми ее (культуры) плодами. Существуют общие закономерности развития культуры, их можно открыть и исполь­зовать в своих целях.

Важным элементом линеарных концепций является понятие про­гресса — количественного и качественного улучшения жизни человека и общества. И в зависимости от принятых понятий о механизме культур­ного развития, его целях и средствах вводится тот или иной критерий прогресса. Так, для Гегеля критерием прогрессивного развития истории и культуры, или саморазвития абсолютного духа, выступает сознание свободы. В марксизме прогресс понимается как соответствие производи­тельных сил и производственных отношений в процессе исторического развития. Для Л. Уайта, считающего развитие культуры процессом поко­рения природных сил, критерием прогресса служит рост количества энергии, расходуемой в год на душу населения.

^ Реверсивная модель является вариантом линеарной (эволюционной) модели динамики культуры и, в отличие от эволюционных классических моделей, представляет собой стрелу времени, обращенную в прошлое, к золотому веку. А все дальнейшее есть лишь инволюция, деградация куль­туры. Человек должен повернуть ход истории вспять, вернуться к идеаль­ному первоначальному состоянию культуры — к золотому веку. Другими словами, помимо идеи эволюции, она использует некоторые ценностные детерминанты цикличной модели развития.

Примером реверсивной модели динамики культуры может служить концепция Ж.Ж. Руссо, для которого развитие культуры, рост материального благосостояния человека несут не счастье, а отчуждение человека от продук­тов своего труда, от общества, от других людей, т.е. негативным фактором. Переход от варварства к цивилизации, совершившийся в давние времена, не стал началом прогрессивного развития человечества. Счастье человека — в единстве с природой. Вернуться к нему можно, лишь отказавшись от совре­менной цивилизации и ее ценностей.

^ Девиантная модель динамики культур была сформулирована в рам­ках неоэволюционизма, на основе линеарной модели динамики культуры (Д Уайт, А. Кребер, Д Стюарт, М. Харрис). Графически она может быть представлена в виде сильно ветвящегося дерева, где ствол — генеральная линия развития общества и культуры, а ветви — отклонения от нее, позво­ляющие объяснить специфику отдельных культур, отступивших в своем развитии от главного направления, предписанного открытыми законами.

Девиантная модель динамики культуры возникла как ответ на труд­ности классического эволюционизма, не сумевшего объяснить качест­венное многообразие культур. Эта модель также снимала вопрос об однолинейности эволюционного процесса, о стремлении привести все культуры к «общему знаменателю».

Для объяснения многообразия культур в этой модели было введено понятие об общей и специфической эволюции. Общая эволюция, форми­рующая общие культурные черты, происходит через процессы межкуль-турного взаимодействия. Специфическая эволюция характеризовала ка­ждую отдельную культуру, которая должна была приспосабливаться к характерным условиям своей природной среды, и в результате утвержда­лась уникальность, неповторимость каждой культуры.

Девиантная модель динамики культуры четко сформулирована в ра­ботах Л. Уайта. Он пришел к выводу, что эволюционная интерпретация че­ловеческой культуры как целого должна быть однолинейной. Но человече­ская культура, как совокупность многих культур, должна быть интерпре­тирована мультилинейно. Эволюция же, например, письменности, металлургии, общественной организации, архитектуры, торговли может быть рассмотрена и с однолинейной, и с мультилинейной точек зрения. В то же время однолинейность культурного процесса не вызывает сомнения при сравнении однотипных явлений культуры Западного и Восточного по­лушарий, которые до конца XV в. развивались независимо друг от друга.

^ Волновая модель динамики культуры, сочетает в себе циклическую и линеарную модели, соединяя обратимые и необратимые процессы. О вол­новых изменениях культуры говорили еще Д. Вико, П. Сорокин, но наибо­лее полно эта модель была раскрыта в работах русского экономиста Н.Д. Кондратьева. Он предположил, что экономика и другие, тесно свя­занные с ней сферы культуры развиваются на основе сочетания малых циклов (3,5 лет) со среднесрочными (7—11 лет) и большими (50 лет) цик­лами. Фаза подъема связана с внедрением новых средств труда, увеличени­ем числа работающих, что сопровождается ростом оптимизма в обществе, сбалансированным развитием культуры. Спад вызывает увеличение безра­ботицы, угнетенное состояние многих отраслей промышленности и, как следствие, пессимистические настроения в обществе, упадок культуры.

Основные идеи Кондратьева были статистически проверены и разви­ты американским экономистом Й.Шумпетером, который главным фак­тором цикличности динамики считал инновации, как технические, так и социально-культурные. Их появление служит стимулом экономического роста, выхода из кризиса. Завершение цикла развития и использования инновации вновь ввергает общество в состояние кризиса.

Во второй половине XX в. идеи Шумпетера были реализованы развиты­ми странами в инновационной политике действующих на рынке фирм, ко­торые постоянно предлагали новые товары. А государства поддержали эту политику налоговым регулированием, поддержкой малого инновационного бизнеса и рискового капитала. В результате общество поднялось на качест­венно новую, постиндустриальную, ступень развития.

О волновом характере человеческой истории говорит также ^ Э. Тоффлер в своей работе «Третья волна». Он выделяет три стадии: аграрную, индустриальную и информационную, сменяющие друг друга благодаря техническому прогрессу. Также Тоффлер отмечает ускорение прогресса: если первая стадия длилась тысячи лет, то второй потребовалось всего триста лет, чтобы изжить саму себя. Поэтому третья волна вряд ли про­длится больше нескольких десятилетий.

Одно из последних откры­тий культурологии — синергетическая модель динамики культуры — создана в результате применения моделей новой науки синергетики, за­нимающейся изучением самоорганизации простых систем, к исследова­нию феноменов культуры.

Самоорганизацией называется процесс, переводящий открытую нерав­новесную систему в новое более устойчивое состояние, характеризующееся более высокой степенью сложности и упорядоченности. Изучение этих про­цессов началось в 1970-х гг. в рамках новой науки — синергетики, создателя­ми которой были немецкий радиофизик Г. Хакен и бельгийский химик рус­ского происхождения И. Пригожин. Им удалось показать и отразить в мате­матических моделях, как из хаоса может появиться порядок. При этом из нескольких однотипных систем, участвующих в этом процессе и находящих­ся в условиях меняющейся окружающей среды, сохранятся лишь единицы. Они станут более сложными и упорядоченными, чем прежние системы, а остальные системы погибнут.

С точки зрения синергетики любая открытая неравновесная система в своем развитии проходит два этапа. Первый этап — это плавное эволюционное развитие системы, с хорошо предсказуемыми результатами, а главное — с возможностью вернуться в прежнее состояние при прекращении внешне­го воздействия. Второй этап в развитии систем — скачок, моментально пере­водящий систему в качественно новое состояние. Скачок — это крайне нели­нейный процесс, поэтому заранее предсказать его результаты невозможно. Когда происходит скачок, система находится в точке бифуркации (ветвле­ния), у нее есть несколько возможных вариантов дальнейшей эволюции, но заранее предсказать, какой из них будет выбран, невозможно. Выбор проис­ходит случайно, непосредственно в момент скачка, определяясь тем уникаль­ным стечением обстоятельств, которые сложатся в данный момент времени и в данном месте. Но самое главное — после перехода через точку бифурка­ции система уже не может вернуться в прежнее состояние, и все ее дальней­шее развитие осуществляется с учетом предыдущего выбора.

Синергетическая модель развития систем считается сегодня общенаучной

Как оказалось, синергетическая парадигма может быть очень эффек­тивно использована для исследования динамики культуры, так как все культурные системы соответствуют требованиям многовариантности развития, нелинейности и необратимости. При этом в силу присущей че­ловеку свободы выбора мы можем существенно повлиять на выбор даль­нейшего развития социокультурных систем в точках бифуркации, попы­таться выбрать из всего спектра возможных путем развития наиболее оптимальный, повлияв на управляющие параметры системы.

Таким образом, синергетическая модель позволяет видеть в динами­ке культуры не линейный процесс развития, а множество путей эволю­ционного или интенсивно-стремительного (вплоть до катастрофическо­го), устойчивого или неустойчивого развития. Кроме того, динамические изменения культуры представляют собой совокупность процессов, иду­щих с разным темпом, неодинаковой направленностью и в разных режи­мах. Результатом динамики может стать как восходящее развитие, рост, нарастание сложности и приспособленности системы к окружающей среде, так и упадок, нарастание хаоса, кризис или катастрофа, что влечет перерыв в линейном развитии. В целом процесс динамики культуры можно интерпретировать как проявление возможности сложных соци­альных систем адаптироваться к меняющимся внешним и внутренним условиям своего существования.

Еще одной современной моделью динамики культуры является постмо­дернистская концепция. Постмодернизм является не какой-то отдель­ной школой или научным направлением, а общим умонастроением вто­рой половины XX в., основанным на идеях плюрализма. Постмодернисты не отвергают ни одной из известных форм динамики культуры, считая, что все они эклектично сочетаются друг с другом, создают огромное разнообразие вариантов. При этом они отказываются признавать культур­ные изменения как направленный, упорядоченный процесс, постоянно подчеркивая их неопределенный, переходный характер. Поэтому для по­стмодернизма динамика культуры не является ни ростом, ни развитием, ни целенаправленным движением к какому-то состоянию, а представля­ет собой беспорядочное распространение, лишенное какого-либо на­правления, нерегулярно идущее в сторону, вверх, назад. Такую форму ди­намики назвали позаимствованным из ботаники термином «ризома». Это связано с тем, что для человека современного мира культура предста­ет не сочетанием организованных социокультурных систем, а множест­вом различных фрагментов реальности, сосуществующих авторитетов, ценностей, культурных форм и стилей, не объединенных ни синхронно, ни диахронно. Окружающее современного человека пространство и он сам не могут быть сведены ни к одному объединяющему их принципу, они полностью децентрализованы.

Мы перечислили существующие в современной культурологии моде­ли динамики культуры. Совершенно очевидно, что выбор любой из них в качестве единственно возможной был бы ошибочен. Такой сложный объект исследования, каким является культура, в принципе нельзя свести к единому фактору, причине или модели. В реальной динамике культуры мы можем наблюдать все перечисленные формы, описывающие как оп­ределенные этапы в динамике конкретных обществ и культур, так и из­менения отдельных элементов внутри этих культур.


^ 3.Источники и механизмы культурной динамики.


Источники культурной динамики

Изменения являются неотъемлемым свойством культуры и включа­ют в себя как внутреннюю трансформацию культурных явлений (их из­менения во времени), так и внешние перемены (взаимодействие между собой, передвижение в пространстве и т.п.). Благодаря этому происходит поступательное движение культуры, ее переход от одного состояния к другому.

Внешне изменения проявляются как через расширение уже сущест­вующих, так и через возникновение качественно новых культурных форм. При этом изменения в культуре протекают в форме либо активи­зации, либо замедления, что находит свое выражение в темпах и ритмах динамики культуры, а также в различных ее видах и формах.

В процессе культурных изменений рождаются, фиксируются и рас­пространяются различные элементы культурного опыта. Значение, влия­ние и степень распространения этих элементов зависят во многом от ис­точника их возникновения. В культурологии принято выделять следующие источники (механизмы) культурной динамики: инновации, обращение к культурному наследию, культурное заимствование, культурная диффу­зия, синтез. Все они дают один результат — переход от прошлого к на­стоящему и будущему, какие бы значения ни вкладывала каждая кон­кретная культура в эти понятия. Так, европейская культура всегда была ориентирована на лучшее будущее, а традиционная китайская культура всегда обращалась к прошлому, видя в нем идеал. В то время как множе­ство малочисленных народов, существующих в согласии с природой, вполне довольны настоящим, потому что оно полностью повторяет про­шлое и нисколько не изменится в будущем. Но при этом любая культура вновь и вновь сталкивается с проблемой соотношения старого и нового, традиции и новации в культуре, которая в разное время у разных наро­дов решалась и решается по-своему.

Инновации представляют собой открытие или изобретение новых образов, символов, норм и правил поведения, политических или социаль­ных программ, направленных на изменение условий жизни людей, фор­мирование нового типа мышления или восприятия мира.

Открытие — это получение новых знаний о мире. Примером могут служить все научные открытия. Открытия снабжают человечество новы­ми знаниями, которые в процессе изобретения соединяются с уже из­вестными знаниями и порождают новые элементы.

Изобретения — это новая комбинация известных культурных элементов или комплексов. Они включают новый способ изготовления вещей, т.е. технологии.

Носителями новаций могут выступать творческие личности или но­ваторские группы, выдвигающие новые идеи, нормы и способы деятель­ности, отличные от того, что принято в данном обществе. Новаторы мо­гут принадлежать к разным социальным группам. Это:

• представители элиты данного общества — его политическое рука-водство, деятели науки и культуры;

• выходцы из авангардной среды, к которой, как правило, относятся деятели литературы и искусства, ищущие свои особые пути самоут­верждения;

• люди из маргинальных групп, возникающих на границах между разными социальными слоями и группами, которые ищут свою специфику и оправдание своего существования;

• диссиденты — люди, не согласные с политикой, проводимой госу­дарством по какому-либо вопросу;

• выходцы из других стран и культур, которые не находят приемле­мого места в своей культуре, в своем обществе и пытаются осущест­вить свои идеалы, не нашедшие понимания в прежней системе от­ношений и деятельности, в другом месте. Так, английские пурита­не, которых не устраивала мягкость нравов в Англии XVI—XVII вв., основали колонии в Северной Америке, ставшие фундаментом для формирования будущих США. Схожую роль играли арабы и ин­дийцы в Восточной Африке, китайцы в Юго-Восточной Азии.

Причинами возникновения новаций являются неприятие отдельны­ми индивидами или группами господствующих культурных ценностей, норм, традиции и обычаев и поиск ими своих собственных путей куль­турного и социального самоутверждения. Это означает, что новации мо­гут появляться как в традиционных, так и в модернизированных культу­рах.

Но всякое новое обязательно в той или иной степени обречено на не­понимание и неприятие. Поэтому всегда возникает проблема соедине­ния появившихся новаций с социокультурной средой. Ведь новаций по­является намного больше, чем закрепляется затем в обществе и культуре. Если культура и общество не готовы к принятию новых идей, если отсут­ствует спрос, заинтересованность в новом типе деятельности, любое нов­шество обречено на забвение.

История знает множество примеров, когда открытия и нововведения отторгались и предавались забвению, если они не соответствовали социо­культурной среде. Так, паровая машина была почти одновременно построе­на И.Ползуновым на Урале и Д. Уаттом в Англии. Но если машина Ползунова после смерти изобретателя была сломана и забыта, то в Англии началось триумфальное шествие этого изобретения, ставшего важной вехой в про­мышленной революции, изобретения, благодаря которому XIX в. получил на­звание «столетия железа и пара».

^ Традиция и культурное наследие. Традиция — это механизм воспро­изведения культуры и всех культурных институтов, которые узаконива­ются и обосновываются самим фактом их существования в прошлом. Ее главное свойство состоит в сохранении прошлых образцов через устране­ние, ограничение новаций, воспринимаемых как отклонение от идеала.

Традиция является частью более широкого понятия — культур­ного наследия, которое выступает как сумма всех культурных дости­жений данного общества, как его исторический опыт, сохраняющий­ся в арсенале общественной памяти, включая и подвергшееся пере­оценке прошлое. В культурном наследии сохраняется все, что на том или ином этапе было создано, включая и то, что на время было отверг­нуто и не привилось, но позднее может вновь найти свое место в куль­туре и обществе.

Ценности и символы, воплощенные в памятниках прошлого, стано­вятся важным фактором новой культуры. При этом они должны не толь­ко сохраняться, но и воспроизводиться, раскрывая свой смысл для новых поколений. Обращение к культурному наследию призвано обеспечить поддержание привычных смыслов, норм и ценностей, сложившихся в обществе. Эти смыслы, нормы и ценности превращаются в каноны или образцы, проверенные многолетней практикой; следование им обеспе­чивает привычные условия жизни. Те элементы культурного наследия, которые передаются из поколения в поколение и сохраняются в течение длительного времени, обеспечивают самобытность культуры. Содержа­ние самобытности составляют не только традиционные явления куль­туры, но и более подвижные ее элементы — ценности, нормы, общест­венные институты.

Привязанность к традициям, стремление сохранить свое культурное наследие является чертой любого нормального общества. Охрана и ос­воение своего культурного наследия, в первую очередь фольклора, памят­ников художественной культуры, книг, достижений науки и техники, — важнейшая часть деятельности государства, общественных и междуна­родных организаций (ЮНЕСКО).

Но, сохраняя и описывая результаты культурной деятельности про­шедших столетий, следует учитывать опасность принять их за живой, со­временный процесс динамики культуры, отвергнуть настоящее во имя прошлого, представить культуру в виде музея, где экспонаты нельзя тро­гать руками и тем более переделывать. Особенно часто этот соблазн воз­никает в сфере искусства, где иногда пытаются канонизировать действи­тельно великие произведения и отказаться от любых дальнейших поис­ков в области формы или содержания. Такое же стремление к сохране­нию устоявшихся образцов и идей мы видим в сфере религии, деятели которой обычно жестко пресекают обновленческие идеи. Крайней фор­мой этого стремления становится фундаментализм (ревайвализм) — восстановление более ранних образцов религиозной веры, не затрону­тых разлагающим воздействием ее позднейших противников. К сожале­нию, последние десятилетия дали тому множество примеров — Иран, Афганистан, Чечня.

Другой крайней формой является полное отрицание традиции, от­каз от культурного наследия. Такая ситуация иногда возникает в ходе революционной ломки прежних социальных и культурных структур, це­лью которой провозглашается построение совершенно нового общества, лишенного недостатков предшествующего общества.

Примером такого отношения к культурному наследию служит идеоло­гия Пролеткульта в России первых лет после революции 1917г., отвергавшая всю предшествующую культуру как буржуазную и ставившая своей целью построение совершенно новой пролетарской культуры. Позднее схожие идеи получили в национализме ряда стран Азии, Африки и Латинской Аме­рики.

Соотношение традиции и новации является одним из оснований де­ления обществ на традиционные и модернизированные (индустриаль­ные). Для традиционных обществ характерна опора на традиции при минимальном включении новаций в культуру. Индустриальное общест­во, не отвергая традиций, много легче принимает нововведения. Поэтому любое общество можно расположить на своеобразной шкале, отмечаю­щей меру его самобытности, сочетания традиции и новации. Крайними точками этой шкалы будут фундаментализм и отказ от культурного на­следия. Сочетание традиции и новации, умение найти «золотую середину» между ними — важная задача любой культуры. Каждое общество решает эту проблему по-своему, что и определяет его культурную самобытность.

^ Механизмы преемственности культурных изменений

Развертываясь во времени, культура не только обновляется, но и сохраняет себя благодаря действию механизмов преемственности. Через такие социокультурные институты, как семья, традиции, система образования, средства массовой коммуникации, учреждения культуры культурное наследие предшествующих эпох транслируется каждому новому поколению. Преемственность в развитии культуры существует тогда, когда от поколения к поколению передаются базисные элементы культуры, а изменяются лишь второстепенные.

Если в историческом измерении развитие культуры обеспечивается преемственностью, то в географическом плане ту же самую функцию выполняют процессы взаимопроникновения и взаимообогащения культур. Ни одна культура не способна полноценно существовать в абсолютной изоляции от материальных и духовных достижений других человеческих коллективов. Большую роль в культуре играет не только передача культурного наследия от поколения к поколению, но и пространственное, географическое распространение элементов культуры. При этом происходит взаимное проникновение от­дельных элементов культуры или целых ее комплексов. Этот процесс но­сит название культурной диффузии. Культурное взаимодействие может пройти бесследно, может привести к сильному изменению обеих взаи­модействующих культур либо одностороннему влиянию одной культуры на другую. В двух последних случаях говорят о культурных заимствова­ниях, т.е. об использовании предметов, норм поведения, ценностей, соз­данных и апробированных в других культурах. Используют также тер­мин «аккультурация» — освоение элементов чужой культуры.

Культурные заимствования — самые распространенные источники культурных изменений. Заимствования могут носить как прямой (через межкультурные контакты индивидов), так и косвенный характер (через действие СМИ, потребляемые товары, образовательные учреждения и т.д.). Благодаря этим процессам происходит проникновение и распро­странение необходимых культурных новаций среди тех народов и куль­тур, где эти новации по объективным причинам сами появиться не могут. Даже в ареале обитания одного народа, как правило, полезные нова­ции не создаются параллельно и одновременно, они обычно возникают в каком-то одном месте, а затем быстро распространяются по всей близле­жащей территории и зачастую заимствуются соседями. Так, например, сложилось цивилизационное единообразие Западной Европы.

Каналами культурной диффузии служат миграции, туризм, деятель­ность миссионеров, торговля, война, научные конференции, ярмарки, об­мен специалистами и др. Все эти формы культурной диффузии могут рас­пространяться в вертикальном и горизонтальном направлениях.

^ Гори­зонтальная диффузия происходит между культурами нескольких этносов, социокультурных групп или отдельными индивидами. Поэтому ее можно назвать межгрупповой диффузией. Примером диффузии по­добного рода может служить заимствование сотрудниками милиции жаргона, манер поведения и общения криминального мира в результате их частых контактов с его представителями.

^ Вертикальная диффузия развивается между культурами с неравным статусом, поэтому ее можно назвать стратификационной диффузией. При этом идет диффузия культурных ценностей из одной социальной группы в другую. Примером может служить распространение одежды, символизирующей статусные различия людей. Финансовые возможно­сти среднего класса сегодня позволяют ему покупать модную одежду, ко­торую прежде носил только высший класс. Современные высококвали­фицированные рабочие на Западе являются на работу в костюмах, кото­рые раньше служили отличительным признаком верхушки общества.

Современные процессы культурной диффузии свидетельствуют, что она не утратила своего значения в культурной жизни народов. Передача культурных ценностей от одного народа к другому, а также из одного со­циокультурного слоя в другие ведет одновременно к демократизации об­щества и просвещению населения. При этом сама культура становится более демократичной.

Характер, степень и эффективность культурных заимствований оп­ределяют в основном следующие факторы:

интенсивность контактов — частое взаимодействие культур ве­дет к быстрому усвоению элементов чужой культуры;

условия межкультурных контактов — насильственные контакты неизбежно порождают реакцию отторжения чужой культуры, стремление противопоставить ей свою самобытность;

степень дифференциации общества — наличие социокультурных групп, готовых принять нововведения, восприимчивых к чужой культуре.

Следует отметить и такой феномен социокультурной динамики, как культурная экспансия, что означает расширение влияния некоторой национальной культуры за пределы своей исторической родины. Человечество во второй половине ХХ века явилось свидетелем культурной экспансии США – вестернизации, которая происходила во многих странах мира.

К механизмам культурных изменений относится также синтез, понимаемый как взаимодействие и соединение разнородных элементов, при котором возникает новое культурное явление, отличающееся от обоих составляющих компонентов и имеющее собственное ка­чество. Синтез имеет место, когда социокультурная система осваивает достижения иных обществ в сферах, недостаточно развитых в ней самой, но при этом сохраняет присущую ей исходную основу, позволяющую го­ворить о ее определенности, самобытности, способности поддержания целостности и устойчивости.

Синтез принципиально отличается от симбиоза, также возникающего в ходе взаимодействия разных культур, при котором собственные и заим­ствованные элементы остаются обособленными, сохраняющими между собой дистанцию. При этом нередки взаимное недоверие и конфликты.

Как частичный синтез иудеохристианской и античной традиции форми­ровалась на протяжении веков европейская культура. В современных услови­ях синтез становится важным источником преобразования социокультур­ной системы многих развивающихся стран. Образцом такого плодотворного синтеза могут служить Япония и ряд других стран Восточной и Юго-Восточ­ной Азии.

Распространение одинаковых культурных образцов по всему миру вследствие огромного прогресса средств массовой информации, средств транспорта, открытости границ для культурного влияния и расширяющегося культурного общения дало основание говорить о процессе глобализации современной культуры. Процесс глобализации не означает утраты культурного своеобразия. Общечеловеческая мировая культура существует, и будет развиваться как органическое сочетание единства и многообразия.

Глобализация культуры представляет собой процесс интеграции от­дельных этнических культур в единую мировую культуру на основе разви­тия транспортных средств, экономических связей и средств коммуникации.

С культурологической точки зрения глобализация представляет со­бой диалектический процесс. Интеграция и дифференциация, конфликты и сотрудничество, универсализация и партикуляризация не исключа­ют, а взаимно предполагают друг друга. В ходе глобализации некоторые идеи и структуры современной жизни распространяются по всему миру. В то же время культурные особенности отдельных народов на фоне гло­бальных процессов приобретают все более резкие очертания или вообще впервые осознаются как таковые.

Глобализация — не автоматический процесс, который завершится бесконфликтным и идеальным миром. Она таит в себе как новые воз­можности, так и новые риски, последствия которых для нас могут быть более значимыми, чем во все предыдущие эпохи.

Историческая практика свидетельствует, что в самом процессе гло­бализации изначально заложен определенный конфликтный потенциал, поскольку зачастую приходится пересматривать или отказываться от не­которых традиционных принципов и ценностей собственной культуры. Общества реагируют на это по-разному. Диапазон сопротивления про­цессу слияния культур достаточно широк — от пассивного неприятия ценностей других культур до активного противодействия их распростра­нению и утверждению. В результате мы являемся свидетелями многочис­ленных этнорелигиозных конфликтов, националистических настроений в политике, региональных фундаменталистских движений. Это в боль­шой степени относится к традиционным культурам Кавказа, к ислам­ской культуре, архаичным культурам Африки, некоторых стран Латин­ской Америки и Азии.

Внутри глобальной культуры формируются и сосуществуют различ­ные позиции и точки зрения, поэтому глобализация не делает всех людей одинаковыми. Процесс глобализации культуры реализуется во всех об­ластях человеческой деятельности: экономике, политике, науке, искусст­ве, спорте, туризме, личных контактах и т.д. Ни одна культура, социаль­ная группа или этническая общность не остаются в стороне от этого про­цесса. Наиболее значимые изменения происходят в трех самых важных сферах человеческой жизнедеятельности:

- в сфере новых технологий и информационных систем и коммуни­каций;

- в области этнических отношений;

- в процессе развития мировой экономической системы. Современные технические достижения существенно расширили

возможность контактов благодаря созданию новых транспортных средств и новых форм коммуникации. Резко возросла подвижность лю­дей, которые могут за считаные часы оказаться в любой точке планеты. Космические спутники и современные средства связи позволяют людям получать информацию из всех регионов мира. Большую роль в этом игра­ет Интернет, в настоящее время являющийся самой быстроразвивающейся системой коммуникации. Так, за последние несколько лет мас­штабы распространения Интернета увеличились в три раза, а пользова­тели этой системы находятся более чем в 100 странах мира.


Контрольные вопросы


1.Что такое культурная динамика?

2.В чем основное различие подходов к динамике культуры в различных культурологических школах?

3.Перечислите основные модели культурного развития.

4.В чем состоит роль традиций и культурного наследия в развитии культуры?

^ Темы докладов и рефератов


Понятие культурной динамики в работе П.А.Сорокина "Социальная и культурная динамика".

Аполлоническое и дионисийское как факторы развития культуры.

Роль и значение теории эволюционизма в культуре.

Динамические процессы в современной культуре Беларуси.

Социокультурная дифференциация как форма развития культуры.

Роль и значение контркультуры в динамике современного общества.

Развитие культуры в современных глобализационных процессах.

Роль научно-технического прогресса в развитии культуры ХХ века.


Литература


Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. – СПБ., 2000.

Тойнби А.Дж. Постижение истории. – М., 1991.

Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М., 1991. – С. 33-509.

Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – Л., 1989.

Лотман Ю.М. Культура и взрыв. – М., 1992.

Моль А. Социодинамика культуры. – М., 1973.

Аванесова Г.А. Динамика культуры. – М., 1997.

Динамика культурных и социальных связей. – М., 1992.


1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Курс лекций Минск 2008 iconКурс лекций Минск 2008
Основные понятия темы: культура, культурология, структура культурологического знания, предмет культурологии, задачи культурологии,...
Курс лекций Минск 2008 iconКурс лекций Повышай свои навыки задаром!
Объединенное студенческое научное общество приглашает всех желающих на курс лекций
Курс лекций Минск 2008 iconЛекция 12. Эволюция Российского государства и общества в первой половине XIX века проф. Миненко Н. А., асс. Шалымов А. Ю. История России с древнейших времен до второй половины XIX века Курс лекций. Ч. 1
Курс лекций. Ч. Под ред академика Личмана Б. В. Уральский гос тех ун т, Екатеринбург, 1995
Курс лекций Минск 2008 iconУниверситет Дмитрия Пожарского рад пригласить Вас на курс лекций
Дмитрия Пожарского рад пригласить Вас на курс лекций, посвящённых латинской палеографии и истории письма в Западной Европе эпохи...
Курс лекций Минск 2008 iconКурс лекций по ароматерапии в италии (Регион тоскана) + вводный курс итальянского языка
Средневековый городок, термальные источники в котором известны еще со времен этрусков и римлян
Курс лекций Минск 2008 iconКурс лекций по медицинской микробиологии, вирусологии и иммунологии. В 2 частях: Учебное пособие. Омск, 2002. с
Рудаков Н. В. Краткий курс лекций по медицинской микробиологии, вирусологии и иммунологии. В 2 частях: Учебное пособие. Омск, 2002....
Курс лекций Минск 2008 iconЗаконодательство о правоохранительных органах
Правоохранительные органы и правоохранительная деятельность: Курс лекций: в 2 ч. Краснодар, 2010
Курс лекций Минск 2008 iconКурс лекций хт классификация природных ресурсов
Добыча полезных ископаемых на Земле приводит к быстрому истощению невозобновляемых
Курс лекций Минск 2008 iconКурс лекций Алматы 2007
Значение и роль маркетинговых исследований, связь дисциплины с другими экономическими и маркетинговыми курсами
Курс лекций Минск 2008 iconМетодические указания по профилактике стоматологических заболеваний у детей, Москва, 2008
Мельниченко Э. М. «Профилактика стоматологических заболеваний у детей». Минск,1999
Курс лекций Минск 2008 icon2. Варианты заданий Задание Реферат
Для выполнения задания 1необходимо изучить курс лекций, а также дополнительную научную литературу
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы