Реферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил icon

Реферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил


НазваниеРеферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил
страница1/4
Дата публикации20.08.2013
Размер0.74 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4

Реферат


Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил.

АУТОАГРЕССИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ, АУТОАГРЕССИЯ, АУТОДЕСТРУКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ, АУТОДЕСТРУКТАНТ, САМОПОВРЕЖДАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ, САМОПОВРЕЖДЕНИЕ, ПАТОМИМИЯ, ПАРАСУИЦИД.

Объект исследования – самоповреждающее поведение как вид аутоагрессии.

Предмет исследования – самоповреждения: механизмы формирования, детерминанты, виды, методы и методики исследования.

Цель работы – изучение феномена самоповреждающего поведения.

Методы исследования: теоретический анализ научно-методической литературы.

Теоретическая и практическая значимость: работа обращает внимание на феномен самоповреждающего поведения, рассматривает его причины, позволяет ознакомиться со взглядами различных ученых на данную проблему, выявляет характерные черты аутодеструктанта, перечисляет методы и методики изучения самоповреждающего поведения.


Содержание:


Введение 4

Глава 1. Самоповреждающее поведение как психологический феномен 6

1.1 Определение самоповреждающего поведения 6

1.2 Парадигмы аутоагрессии 8

1.3 Детерминанты самоповреждающего поведения. 12

1.4 Психологический портрет личности аутодеструктанта. 20

^ Глава 2. Методики и методы изучения самоповреждающего поведения 24

2.1 Методы исследования самоповреждающего поведения 24

2.2 Психодиагностические методики изучения самоповреждающего поведения 27

Заключение 31

Список использованных источников 32


Введение


Феномен самоповреждений до сих пор малопонятен и не был объектом обширных исследований. Уровень самоповреждений, который выявляется в исследованиях, в значительной степени зависит от того, какие вопросы задают исследователи о подобном поведении. Известен ряд зарубежных исследований, рассматривающих данную проблему. Одно часто цитируемое исследование показало, что ежегодно самоповреждения совершает 1 человек из 1000 (Армандо Фавацца, 1996). Другое исследование, проведенное среди амбулаторных психиатрических пациентов, показало, что 33% из них практиковали самоповреждения в течение предыдущих 3 месяцев (Злотник, Циммерман, 1999). Недавнее исследование, проведенное среди студентов колледжа (Гратц, Конрад, 2002), в котором участников спрашивали о специфических видах самоповреждающего поведения, обнаружило, что данное явление очень распространено. Хотя высокий уровень самоповреждений в данном исследовании может объясняться очень широким спектром измеряемых самоповреждений (включая сильное расчесывание кожи и вмешательство в заживление ран), эти цифры не могут не вызывать беспокойство:

- 18% причиняли себе вред более 10 раз в прошлом,

- 10% причиняли себе вред более 100 раз в прошлом,

- 38% в прошлом причиняли себе осознанные самоповреждения [20].

Исследование, опубликованное в Британском медицинском журнале, показало, что 13 % 15- и 16-летних подростков целенаправленно наносят себе повреждения. В США исследования показали, что одна из двухсот девочек, в возрасте между 12 и 19 годами, ежедневно практикует самоповреждения в форме порезов - такого рода форма составляет 70% от других форм самоповреждения. Особая опасность подросткового несуицидальной аутодеструкции как явления состоит в том, что она имеет тенденцию к возрастанию, а так же тем, что многие из тех, кто начинает практиковать самоповреждения в подростковом возрасте, будут продолжать заниматься этим и в зрелости [22].

Наибольшую опасность представляет такой вид самоповреждений, как парасуицид. Под ним понимается причинение вреда собственному здоровью (например, благодаря передозировке снотворных препаратов), которое, однако, не вызвано действительным стремлением к смерти человека [13]. Тем не менее, многие люди, обратившиеся к парасуициду, в дальнейшем пытаются покончить жизнь самоубийством. С учетом того, что попытки суицида совершаются значительно чаще, чем завершенные самоубийства, исследование парасуицидального поведения приобретает особую практическую значимость, поскольку позволяет получить достаточно подробное и точное представление о мотивации суицидентов и факторах, под воздействием которых принимается решение о самоубийстве. Это, в свою очередь, обеспечивает более грамотный подход к разработке и реализации системы мероприятий по снижению количества суицидов, что является актуальной проблемой нашего общества, так как Беларусь относится к странам с высоким уровнем суицидальной активности: еще в 2010 году в республике было зафиксировано 26,1 случая самоубийств на 100000 населения, а Беларусь занимает четвертое место в мире по количеству самоубийств [5].

Самоповреждения – это сигнал о наличии глубоких внутренних проблем, которые не должны игнорироваться. Так как они, становясь проблемой отдельного человека, в конечном счете, становятся и проблемой всего человечества, поскольку всеобщее счастье есть, прежде всего, счастье отдельных личностей. Необходимо предоставить эффективные средства помощи нуждающимся, а для этого следует тщательно изучить данное явление.

Объектом данного исследования является самоповреждающее поведение как вид аутоагрессии, предметом – самоповреждения, их разновидности, детерминанты, механизмы формирования такого типа поведения, методы и методики изучения.

^ Цель данной курсовой работы – изучение феномена самоповреждающего поведения. Для этого выдвигается ряд задач:

  • Формулировка определения данного явления.

  • Обзор существующих концепций относительно данного явления.

  • Поиск причин подобного поведения.

  • Составление психологического портрета аутодеструктанта.

  • Обзор методов и методик исследования данной проблемы.

В качестве метода исследования используется анализ литературы по данной проблематике.


Глава 1. САМОПОВРЕЖДАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

    1. Определение самоповреждающего поведения


Самоповреждающее поведение называют странным, отвратительным, необъяснимым и другими подобными эпитетами. Такое отрицательное отношение отражает страх, идущий от незнания. Основным объяснением подобного поведения исторически являлась одержимость бесами. Например, Иисус приписывал странное поведение человека, который периодически резал себя камнями, одержимости демонами, имя которым Легион. С развитием науки вообще и психиатрии с психологией в частности от сверхъестественных объяснений отошли и предложили множество других. Их большое количество может означать то, что ни одно не является универсально точным и что само понятие самоповреждения, вероятно, остается нечетким, а причины данного явления – недостаточно изученными.

Самоповреждения представляют собой вид аутоагрессивного поведения, поэтому целесообразно начать с определения более широкого понятия. Аутоагрессивное поведение объединяет сознательные и неосознанные суицидальные действия, действия аутодеструктивного характера (ведущие к саморазрушению) и умышленные самоповреждения [2]. Акты самоповреждения относят к несуицидальным проявлениям аутоагрессивного поведения, целью которых выступает не лишение себя жизни, а достижение какого-либо иного результата. Поскольку цель поступков лиц, причинивших самоповреждения, нередко невозможно определить вследствие грубо расстроенной психической деятельности, такого рода действия традиционно исследуются вместе с другими видами аутоагрессии. В то же время несуицидальные самоповреждения клинико-психопатологиче-ски весьма отличаются от других видов аутоагрессии, что делает оправданным их изучение как отдельного феномена. Необходимость выделения самоповреждений без цели лишения себя жизни как особого вида аутоагрессии подчеркивалась многими исследователями (Амбрумова А Г, 1986, Шустов Д И, 2000, Вольнов Н. М, 2003) [1].

В западной психологии для обозначения преднамеренного ущерба, причиняемого человеком собственному телу (в отличие от более широкого понятия самодеструктивного, аутодеструктивного, аутоагрессивного, саморазрушительного поведения – self-destructive behaviour) используются понятия self-injury – «самоущерб», self-harm – «самовред», self-inflicted violence – «причиненное себе насилие», self-mutilation – «членовредительство», self-injurious behavior – «самоповреждающее поведение» [15].

Толковый словарь психиатрических терминов определяет термин «самоповреждение» следующим образом: «Самоповреждение - это нанесение самому себе телесных повреждений, умышленно или по неосторожности, случайно. Умышленное самоповреждение – частый признак психических заболеваний, особенно протекающих с депрессией, истерических» [19].

Самоповреждающее поведение – понятие, охватывающее широкий круг действий, связанных с намеренным физическим повреждением собственного тела. Наиболее частая форма самоповреждения - порезы кожи, но самоповреждение также охватывает широкий спектр видов поведения, включая поджоги, царапины, удары или пережатия частей тела, препятствование заживлению ран, вырывание волос и употребление токсических веществ. Эти действия могут управляться как патологическими, так и непатологическими механизмами, выступать в качестве симптома или следствия, быть частью культурных и социальных церемоний, участвовать в идентификационных процессах, связанных с возрастом, гендером, социальным и культурным окружением.

При определении самоповреждающего поведения исследователи акцентируют внимание на психологическом или физическом компоненте. Психологический компонент самоповреждающего поведения связывается с психологическим неблагополучием индивидуума и его стремлением это неблагополучие преодолеть. Физический компонент - с физической травматизацией, повреждением тканей и органов тела [15].

Основными чертами акта самоповреждения являются: преднамеренность, повторяемость, интенциональность, социальная неприемлемость, отсутствие суицидального намерения, чувство напряжения или тревоги, предшествующие акту, и чувства облегчения или беспокойства после акта самоповреждения [12].

Н. А. Польской были выделены некоторые психологические составляющие самоповреждающего поведения: опыт травмы, связанной с насилием или утратой, стремление к переживанию острых ощущений, недостаточность навыков эмоциональной саморегуляции [18].

И в отечественной, и в зарубежной традиции существует опыт определения сути самоповреждающего поведения через термин «парасуицид», под которым подразумевается поведение, имитирующее суицидальное, но без намерения убить себя [1]. Проблема разделения суицидального действия и самоповреждения усложняется тем, что не всегда просто определить, какое из явлений имеет место быть, так как по форме они могут выглядеть идентично. Но в отличие от истинных актов самоповреждения суицидальные действия своей конечной целью имеют прекращение жизни. Кроме того, люди, регулярно прибегающие к самоповреждению, нередко могут заявлять о желании умереть, и здесь появляется необходимость разделения собственно «желания смерти» и «намерения умереть».

Д.Мэссер и У.Фримоу в своем критическом обзоре приводят данные исследователей относительно частоты суицидальных актов в выборках лиц с самоповреждающим поведением. Согласно этим данным от 28 до 85% лиц с самоповреждающим поведением имеют зафиксированные суицидальные попытки. Согласно другим данным, акты самоповреждения редко бывают связаны с суицидальными намерениями и редко приводят к суициду. Как бы то ни было, изучение суицидальных попыток среди лиц, имеющих опыт самоповреждения, указывает на необходимость учета суицидального риска во всех зафиксированных случаях самоповреждений [15].


    1. ^ Парадигмы аутоагрессии


Поскольку самоповреждения относятся к аутоагрессивному поведению, необходимо рассмотреть причины данного явления. Аутоагрессия - намеренная (осознаваемая или неосознаваемая) активность, направленная на причинение себе вреда в физической и психической сферах. Относится к механизмам психологической защиты. Аутоагрессия проявляется в самообвинении, самоунижении, нанесении себе телесных повреждений различной степени тяжести, вплоть до самоубийства, саморазрушительном поведении (пьянстве, алкоголизме, наркомании, рискованном сексуальном поведении, выборе экстремальных видов спорта, опасных профессий, провоцирующем поведении) [2].

В психоанализе аутоагрессия (или «поворот против себя») рассматривается как защитный механизм психики и известна ещё со времён Зигмунда Фрейда. Считается, что данный тип поведения является следствием перенаправления агрессии, изначально направленной на внешний объект - «желание мучить превратилось в самоистязание и самонаказание» (З. Фрейд). В случаях, когда от этого внешнего объекта (или от существования этого внешнего объекта) зависит благополучие человека, агрессия может быть перенаправлена. В одних случаях на другой внешний объект (вымещение), а в других случаях, если такого объекта не находится или, что чаще, если такое перенаправление оказывается неприемлемым (осуждаемым, наказуемым), агрессия оказывается направленной на самого себя. Происходит бессознательная идентификация с ненавистным и ненавидимым объектом. Несмотря на то, что аутоагрессия создаёт серьёзные проблемы для того, кто применяет эту защиту, эмоционально они оказываются для него более приемлемыми, чем осознание первоначального объекта агрессии. З. Фрейд считал, что человек наносит себе повреждение не случайно, а под воздействием бессознательных, присущих ему уже от рождения агрессивных тенденций, которые в конкретном случае проявились в стремлении наказать себя и посредством этого наказать тех, кто породил напряженную ситуацию и вытекающие из нее последствия [6].

Сам З. Фрейд писал: "Когда кто-нибудь из моих домашних жалуется, что прикусил себе язык, прищемил палец и т.д., то вместо того, чтобы проявить ожидаемое участие, я спрашиваю: зачем ты это сделал? ...Кроме сознательного, намеренного самоубийства существует еще и полунамеренное самоуничтожение с бессознательным намерением, способным ловко использовать угрожающую опасность и замаскировать ее под видом случайного несчастья" [цит. по: 6, с. 49].

^ Анна Фрейд использовала термин “поворот против себя”, понимая под ним перенаправление негативного аффекта, относящегося к внешнему объекту, на себя. Если некто критически настроен по отношению к авторитетному человеку, чье расположение кажется ему основой безопасности, и если он думает, что этот человек не сможет вынести критики, он будет чувствовать себя безопаснее, направив критические мысли и идеи вовнутрь. Детей, от которых не зависит выбор того, где им жить, и которые могут заплатить высокую цену за обиды, нанесенные воспитателю, защита в форме поворота против себя может отвлечь от намного более печального факта, что их благополучие зависит от независимого взрослого. Однако переживание самокритики неприятно, и тем более эмоционально предпочтительнее знать о реальной угрозе своему выживанию в условиях, когда человек не имеет власти изменить порядок вещей.

Анна Фрейд приводит пример из жизни одной из своих пациенток, которая росла в семье суицидальной матери и сконцентрированного на себе отца. Безопасность ее семьи была так ненадежна, что неблагополучие наблюдалось даже на уровне существования. Одно из первых воспоминаний этой женщины касается того факта, что ее родителей выкинули из дома за неуплату аренды. Вместо постоянного ужаса, что мать убьет себя, а отец исчезнет по какойто причине с полным самооправданием (обе возможности имели все шансы на осуществление), женщина стала верить, что если бы она была лучше, родители дарили бы ей всю свою любовь и защищали бы ее. Такое убеждение, адаптивное в детстве, обусловило ее продолжительное страдание с возрастом, когда пациентка стала реагировать на любую неприятную ситуацию нападками на саму себя, а не приложением созидательных усилий для того, чтобы улучшить свое положение. Впоследствии ей потребовались годы терапии, чтобы она осознала на эмоциональном уровне, что не является больше беспомощным ребенком в дисфункциональной семье, который надеется только на действенность идеи внутреннего самосовершенствования.

У большинства людей существует тенденция обращать против себя негативные аффекты, отношения и восприятия благодаря иллюзии, что этот процесс дает больше контроля над неприятными ситуациями. Поворот против себя является популярной защитой среди более здоровых людей, которые устойчивы перед искушением отрицать или проецировать неприятные качества, а также у тех, у кого подобные тенденции вызывают тревогу. Они предпочитают заблуждаться, считая, что трудности – это скорее их вина, чем чьято еще [21].

^ Альфред Адлер говорил: “быть человеком - означает ощущать свою неполноценность”. Этот тезис является основным положением “индивидуальной психологии” Альфреда Адлера. Стремление разрешить определенные жизненные проблемы побуждает людей к преодолению своей неполноценности. Но, если некоторым индивидам это не удается, они начинают испытывать потребность уничтожить окружающих. Саморазрушение в этом контексте становится скрытой атакой на других людей. Посредством нее человек стремится вызвать сочувствие к себе и осуждение тех, кто ответственен за его сниженную самооценку. Адлер описывал чувства собственной неполноценности у аутоагрессивных людей, которые «вредят другим своими мечтаниями о ранах или наносят их себе» [17].

В психологии ^ Герри Стек Салливен разработал теорию межличностного общения. Так же, как электроны приводятся в движение магнитным притяжением, так и человек реагирует на других значимых его людей. Взаимоотношения индивида с другими людьми является важнейшим моментом жизни. Каждый человек имеет три олицетворения “Я”. Когда человек чувствует себя в безопасности, он является “хорошим Я”; в состоянии тревоги он становится “плохим Я”; в психотических кошмарах индивид превращается в “не-Я”. Человек оценивает себя главным образом в соответствии с отношением к нему других людей. Если возникает угроза его безопасности из-за неразрешенного кризиса, то конфликт и тревога могут стать для человека невыносимыми. В этих обстоятельствах у него может возникнуть желание перевести свое “плохое Я” в “не-Я”. В состоянии депрессии саморазрушение также является привлекательной альтернативой для индивида. Оно отражает, по мнению Салливэна, переориентированное на себя враждебное отношение индивида к другим людям и внешнему миру [9].

^ Карен Хорни считала, что если бы детям обеспечили окружение, свободное от тревоги, то они бы росли и процветали. Однако культура, религия, политика и другие общественные силы вступают в сговор с целью искажения развития личности ребенка. Чувствуя себя в опасном окружении, дети рассматривают мир как враждебную среду для жизни. Это вызывает у них появление описанной Хорни «основной тревоги». Саморазрушительные тенденции могут возникнуть как следствие детской зависимости, глубоко укоренившихся чувств неполноценности или того, что Хорни называет “идеализированным образом”, имеющимся у человека о самом себе, а также из-за возникновения у человека чувства несоответствия стандартам, ожидаемым обществом [11].

^ Карл Меннингер выделял такие формы суицидального поведения, как: хроническое самоубийство (человек утрачивает связь с обществом путем самоизоляции либо через психические аномалии и расстройства), локальное самоубийство (представляет различные манипуляции с собственным телом) и органическое самоубийство (всевозможные болезни, содержащие саморазрушительный элемент). Карл Меннингер определял самоповреждение как средоточие "убийственного импульса" по отношению к части тела с целью избежать фактического суицида: «самоповреждающее поведение оказывается формой частичного суицида, своеобразным самоисцелением, предотвращающим тотальный суицид» [цит. по: 10, с. 128].

Рассматривая данный феномен ^ Карл Ясперс подчеркивает, тот факт, что феноменологическими и экзистенциальными причинами аутоагрессии становится неспособность индивидуума к социальной адаптации и неуспешность межличностного взаимодействия в своем микросоциуме, т.к. по его мнению, наличие феномена аутоагрессии связано с особенностями восприятия других людей.

Согласно нейробиологической модели «суицидального диатеза» ^ Джона Манна, имеется некая предрасположенность к аутоагрессивному поведению, в которую вносят вклад как генетические факторы, так и приобретённая восприимчивость (психотравмирующие события, хронические заболевания, психические и поведенческие расстройства, в частности, возникающие вследствие употребления психоактивных веществ и др.). Тем не менее, решающей детерминантой, определяющей манифестацию суицидального поведения, является генетическая предрасположенность [15].

^ Галина Яковлевна Пилягина указывает, что для возникновения аутоагрессии необходима система, включающая как минимум три компонента:

  • Фрустрированный человек с формирующимся внутренним конфликтом, подавляющий свою агрессию, и одновременно отрицающий свои социализированные интроекты.

  • Психотравмирующая ситуация, в которой реализуются защитные паттерны поведения, обусловленные вышеупомянутым внутриличностным конфликтом.

  • Обратная отрицательная связь - несбывшиеся ожидания по отношению к объекту и увеличивающей напряжение ситуации, агрессивность субъекта, потребность разрешения внутриличностного конфликта.

В связи с действием всех трех компонентов, Г.Я. Пилягина представляет иерархическую структуру генеза аутоагрессии (рисунок 1.2.1) [2]:

ввввввввввывы.jpg

Рисунок 1.2.1 - Структурно-динамическая иерархия аутоагрессии


Существуют «сугубо» психологические концепции аутоагрессии. Прежде всего, к ним нужно отнести теорию фрустрации и теорию научения. Концепция фрустрационного генеза аутоагрессивного поведения впервые предложена Джоном Доллардом. Её суть сводится к тому, что аутоагрессивное поведение формируется как результат фрустрации (невозможности достижения) жизненно важных личностных потребностей. Таким образом, данный вид поведения направляется на преодоление возникших препятствий и достижение желаемого. Бихевиористская теория «научения» (В. И. Полтавец и др., 1998) утверждает, что аутоагрессивные действия есть результат подражания способам поведенческого защитного реагирования, приобретённый человеком в процессе воспитания [7].

Таким образом, взгляды на аутоагрессию колеблются в очень широком диапазоне мнений и теорий: от понимания ее как исключительно патологического феномена до экзистенциальных трактовок вне связи с болезнями.


    1. ^ Детерминанты самоповреждающего поведения


Человеку, как и любому живому существу, в норме не свойственно направлять агрессию на самого себя, так как это противоречит его основной задаче - жить. Существуют различные причины возникновения самоповреждающего поведения.

Самоповреждения могут быть связаны с рядом психических расстройств, например, пограничным расстройством личности, депрессией, тревожными расстройствами, расстройствами приёма пищи и шизофренией. В таком случае они могут принимать форму патомимии, которая определяется, как группа искусственных повреждений кожи и ее придатков, вызываемых самим больным с целью эмоциональной разрядки и ослабления тягостных ощущений, для аггравации предшествующего патологического процесса или имитации какого-то известного (в том числе профессионального) дерматита. Патомимию рассматривают как проявление психических нарушений при тяжелых психопатиях, эндогенных и органических психозах с аффективными нарушениями, расстройствами сенестезии, бредоподобными или галлюцинаторно-параноидными переживаниями [14].

Самоповреждения могут носить парасуицидальный характер. В отличие от истинного суицида, парасуицидальная попытка имеет другой смысл, она направлена на определенный социальный эффект. Это не желание реального самоуничтожения, а чаще всего призыв к изменению человеческих взаимоотношений. В данном случае речь идет о вербализированных угрозах совершения суицида или даже попытках его совершения "негодными средствами", которые в реальности приводят к летальному исходу крайне редко [13]. Парасуицид может быть демонстративным, когда он обусловлен истерическими механизмами и имеет бессознательную направленность, то есть стремление получить какую-либо выгоду вызвать сочувствие, жалость ближнего или снисхождение в тягостной ситуации. Парасуицид может не носить демонстративного характера, имея целью экстраполировать боль души в область телесной боли. В частности, выделяют такие мотивы, как призыв на помощь, протест против сложившейся ситуации, необходимость дать себе паузу в ситуации конфликта, избежание страдания, самонаказание, отказ от жизни [1].

Существует мнение, что самоповреждения направлены на привлечение внимания, тем не менее, в большинстве случаев это не соответствует действительности. Многие аутодеструктанты очень озабочены своими ранами и шрамами и ощущают вину за свое поведение, что заставляет их скрывать его. Они могут придумывать альтернативные объяснения своих ран или скрывать их под одеждой. У таких индивидов самоповреждения не связаны с суицидальным или парасуицидальным поведением. Они не имеют целью покончить с собой. Было предложено, что вместо этого они используют самоповреждения как средство эмоциональной разрядки. Самоповреждения становятся ответом на глубокую и всеохватывающую эмоциональную боль, которая не может быть решена более действующим способом. В таком случае самоповреждения выступают как механизм решения проблем, который обеспечивает временное освобождение от таких интенсивных эмоций, как беспокойство, депрессия, стресс, эмоциональная отчужденность, чувство неудачи, ненависть к себе (рисунок 1.3.1).

487px-self-injuryк.jpg

Рисунок 1.3.1 - Генезис самоповреждений

Существует множество функций такого типа самоповреждений, которые можно разделить на межличностные (связанные с другими людьми) и внутриличностные (связанными с внутренними мыслями и эмоциями). Межличностные функции могут включать попытки невербальной коммуникации, желание помощи от других. Это сигнал о неспособности самостоятельно справиться со стрессовой ситуацией. Внутриличностные функции включают попытку управления эмоциями и получение новых ощущений как средство избегания эмоциональной опустошенности. Многие люди, занимающиеся самоповреждениями, утверждают, что это помогает им "уйти", отдалиться от чувств, вызывающих страдания. Это достигается путем убеждения, что испытываемые страдания вызваны болью от самоповреждений: таким образом, физическая боль служит отвлечением от первичной, эмоциональной.

Процесс самоповреждения противоречив: человек испытывает боль и в то же время облегчение. Для некоторых бывает даже сложно начать процедуру самоповреждения, но их мотивирует опыт облегчения, который последует за этим. Для одних это облегчение сугубо психологическое, в то время как для других чувство облегчения обусловлено бета-эндорфинами, высвобождаемыми мозгом. Эндорфины - это природные опиоиды, которые вырабатываются в ответ на физическую боль, они действуют как природные обезболивающие, вызывают приятные ощущения и могут уменьшать напряжение и эмоциональную боль. Таким образом, самоповреждения могут стать средством поиска удовольствия [22].

В других случаях, самоповреждения могут быть способом почувствовать хоть что-то, даже если эти ощущения неприятны и болезненны. Люди, занимающиеся самоповреждениями, часто описывают ощущение пустоты, оцепенелости (агедонии), отделенности от самого себя, словно они находятся во сне и им нужно как-то "пробудить" себя, ощутить свою реальность; подобно тому, как бодрствующий может ущипнуть себя, чтобы убедиться, что он не спит.

Философ ^ Славой Жижек писал: «Вспомним феномен «каттеров» (главным образом женщин, которые испытывают непреодолимое желание резать себя бритвами или наносить себе телесные повреждения как-то по-иному), полностью соответствующий виртуализации того, что окружает нас: он символизирует отчаянную стратегию возвращения к реальности тела. По существу, нанесение порезов следует противопоставить обычным татуировкам на теле, которые гарантируют включение субъекта в (виртуальный) символический порядок; проблема каттеров состоит в обратном, а именно - в утверждении самой реальности. Нанесение порезов вовсе не связано с какими бы то ни было суицидальными желаниями, это просто радикальная попытка найти твердую опору в реальности, или (другой аспект того же феномена) попытка достичь твердого основания нашего эго в телесной реальности, в противоположность невыносимому страху восприятия себя самого как несуществующего. Обычно каттеры говорят о том, что, глядя на красную теплую кровь, вытекающую из нанесенной себе раны, они ощущают себя заново ожившими, твердо укорененными в реальности» [цит. по: 16].

Таким образом, вот некоторые причины, по которым люди занимаются самоповреждениями:

  • Чтобы отвлечь себя от эмоциональной боли, вызывая физическую боль

  • Чтобы наказать себя

  • Чтобы снять напряжение

  • Чтобы почувствовать свою реальность, чувствуя боль или наблюдая доказательства травмы - раны, порезы как доказательства того, что эмоции настоящие

  • Чтобы дать выход агрессии, злости, раздражения, которые, часто из-за страха или неумения управлять такими эмоциями, направляются вовнутрь, а не наружу

  • Чтобы испытать эйфорические чувства (связанные с освобождением эндорфинов)

  • Чтобы сообщить другим людям о своей боли, злости или других эмоциях

  • Чтобы позаботиться о себе (во время процесса заживления ран).

  • Чтобы получить контроль над собой, своими эмоциями, телом; магическая логика: "если я сделаю что-то плохое с собой, не случится того, чего я боюсь" [20].

Используемое в качестве механизма решения проблем самоповреждение может стать психологической зависимостью, потому что оно помогает аутодеструктанту временно решить свои проблемы, что создает определенный поведенческий шаблон и, как следствие, навязчивые мысли о самоповреждении. Что может быть представлено как замкнутый круг самоповреждения (рисунок 1.3.2):


the-vicious-circle-of-self-harm.jpg

Рисунок 1.3.2 – Замкнутый круг самоповреждения

В рамках самоповреждений, обусловленных социокультурным укладом, Армандо Фавазза различает:

  • самоповреждения, совершаемые в ходе ритуалов инициации, символизирующих переход из детского возраста во взрослую жизнь;

  • самоповреждения, совершаемые под влиянием модных тенденций, субкультур, связанные с украшением своего тела (татуирование, пирсинг, брэндинг) [22].

Социальная приемлемость такого рода самоповреждений может варьироваться (рисунок 1.3.3):

безымянныйв.jpg

Рисунок 1.3.3 – Социальная приемлемость самоповреждений

Таким образом, исторически самоповреждения разделились на две категории: культурно санкционированные и девиантные.

Самоповреждения, обусловленные культурным укладом, делятся на ритуалы и обычаи. Часто очень сложно провести границу между этими двумя типами. Культурные ритуалы предполагают действия, которые последовательно повторяются на протяжении, как минимум, нескольких поколений и отражают традиции, символические представления и верования общества. Действие ритуалов направлено на конкретного человека, но так как они тесно вплетены в общественную жизнь, то зачастую затрагивают всю общину. Танец солнца у равнинных индейцев Северной Америки является ярким примером самоповреждающего ритуала. Во время ежегодной церемонии лучшие, как в духовном, так и в физическом аспекте молодые войны, подбадриваемые остальными членами племени, смотрят на солнце и исполняют ритуальные танцы, пока не выпадут стрелы, воткнутые им под мышцы груди и спины.

Важность самоповреждений явно показана и очень часто видна в обрядах инициации подростков. Многие антропологи в принципе понимают, что цель этих обрядов в том, чтобы подростки приобрели новые социальные роли и статус, необходимые для правильного сохранения общественной жизни. Увечья, на которые подростки добровольно соглашаются, болезненны и часто жестоки. Эти повреждения являются неотъемлемой частью обрядов инициации и, судя по всему, служат нескольким важным целям. Они усиливают драматизм и значимость ритуала, концентрируют внимание на подростках и дают тем возможность продемонстрировать свою внутреннюю силу. Они так же служат предупреждением, что социальная группа могущественна и не потерпит бунта против власти. Чтобы добиться принятия в упорядоченный взрослый мир, подростки должны согласиться отдать часть своей независимости, что и символизируется калечением. Добровольно вынося боль и принимая увечья, подростки таким образом сообщают, что оставляют детские привычки. Это цена, которую необходимо заплатить, чтобы принимать участие во взрослой жизни общины [12].

Самоповреждения также нередко практиковались в таком культурном феномене, как аскетизм. Аскетизм - учение об ограничении, воздержании, подавлении органических потребностей (питание, сон и др.) и чувственных желаний для достижения нравственного совершенства, а также практическая реализация такого учения, порой включающая в себя и самоистязание. Подобная практика распространена во всех типах традиций и культур. Такие восточные религии, как брахманизм и буддизм, следующие доктрине - все, что привязывает человека к жизни, есть причина страдания, - спокойно относятся к отречению от плоти, поскольку отказ от привязанности к материальному миру есть ключ к духовному освобождению. В XIII веке возникло такое движение, как флагеллантство - движение «бичующихся». Флагелланты в качестве одного из средств умерщвления плоти использовали самобичевание. Флагеллянты ссылались на первое послание апостола Павла к коринфянам, где говорится о необходимости порабощения тела духом. Как отмечает философ И.А. Ильин, «религиозно-чувствующему человеку, ищущему совершенства, естественно и неизбежно искать для духа свободы, т. е. возможности и способности беспрепятственно следовать своим духовным зовам и необходимостям... А так как «отложить» плоть невозможно (в силу богом данных законов земного естества), а перестроить душу в высшей степени трудно, то эта борьба заканчивается или открытым подчинением телу, или тайными уступками (падениями), или же, третий исход, она принимает радикальные, героические формы, вплоть до механического изуродования плоти» [цит. по: 8, с. 237].

^ Культурные обычаи подразумевают действия, которые могут быть кратковременными и которые часто не имеют такого основополагающего значения. Примером может служить прокалывание мочек ушей для ношения украшений.

Самоповреждения могут быть связаны с определенной субкультурой. Напомним, что субкультура – это особая сфера культуры, отличающаяся собственным ценностным строем, обычаями, нормами. Культура любой эпохи обладает относительной цельностью, но сама по себе неоднородна и является сложным спектром культурных тенденций, стилей, традиций.

Субкультуры не только «предоставляют» подростку свои правила и ритуалы, но и как бы делают легитимными те или иные эмоциональные, когнитивные или поведенческие проявления. Например, принадлежность к подростковой субкультуре «эмо» «позволяет» подросткам свободно выражать все свои эмоции как «положительные», так и социально неодобряемые – грусть, гнев, печаль, а готическая субкультура «легализует» размышления о смерти, помогает подросткам осмыслить смерть, символически соприкоснуться с ней и сделать ее менее пугающей. Растафатианство предлагает своим последователям концентрироваться на положительных эмоциях, «легко» относиться к жизни, не расстраиваться из-за проблем и трудностей. Подростки, которым нравятся так называемые «ролевые игры», например, по книгам Р. Толкиена, могут ощутить себя рыцарями или магами, почувствовать в игровой форме свою значимость и силу. Кроме того, ролевые игры позволяют задействовать важный личностный ресурс преодоления трудностей подросткового возраста – так называемую «воображаемую жизнь». Под «воображаемой жизнью» Ф. Дольто подразумевает уход подростка в свой собственный внутренний мир фантазий, происходящий из-за того, что подростки «вынуждены активизировать в себе некую зону, которая придает им силу и смелость». В трудные периоды, когда подростку тяжело в мире взрослых, когда ему не хватает веры в себя, он находит поддержку в воображаемой жизни [3].

Подростки часто не умеют обращаться с собственными агрессивными чувствами, признавать их, находить безопасные способы их выражения. Они не знают, что агрессия в той или иной мере присутствует в душе большинства людей, порождаемая многими причинами: ущемлением важнейших потребностей личности, невозможностью осуществить свои интересы, длительным унижением и угнетением, нерешенными моральными проблемами при общераспространенном запрете взрослых на проявление агрессивных чувств. Способы избавиться от накопившейся агрессии также существуют во многих субкультурах. Это и буйство футбольных фанатов на стадионах, и поведение на концертах панков и металлистов. Подобное поведение помогает и снять напряжение от слишком сильного давления социальных норм и правил, которые часто слишком активно навязываются подросткам родителями и школой. Полное подчинение им обычно рождает противоречие между реальной жизнью подростка и его потребностями, интересами, желаниями, то есть возникает внутриличностный конфликт. А когда человек не может разобраться ни с внешними, ни с внутренними психологическими трудностями и противоречиями, выпустить чувства наружу в социально приемлемой форме, агрессия и напряжение копятся внутри и возникает опасность взрыва – вспышек неконтролируемой злости или нервного срыва. Таким образом, в ряде субкультур можно заметить элементы психотерапии, недаром они так привлекательны для подростков [4].

Некоторые субкультуры способны поддерживать те или иные формы аутодеструкции у подростков. В настоящее время психологи спорят о том, связана ли принадлежность к субкультуре «эмо» у подростков со склонностью к суицидальным и парасуицидальным действиям. Одна группа психологов-исследователей, например, Майсак Н.В., Потапенко О.В. (2009) считают, что пребывание в субкультуре «эмо» способствуют усваиванию суицидальных установок, другая группа (например, М.В. Вершинин, 2009) не считает эту причинно-следственную связь доказанной, так как с помощью способов поведения, закрепленных в субкультуре «эмо» – открытого выражения любых эмоций, создания стихов, общения со сверстниками, – подростки могут «отыгрывать» тяжелые чувства и переживания – переводить пассивное страдание в активные действия, уменьшая его интенсивность [3]. Способом «отыгрывания» может служить и парасуицидальное поведение – нанесения человеком самому себе телесных повреждений, порезов острыми предметами без цели лишения себя жизни. Самоповреждения купируют состояние дискомфорта, возбужденность, взволнованность. С помощью физической боли подростки стараются справиться с острыми переживаниями в кризисных ситуациях или с беспричинным ощущением безысходности и скуки, пустоты и бессмысленности существования. Часто физическая боль для подростка – одна из наиболее доступных возможностей «почувствовать себя живым» [4].

Таким образом, все самоповреждения можно разделить на две основные категории:

  • девиантные самоповреждения, включающие в себя значительные (тяжелые), стереотипные и поверхностные (символические) акты самоповреждения;

  • самоповреждения, обусловленные социокультурным укладом (ритуалом, обычаем, традицией).

Девиантные самоповреждения, в свою очередь:

  • оказываются следствием психопатологических или невротических расстройств и носят характер обсессивных, импульсивных или стереотипных действий;

  • совершаются намеренно и возникают в качестве привычных действий в ситуациях, переживаемых личностью как кризисные (в широком смысле этого понятия).


^ 1.4 Психологический портрет личности аутодеструктанта.


В одном из самых ранних исследований, выполненном в 1986 г. Армандо Фавацца утверждается, что самоповреждающее поведение демонстрируют 0,75 % населения (из них 97 % женщины), половина из которых нуждаются в госпитализации. В более поздних исследованиях приводятся цифры, отражающие более равномерное распределение между мужчинами и женщинами. Так, согласно данным Центра по исследованию самоубийств ВОЗ, самоповреждающее поведение среди людей старше 15 лет встречается у 0,140 % мужчин и 0,193 % женщин. В каждой возрастной группе распространенность среди женщин превышает таковую среди мужчин. Самый высокий уровень самоповреждающего поведения среди женщин отмечается в 15-24 лет, а среди мужчин – в возрасте 12-34 лет. Отмечается, что отношение числа женщин к числу мужчин с самоповреждающим поведением, которое, как считалось, колеблется вокруг 2:1, уменьшается, а в Ирландии это отношение составляет 1:1 в течение многих лет. Таким образом, создается впечатление, что самоповреждения несколько чаще встречаются среди женщин, чем среди мужчин, и обычно начинаются в подростковом или раннем взрослом возрасте [7]. Ниже представлены факторы риска развития самоповреждающего поведения (рисунок 1.4.1):


oct10-self-harm_tab1.gif

Рисунок 1.4.1 – Факторы риска развития самоповреждающего поведения

Несколько исследований (например, Гратц, 2002; Герман, 1991; Злотник, 1996) обнаружили, что люди, практикующие самоповреждения, необычно часто переживали:

  • - Сексуальное насилие в детстве

  • - Физическое насилие в детстве

  • - Эмоциональное отчуждение в детстве

  • - Отсутствие надежной привязанности в детстве

  • - Продолжительную разлуку с родителями или людьми, их заменяющими

Также, люди, практикующие самоповреждения, гораздо чаще имеют следующие психологические проблемы:

  • - Высокий уровень диссоциации

  • - Пограничное личностное расстройство

  • - Злоупотребление психоактивными веществами

  • - Посттравматическое стрессовое расстройство

  • - Скачкообразное эксплозивное расстройство

  • - Антисоциальные установки

  • - Пищевые расстройства [20]


Артур Александрович Реан ввел в научный оборот понятие «аутоагрессивный паттерн личности». Эмпирические исследования показывают, что аутоагрессивную личность характеризуют 4 основные и взаимосвязанные структуры:

  1. - характерологическая - отражает связь аутоагрессии с такими особенностями характера, как демонстративность, невротичность, склонность к депрессии, интроверсия и педантизм.

  2. - самоооценочная - фиксирует внимание на зависимости аутоагрессии и самооценки индивида: чем выше агрессия, тем ниже оценка собственных творческих и умственных способностей, образа тела, способности к самостоятельности в жизни;

  3. - интерактивная - связь аутоагрессии личности со способностью/неспособностью к успешной социальной адаптации, с успешностью/неуспешностью межличностного взаимодействия. Уровень аутоагрессии личности отрицательно коррелирует с общительностью и положительно — с застенчивостью.

  4. - социально-перцептивная - связана с восприятием других лиц, без их негативизации, в целом преобладающей у агрессивной личности. Высокий уровень аутоагрессии, напротив, предполагает позитивное восприятие значимых «других» [2].

К основным психологическим предикторам аутоагрессивного поведения относятся высокий уровень безнадёжности, личностной тревожности, импульсивности, агрессивности, ригидности, фрустрации, внешний локус контроля, неадекватное самооправдание с завышенным непринятием себя, эскапизм, а также такие защитные механизмы, как регрессия, проекция, замещение и компенсация. Аутоагрессия считается типичной для депрессивных личностей, а также может быть свойственна людям с мазохистическим характером [9].

Существует взаимосвязь между самоповреждающим поведением и акцентуацией. Интрапунитивные реакции представляют собой разряд аффекта путем аутоагрессии – нанесение себе повреждений, покушение на самоубийство, учинение себе вреда разными способами часто встречаются при двух, казалось бы, диаметрально противоположных по складу типах акцентуаций – сенситивной и эпилептоидной. Демонстративные реакции, когда аффект разряжается в "спектакль", в разыгрывание бурных сцен, в изображение попыток самоубийства характерен для истероидной акцентуации, но может встречаться и при эпилептоидной и при лабильной [11].

Исследования связи нарушений обмена серотонина и суицидальности начались в 60-х годах XX века, когда было отмечено снижение уровня серотонина и его метаболитов в тканях мозга самоубийц после смерти. Низкое содержание производных серотонина в спинномозговой жидкости человека коррелирует со склонностью к агрессии и, в частности – к самоубийству. У жертв суицида и у лиц с высоким риском суицида имеет место снижение серотониновой медиации, сопровождающееся повышением активности постсинаптических рецепторов. Серотонинергическая система мозга имеет непосредственное отношение к формированию депрессивных состояний, и участвует в контроле других медиаторных систем, связанных с регуляцией импульсивного поведения и агрессивности во множестве их проявлений, (например, таким поведенческим паттернам как ауто- и гетероагрессия) [7].

Окружающая среда также играет роль в становлении аутодеструктивной личности. Самодеструктивные установки в младенчестве и детстве находят свое выражение в стойких негативных эмоциях страха или потери, ощущении своей малоценности, бесполезности, неверии в свои возможности, недоверии к окружающему миру, формируя негативный Я-идеал и подкрепляя негативные модели поведения [11].

Таким образом, в портрете личности аутодеструктанта можно выделить:

а) внутренние особенности:

  • характерологические (замкнутость, ригидность, скрытность, застенчивость, робость, повышенную сензитивность, тревожность, переходящую в депрессию, повышенную ранимость, категоричность, неуверенность, чрезмерную критичность, в том числе к самому себе),

  • генетические (серотонинергическая система мозга),

  • психопаталогические (связанные с психическими заболеваниями);

б) наличие внешних неблагоприятных условий, повлиявшие на становление аутодеструктивного шаблона поведения:

  • наличие дисгармоничной семьи, семейные неурядицы,

  • неудачи в межперсональных отношениях,

  • проблемы с алкоголем, курением и/или наркотиками, проблемы с законом,

  • влияние моды, субкультуры;

  1   2   3   4



Похожие:

Реферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил iconРеферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил
Аутоагрессивное поведение, аутоагрессия, аутодеструктивное поведение, аутодеструктант, самоповреждающее поведение, самоповреждение,...
Реферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил icon«Совокупный спрос и совокупное предложение»
Текст курсовой работы изложен на 35 страницах машинописного текста. Курсовая работа содержит 8 рисунков. Список использованных источников...
Реферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил iconЛабораторная работа №4 Рисование в Word Собственные рисованные объекты
Рис. Объект "Условие" Рис. Синтаксическая диаграмма для программы Рис. Синтаксическая диаграмма для цикла с предусловием Рис. Синтаксическая...
Реферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил iconРеферат удк 339. 924
Выпускная квалификационная работа содержит 75 страниц, в том числе: основная часть – 73 страниц, приложения – 2 страницы. Количество...
Реферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил iconКурсовая работа
Согласно Типовому положению об образовательном учреждении среднего профессионального образования, утвержденному постановлением Правительства...
Реферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил iconЛабораторная работа №1 рмс определение расстояния между щелями в опыте юнга
Схема опыта представлена на рис. 2, где S1 и S2 – источники когерентного излучения, s1 и s2 – пути света от источников до точки наблюдения...
Реферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил iconРеферат для студентов первого и второго года обучения; курсовая работа для студентов третьего года обучения
Благотворительный фонд "Система" проводит конкурс на получение стипендий программы "Лифт в будущее"
Реферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил iconЮжно-Уральский государственный университет Заочный инженерно-экономический факультет Контрольная (курсовая)
Контрольная (курсовая) работа № по
Реферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил iconПетрушко Екатерина Олеговна (109508) Мартынчук Николай Иванович курсовая работа курсовая
Комплексный экономический анализ хозяйственной деятельности (оао «Новокузнецкий Опытный Завод Технологического Оборудования»)
Реферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил iconКурсовая работа 2500 Дипломная работа *

Реферат Курсовая работа 30 с., 5 рис., 24 источников, 5 прил iconЛабораторная работа
В течение текущего дня в салоне сотовой связи проданы мобильные телефоны, код, модель и цена которых указаны в таблице на рис. В...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы