А. О. Маковельский история логики книга icon

А. О. Маковельский история логики книга


НазваниеА. О. Маковельский история логики книга
страница13/46
>А. О. Маковельский <>ИСТОРИЯ ЛОГИКИ<><> <> <>Книга
Размер2.27 Mb.
ТипКнига
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   46
126

знак ограничивается тем, что принадлежит исключительно дан­ному субъекту суждения. Но эта исключительная принадлеж­ность данному субъекту делает возможным замену субъекта этим его собственным признаком. Так, например, собственные признаки человека: обладание речью, способность заниматься искусством и наукой, а так как все это — отличительные черты человека, то можно поставить их на место понятия «человек». В этом отношении понятия «человек» и «существо, обладающее речью» равнозначны. Но эти собственные признаки не состав­ляют сущности человека, а лишь вытекают из нее.

В «Топике» Аристотель дает правила определения, наруше­ние которых приводит к ошибкам в определении. Указывая, что целью последнего является раскрытие сущности определяемого предмета, Аристотель формулирует те правила определения, ко­торые стали прочным достоянием формальной логики. Эти пра­вила требуют, чтобы определения были ясными, не заключаю­щими в себе двусмысленных слов и метафор, непонятных или малопонятных выражений, чтобы оно не было ни слишком ши­роким, ни слишком узким, чтобы оно не было отрицательным (за исключением случаев, когда определяемое понятие само по своей природе таково, что иначе оно не может быть определено). Аристотель дает формулировку определения через ближайший род и видовое различие.

Аристотель разработал также учение о логическом делении родов на виды. В его логике содержится и учение об отношениях между понятиями. Прежде всего Аристотель изучает отношение между понятиями по их объему. Он говорит, что отношение ме­жду понятиями по степени общности имеет место только между понятиями, принадлежащими к одной и той же категории. Внутри каждой категории существует иерархия понятий, которые нахо­дятся между собой в отношении подчинения, причем низшие по­нятия относятся к высшим, как виды к родам. Аристотель уста­навливает то отношение между объемом и содержанием высших и низших понятий, которое в формальной логике получило назва­ние закона обратного отношения между объемами и содержания­ми понятий.

Характеризуя отношения между понятиями, Аристотель го­ворит, что понятия, подчиненные одному и тому же родовому понятию, являются тождественными по роду и подобным же об­разом понятия, подчиненные одному и тому же виду, являются тождественными по виду.

Аристотель устанавливает и другие виды отношений между понятиями: понятия, из которых одно является простым отрица­нием другого и не-Л), находятся в отношении противореча­щей противоположности, а понятия, принадлежащие к одному и тому же роду и наиболее отличные друг от друга, находятся в отношении противной противоположности.

127

Аристотель говорит еще о двух видах противоположности понятий — о противоположностях между соотносительными по­нятиями и между обладанием и лишением. Отношение противо­положности между соотносительными понятиями имеет место среди понятий, относящихся к категории отношения (таково, на­пример, отношение между понятиями «двойное» и «половина»). Противоположностью между лишением и обладанием является противоположность между отсутствием определенной формы и наличием ее. Материя, пребывая одной и той же, принимает раз­личные формы. Так, человек из необразованного становится об­разованным.

Понятие «необразованный» есть лишение по отношению к по­нятию «образованный», оно выражает не-бытие, отсутствие об­разованности.

Таким образом, отношение между обладанием и лишением есть отношение между положительным и отрицательным поня­тиями. Лишение обозначает ту форму, которой еще нет у мате­риального субстрата, но которую он в дальнейшем принимает. Тогда лишение сменяется обладанием формой.

Лишение является реальной противоположностью, находя­щей свое отражение а логическом отрицании. Не всякое лише­ние может быть заменено обладанием. Так, не всякая болезнь излечима, не всегда возможно выздоровление. Аристотель при­знает особую область явлений, обозначаемую термином «лише­ние». Бизье находит, что понятие «лишение» в смысле диалек­тического отрицания стало у Гегеля движущим принципом раз­вития, но у самого Аристотеля оно этой роли не играет, поскольку он принимает в качестве перводвигателя бога. По мнению Алек­сандра Афродизийского, понятие «лишение» относится к катего­рии качества.

^ УЧЕНИЕ ОБ УМОЗАКЛЮЧЕНИИ

Так называемые непосредственные умозаключения, именуе­мые также преобразованиями суждений, рассматриваются Ари­стотелем лишь как вспомогательные логические приемы. У Ари­стотеля нет теории непосредственных умозаключений, но для обоснования некоторых модусов второй и третьей фигур катего­рического силлогизма и для учения о предикабилиях он устанав­ливает правила обращения (конверсии) суждений. Уже Плато­ном было сделано наблюдение, что общеутвердительные сужде­ния обратимы с изменением количества.

Аристотель устанавливает, что общеотрицательные и частно-утвердительные суждения при обращении остаются общеотрица­тельными и частноутвердительными, общеутвердительные же суждения обратимы с переменой количества, т. е. становятся частноутвердительными, а частноотрицательные суждения вовсе

128

необратимы. Своеобразие обращения модальных суждений &оз-можности, по Аристотелю, заключается в том, что общеотрица­тельные суждения о возможности необратимы, а частноотрица-тельные — обратимы.

Силлогизмом Аристотель называет такое умозаключение, в котором из данных суждений с необходимостью вытекает новое суждение, отличное от данных. Суждения, входящие в умоза­ключение в качестве посылок, Аристотель строит таким образом, что в отличие от последующей школьной логики у него на пер­вом месте стоит сказуемое, а на 'втором подлежащее суждения. У него посылка имеет следующую форму: «А присуще 5» или «В содержится в Л».

Категорический силлогизм Аристотель называет «силлогиз­мом через средний термин», и только этому силлогизму он при­писывает строго доказательную силу.

Пусть нам надо построить какое-нибудь прямое доказатель­ство того, что ^ А присуще В («.В есть А») или того, что А не при­суще В («В не есть Л»). Для доказательства необходимо выве­сти его силлогистически, а для этого в качестве основания необходимо взять какое-либо суждение. Разумеется, этим осно­ванием не может быть само суждение «В есть Л» или «Б не есть Л». Следовательно, предпосылаемое в качестве основания суж­дение должно быть суждением «С есть Л». Но из одной этой по­сылки еще не получается никакого вывода. К ней необходимо прибавить еще одно суждение, которое приписывает либо С как предикат другому субъекту, либо С как. субъекту другой преди* кат. Только в этом случае получится силлогизм, ибо из отдель­ных посылок нельзя ничего вывести с необходимостью. Итак, наряду с посылкой «С есть Л», нужна вторая посылка. Однако если эта вторая посылка предицирует А какому угодно другому субъекту X («X есть Л»), или X — Л («Л есть X»), то, хотя в этом случае можно образовать силлогизм, при этом не получается та­кого заключения, которое высказало бы что-нибудь о В, т. е. о субъекте того суждения, которое должно 'быть доказано.

Подобным же образом будет обстоять дело и в том случае, если С предицируется какому угодно другому субъекту X, XY, Y—Z и т. д., иными словами, если посылка умозаключения в конце концов не приводит к В.

Вообще никогда не получится никакого вывода, что одно свойственно другому, если не будет связующего среднего поня­тия. Суждение, которое предицирует определенный предикат определенному субъекту, может быть силлогистически доказано только с помощью среднего понятия, которое находится в опре­деленном отношении к каждому из данных понятий — как к субъ­екту, так и к предикату доказываемого суждения.

Поскольку для силлогизма необходимо среднее понятие, свя­зывающее обе посылки, то 'всякий силлогизм, по учению Ари-

129

стотеля, может протекать не иначе, как ло одной из трех фигур: либо средний термин является субъектом одной посылки и пре­дикатом другой, либо предикатом обеих посылок, либо субъек­том обеих посылок. Это аристотелевское деление является исчер­пывающим.

Вопрос, на каком принципе покоится это деление силлогиз­ма на фигуры, вызвал разногласия среди ученых, изучавших ло­гику Аристотеля. Сам Аристотель нигде прямо не высказывается об этом. Поэтому остается рассмотреть, как он описывает типы фигур, чтобы из этого выяснить, каков его принцип деления.

Первую фигуру Аристотель характеризует следующим об­разом: «Бели три термина так относятся друг к другу, что по­следний целиком содержится в среднем, а средний целиком содержится или не содержится в первом, то необходимо дается совершенный силлогизм, который соединяет оба крайних терми­на. А средним термином я называю тот, который содержится в одном из двух других и второй из них заключает в себе и кото­рый также по положению (по месту) ставится средним, крайними же терминами я называю, во-первых, тот, который заключается в других, во-вторых, тот, который сам заключает в себе другие» («Первая Аналитика», I, 4, 25Ь, 34). Здесь крайние термины не характеризуются как высшее и низшее понятия. Они характери­зуются лишь постольку, поскольку этого требует различение от них среднего понятия.

Приведенная характеристика 'первой фигуры, данная Аристо­телем в четвертой главе первой книги «Первой Аналитики», ука­зывает лишь на принцип построения первой фигуры, и поэтому здесь имеются в виду не только правильные, но и недействитель­ные модусы (случаи, когда средний термин не содержится в пер­вом). Первую фигуру в отличие от второй и третьей Аристотель называет совершенным силлогизмом.

О второй фигуре Аристотель говорит, что в ней один и тот же термин полностью присущ одному из двух остальных терми­нов, а другому вовсе не присущ, или обоим всецело присущ или обоим не присущ вовсе, а средний термин есть тот, который пре-дицируется о двух других, крайние же те, о которых предици-руется средний термин. Далее Аристотель показывает, что в этой фигуре не может быть умозаключения, если обе лосылки утвер­дительны или обе отрицательны. Поэтому если в характеристике второй фигуры говорится и о таких случаях, в которых оба край­них термина лежат или не лежат в объеме среднего термина, то эти случаи не представляют собой действительных силлогизмов.

Это — не общее определение второй фигуры, так как в эту характеристику не входят частные модусы, а лишь указание на то, каким образом в ней сочетаются термины.

С другой стороны, в эту характеристику входят и недействи­тельные модусы.

130

Не следует возражать против данной Аристотелем характе­ристики, что в отрицательных посылках нет подчинения одного термина другому и что поэтому во второй фигуре, в которой во всех формах ее умозаключений одна из двух посылок должна быть отрицательной, средний термин не может обозначаться как такой, которому 'подчинены два других. Точно такое же возра­жение .можно было бы сделать и против характеристики первой фигуры, поскольку и там бывают случаи, в которых средний тер­мин не содержится в 'большем термине, но, несмотря на это, там средний термин дефинируется как такой, который заключается в другом и сам заключает в себе третий. Отрицательная посылка имеет по крайней мере форму отношения субординации: один термин не содержится ъ другом. А этого достаточно для уразу­мения принципа.

Третья фигура силлогизма характеризуется у Аристотеля сле­дующим образом: «Если одному и тому же термину один из двух остальных всецело присущ, а другой вовсе не присущ или оба всецело присущи или оба вовсе не присущи, то это я называю третьей фигурой. Средним термином в ней я называю тот термин, о котором высказываются оба остальных, крайними же терми­нами—те, которые высказываются о среднем термине» («Пер­вая аналитика», I, 6, 28 а 10).

И эта характеристика вовсе не есть дефиниция возможных способов умозаключения по третьей фигуре, так как, с одной стороны, под нее не подходят частные модусы третьей фигуры, с другой же стороны, сюда входят недействительные модусы. Таким образом, эта характеристика указывает только отличи­тельный признак третьей фигуры.

Различие большего и меньшего терминов при самом делении фигур у Аристотеля осталось вообще без внимания. Оба они про­сто как крайние противопоставлялись третьему (среднему) тер­мину. Равным образом не обращалось никакого внимания на суждение, служащее заключением.

Тренделенбург и некоторые другие историки логики усмат­ривают основание деления силлогизма на фигуры в отношении объема среднего термина к объемам двух других. Однако при характеристике фигур силлогизма у Аристотеля во всех случаях указывается и на место среднего и двух крайних терминов. В фи­гурах каждый из них имеет свое определенное место. Из этого видно, что учение о фигурах силлогизма изложено у Аристотеля небрежно. Аристотель не дает ни определения фигуры силлогиз­ма вообще, ни определения отдельных его фигур. Нет у него и ясного указания на принцип деления силлогизмов на фигуры. Он лишь характеризует каждую из трех фигур со стороны ее струк­туры. Но и это указание не отличается четкостью.

По нашему мнению, постановка вопроса о фигурах силлогиз­ма у Аристотеля такова: Аристотель ищет решения этой проблемы

131

в отношении среднего термина к двум крайним. Он устанав­ливает факт, что средний термин может занимать в посылках силлогизма тю отношению к крайним терминам три различных положения: средний термин может быть или субъектом в одной посылке и предикатом в другой, или предикатом в обеих посыл­ках, или субъектом в обеих посылках. Затем Аристотель ищет объяснения этого факта в отношении среднего термина к край­ним по объему, а следовательно, и по содержанию, поскольку объем понятий зависит от их содержания, т. е. он ищет ответа в иерархии высших и низших понятий, которая у Аристотеля имеет не только логическое, но и онтологическое значение. Но этот замысел был осуществлен им неудачно.

Как мы уже упоминали, у Аристотеля порядок терминов сил­логизма отличается от общепринятого в формальной логике. По мнению Н. Н. Ланге, аристотелевский порядок является более естественным.

В первой фигуре номера терминов по порядку устанавлива­ются уже в самом описании типа умозаключений: последний тер­мин содержится в среднем и средний в первом и т. д. С этим связано замечание Аристотеля о среднем термине: «Он и по по­ложению (гао месту) бывает средним». Разумеется, смысл назва­ний «первый», «средний», «последний» становится понятным при сравнении аналогичных высказываний относительно других фи­гур.

Во второй фигуре больший термин есть тот, который лежит подле среднего термина, меньший же термин лежит дальше от среднего. Средний термин здесь есть первый по месту.

В третьей фигуре больший термин есть тот, который лежит дальше от среднего, меньший же лежит ближе к нему. Здесь средний термин есть последний по месту.

Отсюда несомненно, что употребляемые в характеристике первой фигуры выражения «первый», «средний», «последний» обозначают не что иное, как место. В первой фигуре (по зани­маемому месту):

I — больший термин, II—средний термин, и III —меньший термин. Во II фигуре:

I — средний термин. II — больший термин, и III — меньший термин. В III фигуре:

I — больший термин, II — меньший термин, и III — средний термин.

Аристотель говорит, что по месту терминов можно узнать фигуру. Можно думать, что место терминов находится в опреде*

132

ленном отношения к основанию деления фигур. Что разумеет Аристотель под местом терминов?

Он имеет в виду положение терминов при их линейном рас­положении. Аристотель употребляет для изображения форм умо­заключений в каждой фигуре определенные алфавитные знаки. Если обозначить термины общепринятыми в традиционной формальной логике символами, то мы получим для фигур сле­дующие ряды:

I фигура ^ PMS

II фигура MPS

III фигура PSM.

В развернутом виде мы будем иметь, по Аристотелю:
I фигуратг^ II фигура III фигура

Р присуще М М присуще Р Р присуще М М — S М — S S — М

Р присуще S Р присуще S Р присуще S

С точки зрения линейного расположения терминов, различие между фигурами представляется в следующем виде. В первой фи­гуре наша мысль идет от большего термина к среднему и от среднего к меньшему. Этот ход мысли соответствует самой при­роде вещей, и именно поэтому первая фигура дает совершенный силлогизм. Во второй фигуре наша мысль идет от среднего тер­мина к большему и от последнего к меньшему, а в третьей фигу­ре она идет от большего термина к меньшему и от меньшего к среднему.

По мнению Тренделенбурга, аристотелевское деление кате­горического силлогизма на три фигуры является столь же пол­ным, как и позднейшее деление на четыре фигуры, но оно осно­вано на другом принципе деления. У Аристотеля в первой фи­гуре средний термин занимает в ряде субординации понятий среднее место, во второй фигуре он занимает наивысшее место и в третьей — низшее место.

Основная форма I фигуры у Аристотеля:

^ Р присуще всякому М М присуще всякому S

Р присуще всякому S.

Здесь средний термин занимает место посредине между край­ними терминами. Поэтому Аристотель располагает термины пер­вой фигуры в линейном порядке PMS.

Ш

Основная форма II фигуры:

М не присуще никакому Р М присуще всякому S

Р не присуще никакому S.

Здесь средний термин есть первый по положению, так как он в качестве предиката в обеих посылках предшествует прочим тер­минам. Отсюда линейное расположение терминов во второй фи­гуре MPS.

Основная форма III фигуры:

^ Р присуще всякому М S присуще всякому М

Р присуще некоторым S.

Здесь средний термин есть последний по положению. Линей­ное расположение в третьей фигуре PSM.

Таким образом, три фигуры отличаются друг от друга линей­ным расположением терминов.

В общем в вопросе об истолковании «места» терминов в ари­стотелевской теории силлогизма наметились три различные точ­ки зрения.

  1. Фигура силлогизма зависит от способа отношения среднего
    термина к крайним. При этом имеются только три возможности:
    средний термин может быть или субъектом по отношению к боль­
    шему и предикатом по отношению к меньшему, или предикатом
    обоих, или субъектом обоих. Такова точка зрения Целлера, Ибер-
    вега, Вайтца.

  2. Другая точка зрения, которой придерживается Г. Майер,
    основанием деления фигур в силлогизме считает место терминов
    в линейном расположении терминов.

  3. Третья точка зрения (Тренделенбург, Бобров) заключается
    в том, что основанием деления фигур в силлогизме Аристотеля
    признается принцип не логический, а метафизический, а имен­
    но — место терминов в иерархии понятий вообще.

Следует признать, что принципом деления силлогизма на фи­гуры у Аристотеля служит различное отношение среднего терми­на к крайним. Средний термин является логическим основанием установления той связи между крайними терминами, которая ут­верждается в заключении. Но значение среднего термина этим не ограничивается. Он имеет не только логическое, но и онтологи­ческое значение. Средний термин в силлогизме, по учению Арп-стотелЯф может соответствовать реальной основе — причине.

Аристотель впервые установил общие правила силлогизма и специальные правила отдельных фигур. Общее правило силло­гизма состоит в том, что если обе посылки отрицательные или обе

134

посылки частные, to из Таких посылок нельзя сделать необходи­мого вывода, т. е. во всяком силлогизме одна посылка обязатель­но должна быть общей и одна утвердительной. Далее Аристотель устанавливает, что в силлогизме должны быть две посылки и три термина.

Что касается специальных правил отдельных фигур, то для первой фигуры Аристотель устанавливает правило, что в ней по­сылка с большим термином должна .быть общим суждением, а посылка с меньшим термином должна быть утвердительной. Специальным правилом второй фигуры, установленным Аристо­телем, является то, что одна из посылок должна быть отрицатель­ной, а посылка с большим термином должна быть общим сужде­нием. Специальное правило третьей фигуры заключается в том, что посылка с меньшим термином должна быть утвердительной.

Аристотель исследовал, какие модусы (комбинации посылок общеутвердительных, общеотрицательных, частноутвердительных и частноотрицательных) в каждой отдельной фигуре являются действительными, дающими логически необходимый вывод, и ка­кие недействительными, не дающими такого вывода.

Первую фигуру Аристотель называет совершенным силлогиз­мом, так как логическая необходимость выводов по этой фигуре ясна сама по себе. Она основывается непосредственно на аксио­ме, выражающей отношение рода к его видам и к входящим в него единичным предметам, в силу чего все, что высказывается о роде, высказывается и о всех видах и о всех единичных пред­метах, входящих в данный род.

Аристотель устанавливает и ту особенность первой фигуры, что по ней выводы могут получаться всех возможных видов — и общеутвердительные, и общеотрицательные, и частноутверди-тельные, и частноотрицательные.

Что касается выводов по второй и третьей фигурам, то для выяснения, какие модусы их являются действительными и какие недействительными, Аристотель считает необходимым свести их к модусам первой фигуры. Для этого сведения он применяет прие­мы обращения (без изменения и с изменением количества) посылок модусов второй и третьей фигур, перестановку этих по­сылок и прием приведения к нелепости (доказательство от про­тивного). Несовершенные силлогизмы второй и третьей фигур находят свое обоснование в совершенных силлогизмах первой фигуры, будучи сводимы к ним путем прямого или косвенного доказательства.

Аристотель доказывает, что в конечном итоге в основе всех силлогизмов лежат два первых модуса первой фигуры.

Исследуя модусы второй и третьей фигур, Аристотель устано­вил, что по второй фигуре могут получаться только отрицатель­ные заключения, а по третьей фигуре — только частные заклю­чения.

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   46

Похожие:

А. О. Маковельский история логики книга iconА. О. Маковельский история логики книга
Во второй части исследуются логические теории эпохи феодального общества, в третьей части—логические концепции Нового времени (Декарт,...
А. О. Маковельский история логики книга iconЭлементы алгебры логики
Для описания логики функционирования аппаратных и программных средств компьютера используется алгебра логики или булева алгебра
А. О. Маковельский история логики книга iconУчебник логики Глава I определение и задачи логики определение логики
То мышление, при помощи которого достигается истина, должно быть названо правильным мышлением. Таким образом, логика может быть определена...
А. О. Маковельский история логики книга icon1. дм функции алгебры логики. Реализация функций формулами. Канонические нормальные формы представления функций
Ф-ия алгебра логики, если переменные x1,…, xn определены на E2 и зн ия ф-ии f на любом наборе переменных принадлежат E2
А. О. Маковельский история логики книга icon1. мл формулы логики предикатов. Общезначимые, выполимые формулы. Основные эквивалентности логики предикатов. Нормальные формы. Логическое следование
Мл формулы логики предикатов. Общезначимые, выполимые формулы. Основные эквивалентности логики предикатов. Нормальные формы. Логическое...
А. О. Маковельский история логики книга iconДжон Рональд Руэл Толкин Сильмариллион
Книга о первых Эпохах Средиземья. Книга, в которой поведана не только история великой войны меж Светом и Тьмою, тысячелетия сотрясавшей...
А. О. Маковельский история логики книга iconУчебник логики Глава I определение и задачи логики
То мышление, при помощи которого достигается истина, должно быть названо правильным мышлением. Таким образом, логика может быть определена...
А. О. Маковельский история логики книга iconНаука о правильности мышления. Предметом логики являются
Этап начало 20 века. Значение логики: Логика развивает логическое мышление человека. Она позволяет глубже отражать окружающий мир,...
А. О. Маковельский история логики книга iconКнига
Книга Мирдада. Необыкновенная история монастыря, который когда-то назывался Ковчегом / Пер с англ. Т. Лебедевой. Спб.: Ид «весь»,...
А. О. Маковельский история логики книга iconКнига источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры
Аннотация: Велесова книга — первый полный литературный перевод на русский язык священных текстов новгородских волхвов IX века. Велесова...
А. О. Маковельский история логики книга iconНеизвестная история человечества/ Пер с англ. В. Филипенко. — М-: Изд-во «Философская Книга»
Неизвестная история человечества/ Пер с англ. В. Филипенко. — М-: Изд-во «Философская Книга», 1999. — 496 с
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы