Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства icon

Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства


Скачать 180.07 Kb.
НазваниеЛекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства
Дата публикации06.01.2014
Размер180.07 Kb.
ТипЛекция

Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства


Домостроительство как эталон хозяйствования в российской экономике Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательской деятельности, традиции российского купечества и предпринимательства


1. Домостроительство как эталон хозяйствования в российской экономике


Православие оказало существенное влияние на хозяйственную жизнь и развитие предпринимательства, выработав самобытный эталон хозяйст­венного рационализма. Литературный носитель этого эталона хорошо известен. Это Домострой — книга, написанная духовным наставником молодого царя Ивана IV протопопом москов­ского Благовещенского собора Сильвестром. Известно, что Сильвестр, вместе с Алексеем Адашевым, провел в годы юности Ивана IV ряд выдающихся реформ в системе управления государством, местного самоуправления и суда. Сильвестр по происхождению новгородец, был тесно связан со средой зажиточных ремесленников и купцов новгородского посада. Таким образом автор «Домостроя» обладал не только знанием и опытом христианской веры и жизни , но и непосредственным опытом управления в т.ч хозяйственного."Домострое" показаны идеальные правила и моральные предписания, регламентирующие трудовую и хозяйственную жизнь русских людей (крестьянина, купца, боярина, князя). В нем проповедуется трудолюбие, добросовестность, степенность бережливость, порядок и чистота в хозяйстве, регламентируются отношения между хозяевами и работниками.

Для Сильвестра, как и для его предшественников, экономика, хозяйственная жизнь – явление далеко не первого порядка, и свою книгу он начинает с изложения того, «как веровать во Святую Троицу и Пречистую Богородицу и в Крест Христов и в небесные силы, и святым мощам поклоняться и тайнам святым причащаться», «как царя почитать», «как почитать священников- попов и монахов- и пользу от них получать, творить молитвы на благость дому своему и всех дел своих»

Только после этого писатель предлагает «некий устав о мирском строении», который также начинается опять- таки с нравственно-богословских проблем (в первую очередь относительно брака и семьи), и лишь после того мы находим «устав о домовом строении ..и о домашнем хозяйстве».

Итак в «Домострое» мы видим явный приоритет нравственного начала над экономическим. Сначала любой человек , и прежде всего хозяин, хозяйка , т.е.. тот кто поставлен выше в иерархической лестнице, должен позаботиться об устроении своей духовной жизни и жизни тех, за которых он отвечает, понимать и выполнять свое место в мире, обществе. Поэтому в первой части Сильвестр пишет о том, как правильно веровать и жить по заповедям, любить Бога и ближних, относиться к семье и домочадцам, старшим, средним и младшим, как относится к властям и духовенству, оказывать милостыню неимущим и находящимся в скорби.(см приложение)

Вторая глава, посвящена устроению семейной жизни, и в целом жизни в обществе, здесь мы читаем о том: как детей учить и страхом спасать, как дочерей воспитывать и с приданым замуж выдавать, , детям отца и мать любить, и беречь, и повиноваться им, и утешать их во всем, об отношениях мужа и жены, о распорядке дня и устроении жизни ,о том как руководить домочадцами, наставлять их в нравственной и хозяйственной жизни, о праведной и неправедной жизни и ее последствиях, о том, как жить по средствам.

Мы опять видим иерархию в делах и отношениях: дело начинается с молитвы; дети и домочадцы подчиняются жене, жена мужу, а муж – Богу. Ответственность за устроение как нравственной так и хозяйственной жизни , в том числе за нравственный облик своих слуг несет хозяин дома – муж, жена ему первая помощница.

Очень подробно описывает Сильвестр признаки неправедной жизни, в том числе отношения к людям в хозяйственном процессе, предупреждает о последствиях неправедности для всей семьи. И так же подробно описываются праведные дела, в том числе в хозяйственной жизни и поощрение за праведность. Сильвестр подчеркивает недопустимость накопления неправедного богатства и говорит , что милостыня приятна Богу только от праведных трудов. В этом же разделе автор подчеркивает необходимость жить по средствам: «по приходу держать расход ».

То есть первые два раздела сильвестровского богословия хозяйства очень мало отличны от тех, которые предусматриваются святоотеческой традицией. Это: научение «страху Божию» и жизнь по заповедям; «благословенный труд и средства праведные» для жизни; удовлетворение имеющимся; вера и праведная милостыня; нищелюбие и странноприимство; соблюдение нужд «слуг и немощных и убогих» с тем, чтобы в них « помочь ради Бога, насколько удастся ... насколько Бог пособит и от всей души»; скорби и «убытки безмерные» как педагогическое следствие прежних прегрешений, «которые горе доставили Богу или людям»; собственное участие в производственном процессе как необходимое его условие.

Кроме того весь строй и содержание Домостроя подчеркивает пронизанность всей жизни, в том числе хозяйственной, православной культурой. Даже «вне богослужения, вне храма православный окружен той же церковностью», так что «православный православен не только в догматах, и, может быть, менее всего в них, а в том, что он не ест прежде, чем не прослушает раннюю обедню, что в праздник он ест пироги» и «соблюдает все посты по монастырскому уставу», что, «не перекрестя лба, он не сядет за стол, что по субботам он парится в бане, словом, живет в определенном быту, что он сын православной культуры»; строгое подчинение церковным постам, обязательные посещения служб, молитва перед каждым делом пронизывают насквозь жизнь великоросса, скрепляют ее, делают ее, прежде всего, стройной и крепкой» (Ельчанинов А., Эрн В., Флоренский П. Указ. соч. С. 177 — 179)

Важным дополнением с точки зрения развития экономического мышления являются представления об элементах планирования, хозяйства ( «распределение заранее» «в соответствии с жалованьем, по доходу и по поместью или по вотчине» (С. 168, 170)], счетоводства [ведение дома «согласно приходу и расходу», чтобы «меру и счет знать во всем» (С. 168, 170, 187—189, 191) повышение эффективности хозяйства за счет коммерческой реализации производимых излишков против необходимого продукта за «благословенную денежку» а также об экономии, элементарной спекуляции» (С. 171,180-182,184-185,195) и снижении рисков инфляции (с. 193—194) — обо всем том, что необходимо, чтобы «жить по силе своей и возможности и по расчету» (С. 169).

Собственно хозяйственной жизни посвящена третья часть «Домостроя», она о том как : планировать хозяйственную жизнь, вести учет и контроль, о распределении обязанностей, о том, как воспитывать, наказывать и поощрять, как вести торговые дела, готовить и хранить запасы, брать ссуду, принимать гостей и вести себя в гостях, о правилах делового этикета. Сильвестр еще раз подчеркивает распорядок дня: «Каждый день и каждый вечер, исправив духовные обязанности, и утром по колокольному звону встав, и после молитвы мужу с женой советоваться о домашнем хозяйстве…».

Здесь мы видим и четкую организацию домашнего производства и культуру, дисциплину труда, правила мотивации и взаимоотношений руководителя (хозяина, хозяйки) и подчиненных (домочадцев , слуг), и элементы того, что мы сейчас называем кадровой политикой. Здесь и поощрения и наказания, и милосердие и жесткость, но не жестокость к недопустимым нравственным поступкам, и воспитание собственным примером. Это те элементы, о которых часто забывают современные руководители. По поводу элементарной спекуляции на разнице цен на сезонные товары формулируется следующая позиция: «Кто живет таким образом, то прежде всего — от Бога греха нет, а от людей нареканий, от купцов — похвала во всех землях, а в доме благословенное, а не проклятое все, что есть и пить и носить и под рукой, и милостыню из чего подавать, все то Богу приятно, а душе на пользу»гл 16

Здесь же мы можем увидеть и воспитание производственной культуры и культуры уплаты налогов и долгов и рекомендации получения дополнительной прибыли от рационального хозяйствования и замечательные правила того, что мы сейчас называем деловым этикетом, но не формальным, а идущим от души.

Как документ эпохи только формирующегося рынка, к тому же эпохи, отягощенной политическими потрясениями, «Домострой» отразил в себе постоянную неустойчивость ситуации, уг­рожавшую любому хозяйственнику. Отсюда его стремление све­сти к минимуму зависимость от внешней среды, культ рачитель­ности, бережливости. Отсюда же и особая забота о поддержании репутации; ведь судьба в любой момент могла повернуться так, что без помощи соседей и даже чужих людей под вопросом ока­залось бы не только благосостояние человека, но и его жизнь. В такой обстановке особое практическое звучание получает по­вторяемая Сильвестром евангельская мудрость: «...всякую скорбь и притеснение с благодарностью притерпи, если оби­дят — не мсти, если хулят — молись, не воздавай злом на зло, согрешающих не осуждай, вспомни и о своих грехах...» Еже­дневное, ежечасное следование этой заповеди было необходимо и для того, чтобы обрести доверие окружающих, обрести кредито­способность. Забота о репутации проявлялась и в том, как ста­вился вопрос о качестве. «Не понравится товар — обратно возьму и деньги отдам», — писал автор Домостроя.

В целом, подчеркивает Сильвестр, «если кто по-божески живет по заповедям Господним, по отеческому преданию и по христианскому закону, то есть если владыка судит справедливо и нелицемерно и одинаково всех, богатого и бедного, ближнего и дальнего, известного и неизвестного, — такие, конечно, будут вознаграждены» (С. 167).

Общая же цель такого хозяйства — да хозяин «великую милость от Бога получит, грехам прощение и вечную жизнь наследует» (с. 157; ср. с. 169,185).Именно поэтому превалирующее положение в изложении занимают различные аспекты нравственного богословия, а собственно экономические процессы уходят на второй план.

Правила домостроительства оказали огромное влияние на хозяйственную деятельность, предпринимательство, государственную экономическую политику, как своего времени, так и на последующее время, определив эталон хозяйствования и предпринимательской деятельности. Принципы домостроительства повлияли и на формирование российской экономической мысли. Но об этом в следующих параграфах.

^ 2. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательской деятельности

В традициях домостроя вос­питывалось не одно поколение российских купцов и предпринимателей. Как вспоминал впоследствии Владимир Павлович Рябушинский — представитель второго по­коления этой известной фамилии, «уклад жизни почти до самой революции мог называться патриархальным: сидели в своих особняках-усадьбах, как западные средневековые феодалы в замках». Он же отмечал, что два обстоятельства являются характерными для старых русских купеческих фамилий: «Во-первых, их крестьянское происхождение, во-вторых, глубокая религиозность их основателей». Из этой религиозности, из православного миропонимания вырастал особый «православный» тип предпринимательской этики. В этой среде, ориентированной на православную нравственность и вековую народную мудрость, «учились мело­чам, ритуалу, а через них и духу московской хозяйственной дея­тельности».

Художественные и публицистические произведения, посвя­щенные событиям того времени, пестрят указаниями на порази­тельную религиозность купечества, иногда выраженную терми­нами «мракобесие», «домостроевщина». Но редко литература указывали на тот положительный импульс, который давала эта религиозность развитию частных предприятий и хозяйства в це­лом, как проявлялась в повседневном быту, в хозяйственной деятельности. Редко упоминалось и о том, что церковность со­ставляли не только общехристианские нормы, но и традицион­ные практические хозяйственные добродетели: рационализм, включающий в себя прилежание, усердие, предприимчивость (оборотистость), осмотрительность, верность и точность в дело­вых отношениях, воздержание и милосердие, которое в хозяйст­венной жизни реализуется в благотворительности. Соблюдение христианских норм поведения связывалось с успехом, хозяйст­венный процесс воспринимался как Промысел Божий, где чело­веческая воля часто бессильна.

Но православие не просто нашло свой собственный эквивалент протестантскому рационализму. Оно изначально ис­ходило из более высоких нравственных критериев, что не могло не отразиться и на деловой сфере. В противоположность про­тестантскому «предопределению к спасению» и «оправданию верой» этической нормой православия является, по словам про­тоиерея Сергия Булгакова, «хождение перед Богом с мыслью об ответственности перед ним», для православного человека сам по себе успех предпринятого дела, величина приносимой им при­были еще не является доказательством его этической оправдан­ности, богоугодности. «Краше быть в праведном убожестве, чем в неправедном богатстве», — предписывал все тот же Домострой, и русские купцы, часто обвиняемые в склонности к об­ману, в подавляющем большинстве своем твердо следовали этой заповеди.

^ Как относились российские купцы и предприниматели к богатству и успеху в делах? Очень популярна среди купцов была ветхозаветная книга Иова, в которой пророк говорит: «Полагал ли я в золоте опору мою и говорил ли сокровищу: ты надежда моя? Радовался ли я, что богатство мое было велико, и что рука моя приобрела много?., я отрекся бы тогда от Бога Всевышнего... Но Он... не предпочитает богатого бедному, потому что все они дело рук Его» (Иов 24—25, 28, 34).

Тимофей Васильевич Прохоров, владелец Трёхгорной мануфактуры писал: «Богатство то хорошо, когда человек, приобретая его, сам совершенствуется нравственно, духовно; когда он делится с другими и приходит к ним на помощь. Не будь богатства, не было бы ни открытий, ни усовершенствований в различных отраслях знаний, особенно промышленных. Если богатство приобретено трудом, то при потере его оно сохранит от гибели человека: он станет вновь трудиться и ещё может приобрести больше, чем у него было, он живет «в Боге».

Отношение к богатству, описанное Т.В. Прохоровым, было характерно для многих русских предпринимателей. «Богатство обязывает» - это был их принцип.

П.А. Бурышкин, автор книги «Москва купеческая», вспоминал: «Самое отношение предпринимателя к своему делу было несколько иным, чем теперь на Западе, или в Америке. На свою деятельность смотрели не только или не столько, как на источник наживы, а как на выполнение задачи, своего рода миссию, возложенную Богом или судьбою. Про богатство говорили, что Бог его дал в пользование и потребует по нему отчета, что выражалось в отчасти и в том, что именно в купеческой среде необычайно были развиты и благотворительность, и коллекционерство, на которые смотрели, как на выполнение какого-то свыше назначенного долга.

Нужно сказать вообще, что в России не было того культа богатых людей, который наблюдается в западных странах. Да, кроме того, всегда интересовались происхождением богатства, недаром Найдёнов говорил, что Москва ни ростовщиков, ни откупщиков (откупщики – это люди, бравшие на откуп торговлю водкой в тех или иных губерниях) не любит. Не любили и не уважали также и тех, в основе благосостояния коих был «неплатёж», когда «выворачивали шубу», с тем, чтобы нажиться на сделке с кредиторами».

Отношение к богатству, как к кресту, данному Богом, понимание того, что «кому много дано, с того много и спроситься», было широко распространено среди русского купечества.

Система ценностей, напрямую связанная с православием, во многом определяла поведение представителей торгово-промыш­ленного сословия и легла в основу внутрикупеческих взаимоот­ношений. Не случайно, что именно в России по­лучило распространение такое явление, как заключение сделок посредством честного слова, скрепленного не подписью и печа­тью, а крестным знамением. Крепко было купеческое слово, и, видимо, в этом одна из причин того, что даже при развитом рынке многие сделки заключались вне биржи — в амбарах и трактирах. В. А. Гиляровский, знаток московской жизни начала ХХв., описывает один из таких трактиров, прозванный «хлебной биржей», где собираются за чаем «солидные купцы, делают сделки с уха на ухо, предъявляют образцы, после чего ударяют по рукам и едут обедать к «Яру». Через час агент из ка­кого-нибудь порта мог сообщить, что цены поднялись, в силу чего только что заключенная сделка оказывалась убыточной. Но раз слово было дано, приходилось нести и потери».

Часто купец мог пользоваться только кредитным капиталом. Предоставление кредита основывалось на доверии кредитора. Не случайно в это время слова «вера» и «кредит» были синони­мами. Примечательно и то, что первостепенное значение имел именно беспроцентный кредит.

Характерны в этом отношении методы торговли Михаила Александровича Соколова, чья букинистическая лавка находи­лась в Москве на Никитской. Про него говорили, что он душу покупателя насквозь видит. Так, придет «какой-нибудь искатель книги и начнет рыться на полках, Соколов сразу почувствует, что денег у покупателя нет, а книга ему нужна... И наградит ошеломленного покупателя пачкой книг на значительную сумму в долг, на веру.

Рассуждая об этических нормах Русского Хозяина, конечно, надо сказать о его отношении к собственному делу и деловых качествах.

Одной из главных особенностей торгово-промышленной жизни того времени был семейный характер предпринимательства. И фабрики, и торговые фирмы оставались зачастую собственностью той семьи, члены которой предприятие создали, сами им руководили и передавали его по наследству членам своей же фамилии. Это создавало совершенно особый дух взаимной связи и взаимной ответственности разных поколений семьи, которые буквально жили своим Делом. Поэтому так много значила репутация и честное имя фирмы. «Родовая фабрика была для нас тем же самым, что родовые замки для средневековых рыцарей», - говорил В.П.Рябушинский.

Для многих российских предприятий был свойственен особый тип внутрифирменных отношений, в котором воплотился православный дух соборности, стремление любого социального организма, будь то семья, предприятие или государство, к целостности. «Служащие, - вспоминал В.П.Рябушинский, - начиная с главного доверенного, бухгалтеров, приказчиков, артельщиков и кончая рабочими, все это – долголетние сотрудники. Редко-редко кого-либо увольняли, разве только что за очень крупные проступки, воровство или уж очень бесшабашное пьянство. Отношение было патриархальное. Если кто-либо сам уходил без особых причин, то это было для хозяина «поношением». В хороших домах с гордостью говорили: «от нас уходят «только когда помирают».

Фабрика в России конца XIX-начала ХХ веков часто была уже «целым городом», где имелось все необходимое для жизни: школа, больница, жилье для рабочих и служащих, столовая, библиотека, роддом, дом для престарелых, иногда даже театр, как на Никольской мануфактуре Саввы Морозова.

Фабричные столовые принадлежали артелям и были дешевы, а в фабричных магазинах можно было покупать товары в кре­дит. Предприятия содержали свою пожарную команду и поли­цейских, воспринимали обслуживание окрестного населения как «повинность».

Развитие дела, его рост, качество («добро», «доброта», говорили в то время) производимой продукции были предметом неустанной заботы нескольких поколений предпринимателей. И это не пустые слова.

К концу XIX века Россия, оставаясь преимущественно аграрной страной, по темпам роста промышленной продукции и роста производительности труда вышла на первое место в мире, опередив не только европейские страны, но и стремительно развивающиеся США. За 1880-1910гг. темпы роста продукции российской промышленности превышали 9% в год. С момента отмены крепостного прав по 1913 год объём промышленного производства вырос в 10-12 раз, а по отдельным показателям темпы роста были просто гигантскими. Российские предприниматели осуществляли коренное перевооружение промышленности. Ускоренными темпами обеспечили его механизацию. При этом общий объём зарубежных вложений в промышленность России составлял не более 9-14% всех промышленных капиталов, то есть не больше, чем в индустриальных западноевропейских странах. Промышленную политику России определяли отечественные предприниматели. Иностранцы допускались лишь в те отрасли, куда отечественная буржуазия побаивалась ещё вкладывать свои капиталы.

Российские фабриканты XIX – начала ХХ века добились высочайшего качества своих товаров. Покупатели в Москве, Лондоне, Париже или Харбине могли брать их с закрытыми глазами.

Конкурентоспособность российских товаров заключалась в их уникальности, красоте и доступности. Русские купцы всегда старались удивить своими товарами или методами их рекламы. До сих пор, сто лет спустя, поражают краски и плотность морозовских сатинов, яркость прохоровских ситцев, изящество кузнецовского фарфора, чугунное кружево каслинского литья.

Многочисленные золотые и серебряные медали, полученные русскими товарами на европейских и всемирных выставках, говорят об их высочайшем качестве и конкурентоспособности.

«Русского человека нередко упрекают в недостатке предприимчивости, особенно в сравнении с англосаксами, - писал В.П.Рябушинский. – Дело не в этом, а в разнице характеров: англичанин в душе всегда игрок, даже если он серьёзный деловой человек, а наши совсем не игроки, а очень осторожны и медлительны, решение принимают не сразу, а выжидая, но раз оно принято, гнут линию упорно и тягуче, несмотря на неудачи. Наши купцы понимают московских первых князей, особенно Ивана Калиту <…>».

Русской купеческой среде была свойственна высочайшая требовательность к деловым качествам людей. По словам Рябушинского, тут не выносили необязательности, маниловщины, дряблости. Презирали, когда дело не доводилось до конца. «Москва широка, Москва хлебосольна, Москва добродушна, но до известного предела – после него она жесткая, расхлябанность ей противна. Это очень важно для уразумения купеческой психологии. С детства нам внушали: «дело»; тут было нечто большее, чем нажива. Это говорилось так, как потом солдатом я слышал: «служба Его Величества». И на ней и чины, и ордена, и выгода, но не в них суть для человека с совестью и пониманием».

Живое присутствие хозяина на всех этапах развития Дела, одухотворенность экономической деятельности были одной из главных черт российской национальной модели предпринимательства.

Такие взаимоотношения устанавливались на основе деловых качеств купца, фирмы. Оценка их достоинств была иной, чем, например, во Франции, где торговец старался продать как можно дороже, хотя бы за счет сокращения оборота; где хорошим купцом считался тот, кто умел продать дорого. В России, наоборот, хорошей фирмой считалась та, которая могла торговать дешевле, чем её конкуренты. Однако эта дешевизна не должна была идти за счет недоплаты торговому персоналу.

Другим проявлением высокой нравственности дореволюционного российского предпринимательства являлся культ честной конкуренции. «Не знаю почему, - писал П.А. Бурышкин, - между московскими «скупщиками» (оптовыми торговцами текстильным товаром) никакой общности не было, разве что были друг с другом знакомы, да и то более домашним порядком, а не по деловым отношениям. Совершенно не было в обычае обмениваться справками о кредитоспособности покупателя или иными деловыми сведениями».

Нельзя не сказать и еще об одной особенности деловой жиз­ни России тех лет, также связанной с соборным мироощущени­ем русского человека, с верой в предпочтительность достижения любых целей через единение, с неприятием буржуазного эгоиз­ма. Речь идет о широком распространении артельных форм в разных областях народного хозяйства. Особый интерес с точки зрения рассматриваемой темы представляют артели, организо­ванные в сфере обслуживания предпринимательской деятельно­сти: кассиры, исполнители денежных поручений, хранители то­варных складов, биржевые маклеры. Артель не только давала та­ким людям определенные гарантии на случай непредвиденных обстоятельств, но и ручалась за своих членов перед клиентами, а значит, должна была заботиться о поддержании определенного уровня предоставляемых услуг.

Следствием постоянного «хождения перед Богом» была так­же щедрая благотворительность русских предпринимателей. Достаточно назвать суммы, которые потратили на дела милосердия только некоторые из них: Г.Г. Солодовников – более 10млн., Бахрушины – 3,4млн. руб., Третьяковы – 3,1млн., А.К. Медведникова – более 2 млн. А вклад С.И. Мамонтова, С.Т. Морозова, К.С. Алексеева (Станиславкого) не подлежит оценке в денежном выражении.

Благотворительные пожертвования являлись мощным стимулом развития здравоохранения, просвещения и культуры. Причем не только крупные купеческие фамилии тратили деньги на благотворительность, но и мелкие торговцы. Такова была российская альтернатива законом против бедняков и бродяг, на которых взрастал капитализм в западных странах.

Но для нас, потомков, важны не только суммы пожертвований, но и сферы их вложений, на какие дела они использовались.

В первую очередь меценатов привлекала сфера образования, прежде всего профессионального. Но финансировались и учебные заведения, не обслуживавшие непосредственно нужды промышленности: гимназии, университеты, художественные училища, консерватории.

Не обошли своим вниманием предприниматели и отечественную науку. А.А. Бахрушин финансирует различные медицинские исследования (например, испытания противодифтерийной вакцины), поддерживает работы по созданию отечественного воздушного флота. Ф.П. Рябушинский становится инициатором и организатором научной экспедиции по изучению Камчатки, жертвуя на неё 200тыс. рублей. Будучи в душе новатором, С.И.Щукин основывает в начале века при Московском университете институт психологии – научное учреждение совершенно нового для России профиля. Выходцы из предпринимательских семей становятся известными учеными. Семья чаеторговцев и сахарозаводчиков Боткиных дает России выдающегося врача-клинициста, академика, инициатора создания первой в России бесплатной амбулатории и больницы – С.П. Боткина. А выходец из семейства крупнейших промышленников и банкиров Д.П. Рябушинский становится талантливым физиком. В 1904 году для проведения научных исследований в родительском имении Кучино он строит первую в стране аэродинамическую лабораторию, преобразованную затем в институт. Активно вкладывались деньги в здравоохранение и сеть социальных учреждений. Клинический городок на Девичьем поле в Москве созданы, главным образом, семьей Морозовых. Больница имени Солдатенкова, Солодовниковская больница, Бахрушинские, Хлудовские, Мазуринские, Горбовские странноприимные дома и приюты; Арнольдо-Третьяковкое училище для глухонемых … Много было и других, да и разве вообще можно припомнить все памятники жертвенности представителей «темного царства»…

Но более всего российские предприниматели поддерживали искусство. Вот лишь неполный перечень даров и дел, и только лишь московского купечества: Третьяковская Галерея, Щукинский и Морозовский музей современной французской живописи, Собрание русского фарфора А.В.Морозова, собрание икон С.П. Рябушинского, Частная Опера С.М.Мамонтова, Опера С.И, Зимина, Художественный Театр В.С.Алексеева-Станиславского и С.Т. Морозова, издательство Солдатенкова, «Щепкинская» библиотека…

Очень много внимания уделялось возрождению и сохранению национальных форм в искусстве и культуре (строительство церквей, возрождение русской духовной музыки и живописи, поощрение мастеров, создавших произведения в национальном духе).

Своей социальной активностью, заботой о благе и процветании Отечества, русские купцы и промышленники подготовили расцвет национальной культуры на рубеже XIX и ХХ в.в. Эта деятельность лучшей части нашего купечества, такая светлая, такая благородная, такая изумительная, принадлежит важнейшим страницам истории русского народа.

Говорить о Русском Хозяине можно ещё долго, настолько глубок его образ, широк размах деятельности. Но закончить можно словами П.А.Бурышкина из его воспоминаний «Москва купеческая» : « может создаться впечатление, что я рисую какую-то идиллическую картину. Я знаю и свидетельствую, что злоупотребления были, были недостойные и нечестные деятели и дельцы, но в то же время утверждаю, что они не являлись правилом, а представляли собою исключение. Тот значительный успех в развитии производительных сил и всего народного хозяйства России не мог бы иметь место, если бы база была порочной, если бы те, кто этот успех создавали, были жулики и мошенники».

Будем ли мы достойны великих предков?

Вывод. Хозяйственная деятельность дореволюционной России в нравственной основе своей определялась требованиями право­славного вероисповедования. Это была экономика, в которой интересы отдельных людей не приносились в жертву абстракт­ной идее экономической эффективности. Православная Россия шла к своему «социальному рыночному хозяйству», причем зна­чительно раньше Западной Европы. И сегодня, когда наша страна стоит на пути возрождения предпринимательства, важно обра­титься к своему тысячелетнему духовному опыту.



Похожие:

Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства iconЛекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства
Домостроительство как эталон хозяйствования в российской экономике Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательской...
Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства iconЛекция 1 Введение в курс «Этические основы бизнеса»
Антропологический характер экономики. Необходимость курса «Моральные основы экономики и предпринимательской деятельности». Цель,...
Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства iconУчебное пособие по выполнению дипломной работы для студентов 5-го курса Академии экономики и предпринимательства
Академии экономики и управления Специальности 06. 04. 00 Финансы и кредит / Сост. Толстых Т. Н. и др
Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства iconВниманию субъектов малого и среднего предпринимательства! В рамках областной целевой программы «Развитие малого и среднего предпринимательства в Ульяновской области»
Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России» совместно с фгбоу впо «Ульяновский государственный университет»...
Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства iconУчебно-методическое пособие для студентов 5-го курса Академии экономики и предпринимательства управления специальности 080105 «Финансы и кредит»
Программа преддипломной практики. Учебно-методическое пособие для студентов 5-го курса Академии экономики и предпринимательства специальности...
Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства iconРайнер Пацлаф застывший взгляд физиологическое воздействие телевидения на развитие детей
Излагаемые им новые, подчас неожиданные результаты исследований подтверждают вывод, что воздействие телевизионных образов на физиологию...
Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства iconПоддержка и развитие предпринимательства в Санкт-Петербурге Комитет по развитию предпринимательства и потребительского рынка Санкт-Петербурга
Комитет по развитию предпринимательства и потребительского рынка Санкт-Петербурга является исполнительным органом государственной...
Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства iconГранты (субсидии) начинающим субъектам молодежного предпринимательства (студентам и выпускникам образовательных учреждений профессионального образования)
На получение данного вида финансовой поддержки имеют право претендовать субъекты молодежного предпринимательства, отнесенные в соответствии...
Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства iconИнформационное письмо о проведении региональной духовно-просветительской интернет-конференции «Сибирские святые: новомученики и подвижники Православия»
Телекоммуникационный проект «Сибирские святые: новомученики и подвижники Православия» является победителем грантового конкурса «Православная...
Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства iconТема 5 психология предпринимательства
Объективные и субъективные психологические предпосылки развития предпринимательства
Лекция 8 Домостроительство. Воздействие православия на развитие экономики и предпринимательства icon«Воздействие электронного экрана* на развитие ребенка» под «электронным экраном»
Родителям и специалистам Монтессори-школы Михайловой участникам дискуссионно-аналитической лаборатории, удалось поразмыслить над...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы