Русская Правда icon

Русская Правда


НазваниеРусская Правда
страница1/20
О. И. Чистякова
Дата публикации30.08.2013
Размер4.46 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

К 250-летию

МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА имени М. В. Ломоносова

С. В. Юшков,

заслуженный деятель науки РСФСР, академик АН Казахской ССР, член-корреспондент АН Украинской ССР, профессор

Русская Правда

ПРОИСХОЖДЕНИЕ, ИСТОЧНИКИ, ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ

Под редакцией

лауреата Государственной премии РФ,

заслуженного профессора МГУ

О. И. Чистякова

Москва

Зерцало-М

2002

(& ф_ , & .

ВВЕДЕНИЕ

§ 1. Общие задачи исследования



советской исторической науке существовал и существует непрекращающийся интерес к Русской Прав­де. Всеми осознано громадное значение этого па­мятника не только для установления основных мо­ментов в развитии права Киевской Руси, но и для установления основных черт ее общественно-экономи­ческого строя.

Большое значение Русская Правда имеет и для истории русского литературного языка.

Неудивительно, что этот памятник уже давно сде­лался предметом исследования в русской истори­ческой литературе, причем можно установить ряд различий во взглядах на его происхождение представи­телей дворянско-креиостнической и буржуазной исто­риографии. Наиболее ярко выразил взгляды дворян-ско-крепостничсской школы на происхождение Рус­ской Правды Н. М. Карамзин. Модернизируя власть первых киевских князей, Карамзин считал, что они с самого момента образования Киевского государства издавали законы. По его мнению, Русская Правда как Краткая, так и Пространная является памятником законодательства одного князя — Ярослава Владими­ровича: «Еще в Олегово время Россия не имела законы, но Ярослав, может быть, отменил некоторые, исправил другие, и первый издал законы письменные на языке славянском»*.'

1 Н. М. Карамзин, История государства Российского, изд. 5-е, т. II, СПБ., стр. 30.

3

Являясь ярым норманистом, Карамзин считал. что основанием «Русской Правды был" древнейший закон скандинавский... или~ иемецкийл L

Характерной особенностью взглядов буржуазной историографии на Киевскую Русь является представ­ление о весьма низком уровне ее общественно-эконо­мического развития. Буржуазные историки в силу этого полагали, что нормы Русской Правды могли сло­житься только под воздействием чужеземного права. Признавая, что княжеское законодательство могло быть источником Русской Правды, они тем не менее отвергали мысли об официальном ее происхождении.

Буржуазные исследователи всячески старались за­тушевать классовую сущность норм Русской Правды и, конечно, решительно отказывались связывать их происхождение с общественно-экономическим развитием Киевского государства.

Отсюда характернейшей особенностью буржуаз­ных исследований о Русской Правде является все­мерное стремление к догматическому изучению ее норм.

"Первым распространителем и защитником буржуа­зных взглядов на Русскую Правду был Н. В. Кала­чов. В основу своих взглядов он положил следующее утверждение: «Русская Правда есть сборник, состав­ленный частными лицами и в разное время таким же образом дополненный» "2.

Н. В. Калачов разделил списки Русской Правды на четыре редакции (фамилии), причем в основу этого деления он положил случайный факт — нахождение тех или иных списков в различного рода сборниках.

Следовательно, классификация списков Русской Правды, предложенная Н. В. Калачовым, органиче-' ски была не в состоянии показать развитие текста Русской Правды в зависимости от общественно-эко­номического, политического и правового развития Киевской Руси.

1 Н. М. Карамзин, История государства Российского,
изд. 5-е, т. II. СПБ., прим. 91 к стр. 34.

2 Н. В. К а л а ч о в, Предварительные юридические све­
дения для полного объяснения Русской Правды, вып. I, изд.
2-е, СПБ., 1880, стр. 79.

4

Издавая Русскую Правду по известным ему спис­кам, Н. В. Калачов разбил текст на отделы в зависи­мости от того, касаются ли те или иные статьи государ­ственного, гражданского, уголовного или процессуаль­ного права, т. е. дал образец чисто догматического подхода к юридическому памятнику.

Последующие исследователи, например: Н. Дю­вернуа1, П. Мрочек-Дроздовский2, В. И. Сергеевич3, В. О.Ключевский4, Н. А. Максимейко5 и др., продол­жали развивать основные положения буржуазной ис­ториографии о Русской Правде.

Благодаря применению порочных методов бур­
жуазные исследователи не могли решить основные
вопросы происхождения и истории текста Русской-
Правды. Существовало много непримиренных мнений
по этим вопросам. Кажется, не было двух исследова­
телей, которые бы держались одного мнения, например,
в вопросе об источниках Русской Правды. -=4

Одни буржуазные исследователи считали источ- ч-ником ее норм скандинавское права..0£арскии. Щеп- ._ кин), другие — римское право (Максимейко), третьи — византийское право (Владимирский-Буданов, Сер­геевич, "КлТОЧ'£6скийу и" даже" еврейское (Барац); '*~~zr

Существовали даже разные взгляды при решении
Bon^fJTa~lTflj7HTjpirTeT€ КрвткотНтАро^ратпго^ , —

Та-кт—-некоторые^ исследователи (Соболевский) На- '
стаивали "на jtom. что JffiStKjffi"' Правда "возникла в
результате^ сокращения Пространшид^ -—>

Марксистско-ленинская историко-юридическая нау­ка указанным взглядам буржуазных исследовате­лей по вопросу о Русской Правде должна противо­поставить следующие положения.

1 Н.Дювернуа, Источники права и суд в древней Рос­
сии, М., 1869.

2 П. Мрочек-Дроздовский, Исследования о Рус­
ской Правде, вып. I, Ученые записки Mockobcki го Университета,
М., 1885.

3 В. И. Сергеевич, Русская Правда и ее списки, Жур­
нал Министерства народного просвещения, 1899, январь.

4 В. О. Ключевский, Курс Русской истории, ч. 1-я,
разных изданий.

6 Н. А. Максимейко, Опыт критического исследования Русской Правды, вып. I, Харьков, 1914.

5

Советскими историками разбит тезис о низком уровне общественно-экономического, политического и правового развития восточного славянства VIII— XIII вв., и поэтому надо решительно отвергнуть взгляд на Русскую Правду как на сборник права, возникший в результате заимствования чужеземного права. Рус­ская Правда — это сборник русского права.

На основе указаний Ленина и Сталина советскими историками было установлено что в Киевской Руси стали развиваться феодальные отношения, — исходя из этого, Русскую Правду следует признать сборником возникавшего русского феодального права. А так как в развитии феодальных отношений надо отме­чать разные моменты, то и в истории текста Рус­ской Правды следует учитывать отдельные пласты ее норм. Для того чтобы облегчить изучение этих отдельных пластов текста Русской Правды, надо дать такую классификацию списков Русской Правды, ко­торая могла бы отразить это развитие норм феодаль­ного права. Далее, поскольку как в издании отдель­ных норм феодального права, так и в составлении сборника этого права должна была быть заинтересова­на русская феодальная власть, то надо признать офи­циальное происхождение Русской Правды.

Эти основные положения марксистско-ленинской историко-юридической науки должны предопреде­лить решение и отдельных вопросов о происхождении Русской Правды и истории ее текста.

Советскими историками сделано много в деле изу­чения Русской Правды. Так, было завершено изда­ние текста Русской Правды, о котором ранее могли только мечтать буржуазные историки. В 1935 г. Рус­ская Правда была издана Академией Наук УССР по пяти редакциям и семи спискам, причем были уч­тены все известные в науке списки. В 1940 г. Рус­ская Правда была издана и Институтом истории Ака­демии Наук СССР под редакцией акад. Б. Д. Грекова, причем были привлечены к изданию новооткрытые после 1935 г. списки. Акад. Б. Д. Греков с наиболь­шей четкостью стал развивать взгляды о происхож­дении Русской Правды, которые предопределялись

в

указанными общими принципами марксистско-ленин­ской методологии.

В советское время появился ряд исследований текста. Достаточно указать на работы И. А. Страто-нова1, В. М. Чернова2, Н. А. Максимейко3, акад. С. П. Обнорского4 и т. д. В 1941 г. вышло в свет «Ис­следование о Русской Правде» М. Н. Тихомирова5.

М. Н. Тихомиров, один из крупнейших специали­стов по источниковедению, пересмотрел вопрос о происхождении текста всех редакций Русской Прав­ды на основе изданного двумя академиями материала, а также на основе богатого знакомства с другими источниками права и сделал весьма удачную попытку восстановления первоначального текста так называе­мой Пространной Правды.

Однако приходится признать, что многие из этих работ о Русской Правде не свободны от ряда буржуаз­ных извращений.

В частности, очень часто выводы исследователей Русской Правды о происхождении той или иной ее редакции или об источниках этой редакции не нахо­дятся в соответствии с данными об уровне обществен­но-экономического и политического развития Киев­ской Руси.

На изучении Русской Правды (ее происхождения, источников и значения) до сих пор не отразились достижения советской исторической науки в отношении изучения Киевской Руси. Исследователи не учитывают того, что если Киевское государство в XI в. ста­новится феодальным государством, то в этом фео-

1 И. А. Стратонов, К вопросу о составе и происхож­
дении краткой редакции Русской Правды, Изв. Общ. археол.,
ист. и этногр. при Казанском Унив., т. XXX, вып. 4, Казань.

2 В. М. Чернов, До питания про редакцп <-Русько1
Правди», К., 1920, и пр.

3Н. А. Максимейко, Опыт критического исследо­вания Русской Правды, вып. 1, Московская редакция Русской Правды (Проблемы источниковедения), Сб. 3, М.—Л., 1940, и др.

4 С. П. Обнорский, Очерки по истории русского ли­
тературного языка старшего периода. М.—Л., 1946.

5 М. Н. Тихомиров, Исследование о Русской Правде,
изд. А. Н. СССР, М.—Л., 1941.

7

дальном государстве должны развиваться и нормы феодального права. Отсюда исследователи обычно не делают следующих выводов в отношении Рус­ской Правды: 1) что _нор_мы Русской Правды — это нормы возникшего и "развивающегося фео­дального права^ а не сборники старых обычаев; 2) что основным источником этих норм являются поста­новления и судебные решения князей; 3) что, как об­щее правило, древнейшие редакции Русской Правды имеют официальное происхождение. Далее, многие работы написаны без учета того, что Русская Правда является прежде всего источником права. Исследователи подходят к Русской Правде только как к памятнику письменности, как к литературному памятнику.

Мы попытаемся развернуть и обосновать те взгля­ды на Русскую Правду, которые в предваритель­ном и в общем виде были выдвинуты в нашей работе: «Русская Правда как кодекс феодализма». Поскольку мы принципиально иначе подходим к во­просу о происхождении Русской Правды, чем это делалось в предшествующей литературе, то наша работа носит полемический характер.

В заключение необходимо остановиться на плане I данного исследования. Мы считаем, что при иссле-■ довании такого памятника права, как Русская Прав­да, памятника, в котором не содержится прямого упоминания, когда и при каких условиях он появился, и который вместе с тем дошел до нас в большом коли­честве списков, составлявших разные редакции, внача­ле необходимо установить первоначальный его текст, а когда он будет установлен, необходимо выяснить его происхождение и, в частности, его источники. Для установления первоначального текста Русской Правды необходим тщательный анализ отдельных редакций, которому должен предшествовать обзор истории этого памятника в тех рукописях, где он содержался, т. е. в разного рода сборни­ках и Кормчих. Эта часть исследования должна носить по преимуществу археографический ха­рактер. Вторая часть исследования, когда приходится

иметь дело уже с восстановленным текстом Рус­ской Правды, должна носить главным образом историко-юридический характер. Однако необходимо отметить, что элементы того или иного вида иссле­дования должны иметь место в каждой из этих двух основных частей исследования. Так, мы счи­таем, что без историко-юридического анализа мы не можем обойтись при исследовании текста Сокра­щенной Правды, так как только этот анализ поможет нам понять смысл сокращения и переработки норм Пространной Правды. Мы считаем, что методика ис­следования первой и второй части должна быть^ раз­личной и в том отношении, что если в первой мы должны начать исследование с анализа позднейших текстов, чтобы с наибольшей легкостью очистить пер­воначальный текст от позднейших наслоений, то вто­рая часть должна начинаться с исследования обще­ственно-экономического, политического и правового строя Киевской Руси, позволяющего вскрыть обста­новку, при которой могли появиться первые нормы русского права, а затем уже и другие позднейшие па­мятники, которым будет усвоено название Русской Правды.

£ 2. Классификация списков Русской Правды

Как известно, Русская Правда дошла до нас в большом (свыше ста) количестве списков, иногда силь­но отличающихся по своему составу друг от друга. Для того чтобы исследовать текст памятника, нам необходимо прежде всего произвести классификацию его списков. Основное требование, которое должно быть предъявляемо к классификации списков Рус­ской Правды,— это необходимость выявления изме­нений в ее тексте в зависимости от развития норм права. Каждая науч­ная классификация должна показать, как изменялся текст памятника в связи с изменением общественно-экономического, политического и правового строя Ки­евской Руси. Конечно, при классификации должны


8

9

учитываться и изменения текста, которые были сде­ланы позднейшими переписчиками, но это является требованием второстепенного значения. Попытки классификации списков Русской Правды были сделаны уже давно. Первая_..д.одытка-.-Кла.с-сификации была предпринята Тобиным1, который раз-де7тил"~все списки" Русской Правды только на две редакции: Краткую и Пространную. Эта несложность классификации Тобина в значительной степени могла предопределяться тем, что ему было известно только небольшое число списков (всего шесть). Но когда Н. В. Калачов приступил к своей работе над Русской Правдой, то ему было уже известно около 50 списков. Естественно, что он не мог удовлетвориться классифи­кацией Тобина и разделил, как выше было указано, все списки памятника на четыре фамилии в зави­симости от того, в каких памятниках Русская Правда находилась. К первой фамилии были отнесены списки из Новгородской и Ростовской летописей; ко второй — списки из Кормчих книг и Мерил Праведных, при­чем эта фамилия была разделена Калачовым на три вида. Первый вид состоял из списка Синодальной Кормчей XIII в. (№132); второй вид составляли спи­ски, находящиеся в Кормчих и Мерилах Праведных; к третьему виду были отнесены сокращенные списки (список Оболенского и Толстовский список). Тре­тью фамилию образовали списки Русской Правды из Софийских летописей, а четвертую — списки, находи­вшиеся в памятниках, не содержавших списков всех других фамилий2.

Нетрудно видеть, насколько неправильна была эта классификация списков Русской Правды, пред­ложенная Н. В. Калачовым, в зависимости от того, в каком памятнике сложного состава находился тот или иной список. Под одной «фамилией» (а под фами-

1 Tobien, Sammlung kritisch bearbeiter Qucllen der Geschi-
chte desrussischen Rechts. DiePrawda Russkaja und die aeltesten

Tractate Russlands. Dorpat, 1844.

2 H. В. К а л а ч о в, Предварительные юридические сведе­
ния для полного объяснения Русской Правды, изд. 2-е, пып.
I, СПБ., 1880.

лией надо понимать то, что обычно понимают под редакцией) мы встречаем списки, резко различаю­щиеся друг от друга. Достаточно учесть, что ко вто­рой фамилии относятся как списки Пространные (например, Синодальный или Троицкий), так и Сокра­щенные из Пространных. А к четвертой фамилии при­надлежат списки, которые, как мы потом увидим, составят две различных редакции. При подобном фор­мальном и внешнем подходе к классификации текст Русской Правды нельзя изучать в связи с общественно-экономическим, политическим и правовым развитием Киевской Руси.

Гораздо удачнее была классификация списков Рус­ской Правды, предложенная Калачовым в его «школь­ном» издании текста этого памятника. В этом издании он дал текст по четырем спискам: Академическому. Троицкому, Карамзинскому и Оболенскому. Но и при этой классификации он не учел ряд весьма важных в истории Русской Правды видов и редакций, в част­ности той редакции, которая находилась в соедине­нии с Законом Судным людем (Судебником царя Кон­стантина).

Иная классификация была предложена В. И. Сер­геевичем, который в отличие от Калачова в состав одной редакции (III) включил списки Синодальный, Троицкий и Карамзинский, но выделил в особую редакцию (IV) список Оболенского. Главной же осо­бенностью его классификации является то, что он разделил Краткую Правду на две редакции (I и II). Это деление Краткой Правды на две самостоятель­ные редакции справедливо признается весьма спорным в исторической литературе. «Первая и вто­рая часть Краткой Правды, — отмечает, например, М. А. Дьяконов,— говорит вовсе не об одном и том же, они различаются содержанием, а не изложением; это скорее два памятника, соединенные, однако, ме­жду собою потому, что один служит дополнением дру­гого, а вовсе не разные редакции одного и того же. Между частями Краткой редакции Правды необхо­димо проводить различие, как это и делал Тобин и др. Но все же это будут две части одного и того же


10

//

списка, а не две разные редакции одного памятни­ка»1.

С другой стороны, нельзя признать правильным объединение Сергеевичем в одной редакции (III) Си­нодального, Троицкого, Пушкинского и Карамзин-ского списков. Если Синодальный и Троицкий по составу статей почти тождественны (их различие заклю­чается только в порядке расположения статей), то Карамзинский список не только имеет ряд иногда весьма важных дополнительных статей к составу Троицкого и Синодального списков (например, статьи о приплоде скота и пр.), но и такие важные статьи, как «А судным кунам росту нет», «О человеце», «О муце», «Устав князя Ярослава о мостех», а также много весьма важных вариантов по отношению к ним.

Несомненно, что в истории текста Русской Правды Карамзинский список имеет крупное значение и впол­не заслуживает отнесения его к особой редакции. Основным недостатком является и то, что Сер­геевич так же, как и Калачов, не обратил внимания на наличие списков Русской Правды, находящихся в соединении со статьями Закона Судного людем (Судебника царя Константина). Эти статьи, как это видно из издания Русской Правды Академии Наук УССР, присоединены непосредственно к тексту Рус­ской Правды без всякого особого оглавления, и каж­дый из списков этого вида представляет собою единое литературное целое. Своеобразие состава этого па­мятника, отразившего один из последних этапов раз­вития Русской Правды, именно, момент влияния на нее болгарского законодательства, обусловливает не­обходимость выделения его в качестве особой редак­ции.

Обратимся к характеристике классификации, пред­ложенной в издании Русской Правды Академии Наук СССР.

Исходным делением всех списков Правды было принято деление их на два разряда: 1) Краткие списки

и 2) Пространные списки. Характернейшим моментом в классификации издания Академии Наук СССР является то, что всячески подчеркивается противо­поставление Краткой Правды Пространной: «Только такое противопоставление и дает первый момент, от которого следует исходить в изучении памятника»1, говорит В. П. Любимов — автор вводной статьи, в которой излагаются принципы классификации списков Русской Правды, принятой в издании Академии Наук СССР. Затем В. П. Любимов все пространные списки разделил на три группы: Синодально-Троицкую, Пуш­кинскую, Карамзинскую, причем каждую группу он делит на виды и даже ветви. Так, Синодально-Троиц­кая группа состоит из восьми видов: 1) Троицкого, 2) Синодального, 3) Новгородско-Софийского (с двумя ветвями), 4) Рогожского, 5) Мясниковского, 6) Розен-кампфовского, 7) Сокращенных списков.

Пушкинская группа состоит из Пушкинского спи­ска и Археографического вида, а Карамзинская груп­па из трех видов: 1) Троицкого IV списка, 2) Музей-ского вида, 3) Оболенско-Карамзинского вида.

Переходя к оценке классификации списков Рус­ской Правды В. П. Любимова, которая была принята для академического издания этого памятника, необхо­димо указать на основной ее порок, а именно на то, что она не выявляет изменений его текста в зависи­мости от развития норм права. Она не показывает нужным образом, как изменялся текст Русской Прав­ды в связи с изменением общественно-экономического, политического и правового строя Киевской Руси.

Прежде всего надо признать порочность основ­ной мысли В. П. Любимова о противопоставлении Краткой Правды Пространной, что лежит в основе его классификации. Дело в том, что это противопо­ставление возможно провести только путем намерен­ного игнорирования особенностей ряда списков, ко­торые до академического издания издавались как особые редакции (издания Калачова, Сергеевича). По-


1 М. А. Д ь я к о it о в, Очерки государственного и обще­ственного строя древней Руси, 1926, стр. 36.

1 Правда Русская, т. 1, изд. А. Н. СССР, М.--Л., 1940, Списки Правды Русской, стр. 31.


12

2-5214

13

доэной редакцией_являлась Сокращенная из Простран­ной (список Оболенского). По классификации В. П. Лю­бимова эта редакция составляет только вид Сино­дально-Троицкой группы. Но так называемый список Оболенского возник не в результате простого со­кращения какого-либо пространного списка, а в ре­зультате сложной переработки его текста. С другой стороны, противопоставление кратких и пространных списков Русской Правды как основной момент при классификации их —- порочно и потому, что в издании приходится намеренно отсекать часть текста некото­рых списков. Так, из текста IV Троицкого списка было исключено особое предисловие, заимствованное из «Слова Василия Великого о клеветах». А между тем это предисловие органически было связано с текстом Русской Правды, что доказывается оглавлением, от­носящимся к тексту всего списка,— «Устав великого князя Ярослава>>. Но в особенности поражает прене­брежение В. П. Любимова к подлинному тексту памят­ника, а именно отсечение от него в списках Археогра­фического вида Пушкинской группы статей из Закона Судного людем и ряда русских статей, замыкавших эти списки. А что статьи из Закона Судного людем органически входили в состав Русской Правды дан­ного вида, доказывается опущением особого названия и предисловия к Закону. Редактор этого вида при­нимал все меры к тому, что5ы графически показать ор­ганическую связь Русской Правды с Законом.

Если В. П. Любимов в целях противопоставле­ния Краткой Правды Правде Пространной был вынуж­ден сокращать текст некоторых списков Русской Прав­ды, то, с другой стороны, он предложил выделить без всякого серьезного основания большое число видов Пространной Правды, в частности, так называемые Новгородско-Софийский, Розенкампфовский, Ферапон-товский, Рогожский, Мясниковский виды и пр. Ко­личество вариантов, указанных в академическом издании для этих так называемых «видов», исключи­тельно невелико. Чтобы не быть голословными, приве­дем варианты Новгородско-Софийского списка, ле­жавшего в основе Новгородско-Софийского вида, от-

меченные в сводных текстах этого издания (стр.402— 457), но не воспроизводимые другими списками:

^ Доб. роустии, вир'впуювл*. виревную, на погнание и на раз­грабление вм. на поток и на разграбление, тъже ел. же, въже вм. же, гоаваженм вм. голважень, о поклепе вм. о поклеп-нси вире, вже вм. же, все нет, доб. не ведаю, копу вм. купу, кто же ударить ель кто его ударил, потнетыш. подътнеть, аже будешь ли следа вм. аже не будеть следа; а за муку гривна кун; аже огни­щанина мучить, то 12 гривен продаже нет; а за гусь 30 кун, а за лебедь 30 кун нет.

Наряду с крайней малочисленностью вариантов для особого вида Русской Правды поражает тот факт, что другие списки данного вида не воспроизводят эти варианты основного списка. Даже такой важный ва­риант— аже огнищанина мучить, то 12 гривен прода­же — не воспроизводится двумя списками. Единствен­ный вариант для всего вида—за гусь 30 кун, а за лебедь 30 кун.

Словом, В. П. Любимов предпринял выдвижение таких списков Русской Правды, которые возникали в результате различного рода ошибок, описок и пере­работок, допущенных переписчиками позднейших Корм­чих и других сборников сложного состава XVI—XVII вв., когда Русская Правда давно потеряла свое зна­чение. Все эти Розенкампфовские, Ферапонтовские, Рогожские виды и списки XVI—XVII вв.—это лите­ратурные памятники, которые могут быть привлечены только для изучения истории русского языка, а не для изучения норм действовавшего права.

Классификация списков Русской Правды, пред­ложенная В. П. Любимовым для академического из­дания Русской Правды, имеет и тот весьма важный недостаток, что она не даст возможности изучить изменений в развитии текста и так называемой Про­странной Правды. Достаточно указать, что им не отмечаются, как общее правило, графические пока­затели различий между первой частью и второй ча­стью этой Правды, в частности, не указывается, что каждая из этих частей в Сборниках составляла осо­бую главу. Словом, можно считать классификацию В. П. Любимова неудовлетворительной и, во всяком


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20



Похожие:

Русская Правда iconТематика контрольных работ по дисциплине «Источниковедение»
Русская Правда и Судебник 1497 г.: сравнительный анализ законодательных источников
Русская Правда iconРусская Правда
Рсфср, академик ан казахской сср, член-корреспондент ан украинской сср, профессор
Русская Правда iconРусская философия
Русская религиозная философия 2-й половины ХIХ – начала ХХ вв. Русская идея и ее современное звучание
Русская Правда iconРусская философия
Русская религиозная философия 2-й половины ХIХ – начала ХХ вв. Русская идея и ее современное звучание
Русская Правда iconРусская печь своими руками
Появилась русская печь в России на рубеже XVII – XVIII веков. Являясь очень важным элементом быта, русская печь по праву заняла свое...
Русская Правда iconБудни святой рпц москва «Русская Правда»
Патриарх Московский и всея Руси Алексий II был женат. Но этого факта нет ни в одной его официальной биографии
Русская Правда iconПервая русская антарктическая экспедиция Первая русская антарктическая экспедиция
Первая русская антарктическая экспедиция — морское плавание Беллинсгаузена и Лазарева в воды Южного океана с целью доказать или опровергнуть...
Русская Правда iconРасцвет Киевской Руси при Ярославе Мудром. Княжеские усобицы 60-х 70-х гг. XI в. Половецкая угроза. «Русская Правда» как первый общерусский свод закон
Общественный строй восточных славян. Военная демократия. Предпосылки возникновения Древнерусского государства (можно разделить на...
Русская Правда iconСеминар 11 Вопрос Русская правда исаев источники "Русской правды"
Киевская Русь. Важную роль в укреплении феодального базиса играла правовая надстройка, созданная в период формирования феодальных...
Русская Правда iconUpdate 18. 10. 14 Русская литература XX века
В. А. Крючков в 84 Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюже­ты и характеры. Русская литература XX века: Энциклопедическое...
Русская Правда iconРешение русской проблемы пьянства и вырождения, русские люди назвали по-русски «Русская пробежка»
А никто не задумывался, почему такие явления, как русская боевая слава (в вариациях), русский космос, русский атом и т д существуют...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы