Юрий\nЦурганов\n\nРУССКИЕ\nБЕЛОЭМИГРАНТЫ icon

Юрий Цурганов РУССКИЕ БЕЛОЭМИГРАНТЫ


НазваниеЮрий Цурганов РУССКИЕ БЕЛОЭМИГРАНТЫ
страница4/16
Размер1.02 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
^

Глава 3. Политические организации.



На протяжении 1920-30-х годов в российской эмиграции было создано гигантское количество организаций и объединений разной политической направленности. Их можно разделить на две основные группы: тех, кто считал, что советская власть может гнить, но не может эволюционировать, и тех, кто рассчитывал на эволюцию большевистских порядков в сторону демократии.

Первые были убеждены, что эмиграция обязана сохранить непримиримое отношение к большевизму и не прекращать попыток бороться с ним. Вторые призывали эмиграцию прекратить антисоветские выступления, поскольку это мешает мирному перерождению большевиков, и лишь провоцирует их на ответные репрессии. Непримиримая позиция была характерна главным образом для правых кругов эмиграции – монархистов и военных, на эволюцию рассчитывали представители левых партий от социалистов-революционеров до конституционных демократов.

Такое размежевание возникло в связи с начавшейся в РСФСР Новой Экономической Политикой. Непримиримое крыло эмиграции восприняло НЭП как временное отступление большевиков, но не как сдачу ими принципиально важных позиций. Правые политические деятели русского зарубежья предсказывали сворачивание НЭПа в течение ближайших нескольких лет. Свою позицию они основывали, в том числе, и на довольно откровенных высказываниях Ленина, называвшего НЭП «экономическим Брестом» *. Представители левых кругов эмиграции полагали, что привнесение элементов рыночных отношений в советскую экономику необратимо, и неизбежно повлечет за собой отказ большевиков от наиболее одиозных методов политического управления страной. Свою позицию они тоже иллюстрировали ссылками на Ленина, говорившего, что НЭП вводится «всерьез и надолго». Вместе с тем, большевистский лидер никогда не говорил, что НЭП вводится навсегда.

Тенденцию к консолидации обнаружил правый фланг, результатом чего явился созыв уже упоминавшегося Российского зарубежного съезда в Париже 4-11 апреля 1926 года. На съезде присутствовали 450 представителей от 200 организаций из 26 стран151. Съезд получил благословение митрополита Антония (Храповицкого) – главы Архиерейского Синода Русской Православной Церкви за границей, и признал национальным вождем Великого Князя Николая Николаевича.

Появилось понятие «Зарубежная Россия» – сообщество людей, эмоционально связанных с родиной, не желающих ассимилироваться в странах, предоставивших им политическое убежище, стремящихся сохранить и передать своим детям национальную культуру России, намеренных вернуться на родину, но не в качестве людей «прощенных» советской властью.

Мысли и чувства Зарубежной России наиболее полно отражала газета «Возрождение», выходившая в Париже с 1925 по 1940 год. Подводя итог первого года издания газеты, ее главный редактор Петр Бернгардович Струве писал: «За это время наши усилия были направлены на объединение национального общественного мнения за рубежом. Мы не задавались при этом мечтательной целью – разом объединить всех, одним ударом стереть все различия, утопить все разночувствия и разномыслия… То объединение, к которому звало и зовет «Возрождение», не есть объединение на какой-либо доктрине и какой-либо партии

Мы сознательно и убежденно приемлем и выдвигаем личный авторитет Великого Князя… Авторитет не господства, а служения. Мы сознательно и убежденно рассматриваем себя, как слуг великого организма Русской Армии, той силы, которая встала на защиту бытия и чести России против разрушительной антинациональной смуты… Служа ей, мы слуги и глашатаи белой идеи и белого движения.

Мы сознательно и убежденно настаиваем на том, что Зарубежье должно духовно и политически не вариться в собственном соку, … а всеми своими мыслями и действиями быть обращено туда, к подъяремной внутренней России. Именно эта обращенность к внутренней России внушает нам и властно диктует не партийно-политическую программу, а некоторые основные и несдвигаемые линии нашего политического мышления и поведения…

России нужно возрождение, а не реставрация… Однако сейчас бесплодно вырисовывать те государственные пути, по которым пойдет возрожденная Россия, и тем более нелепо диктовать те формы, в которые выльется ее политическая жизнь. Вот почему у нас нет политических рецептов…» 152

Между тем, для эмигрантской молодежи этого было мало, она ощущала потребность именно в политических рецептах. Сын П. А. Столыпина – Аркадий Петрович Столыпин, которому в то время было 23 года, вспоминает: «Повсеместно, даже в далеком Китае, Зарубежье ощущает себя как единое целое. Зарождается и постепенно утверждается термин – Зарубежная Россия – противопоставление России подневольной… В духовном плане Зарубежье связывает Православие… Бьет ключом культурная жизнь… несмотря на ряд блестящих достижений, становление Зарубежной России неполноценно, так как оно для многих стало самоцелью. Оно в какой-то мере выхолащивало политический смысл пребывания эмиграции вне пределов родины. Оно размагничивало эмигрантов, как мнимое благополучие нэпа размагничивало многих подсоветских людей…

Эмигранты старшего поколения, которые хотят продолжать борьбу, по своей психологии контрреволюционеры: не за установление чего-то нового, а против чего-то существующего… По тогдашней психологии казалось, что можно быть против без разработки путей на будущее…

Бесперспективность эмигрантского быта, острое ощущение оторванности от России характерны уже с начала двадцатых годов для значительной части эмигрантской молодежи. Это – младшие чины белых армий (ставшие чернорабочими или водителями такси), студенты, старшие школьники… Авторитет старших (таких, как великий князь Николай Николаевич, Врангель, Кутепов) еще велик. Но все же в души начинает закрадываться тревога. Инстинктивно, без общего сговора, молодежь начинает собираться в кружки» 153.

В 1921 году возник кружок русской молодежи в Берлине, в 1924 году – на рудниках Перника в Болгарии, в 1928-м – в Белграде, 1929-м – в Тяньцзине, в 1930-м – в Праге. Возникла идея проведения объединительного съезда, который состоялся в Белграде в июле 1930 года.

Так возникла организация, которой предстояло стать одной из самых политически активных в русском зарубежье. Первоначально она называлась «Национальным Союзом Русской Молодежи» («НСРМ»). Устав, принятый в 1931 году, позволял принимать в Союз лишь тех, кто родился после 1895 года. В связи с этим было принято более адекватное название организации – «Национальный Союз Нового Поколения» («НСНП»). В процессе формирования политической доктрины, название было скорректировано вновь – с 1936 года организация именовалась «Национально-Трудовым Союзом Нового Поколения» («НТСНП»). Под этим наименованием организация прошла Вторую мировую войну и в 1957 году последний раз поменяла название, превратившись в «Народно-Трудовой Союз российских солидаристов» («НТС»).

В тексте книги организация будет именоваться «НТС», в соответствии с последней, и наиболее часто используемой аббревиатурой.

Члены НТС – «новопоколенцы», называли себя преемниками Белого движения в антикоммунистической борьбе, хотя делали при этом важную оговорку. Главной задачей они считали исправление ошибок своих предшественников 154. Так, например, один из основных лозунгов Добровольческой армии: «Единая и Неделимая Россия», члены НТС называли «образцом казенного патриотизма». По их убеждению, эта формула не лежала в плоскости тех основных вопросов, которые интересовали население в годы Гражданской войны. Она не позволила белому командованию создать партнерские отношения с государствами, образованными на территории бывшей Российской Империи 155.

НТС критиковал характерную для белогвардейцев позицию «непредрешенчества» – вопрос о форме государственного устройства России относили к компетенции Учредительного собрания, которое планировалось созвать лишь после окончательной победы над большевиками. НТС указывал на то, что помимо формы правления, «непредрешенчество» оставляло открытыми и другие вопросы, более актуальные для граждан страны: земельный, социальной политики, национальностей. По убеждению «новопоколенцев», люди, выступающие под лозунгом «непредрешенчества», не имеют идеологии 156.

Члены НТС считали себя основателями нового движения с новой идеологией и новыми методами борьбы. Идеология НТС, именуемая «солидаризмом», была создана на основе трудов российских ученых: С. Л. Франка, Б. П. Вышеславцева, С. А. Левицкого, С. Н. и Е. Н. Трубецких, И. А. Ильина, Г. К. Гинса и других. Соответственно, разработанная НТС доктрина отвечала гуманистическим традициям: «Мы противники коммунизма и коллективизма, стремящихся поработить личность, создать «стандартный тип» человека и уничтожить все индивидуальные и духовные ценности…» 157

Доктрина солидаризма охватывала проблемы истории, философии, экономики, социологии, текущей политики. НТС, по сравнению с другими эмигрантскими организациями, имел самые обширные теоретические разработки, которые нашли отражение в «Идеологическом положении» 1930 года, «Программном положении» 1938 года, «Курсе национально-политической подготовки» 1938 года и других документах.

Солидаристы отстаивали идею твердой центральной власти в сочетании с принципом равенства всех граждан перед законом. Они считали необходимым обеспечение гражданских прав и свобод в обществе: свободу выбора места жительства внутри страны и выезда за границу; свободу слова, печати, собраний, союзов; научного и художественного творчества; философских и политических убеждений. Политическая доктрина НТС предусматривала неприкосновенность личности, жилища, имущества и переписки; право на труд, образование, социальную помощь, обеспечение старости, право представительства, право занятия любой должности, право на доброе имя 158.

Сегодня все эти положения могут показаться самоочевидными или, напротив, недостаточно проработанными. Но следует учитывать, что они создавались в условиях гитлеровской Германии, и за несколько лет до принятия «Всеобщей декларации прав человека» ООН.

НТС заявлял о себе, как о националистической организации, но понятие «национализм» трактовал по-своему: «Национализм не означает ни национального эгоизма (шовинизма), ни империализма (подавления одной нации другой)… Национализм активно проявляется в потребности служения своему отечеству» 159.

Солидаристы оперировали понятием «российская нация» и рассматривал ее как сообщество равноправных народов России, осознавших на протяжении многовековой совместной исторической судьбы, общность государственных, экономических и культурных интересов.

В экономической части программы, солидаристы отстаивали принцип частной собственности, частной экономической инициативы, свободы экономических отношений. Восстановление сельского хозяйства они связывали с возрождением социального слоя мелких земледельцев-собственников. НТС отвергал возможность частного владения капиталом в тяжелой индустрии. Все отрасли промышленности, имеющие национальное значение, должны, по их убеждению, находиться в руках правительства.

В социальном плане солидаризм означал сотрудничество различных классов общества в интересах российской нации, и противопоставлялся идее классовой борьбы.

НТС не разделял надежду левых кругов эмиграции на эволюцию советской власти, но и не считал, в отличие от правых, что падение большевизма может произойти только в результате «весеннего похода». Воплощение своих идей в реальность НТС видел на путях Национальной революции в России, концепция которой обсуждалась на II Съезде НТС в 1931 году – в разгар коллективизации в СССР. Основной силой Национальной революции НТС считал своих сверстников, выросших в Советском Союзе. Свою задачу солидаристы видели в идейном оформлении революционного движения советских (или «подсоветских», как их тогда называли) граждан. В плане практической деятельности НТС искал пути проникновения своих эмиссаров на советскую территорию. Цель – выяснение психологической обстановки в стране применительно к возможности создания опорных точек организации 160.

Предвидя войну между Германией и СССР, НТС выдвинул концепцию создания «третьей силы», которая, согласно замыслу, должна была противостоять как Сталину, так и Гитлеру. Конкретное воплощение «третьей силы» виделось в создании российской антисоветской армии под руководством одного из генералов РККА, который порвет с большевизмом. Для выполнения задачи по организации «третьей силы», НТС должен был установить непосредственный контакт с «подсоветскими» людьми. Эта задача осуществлялась по двум направлениям: проникновение членов Союза на оккупированную немцами территорию СССР, и работа с советскими военнопленными и гражданскими лицами, вывезенными на работу в Германию.

Один из активистов НТС Борис Прянишников вспоминает, что руководство организации поставило перед шедшими в Россию соратниками задачу распространять идеи Союза, образовывать тайные союзные организации в среде населения, создавать тайные ячейки в воинских частях, формировавшихся немцами из пленных красноармейцев 161.

Несмотря на серьезные идейные разработки, созданные солидаристами в 1930-е годы, детализированной программы у них не было. Союз сознательно ждал возможности привлечь к составлению программы людей с опытом жизни в СССР. В этом позиция НТС отличалась от точки зрения организации А. В. Туркула.

Программный документ НТС военного времени – «Схема национально-трудового строя», будет создаваться с учетом психологии людей, выросших в условиях господства одной идеологии, одной формы собственности, одной партии, одного вождя.

Для того, чтобы оценить позицию РОВС, РНСУВ, НТС, целесообразно рассмотреть также и альтернативное направление общественной мысли в эмиграции. В феврале 1936 года в Париже инициативная группа эмигрантов заявила о создании новой политической организации – Русского эмигрантского оборонческого движения (РЭОД). В ее основание легла идея: «Оборонец тот, кто при всех условиях ставит защиту своей родины выше политических разногласий с властью» 162. Были созданы Организационная комиссия (Н. Алексеев, Г. Грехов, В. Лебедев, А. Петров, А. Пилипенко, М. Слоним, Ю. Ширинский) и ревизионная комиссия (В. Издебский, П. Коротков, В. Яновский).

Появление организации было вызвано уверенностью ее основателей в том, что СССР грозит внешняя опасность: «Планы враждебных России держав к началу 1936 года выяснились с совершенной очевидностью. В этих планах Россия рассматривается, как объект колониальной политики, необходимый для наций, якобы более достойных и цивилизованных. Более или менее открыто говорится о разделе России,… поддерживаются всякие сепаратистские движения, возможные в многонациональной стране в революционный период ее жизни» 163.

В РЭОД приняли участие люди с различной политической судьбой. Одни заявляли о своей готовности защищать советскую власть без всяких оговорок. Другие заранее предупреждали, что только временно, «пока отечество в опасности», они откладывают свои претензии к большевистскому режиму, намереваясь потом предъявить их снова.

Мировоззрение РЭОД базировалось, прежде всего, на концепциях «сменовеховства», «национал-большевизма» «евразийства» и «утвержденчества», созданных в эмиграции.

Идеологом «сменовеховства» был Н. В. Устрялов, который считал, что «с Россией все ясно, только бы она была мощна, велика, страшна врагам. Остальное приложится» 164. Победа Красной Армии в Гражданской войне, продемонстрировавшая ее военное превосходство над белыми, стала для Устрялова достаточным основанием для того, чтобы не только примириться с большевизмом, но и признать его национальной русской властью. Свой уровень мышления Устрялов ярче всего продемонстрировал в 1925 году в статье «Памяти В. И. Ленина»:

«Он был… глубочайшим выразителем русской стихии в ее основных чертах. Он был, несомненно, русским с головы до ног. И самый облик его – причудливая смесь Сократа с чуть косоватыми глазами и характерными скулами монгола – подлинно русский, «евразийский». Много таких лиц на Руси, в настоящем, именно «евразийском» русском народе:

– «Ильич»…

А стиль его речей, статей, «словечек»? О, тут нет ни грана французского пафоса, столь «классически революционного». Тут русский дух, тут Русью пахнет…

Пройдут годы, сменится нынешнее поколение, и затихнут горькие обиды, страшные личные удары… и «наступит история». И тогда все навсегда и окончательно поймут, что Ленин – наш, что Ленин – подлинный сын России, ее национальный герой – рядом с Дмитрием Донским, Петром Великим, Пушкиным и Толстым…» 165

Взгляды Устрялова легли в основу еще одного течения в эмиграции – национал-большевизма, мало отличавшегося от сменовеховства, что не мешало разработчикам каждого из направлений конфликтовать между собой.

Одним из главных идеологов РЭОД был Н. Н. Алексеев, бывший профессор юридического факультета Московского университета и член Всероссийского земского союза. Во время пребывания в Берлине в 1918 году, Алексеев сделал вывод, во многом определивший его мировоззрение: большевизм нельзя свергнуть при помощи иностранной интервенции. Своей задачей на том историческом этапе он считал участие в формировании Белых армий. В 1920-е годы, находясь в эмиграции, Алексеев стал одним из разработчиков евразийской теории. В книге «На путях к будущей России (Советский строй и его политические возможности)», вышедшей в 1927 году, он выдвинул концепцию «идеократического государства»: оно должно взять на себя организацию всей жизни общества, и, прежде всего, народного хозяйства, на смену классовым организациям должны придти организации «государственно-идеологические».

Идейную основу евразийства, образовали несколько идеологем, в частности – резко критическое отношение к романо-германскому Западу. Евразийцы считали, что русская революция была, с одной стороны, катастрофическим завершением «гибельного процесса европеизации страны», с другой же – началом «благодетельного поворота России к Востоку». Эта концепция, разрабатывавшаяся в 1920-е годы, во многом определила позиции оборонцев в середине 1930-х годов.

Другой видный идеолог РЭОД – князь Ю. А. Ширинский-Шихматов – был до революции офицером-кавалергардом и военным летчиком, в эмиграции – шофером такси. В 1920-е годы он стал инициатором создания Союза российских национал-максималистов, на свои деньги издавал журнал «Утверждения», вокруг которого объединились несколько идейно-близких групп. Утвержденцы критиковали капиталистическое общество и мечтали о создании общества «социальной правды и подлинной демократии».

Утвержденцы, главным идеологом которых стал Ширинский-Шихматов, в отличие от сменовеховцев и евразийцев, не только не принимали правящий коммунистический режим в России, но и призывали к борьбе с ним, хотя и совершенно иными методами, чем РОВС, они отвергали интервенцию.

Писатели и литературоведы М. Л. Слоним и В. И. Лебедев представляли левоэсеровское направление в РЭОД. Они были делегатами съезда бывших членов Учредительного собрания, который проходил в Париже в 1921 году. Там они проявили свою приверженность левой идеологии, что стало одной из причин произошедшего на съезде раскола. Лебедев еще в 1919 году был в числе тех, кто считал поддержку адмирала А. В. Колчака преступлением против России. Он утверждал, что большевизм должен быть изжит путем внутренней эволюции, которой и нужно содействовать.

В № 1 газеты «Оборонческое движение», вышедшем в Париже в мае 1936 года, говорилось, что РЭОД – «не продукт сговора нескольких лидеров более или менее фиктивных политических организаций. Это ответ нескольких человек, принадлежащих разным направлениям, на настойчивое низовое требование беспартийной эмигрантской массы» 166. В качестве первой предпосылки оборончества Ширинский-Шихматов назвал стремление эмигрантов выразить сочувствие «происходящей в России национальной революции» (он, однако, не объяснял, что подразумевает под этим термином). Надежды на перерождение большевиков периодически проявлялись в эмиграции и способствовали добровольному возвращению эмигрантов в СССР. Первая, бытовая и сменовеховская волна реэмиграции, была связана с НЭПом и порожденными им надеждами на эволюцию большевизма. Новая, очень небольшая по численности, группа вернулась на родину в конце 1930-х годов, что было вызвано, в том числе, и частичной реабилитацией российского национального самосознания в Советском Союзе. П. Н. Милюков в те годы даже высказывал предположение, что чистки в рядах ВКП (б) и судебные процессы над представителями «ленинской гвардии» Сталин осуществляет для того, чтобы избавиться от «засилья левых».

Возможно, что именно эти процессы, характерные для СССР второй половины 1930-х годов, Ширинский называл «национальной революцией». Словосочетание это часто появлялось на страницах эмигрантских газет разной политической ориентации, и смысл в него вкладывался разный. Cолидаристы из НТС считали бы «национальной революцией» свержение Сталина, а не его собственную внутреннюю политику.

Еще одной важной предпосылкой эмигрантского оборончества Ширинский-Шихматов считал «естественную патриотическую тревогу», которая тем сильней у эмигранта, чем больше он ощущает в нынешнем «эволюционирующем СССР – вечную Россию, свою страну, свое отечество» 167. Он отмечал наметившуюся среди эмигрантов тенденцию отмежеваться от реставраторов, от тех, кто готов идти против большевиков «хоть с чертом». Белое движение он характеризовал как трагическую ошибку («пусть – из лучших побуждений»). Он утверждал: «Генеральная линия российской истории проходила через Москву, а не через Омск, Архангельск и Севастополь». Возможно, он тем самым стремился исторически оправдать победу большевизма.

В любом случае, Ширинский-Шихматов не призывал эмигрантов идти каяться в полпредство СССР или записываться в «возвращенцы». Он заявлял: «Служить России он («среднестатистический эмигрант» – Ю. Ц.) хочет, оставаясь таким, каков он есть, с теми убеждениями, которые ему присущи… Сочувствие России… не совпадает с признанием марксовой доктрины» 168.

Появление РЭОД вызвало мощную ответную реакцию на страницах зарубежной печати: эмигрантские политические группировки были вынуждены заняться организованным обсуждением вопросов, поднятых РЭОД. В ходе обсуждения была подготовлена почва для совместных действий различных организаций и лиц, разделяющих основные идеи оборончества в духе РЭОД.

Одной из своих главных задач организаторы РЭОД считали борьбу с «пораженчеством любого толка», категорически отказывая своим оппонентам в каком-либо другом понимании патриотизма, кроме как защиты страны во время войны с внешним врагом, независимо от существующего в ней политического строя: «Во имя борьбы с существующим в России правительством, некоторые круги эмиграции открыто солидаризируются с… вражескими планами, надеясь ценою раздробления родины купить себе возможность возврата в нее и захвата в ней государственной власти» 169.

Между тем авторитетные лидеры правого крыла эмиграции, принципиально остававшиеся на позициях «Единой и Неделимой России», но желавшие сталинскому СССР поражения, заявляли о своем отказе от всяких имущественных и властных притязаний после свержения большевизма в России. Как уже отмечалось, эти идеи были приняты как руководство к действию Российским зарубежным съездом 1926 года. Они базировались на принципах, провозглашенных политическим лидером эмиграции Великим Князем Николаем Николаевичем и председателем РОВС П. Н. Врангелем. Приверженность этим идеям неоднократно подтверждалась и в начале 1940-х годов 170. Однако, это очевидное обстоятельство основателями РЭОД игнорировалось.

В то же время, хорошо представляя себе психологические типы эмигрантов, для которых были характерны пораженческие настроения, идеологи РЭОД пытались перетянуть их на свою сторону. Так, Марк Слоним стремился убедить тех, кто считал Россию погибшей, в том, что революция – это не только крушение старого уклада жизни, но и рождение нового. Других, которые, по его оценке, перенесли свою ненависть к большевизму на весь народ, он упрекал в потере эмоциональной связи с народом 171.

Особое значение основатели РЭОД придавали разоблачению расовой теории германских нацистов. Н. Н. Алексеев писал, что некоторые эмигранты «не отдают в ней никакого отчета и потому считают немцев своими друзьями и возможными освободителями России» 172. Свою статью, опубликованную в № 1 газеты «Оборонческое движение», он проиллюстрировал цитатами из Гитлера, Розенберга, Франка, передовиц нацистской печати и книги Гауха «Новые основы учения о расах».

В том же номере отдельно была приведена большая подборка высказываний вождей Третьего Рейха о «превосходстве германской нации» над всеми другими, в том числе и над русской. Алексеев заканчивает свою статью следующим утверждением: «Благородное человечество» обязано германскому духу созданием еще другой теории, применение которой стоило также не мало крови – теории борьбы классов. Но эта последняя учит о «последнем освобождении» всех людей через «класс-Мессию» – международный пролетариат. В основах своих теория борьбы классов гуманистична, тогда как теория борьбы рас – явно бесчеловечна. Она зовет не к «последнему освобождению», но к «последнему угнетению», как идеалу… И бороться с марксизмом силой национал-социализма – не значит ли это просто – «из огня да в полымя»? 173

Участники РЭОД уделяли много внимания Дальнему Востоку: положению российских эмигрантов в Маньчжурии, агрессивным планам Японии и безопасности дальневосточных границ СССР. Поэтому одним из главных объектов критики РЭОД избрало Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурии (БРЭМ). Инициатива создания Бюро исходила от командования Квантунской армии, цель которого состояла в том, чтобы таким образом облегчить себе проникновение на территорию советского Дальнего Востока. С русской стороны вдохновителем создания Бюро был атаман Г. М. Семенов, который использовал его для преследования эмигрантов, не согласных с его взглядами и действиями. Жертвами преследования становились не только либерально настроенные эмигранты, но и представители правых кругов. По этим вопросам основатели РЭОД неоднократно направляли телеграммы Генеральному секретарю Лиги Наций Авенолю и председателю международного офиса Нансена для беженцев Гансону: они просили защитить своих соотечественников, проживающих на Дальнем Востоке, от преследования со стороны Бюро по делам русских эмигрантов в Манчжурии.

Идеологам РЭОД приходилось и самим отвечать на критику, исходившую, в том числе, и из лагеря, который она считала близким по духу. П. Н. Милюков в своей газете «Последние новости» обвинял организаторов движения в том, что они присвоили себе название того явления, которое существовало в эмиграции уже давно и независимо от них. Ему возражали, что главным является единение оборонческих сил, а не выяснение того, кто был провозвестником идеи.

Одним из важнейших для РЭОД был вопрос: «Станет ли Красная Армия защищать Россию?» Ответ давался только положительный. При этом утверждалось следующее: «Да, народы Союза будут защищать свою страну. И не только территорию, посевы и недра, леса и реки: они будут защищать землю, родившую Революцию, освободившую их от векового рабства царю и помещикам; Революцию, вернувшую им человеческое достоинство»174.

Подобные утверждения дали основание А. И. Деникину обвинить РЭОД в том, что оно черпает свою идеологию «на улице Гренель» 175, где находилось советское посольство.

Вступление в ряды РЭОД зачастую становилось результатом не адекватной оценки событий, происходящих в СССР. Так, донской казак Александр Семенченков писал: «Советское правительство, после семнадцатилетнего расказачивания казачьих областей, всенародно объявило о восстановлении казачества» 176. Заявляя о начале «новой эпохи» для родных ему краев, он сообщал о возобновлении ношения казачьей формы в СССР и о том, что иногородним якобы предложено «в циркулярном порядке ее надеть». Из этого он делал вывод, что с вековой враждой казаков и иногородних покончено навсегда. Попутно он критиковал казаков-националистов, отстаивавших идею создания независимого государство Казакия на юго-востоке России после ликвидации СССР.

Но чаще участие в РЭОД становилось следствием перипетий эмигрантского существования. Так, Г. А. Грехов выступил со статьей в жанре открытого письма. Этот чрезвычайно эмоциональный документ свидетельствует, прежде всего, о разочаровании рядового участника Белого движения в руководителях военных организаций российского зарубежья: «Многолетние скитанья, «собачья жизнь», борьба за кусок хлеба и за право этот кусок хлеба заработать, бездеятельность и пустословие «вождей» заставили нас задуматься и посмотреть в будущее уже не чужими, а своими собственными глазами… Началась внутренняя вражда, и доброволец 1917 года перестал узнавать добровольца 1936 года» 177.

Приход людей, подобных Грехову, в лагерь оборонцев, равно как и противоположное стремление других связать с Гитлером надежду на долгожданный «весенний поход», было следствием одного и того же: глубокого психологического надлома, охватившего российское зарубежье вообще и военную эмиграцию в частности во второй половине 1930-х годов.

Другим генератором идей советского оборончества были издававшиеся в Париже в 1930-е годы сборники статей «Проблемы». Об истинных планах Гитлера в отношении России авторы сборников начали писать еще задолго до начала Второй мировой войны 178. Особое опасение у них вызывали планы раздела страны 179. Редакция «Проблем» считала существование СССР в его границах «совершенно необходимым для народов, населяющих Россию, и для прогресса всего человечества…» 180


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

Юрий\nЦурганов\n\nРУССКИЕ\nБЕЛОЭМИГРАНТЫ iconЮрий Цурганов РУССКИЕ БЕЛОЭМИГРАНТЫ
Количество российских эмигрантов, служивших в армиях стран Антигитлеровской коалиции оценивается в переделах от 3 до 6 тысяч человек....
Юрий\nЦурганов\n\nРУССКИЕ\nБЕЛОЭМИГРАНТЫ iconHttp://vkontakte ru/event31203901
Народа много традиций. Мы их помним: Русские своих не бросают, Русские не сдаются, Русские это Победа, и многие, многие другие. Эти...
Юрий\nЦурганов\n\nРУССКИЕ\nБЕЛОЭМИГРАНТЫ iconЮрий Хованский: Юрий Хованский, король стэнд апа и просветитель рунета!

Юрий\nЦурганов\n\nРУССКИЕ\nБЕЛОЭМИГРАНТЫ iconРусские Пробежки Челябинск
Русские пробежки это массовые спортивно-оздоровительные мероприятия. Проводятся практически в каждом крупном городе на территории...
Юрий\nЦурганов\n\nРУССКИЕ\nБЕЛОЭМИГРАНТЫ iconЮрий Владимирович Долгорукий
Укрепление Ростово-Суздальского княжества. С 1125 года Юрий Долгорукий заявлял о независимости, отказывался посылать дань Киевскому...
Юрий\nЦурганов\n\nРУССКИЕ\nБЕЛОЭМИГРАНТЫ icon«Русские пробежки» Тюменский аспект
Русские пробежки организованное силами честных людей неофициальное патриотическое движение, направленное на пропаганду здорового...
Юрий\nЦурганов\n\nРУССКИЕ\nБЕЛОЭМИГРАНТЫ icon«Русские пробежки» Самарский аспект
Русские пробежки организованное силами честных людей неофициальное патриотическое движение, направленное на пропаганду здорового...
Юрий\nЦурганов\n\nРУССКИЕ\nБЕЛОЭМИГРАНТЫ icon«Русские пробежки» Самарский аспект
Русские пробежки организованное силами честных людей неофициальное патриотическое движение, направленное на пропаганду здорового...
Юрий\nЦурганов\n\nРУССКИЕ\nБЕЛОЭМИГРАНТЫ iconЮрий Домбровский Хранитель древностей Домбровский Юрий Хранитель древностей
...
Юрий\nЦурганов\n\nРУССКИЕ\nБЕЛОЭМИГРАНТЫ iconЮрий Иванович Минералов введение в славянскую филологию
Юрий Иванович Минералов Прокопий Маврикий Александр Афанасьевич Потебня Александр Сергеевич Фаминцын Николай Сергеевич Трубецкой...
Юрий\nЦурганов\n\nРУССКИЕ\nБЕЛОЭМИГРАНТЫ iconИмперский флаг Южно-Сахалинск, 2012
Русские создали Россию! Уничтожать русских в своём доме, в России, мы не позволим! Мы не допустим и травли коренных народов России!...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы