А. О. Маковельский история логики книга icon

А. О. Маковельский история логики книга


НазваниеА. О. Маковельский история логики книга
страница39/46
>А. О. Маковельский <>ИСТОРИЯ ЛОГИКИ<><> <> <>Книга
Размер2.27 Mb.
ТипКнига
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   46
424

предметам и представляет определенный способ существования (модальность). Это вытекает из организации нашего ума, обла­дающего необходимыми категориями рассудка. Эти категории, проистекающие из самой организации познающего субъекта, имеют для него необходимое и всеобщее значение и применя­ются им ко всему материалу внешнего опыта. Но эти категории рассудка, по учению Канта, не применимы к вещам в себе, т. е. к бытию, как оно существует само по себе.

Дедукция категорий рассудка у Канта исходит из того по­ложения, что знать или иметь познание, значит связывать опре­деленным образом данные единичные факты. Без такого связы­вания отдельных фактов не может быть познания объекта. Решая вопрос, каковы те связи, которые лежат в основе позна­ния объектов, Кант оставляет в стороне физиологические и пси­хологические процессы, производящие этот синтез данного мно­гообразия в единый объект.

Для того, чтобы получилось самое простое представление о каком-либо объекте, необходим, по учению Канта, предваритель­ный синтез. Прежде всего в нашем сознании происходит пассив­ная рецепция чувственного материала, но она сама по себе дает лишь отдельные изолированные, разрозненные данные, которые должны быть связаны между собой и приведены в определенную закономерную связь.

Чтобы связать разрозненные данные чувственного восприя­тия в единый целостный опыт, необходима, по мнению Канта, деятельность рассудка, совершающаяся определенными спосо­бами и вносящая свои законы в опыт. Рассудок есть законо­датель природы — таково идеалистическое основоположение теории познания Канта. Синтез элементов опыта, по учению Канта, никогда не дан, он всегда является самодеятельностью познающего субъекта. Кант учит, что рассудок создает природу, законы природы суть законы самого рассудка, и, когда субъект познает законы природы, он открывает лишь то, что ранее он сам бессознательно вложил в природу.

Объект опыта, объект природы, по Канту, состоит из двух различных гетерогенных частей: из того, что дано ощущениями (что произведено воздействием внешних предметов на нас), и из того, что привнесено самим субъектом (априорными формами познания, присущими самому субъекту). Все, что относится к оформленности опыта, его синтезам, связям и закономерностям в природе, все это, по Канту, привнесено самим познающим субъектом, и в этом смысле можно сказать, что природа, опыт есть конструкция, построение духа, создавшего природу из дан­ного ему материала. Не наше познание, не наше мышление согласуется с природой, отражая ее, а, наоборот, природа — в своей формальной стороне — согласуется с формами и законами нашего мышления — таково идеалистическое извращение истин-

425

ного положения вещей, развиваемое Кантом в его критической трансцендентальной философии.

Разделив категории рассудка на четыре вида (количество, качество, отношение и модальность), Кант каждый из этих видов подразделяет на три подвида, и таким образом получается его таблица 12 категорий.

I. Категории количества: 1) единство, 2) множество, 3) все­
общность.

II. Категории качества: 1) реальность, 2) отрицание, 3) огра­
ничение.

III. Категории отношения: 1) субстанция и акциденция,
2) причина и действие и 3) взаимодействие.

IV. Категории модальности: 1) возможность, 2) существова­
ние и 3) необходимость — с их противоположностями: невоз­
можностью, несуществованием и случайностью.

В основу этой своей таблицы категорий Кант положил фор­мальные различия суждений. Он полагал, что если он будет руководствоваться принятым в формальной логике делением суждений, то он получит исчерпывающий перечень категорий рассудка, так как суждение является специфической функцией рассудка. Категорий рассудка столько же, сколько форм суж­дения. Чтобы выдержать повсюду трехчленное деление, Кант вводит в деление суждений по качеству, наряду с утвердитель­ными и отрицательными суждениями, еще особый вид «беско­нечных» суждений, в которых субъекту приписывается отрица­тельный предикат (5 est non=P).

В остальном в делении суждений по формальным признакам Кант следует общепринятой в формальной логике схеме.

Кантовская таблица категорий рассудка подвергалась кри­тике в последующей философии. Правильно указывалось, что она не охватывает во всей полноте предельно общих понятий, отражающих самые общие отношения действительности. Другие, напротив, находили излишними те или иные принятые Кантом категории.

Так, Шопенгауэр был того мнения, что все кантовские кате­гории, за исключением категории причинности, являются пу­стыми выдумками. Паульсен делал еще исключение для катего­рии субстанции. Он отмечал, что сам Кант, когда ему нужно было привести примеры категорий, всегда приводил только эти две.

Кант признает наличие у теоретического разума (в широком смысле этого слова) двух функций: во-первых, теоретический разум совершает умственные операции над данными чувствен­ного восприятия и, во-вторых, он имеет в качестве объектов своего исследования _то, что не принадлежит чувственному миру,— умопостигаемый мир. Но познавательное значение, по учению Канта, имеют лишь операции разума над данными чув-

426

ственного опыта, а когда человеческий разум начинает рассуж­дать о том, что выходит за пределы чувственного опыта, он не­избежно впадает в паралогизмы, запутывается в неразрешимых противоречиях и строит не имеющие никакой познавательной значимости мнимо научные метафизические теории.

Предпосылкой учения Канта о познании является господ­ствовавший в XVII—XVIII вв. в Западной Европе взгляд на ма­тематику нак на образец для всех наук и в особенности для философии. Подчеркиванием строгого научного метода в матема­тике ее положения признавались неопровержимыми абсолютными истинами. Даже Юм со своим крайним скептицизмом не оспа­ривал истинности математики. И Кант также был убежден в превосходстве математического знания. Он говорил, что в каж­дой науке столько истины, сколько в ней математики, и заявлял, что психология никогда не станет подлинной наукой, так как к явлениям сознания неприменимы математические формулы.

В отличие от скептиков Кант исходит от признания возмож­ности познания и ставит лишь вопрос об условиях возможности познания и его границах.

Взгляд на математику как на идеал науки, свойственный XVII—XVIII столетиям, имел своим основанием то, что в то время математические науки достигли наибольшего развития и совершенства. Этот взгляд на математику в то время разделяли и материалисты, и идеалисты, и рационалисты, и эмпирики.

Кант в своей «Критике чистого разума» исходит из этого взгляда и прежде всего ставит вопрос, в чем источник всеоб­щего и необходимого характера математического знания.

Метод критики Канта априорный: он исходит из общих принципов, а не из фактов, не из наблюдения данных опыта. В этом методе Канта центральное место занимает понятие «ап­риори». Что оно означает? Спорили о том, придерживается ли Кант логического или психологического понимания a priori.

Шопенгауэр, Фриз, Апельт и другие философы высказыва­лись за психологическое понимание a priori; Фихте, Шеллинг, Гегель и др.— за логическое. Сторонники психологического по­нимания утверждали, что различие между априорным и апосте­риорным, по Канту, основано на психологической природе чело­веческой способности познания и психологическом различии самих представлений. Сторонники же логического понимания кантовского a priori указывали как на специфическую особен­ность метода Канта на применение чисто логического, а не психо­логического анализа.

И действительно, метод Канта принципиально исключает психологическое наблюдение. В этом, как отметил Бенеке, за­ключается отличие кантовской теории познания от предшество­вавших ей. При этом Кант, отмечает Бенеке, изгоняет умозрение, оперирующее чистыми понятиями, из передней двери, чтобы

427

затем впустить его через заднюю дверь. Бенеке и Фриз под­вергли априорный метод Канта резкой критике.

Во втором издании «Критики чистого разума» Кант разли­чает виды a priori: абсолютное и релятивное, чистое и смешан­ное.

Кант употребляет термин «опыт» иногда в более широком обычном значении, иногда в более узком, в котором понятие «опыт» выступает в особом смысле, специально данном ему Кантом. Во втором значении в 'понятие «опыт» входят как суще­ственные его признаки всеобщность и необходимость.

Именно в этом смысле Кант отличает «суждения опыта» от «суждений восприятия». Суждения восприятия по Канту, имеют силу только для данного индивида и даже только для того или иного временного состояния его, тогда как суждения опыта общезначимы, имеют значимость всегда для всех индивидов. Суждения восприятия субъективны, случайны и зависят от вос­принимающего. Суждения опыта объективны, всеобщи и необ­ходимы. Но объективность у Канта понимается в духе объек­тивного идеализма, а не материалистически: для него объек­тивно то, что существует в общем сознании.

Опыт в собственном смысле, по Канту, есть обработанный рассудком материал ощущений. В опыте Кант различает форму и материю. Материей опыта являются ощущения, форму же его образуют пространства и время (формы чувственного со­зерцания) и категории рассудка. В опыте форма и материя, мыс­лимые в отдельности сами по себе, не более как чистые абс­тракции. Поскольку, по учению Канта, априорные формы и апо­стериорное содержание в опыте всегда сосуществуют и образуют неразрывное единство, границы между априорным и апостери­орным познанием в философии Канта, как отмечает Льюис, ста­новятся текучими и расплывчатыми.

Понятие опыта у Канта не является материалистическим, по­скольку у него опыт понимается не как отражение объективной действительности. Опыт выступает здесь в объективно-идеали­стическом понимании как нечто присущее общему сознанию, и лишь в учении о том, что чувственное содержание опыта (ощу­щения) есть продукт воздействия вещей в себе на познающего субъекта, заключается слабая материалистическая тенденция, которая заглушается тем моментом системы Канта, который утверждает непознаваемость вещей в себе. Мир опыта, мир яв­лений отрывается от мира вещей в себе, от подлинной объектив­ной действительности.

По учению Канта, опыт состоит из чувственного содержания и формальных элементов, которые синтезируют и организуют чувственное содержание, внеся в него определенный порядок и системность. Давид Юм отрицал существование опыта в том смысле, в каком его понимал Кант, т. е. Юм отрицал всеобщ-

428

ность и необходимость опыта, в особенности же он возражал против признания обусловленности опыта категорией всеобщей причинности. Кант думал, что он разгромил скептицизм Юма тем, что внес принцип причинности в самое понятие опыта, при­знал принцип причинности условием самой возможности опыта как такового.

Кант отрицал не только познание всего того, что выходит за пределы возможного опыта, но отрицал также возможность научного познания внутреннего опыта, отрицал, как уже выше было отмечено, психологию как науку. Основанием для этого у него служит тот довод, что внутренний психический мир имеет лишь одну априорную форму времени, которая является един­ственной универсальной формой. Но к внутреннему психиче­скому миру, по мнению Канта, не применимы категории рас­судка, ob частности категория причинности, а потому он не по­знаваем.

О психических явлениях, по Канту, можно лишь сказать, что они представляют собой непрерывный поток одного измерения и что к ним не приложима априорная форма пространства и категории рассудка. Априорные принципы, являющиеся усло­вием возможности познания, по Канту, относятся только к внеш­нему протяженному миру.

Однако, отрицая наличие априорных элементов в психике, Кант тем самым подрывает собственное учение, поскольку, по его учению, априорные формы суть достояние самого познаю­щего субъекта, т. е. их источник — в самой познавательной спо­собности человека. И в своей «Критике чистого разума» он при­бегает к психологическим понятиям и к психологическому ана­лизу вопреки своему отрицанию научного характера психологии. Это противоречие в философии Канта связано с тем, что внеш­ний мир опыта (природу) он считает сконструированным само­деятельностью духа, но распространить эту точку зрения на психическое значило бы, что дух сконструировал самого себя, создал себя.

Одно из толкований критической философии Канта считает самым главным в ней гносеологический идеализм (феномена­лизм) — учение о том, что наше познание никогда не в состоянии проникнуть в область объективной действительности и всецело ограничено рамками нашего сознания. Это толкование считает основным вопросом философии Канта — вопрос о границах че­ловеческого познания, т. е. основной задачей «Критики чистого разума» признается решение того самого вопроса, который ранее был поставлен Локком в его труде «Опыт о человеческом разу­ме». Главная мысль «Критики чистого разума», с этой точки зрения, состоит в утверждении, что познание возможно только в пределах чувственного опыта, познание же вещей в себе не­возможно. Из более ранних философов так 'понимали «Критику

429

чистого разума» Гарве, Федер, Мейнерс, из последующих — Бен-но Эрдман.

Другие видят центр тяжести «Критики чистого разума» в априоризме, трансцендентализме, учении об априорных формах, являющихся всеобщими и необходимыми условиями возмож­ного опыта.

Критическую философию Канта как априорную теорию опыта в особенности истолковывает Коген. Априоризм Канта толкуется то в психологическом смысле (И. Мейер, Ф. А. Ланге, Либман), то в _ трансцендентально-логическом (Виндельбанд, Куно, Фи­шер). С этим находится в связи противоположность между ан­тропологическим (психологическим) и трансцендентальным (чисто логическим) пониманиями априорного у Канта. Первого взгляда держатся Фриз и И. Мейер, второго — Фихте, Шеллинг, Гегель, Куно Фишер, Коген.

Гербарт и Шопенгауэр толковали философию Канта как фе­номенализм, признающий, однако, познание вещей в себе. Фриз считал философию Канта феноменализмом, соединенным с ап­риоризмом. Бенеке целью своей философии ставил развитие эм­пиризма кантонской философии. Он считал главной мыслью критицизма Канта утверждение, что познание сущего вытекает из созерцания, а не из понятий.

Наряду с искажениями философии Канта, являющимися ре­зультатом одностороннего раздувания той или иной стороны ее, были и совершенно ошибочные толкования ее. Так, Эбергард приписывал Канту отрицание всякого априорного знания и утверждал, что у Канта полный эмпиризм, Гамани отнес Канта к мистикам, Фолькельт —• к метафизикам-рационалистам. Па-ульсен и Адикес считали, что Кант в своей критической филосо­фии является, в основном, последователем монадологии Лейб­ница. Паульсен полагает, что главная цель «Критики чистого разума» дать обоснование всеобщего и необходимого научного знания, в первую очередь математического естествознания; наряду с этим «Критика чистого разума», по мнению Паульсена, преследует и другую цель: защитить метафизический идеализм, обосновать возможность познания вещей в себе, понимаемых в качестве духовных монад. Шааршмидт высказал мнение, что основной идеей критицизма Канта является идея свободы. Столь велика разноголосица в понимании критической философии Канта.

Можно отметить, что те, кто считали себя последователями Канта, исходили из его трансцендентальной эстетики (Шопен­гауэр), другие — из его трансцендентальной аналитики (мар-бургская неокантианская школа), третьи — из его «трансцен­дентальной диалектики» (Файнгер, автор философии des Als-ob — «как если бы»), близкой к прагматизму; четвертые — из «Критики практического разума» (Паульсен). Английский уче-

430

ный Кард говорит, что в критицизме Канта имеют одинаково важное значение и его трансцендентальная аналитика, и его трансцендентальная диалектика, и объясняет это двойственным отношением Канта как к Лейбницу, так и к Юму. О том, что платонизм является основной тенденцией критицизма Канта, го­ворят Лаас и Вильденбанд.

Платонизм у Канта — в его учении об априорных всеобщих и необходимых синтетических суждениях, об их неопытном проис­хождении и не зависимой от опыта познавательной значимости. Априорными синтетическими суждениями Кант считает все по­ложения математики и «чистого естествознания», а также ло­гики.

От трансцендентальной логики, составлявшей часть теории познания, Кант отличал общую формальную логику, курс кото­рой он в течение ряда лет читал в Кенигсбергском университете. Один из студентов, слушавших его лекции по логике, Г. Б. Еше (Jasche), ставший впоследствии профессором Деритского уни­верситета, обработал свою запись лекций Канта в качестве учебника логики и опубликовал еще при жизни Канта в 1800 г.— сочинение «Логика Канта». Поскольку Еше не придерживался порядка изложения Канта и не преследовал цели .дать букваль­ное изложение его лекций, эта его книга не может рассматри­ваться как сочинение (самого Канта, ио в общем в ней правильно изложены кантовские логические идеи.

В этой книге введение озаглавлено «О понятии логики», речь идет здесь о предмете и задачах логики по Канту.

По этому вопросу Кант развивал следующие положения.

Все в природе происходит по определенным правилам, так как вся она, собственно, есть связь явлений по правилам. И челове­ческий рассудок в своих действиях тоже связан правилами. Но правила мы можем применять, не сознавая их. Так, не зная грамматики, люди говорят по правилам грамматики, хотя и не сознают их.

Изучение правил, по которым действует рассудок, и состав­ляет задачу логики, однако, по мнению Канта, логика должна изучать лишь правила «рассудка вообще», лишь априорные, не зависимые от опыта правила мышления, которые необходимы при всяком употреблении рассудка, а не определенные правила употребления его в тех или иных науках.

По определению Канта, логика есть наука о необходимых законах. Кант выдвигает идею логики, изучающей форму мыш­ления в отрыве от его содержания, т. е. независимо от объектов мышления. Соответственно такому пониманию он заявляет, что логика служит основой всех остальных наук и проводником для правильного употребления рассудка, но она не может быть органом наук, не может служить указанием, как открывать научные истины в той или иной области знания, поскольку обь-

431

екты и источники наук остаются вне поля зрения логики. В от­личие от логики математика, по Канту, есть орган наук.

Кант выступает против Бэкона, считавшего задачей логики открытие приемов нахождения новых научных истин. По Канту, задача логики — служить не расширению знаний, а давать пра­вила для исследования состоятельности положений любой науки. При этом Кант ссылается на канонику Эпикура, которая якобы носила характер такой формальной логики. На самом же деле Эпикур со своей школой в понимании задач логики был еди­номышленником Бэкона и противником тех положений, которые выдвигает Кант. Здесь у Канта сказывается недостаточное зна­комство с историей древней философии.

Кант говорит, что логика есть канон, а не органон, поскольку она есть наука о необходимых законах мышления, являющихся условиями, при соблюдении которых рассудок не противоречит самому себе. Правильное мышление он определяет как мышле­ние непротиворечивое. У Канта намечается нормативистическое понимание логических законов мышления. По его учению, логи­ческие законы мышления говорят не о том, как действует рас­судок, но о том, как должно мыслить. Поэтому он резко отме­жевывает логику от психологии мышления и от всякого опыта во­обще. Логика, по его мнению, имеет дело не с фактами, а с долженствованием.

Кант предпосылает изложению системы логики краткий обзор истории логики.

Признавая «отцом логики» Аристотеля, Кант находит, что «Аналитика» Аристотеля изложена как органон истины, что он считает ошибочным. Заслугу Аристотеля он видит в том, что тот охватил все содержание логики, так что после Аристотеля логика не могла более обогащаться по содержанию, ей остава­лось лишь совершенствоваться в отношении точности, опреде­ленности и отчетливости. Логика, по мнению Канта, принадле­жит к числу тех немногих наук, которые сразу достигли такого устойчивого состояния, что уже более не изменяются. Это мне­ние Канта о неизменности логики разоблачает Энгельс.

Согласно Канту, Аристотель якобы «не упустил ни одного момента рассудка и в этом отношении мы лишь точнее, методич­нее и аккуратнее» 1. Ввиду этого .многие (в гом числе и М. Ка-ринский) относят Канта к аристотелевскому направлению в ло­гике. Но на самом деле логика Аристотеля принципиально от­лична от логики Канта.

Логика Канта в отличие от аристотелевской является чисто субъективной и сугубо формалистичной, и ее философской основой является идеализм. Сам Кант критикует Аристотеля за то, что тот в своей логике «почти все сводит к пустым тонко-

1 И. Кант Логика Пг, 1915, стр 12 432

стям»2. (Здесь, очевидно, Кант имеет в виду данную им ранее критику аристотелевской силлогностики). От Аристотеля Кант переходит прямо к своим современникам: Ламберту и др. Он не находит нужным даже упомянуть о Франциске Бэконе. Кант оспаривает мнение тех, кто полагает, что «Органон» Ламберта весьма обогатил науку логику. То, что внес Ламберт в логику, представляет собой тонкости, не имеющие якобы существенного применения. (Следовательно, идея логического исчисления про­шла мимо Канта).

Касаясь ученых нового времени, Кант считает, что лишь Лейбниц и Вольф продвинули вперед общую логику. Логика Вольфа, по мнению Канта, лучшая из имеющихся, Баумгартен же изложил ее в более концентрированном виде,'а Мейер со­ставил комментарии на Баумгартена. Из современных ему авто­ров логических трактатов Кант упоминает еще Крузиуса, кото­рого он упрекает в том, что он не понимает задач логики и пере­ходит границы логики, включая в нее метафизические осново­положения, и, кроме того, принимает ошибочный критерий истины.

Система формальнологических законов мышления у Канта сводится к трем основоположениям. Первым и наивысшим осно­воположением является закон противоречия и тождества. Кант объединяет законы противоречия и тождества, считая закон тож­дества оборотной стороной закона противоречия, указывая, что запрещение противоречия есть вместе с тем требование от зна­ния быть согласным с самим собой. Это, по Канту,— отрицатель­ная и положительная стороны по существу одного и того же основоположения. Вторым формальным основоположением яв­ляется закон достаточного основания и третьим — закон исклю­ченного третьего. Закон противоречия и тождества, по учению Канта, является принципом, господствующим над проблематиче­скими суждениями, закон достаточного основания — принципом ассерторических суждений и закон исключенного третьего — принципом аподиктических суждений.

Что касается учения Канта об умозаключении, то следует упомянуть его сочинение «Ложное хитросплетение четырех сил­логистических фигур» (1762), в котором он признает един­ственно правильной формой категорического силлогизма его первую фигуру, остальные же три фигуры он считает искус­ственными, не чистыми, «гибридными» формами, не имеющими такой значимости, как первая фигура. Хотя эти три фигуры не ошибочны, поскольку возможно их сведение к первой фигуре, но все же они не обладают необходимой для логики ясностью и отчетливостью; напротив, они отличаются путанностью и с этой стороны могут быть охарактеризованы «как ложное хитроспле-тение», как ненужное умствование. Кант здесь отвергает деле-

2 Там же, стр 11

1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   46

Похожие:

А. О. Маковельский история логики книга iconА. О. Маковельский история логики книга
Во второй части исследуются логические теории эпохи феодального общества, в третьей части—логические концепции Нового времени (Декарт,...
А. О. Маковельский история логики книга iconЭлементы алгебры логики
Для описания логики функционирования аппаратных и программных средств компьютера используется алгебра логики или булева алгебра
А. О. Маковельский история логики книга iconУчебник логики Глава I определение и задачи логики определение логики
То мышление, при помощи которого достигается истина, должно быть названо правильным мышлением. Таким образом, логика может быть определена...
А. О. Маковельский история логики книга icon1. дм функции алгебры логики. Реализация функций формулами. Канонические нормальные формы представления функций
Ф-ия алгебра логики, если переменные x1,…, xn определены на E2 и зн ия ф-ии f на любом наборе переменных принадлежат E2
А. О. Маковельский история логики книга icon1. мл формулы логики предикатов. Общезначимые, выполимые формулы. Основные эквивалентности логики предикатов. Нормальные формы. Логическое следование
Мл формулы логики предикатов. Общезначимые, выполимые формулы. Основные эквивалентности логики предикатов. Нормальные формы. Логическое...
А. О. Маковельский история логики книга iconДжон Рональд Руэл Толкин Сильмариллион
Книга о первых Эпохах Средиземья. Книга, в которой поведана не только история великой войны меж Светом и Тьмою, тысячелетия сотрясавшей...
А. О. Маковельский история логики книга iconУчебник логики Глава I определение и задачи логики
То мышление, при помощи которого достигается истина, должно быть названо правильным мышлением. Таким образом, логика может быть определена...
А. О. Маковельский история логики книга iconНаука о правильности мышления. Предметом логики являются
Этап начало 20 века. Значение логики: Логика развивает логическое мышление человека. Она позволяет глубже отражать окружающий мир,...
А. О. Маковельский история логики книга iconКнига
Книга Мирдада. Необыкновенная история монастыря, который когда-то назывался Ковчегом / Пер с англ. Т. Лебедевой. Спб.: Ид «весь»,...
А. О. Маковельский история логики книга iconКнига источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры
Аннотация: Велесова книга — первый полный литературный перевод на русский язык священных текстов новгородских волхвов IX века. Велесова...
А. О. Маковельский история логики книга iconНеизвестная история человечества/ Пер с англ. В. Филипенко. — М-: Изд-во «Философская Книга»
Неизвестная история человечества/ Пер с англ. В. Филипенко. — М-: Изд-во «Философская Книга», 1999. — 496 с
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы