Алан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1 icon

Алан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1


НазваниеАлан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1
страница1/11
Размер0.58 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



Алан Дин Фостер


ЧУЖОЙ- 3


Глава 1


Дурные сны.

Странная вещь - эти кошмары. Они подобны время от времени повторяющимся приступам какого-то хронического заболевания.

Какая-то малярия мозга. Тебе кажется, что ты уже победил их, а они вновь наносят удар, подкрадываясь именно в тот момент, когда ты расслабился и меньше всего ждешь. И ты ничего не можешь предпринять. Тут не спасут ни пилюли, ни какие-либо другие средства. Единственное, что возможно - это здоровый крепкий сон, но ведь именно он источник инфекции.

В итоге остается только не спать. Но в темном космическом пространстве у тебя нет выбора. Если попытаешься обойтись без криогенных <Криогенный - относящийся к низким температурам.> камер, то умрешь от скуки. Или, что еще хуже, ты выживешь, отупевший и с трудом произносящий слова после десяти, двадцати, тридцати лет бессмысленного бодрствования. Ты потратишь свою жизнь на созерцание приборов, выискивая глубокий смысл в их ровно горящих огоньках с ограниченной цветовой гаммой. Конечно, можно читать, смотреть видео или делать упражнения, но при этом ты постоянно будешь думать о том, что было бы, если бы ты предпочел этой скуке глубокий сон. На свете не так уж много профессий, когда на работе отдается предпочтение сну. В конце концов, это не такая уж плохая вещь. Хорошая зарплата, к тому же уникальная перспектива наблюдать социальный и технический прогресс. Откладывание смерти - это некое подражание бессмертию.

Вот только эти кошмары. Это неизбежная плата за работу на корабле в дальнем космосе. Обычное средство от них - проснуться. Но ты не можешь этого, сделать. Этого не допустят машины. Их задача - затормозить функционирование организма, предотвратить пробуждение. Но создатели этих машин не представляли, как можно затормозить сновидения и их незаконное отродье - кошмары.

Единственный сон может длиться год, а то и два. Или же единственный кошмар.

При определенных обстоятельствах предпочтительнее умирать со скуки. Но ты не в состоянии даже выбирать, потому что спишь. Твоим телом управляют прохладная регулируемая атмосфера и иглы, которые берут у тебя анализы и вводят в тебя необходимые вещества согласно последним медицинским программам, но не ты. Погружаясь в глубокий сон, ты вверяешь свою волю машинам, ты доверяешь им. А почему бы и нет? На протяжении многих десятилетий они показали себя чертовски более надежными, чем их создатели. Машины никогда не враждуют и никому не завидуют. Их суждения основываются только на наблюдении и анализе, и при этом никаких эмоций.

Машина под названием "Сулако" выполняла свою работу. На борту корабля, летящего согласно запрограммированному курсу, который точно выдерживался самыми лучшими техническими устройствами, созданными человеческой цивилизацией, спали четверо. Рипли, Хикс, Ньют и Бишоп, хотя то, что осталось от Бишопа, поддерживать в нужном состоянии было легче всего. Он привык к тому, чтобы его включали и выключали. Из всех четверых он был единственным, кто никогда не видел снов и кого никогда не мучили кошмары. Он даже жалел об этом. Это казалось пустой тратой времени - спать и не видеть снов. Однако создатели усовершенствованной серии андроидов, к которой принадлежал Бишоп, посчитали сновидения слишком дорогим удовольствием, поэтому даже не удосужились заняться подобной проблемой.

Естественно, никто и не подумал спросить у андроидов их мнения об этой ситуации.

После Бишопа, который с технической точки зрения был частью корабля, а не экипажа, и потому его можно было и не брать в расчет, хуже всех приходилось Хиксу. Не потому, что его мучили более кошмарные сновидения, чем остальных, а потому что его ранения требовали использования всех возможностей современного медицинского оборудования. Самый близкий образец такого оборудования находился от него на расстоянии двух лет полета.

Рипли сделала все возможное в условиях "Сулако", но во время трагедии на Ахеронте никто из медицинского персонала не выжил, а ее помощи было мало. Два года анабиоза не способствуют быстрому заживлению. Единственное, что оставалось Рипли, когда она помещала находившегося в бессознательном состоянии Хикса в защитную камеру, так это надеяться.

Пока корабль выполнял свои задачи, тело раненого пыталось восстановить поврежденные ткани. Заторможенность его жизненных функций даже способствовала этому, потому что одновременно замедлялось распространение инфекции, но сам корабль ничем помочь не мог. Требовалось хирургическое вмешательство.

В спальной камере передвигалось нечто, не являвшееся частью корабля. Хотя в том смысле, что его перемещение было запрограммировано, оно не так уж сильно отличалось от тех холодных равнодушных коридоров, по которым оно бродило. Единственная цель побуждала его двигаться вперед. Не пища, потому что оно не было голодным. Не секс, потому что секс был ему чужд. Единственное, к чему оно стремилось - это продолжить свой род. Будучи существом органического происхождения, оно все же походило на компьютеры, управлявшие кораблем, однако оно обладало решимостью, совершенно не свойственной им.

Более, чем на кого-то из других земных существ, оно походило на подковообразного краба с гибким хвостом. Оно передвигалось по гладкому полу на суставчатых ногах, которые были покрыты оболочкой, необычайно богатой углеродом. Физиология существа была проста и откровенна. Она сосредотачивалась на одной биологической функции, с которой столь совершенно не справилась бы ни одна более или менее похожая конструкция, ни одна машина.

Ведомое чувством, представлявшим собой уникальную комбинацию примитивностей и утонченностей, управляемое внутренней волей, не встречающейся ни в каком другом живом существе, оно решительно и быстро передвигалось по камере.

Взобраться по гладкой поверхности криогенного цилиндра для такого совершенного существа было делом несложным. Верхняя часть цилиндра была покрыта прозрачным прочным стеклом. Внутри спало маленькое органическое создание: наполовину сформировавшееся, белокурое, простодушное, если не считать ее кошмаров, которые повторялись чаще и были сложнее, чем у спавших рядом взрослых. Она спала, закрыв глаза, и не видела того ужаса, что навис над куполом ее камеры.

Это был не сон. Кошмар был конкретным и очень реальным. Слава Богу, что она не подозревала о его существовании.

Существо нетерпеливо изучало цилиндр, продвигаясь от одного конца к другому. Цилиндр был прочный, трехслойный и защищен гораздо надежнее, чем корпус самого "Сулако". Обеспокоенное существо никак не могло сломать покрытие. Перспектива близкого выполнения его биологического предназначения побуждала его к большим усилиям. Из брюшной части существа высунулась растяжимая трубка, которая исследовала прозрачное покрытие беспомощного тела. Близость добычи вызывала у чудовища бешеную активность.

В конечном счете оно обнаружило едва заметную линию, отделявшую прозрачный купол цилиндра от его металлического основания. Крошечные когти просунулись в миниатюрную трещину, а невероятно сильный хвост закрепился у головного оборудования. Существо напряглось, его маленькое тело задрожало от огромного усилия. Изолирующие слои деформировались.

Нижний край купола лопнул, прочное стекло раскололось, и осколок прозрачного материала, острый, как хирургический инструмент, со всего размаха прошел сквозь тело существа. Из цилиндра начал выходить охлажденный воздух, пока внутренняя аварийная система не восстановила целостность атмосферы.

Потревоженная в своих тяжких снах Ньют что-то сонно пробормотала и повернула голову в другую сторону. Закрытые веки задергались, но девочка не проснулась. Целостность цилиндра была восстановлена как раз вовремя, чтобы успеть спасти Ньют жизнь.

Периодически издавая неземные вопли, раненное крабообразное метнулось в другой конец комнаты, судорожно ударяя лапами и хвостом по прозрачному осколку, пронзившему его тело. Оно приземлилось на вершине цилиндра, где помещался недвижимый Хикс. Содрогаясь всем телом, чудовище цеплялось за металлизированное стекло, а из раны вытекала кислота, наполнявшая его тело. Она проела стекло и металлическое основание цилиндра, потом прошла через пол. Откуда-то снизу начал появляться дым, наполняя камеру.

Повсюду вдруг ожили аварийные устройства, замигали сигнальные огни и зазвучали сигналы тревоги. Не было никого, кто мог бы услышать эти звуки, но это не влияло на реакцию "Сулако". Он выполнял свою работу согласно установленной программе. Тем временем из образовавшегося отверстия в полу продолжал сочиться дым.

На вершине цилиндра Хикса продолжало истекать "кровью" чудовище.

Раздался неестественно спокойный женский голос:

- Внимание! В криогенном отсеке накапливаются взрывоопасные газы. В криогенном отсеке накапливаются взрывоопасные газы.

За потолочными перекрытиями загудели вентиляторы, втягивая густые клубы дыма. Из теперь уже мертвого существа продолжала сочиться кислота.

Вдруг под полом что-то взорвалось. Мелькнула ослепительная вспышка, за которой последовал сноп ярко-желтого пламени. Остатки газа смешались с темным дымом, заполнившим камеру. Неопределенно замигали верхние лампочки.

Вытяжные вентиляторы остановились.

- Пожар в криогенном отсеке, - сообщил все тот же невозмутимый женский голос. - Пожар в криогенном отсеке.

Из потолка, вращаясь, словно миниатюрная пушка, выдвинулся наконечник с отверстием. Он остановился, нацеливаясь на пламя и газ, вырывавшиеся из отверстия в полу. Через мгновение пламя под действием воды утихло.

Из основания наконечника посыпались искры. Поток воды ослаб, затем превратился в одиночные капли.

- Противопожарная система повреждена. Противопожарная система повреждена. Вентиляционная система повреждена. Пожар и взрывоопасные газы в криогенной камере.

Тотчас оживились моторы. Четыре функционирующих криогенных цилиндра поднялись на гидравлических опорах. Замигали их аварийные огни, и цилиндры начали передвигаться в дальний конец помещения. Пронзенное осколком стекла, мертвое чудовище соскользнуло на пол.

- Всему персоналу явиться на АСМ <Аварийно-спасательный модуль> - настаивал монотонный голос. – Предупреждение! Эвакуация через одну минуту.

Двигаясь один за другим, цилиндры вошли в транспортную трубу, пересекли внутренности корабля, и перед шлюзом правого борта, где автоматические подъемники должны были погрузить их в аварийный спасательный модуль. Сквозь лицевой иллюминатор цилиндра было видно, как передернулось во сне лицо Ньют.

Вспыхнули сигнальные огни. Заурчали моторы. Несмотря ни на что, продолжал говорить все тот же голос:

- Все АСМ будут эвакуированы через десять секунд. Девять...

Закрылись внутренние люки, открылись внешние. Голос продолжал обратный отсчет.

При счете ноль произошли два события. От корабля отделились десять АСМ, девять из которых были пусты. Одновременно с этим взаимодействие скопившихся внутри криогенной камеры газов с пламенем, прорывающимся из проеденных кислотой дыр в полу, достигло критической точки. На краткое мгновение левый борт "Сулако" вспыхнул, представляя собой огненную имитацию далеких звезд.

Взрыв основательно встряхнул половину АСМ. Полностью лишившись управления, два из них начали кувыркаться. Один из них описал широкую дугу, которая привела его назад к только что покинутому кораблю. Приблизившись к грузовому отсеку, он не затормозил, а на всей скорости врезался в борт "Сулако". Второй, еще более мощный взрыв потряс корабль. Поврежденный корабль накренился, но продолжал двигаться вперед, периодически извергая снопы искр и разбрасывая по пустоте расплавленные и покореженные куски своего покалеченного тела.

В это время на борту спасательного модуля, в котором разместились четыре криогенных цилиндра, постоянно мигали контрольные и сигнальные устройства. Маленькие, менее сложные компьютеры АСМ вовсю пытались предохранить содержимое от воздействия последнего взрыва. Сам модуль был цел, но пострадало более чувствительное оборудование.

Он пытался выяснить положение дел у материнского корабля, но поскольку сделать этого не удалось, АСМ принялся проводить сканирование ближайшего пространства. На середине процедуры оборудование вышло из строя, но тут же включились резервные системы. "Сулако" находился далеко от проторенных трасс, его миссия привела его на самый край области, исследованной человечеством. Присутствие людей на этом участке космоса было отмечено, но оно было редким. Их сооружения находились на очень большом расстоянии друг от друга.

Разведывательный компьютер АСМ что-то обнаружил. Это был не очень-то удобный, но единственный выбор при сложившихся обстоятельствах. Ведь корабль не мог точно установить, сколько он сможет еще проработать при таких серьезных повреждениях, полученных им. Его основной задачей было сохранение находившихся на нем человеческих жизней. Курс был выбран.

Фиорина, конечно, была не очень-то привлекательна на внешний вид, но зато во всем секторе Нероид она была единственной, имеющей действующий маяк. Поэтому информационные устройства АСМ выбрали этот постоянный сигнал. Дважды поврежденная навигационная система сбивалась с волны, но все равно следовала выбранному курсу. И дважды сигнал появлялся вновь. Информация о Фиорине была скудной и устаревшей, что обуславливалось ее изолированным положением и особым статусом.

"Фиорина "Фурия"-161, - констатировал компьютер. - Завод по очистке минеральной руды внешнего покрова. Исправительно-трудовое заведение строгого режима".

Все эти слова предназначались для пассажиров, которые, увы, не могли их прочитать.

"Требуется ли дополнительная информация?” - запросил компьютер. Но когда никто вовремя не нажал на нужную кнопку, экран покорно погас.

Спустя несколько дней АСМ вошел в мутно-серую атмосферу Фиорины. От темных облаков над поверхностью планеты веяло чем-то неприветливым. Никаких зеленых или голубых пятен, никаких признаков жизни. Но каталог указывал на присутствие человеческих сооружений. К тому же прерывавшийся ранее сигнал радиомаяка перешел в постоянный.

Бортовые системы продолжали отказывать с обескураживающим постоянством. Компьютер АСМ изо всех сил пытался держать аппарат под контролем, включая то одно, то другое резервное устройство. Над пустынными посадочными площадками двигались облака цвета угольной пыли, а в холодных закупоренных постройках угрожающе отражались атмосферные молнии.

Компьютер пытался осторожно посадить АСМ. Для этого не требовались какие-то сверх усилия. Он работал бы так же и при ясном небе, и при более мягком ветре, и если бы оборудование работало исправно, а не давало регулярные сбои.

Прибор, отвечавший за посадку аппарата, не среагировал на команду снижения, а для повторного захода не было ни времени, ни силы, которая смогла бы это реализовать. Получив изображение неровной, сильнопересеченной местности вокруг радиомаяка, компьютер попытался совершить посадку на относительно гладком песчаном берегу.

Но дополнительные источники энергии не отвечали на запрос. Компьютер продолжал выполнять все сам. Такова была его работа. Но АСМ все равно упал прямо в море недалеко от берега.

Крепления и переборки внутри корабля пытались поглотить энергию удара. Металл и углеродные композиты застонали под действием сил, на противостояние которым они не были рассчитаны. Поддерживающие опоры треснули или погнулись, стены покосились. Компьютер сконцентрировал все свои усилия на сохранении четырех цилиндров. В создавшейся критической обстановке ни на что другое времени не оставалось. О себе компьютер не заботился. Самосохранение не входило в круг его задач.

Поверхность Фиорины была такой же скучной, как и ее небо. Среди ее черно-серых камней завывали ветры. Несколько скрюченных представителей флоры, укрывшиеся в углублениях среди скал, раскачивались на ветру. Потоки дождя бороздили поверхность холодных луж.

Безжизненные формы тяжелых машин дополняли мрачный ландшафт. Погрузчики, транспортеры, огромные экскаваторы и подъемники покоились там, где их оставили, слишком массивные и дорогие для того, чтобы эвакуировать их с невероятно богатого месторождения, где когда-то требовалось их присутствие.

Три массивных экскаватора для рытья породы были похожи на плотоядный червей. Их буровые установки замерли, операторские кабины были темны и необитаемы. Более мелкие машины и механизмы сбились в кучи, словно изголодавшиеся паразиты. Они как бы поджидали, когда заработает более крупная техника, чтобы получить свои крохи.

Чуть ниже этого места темные волны методически обрушивались на пляж из блестящего черного песка, растрачивая свою энергию на безжизненный берег. Никакие изящные членистоногие не скользили по поверхности этого мрачного залива. Птицы не устремлялись к волнам в поисках пищи.

Однако рыба в этих водах водилась. Это были странные удлиненные существа с выпученными глазами и маленькими острыми зубами. Люди, временные обитатели Фиорины, называвшие ее своим домом, выдвигали немало версий по поводу истинного происхождения этих рыб, но поскольку спорившие не принадлежали к типу людей, считавших длинные дискуссии о природе эволюции предпочтительным видом развлечений, они сходились на том, что эти обитатели океана в пищу годились. Любая свежая пища всегда приветствовалась. К чему выяснять происхождение того, что обрело свой конец в поварском котле, да к тому же, если эта вещь еще и вкусна.

По берегу брел человек. Он о чем-то задумался и особо не торопился. Его умное лицо было чем-то озабочено. Легкое пластиковое покрытие защищало его абсолютно лысую голову от дождя и ветра. Мимоходом он с раздражением пинал чужеродных насекомых, которые роились вокруг его ног, пытаясь проникнуть через пластиковое покрытие. В то время как прибывшие на Фиорину люди пытались найти пути использования сомнительной щедрости ее тяжелых вод, более примитивные местные формы жизни были не прочь попировать на самих пришельцах.

Полностью погруженный в свои думы, человек брел среди заброшенных буровых вышек и кранов. На его лице не было улыбки. В его поведении доминировала покорность судьбе, порожденная не столько убеждениями, сколько безразличием, поскольку его мало интересовало, что происходит сегодня и что будет завтра. Он любил всегда и во всем находить смысл, поэтому знакомые окрестности не сильно радовали его.

Какой-то звук заставил человека поднять голову. Он моргнул и протер мокрую защитную маску лица. Дальний гул привлек его взгляд к точке в небе. Из низкого облака вынырнул осколок спускающегося металла. Он мягко поблескивал, и его соприкосновение с воздухом порождало громкий свистящий звук.

Человек остановился, наблюдая за падением объекта в океан, но потом возобновил свое движение.

Пройдя полпути вдоль пляжа, он остановился и проверил свой хронометр, после чего развернулся и пошел обратно. Он бросил случайный взгляд в сторону океана. Ничего не видя, он и не ожидал ничего найти. Поэтому безвольное тело, возникшее вдруг на песке на его пути, оказалось сюрпризом. Человек слегка ускорил шаг и склонился над находкой. Волны лизали его ноги. Первый раз за многие годы человек вдруг почувствовал, как его сердце тревожно забилось. Это было тело женщины, и она была еще жива. Он перевернул ее на спину и взглянул в бесчувственное лицо.

Бежать за помощью, оставив ее здесь, означало отложить на какой-то срок лечение, от которого, может быть, зависела ее жизнь. Это даже если не брать в расчет маленьких, но довольно активных хищников, обитавших в некоторых частях Фиорины.

С усилием взвалив женщину себе на плечо, он медленно направился к шлюзу, откуда он вышел ранее.

Войдя внутрь, мужчина остановился, чтобы перевести дыхание, и продолжил движение по направлению к пункту смывания насекомых. Трое заключенных, которые работали на поверхности, старательно отмывались под горячей струей воды, смешанной с дезинфицирующим раствором. В качестве сотрудника медицинской службы Клеменз обладал некоторой властью. И именно сейчас этим воспользовался.

- Внимание!

Все с любопытством обернулись к нему. Клеменз редко шел на контакт с заключенными, за исключением приходивших к нему больных. Поэтому безразличие с лиц присутствовавших улетучилось, особенно когда они заметили тело на его плечах.

- К нам спустился АСМ.

Все переглянулись.

- Да не стойте же здесь! - вдруг рявкнул Клеменз, пытаясь отвлечь внимание людей от своей ноши. - Все быстро на берег, Там могут быть другие. И сообщите обо всем Андрузу.

Немного поколебавшись, люди зашевелились. Но даже выйдя из-под душа и одеваясь, они не отрывали глаз от принесенной Клемензом женщины.

Он не решался снять ее с плеч.


Глава 2


Андруз не любил работать с коммуникатором. Каждое использование оборудования фиксировалось. Связь в глубокое космическом пространстве обходилась очень дорого, поэтому предполагалось, что он будет обращаться к этому устройству только в случае крайней необходимости. Могло оказаться, что его оценка ситуации не совпала бы с мнением какого-нибудь гладкозадого тупицы из главного управления, и в этом случае ему могли урезать суммарную зарплату или отказать в присвоении очередного звания. При этом не было никаких шансов защититься, потому что к тому моменту, когда он выберется из этой дыры под названием Фиорина и вернется домой, наказавший его кретин либо успеет помереть, либо давно уже будет на пенсии.

Да какого черта ему беспокоиться? Все, кого он когда-либо знал, умрут до его возвращения домой. Однако эта мысль нисколько не уменьшила его желание совершить это столь часто предвкушаемое путешествие.

Вот почему он старался выполнять свою поганую работу как можно лучше и надеялся, что его поганые начальники когда-нибудь заметят его мастерство и профессионализм и предложат пораньше уйти на пенсию. Но сейчас возникла поганая непредвиденная трудность с единственным намерением усложнить его жизнь. Андруз питал крайнюю нелюбовь к непредвиденному. Одной из немногих компенсаций за его работу была ее устойчивая предсказуемость.

До сегодняшнего момента. И именно это заставило его обратиться к коммуникатору. Он разъяренно стучал по клавишам.

^ ФУРИЯ-161 - ТЮРЕМНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ КЛАССА С - ИРИС 12037154.

СООБЩЕНИЕ ОБ АВАРИИ АСМ 2650.

ПАССАЖИРЫ: БИШОП - АНДРОИД, НЕАКТИВЕН; ХИКС - КАПР. МОР. ПЕХОТЫ - L55321 - ММП <Мертв на момент прибытия>; РИПЛИ - ЛЕЙТ. КОС. СЛУЖ. - В515617 - ЖИВА; НЕОПОЗН. ДЕВОЧКА - ММП. ПРОШУ СРОЧН. ЭВАК. ВОЗМОЖНО СКОРЕЕ - ЖДУ ОТBETA.

^ СТ. ОФИЦ. АНДРУЗ.

(Время передачи 1844 - Фиорина) Вытащив из воды женщину, Клеменз торопился как можно быстрей доставить ее в помещение. Поэтому никто даже не задумался ни над ее состоянием, ни над ее полом. Размышления пришли позднее, и Андруз предвидел здесь проблемы.

Что касается самого АСМ, то его вытаскивали на берег с помощью быков. Конечно, любая техника рудника справилась бы с этой работой быстрее и без лишних усилий, но та, что находилась на поверхности, уже давно испустила дух, а те машины, которые размещались внутри комплекса, были слишком нужны обитателям, чтобы подвергать их воздействиям погодных условий. Даже если допустить, что люди будут аккуратно пользоваться ими. Проще было использовать менее прихотливый скот. Животные справлялись с работой довольно успешно, за исключением одного, которое впоследствии свалилось и сдохло, бесспорно, по причине того, что испытало непривычное напряжение от настоящей работы.

Когда АСМ оказался в пределах досягаемости единственного функционирующего на поверхности крана, оказалось достаточно просто забраться на пострадавшее спасательное судно и проникнуть внутрь. Андруз был на берегу, когда один из людей проделал это и, появившись вновь, объявил, что женщина прибыла не одна.

Старшему офицеру охраны это очень не понравилось. Еще больше сложностей, еще больше отклонений от спокойного ритма заведенного распорядка. Приходилось принимать дополнительные решения. А он этого не любил, потому что боялся ошибиться.

Капрал морских пехотинцев был мертв, так же как и несчастное дитя. Андроид тоже не брался в расчет. Андруз почувствовал некоторое облегчение. Приходилось иметь дело только с одной женщиной, и тем лучше. С ней тоже будет немало сложностей.

Кто-то доложил, что коммуникатор держит на линии сообщение. Оставив АСМ и его содержимое на попечение других, старший офицер направился обратно в центр управления. Это был крупный мужчина, неполных пятидесяти лет, мускулистый, сильный и решительный.

Он представлял собой совокупность всех тех качеств, без которых его бы не назначили на Фиорину.

Ответ был таким же кратким, как и его запрос:

^ ДЛЯ ФУРИИ-161 - ТЮРЕМНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ КЛАССА С 1237154 ОТ СЕТИ КОНКОМ 01500 - УИЛЕНД-ЮТАНИ. СООБЩЕНИЕ ПОЛУЧЕНО.

Очень содержательно. Андруз не сводил глаз с экрана, но больше никакой информации не поступало. Никаких версий, никаких запросов дополнительной информации, никаких элегантных обобщений. Ни критических замечаний, ни одобрения. Он как-то ожидал большего.

Конечно, он мог запросить снова, но вышестоящие инстанции, скорее всего, сочтут это излишним и затраты удержат из его зарплаты. Хотя они, конечно, ответили. Пусть даже не дали точной информации. Ничего не оставалось, как действовать по своему усмотрению.., и ждать.


***


Еще один сон. Во сне не ощущаешь времени. Сны бывают очень реальными, бывают фантастическими, но люди редко видят во сне часы.

Она осторожно приближалась с двухзарядным огнеметом к криогенным цилиндрам. Быстрый осмотр показал, что все три пассажира в целости и сохранности. Неподвижно лежали части Бишопа. Ньют, неземная в своей детской красоте, которая так не увязывалась с местом и временем, где она оказалась не по собственному желанию. Хикс, умиротворенный, нетронутый. Она немного поколебалась, прежде чем подойти ближе, но его купол оставался закрытым. Глаза тоже.

Вдруг какой-то звук заставил ее быстро обернуться, нажав на кнопку на боковой части оружия, хотя ее дрожащий палец и без того находился на курке. Механизм издал глухой щелчок. Это было все. Она неистово нажала снова. Из одного дула на некоторое время появилось короткое пламя, но тут же исчезло.

Она панически осмотрела оружие, проверяя уровень заполнения, курок и все, что было видно. Вроде бы все было в норме. Оно должно работать, оно просто обязано работать... - Что-то приближалось к ней. Ей снилось, как она осторожно пятится назад, стараясь приблизиться к стене. Оно надвигалось все ближе.

Она слишком хорошо знала, что это было. Ее пальцы неустанно боролись с капризным механизмом. Она была уверена, что найдет неисправность. Ей нужна была всего одна минута. Перезарядить, взвести, и можно снова стрелять. Полминуты. И тут она посмотрела вниз.

Между ее ног лежал хвост чужого.

Она с криком упала прямо в его поджидающие объятия, пытаясь оттолкнуться огнеметом. Но одна лапа тут же впилась в оружие, разломав его пополам, другая схватила ее. Она отчаянно лупила кулаками по блестящей груди. Но теперь все это было бесполезно.

Чужой обхватил ее и бросил на ближайший цилиндр. Ее лицо плотно прижалось к холодному неорганическому стеклу. Внизу Хикс открыл глаза и широко улыбнулся.

Она закричала.


***


Лазарет был большим и почти пустым. Он примыкал к гораздо большему медицинскому помещению, предназначенному для ухода за десятками пациентов в день. Горняки, для которых все это предназначалось, уже давно покинули Фиорину. Они выполнили свою задачу много лет назад, добыв всю полезную руду, после чего вслед за ней отправились домой. Остались только заключенные, а они не нуждались в таких обширных помещениях.

Поэтому из большого блока было извлечено все, представляющее какую-либо ценность, а меньшее хирургическое отделение было передано тюрьме. Так было дешевле. Экономилось отопление и деньги. А там, где дело касалось заключенных, это был самый лучший выход.

Это не означало, что последним ничего не оставили. Запасов и оборудования более чем хватало. Компания могла позволить себе быть великодушной. Кроме того, транспортировка даже самых необходимых материалов обходилась дорого. Лучше кое-что оставить на месте, то, что похуже, проявив тем самым сострадание. Хорошая реклама всегда стоит дороже оборудования.

Ну и потом, кроме технического оснащения, был Клеменз. Он был слишком хорош для Фиорины, хотя в этом было бы трудно убедить кого-нибудь, знакомого с его делом. Правда, он сам и не стал бы никого убеждать. Но заключенные знали, что им просто повезло. А многие из них были не так уж глупы. Просто имели довольно скверный характер. Это было то сочетание, которое позволяло некоторым людям стать руководителем промышленности или столпом правительства. У других это приводило к деградации. Когда эта ситуация возникала внутри человека, то его либо лечили, либо изолировали в местах, подобных Земле.

Если же все вырывалось наружу, принося вред безвинным, то это приводило человека куда-нибудь еще. Например, на Фиорину. Клеменз был лишь одним из многих, кто слишком поздно понял, что его личная тропа свернула с нормального человеческого и приведя его в такое место.

Женщина пыталась что-то сказать. Ее губы шевелились, и она пыталась приподняться. Клеменз склонился над ней, приблизившись ухом почти к самому ее рту. Но он смог расслышать только какие-то булькающие и гортанные звуки.

Он выпрямился и повернул ее голову набок, мягко, но настойчиво. Хватая ртом воздух и икая, она наконец-то выплеснула поток темной соленой воды. Приступ рвоты закончился быстро, и она снова впала в забытье. Он вернул ее голову в прежнее положение. У нее были нежные черты лица, почти детские, несмотря на возраст. Что-то в ее лице напоминало человека, который в качестве туриста провел слишком много времени в аду.

Если любого сбросить на АСМ, а потом разбудить во время глубокого сна ударом о воду, на него бы это тоже наложило определенный отпечаток, подумал Клеменз.

Дверь лазарета мягко сработала, пропустив Андруза и Эрона. Старший офицер и его заместитель не приводили Клеменза в восторг. Но в то же время он понимал, что Андруз тоже не испытывает нежных чувств к единственному медицинскому технику заведения. Хотя по своему статусу Клеменз был на голову выше обычных обитателей этого заведения, он по-прежнему был заключенным, отбывающим свой срок, и ни один из вошедших не позволял ему забывать об этом. Хотя он об этом и так помнил. Многое на Фиорине давалось трудно, но что-то забыть было невозможно.

Они остановились у кровати и уставились на неподвижную женщину.

Андруз что-то проворчал про себя.

- Как ее состояние, мистер Клеменз?

Медик слегка откинулся назад на стуле и поднял глаза на человека, представлявшего собой чуть ли не владыку и хозяина Фиорины.

- Она жива.

Андруз одарил техника ехидной ухмылкой.

- Благодарю вас, мистер Клеменз. Это очень полезно. И пока я не захочу, чтобы было иначе, это означает также, что у нас возникла проблема, не так ли?

- Не беспокойтесь, сэр. Я думаю, мы сможем ее вытянуть. Внутренних кровотечений нет, ничего не сломано, никаких серьезный растяжений. Я думаю, она полностью поправится.

- Именно это, как вы знаете, мистер Клеменз, и заботит меня.

Он оценивающе посмотрел на лежавшую в кровати женщину.

- Лучше бы она не появлялась здесь. Лучше бы ее сейчас здесь не было.

- Мне не хотелось бы, чтобы мои слова звучали неуважительно, сэр, но мне кажется, она охотно согласилась бы с вами. Основываясь на том, что мне сообщили о ее приземлении, и лично увидев текущее состояние АСМ, я придерживаюсь мнения, что у нее не было особого выбора в этом вопросе. У вас есть какие-либо предположения по поводу того, откуда они взялись? С какого корабля?

- Нет, - пробормотал Андруз. - Я сообщил обо всем Уэйленд-Ютани.

- Они ответили? - Клеменз держал Рипли за запястье, как бы проверяя ее пульс.

- Если это можно назвать ответом. Они подтвердили получение моего сообщения. Вот и все. Полагаю, что они не очень были настроены поболтать.

- Это можно понять, если потерянный корабль представляет для них интерес. Скорее всего, они там носятся как сумасшедшие, пытаясь сообразить, что означает ваше сообщение.

Последнее ему очень понравилось, потому что он представил себе всполошившихся снобов Компании. - Сообщите мне, если ее состояние изменится.

- О том, когда она будет испускать дух?

Андруз пристально посмотрел на него.

- Я достаточно расстроен тем, что уже произошло, Клеменз. Будьте осторожны. Не усложняйте обстановки. И не заставляйте меня думать об этом таким образом. Нам не нужны слишком тяжелые заболевания. Вас, должно быть, удивит, но я хочу, чтобы она жила. Хотя, если придет в себя, то ей может показаться иначе. Пошли, - обратился он к своему доверенному слуге. Оба мужчины удалились.

Женщина тихо застонала, ее голова заметалась по подушке. Это была либо физическая реакция, либо побочные эффекты на медикаменты, которые он ввел в нее, подумал Клеменз. Он сел возле нее и начал наблюдать, радуясь возможности просто быть рядом с ней, смотреть на нее, чувствовать ее запах. Он уже совершенно забыл, что значит находиться рядом с женщиной. Вместе с ее появлением всплыли какие-то обрывочные воспоминания. Несмотря на кровоподтеки и ушибы, она довольно-таки красива, подумал он. Даже гораздо больше, чем он мог ожидать.

Она снова застонала. Нет, это не от действия лекарств, решил он, и не от боли. Ей что-то снилось. Боль здесь ни при чем. Но, как бы то ни было, сны не повредят ей.


***


Освещенный тусклым светом зал для собраний был четырехэтажным. Люди свешивались с перил второго этажа, вполголоса переговариваясь друг с другом. Некоторые из них курили различные комбинации из трав и химических веществ. Верхние уровни были пустыми. Подобно большинству шахт Фиорины, эта предназначалась для гораздо большего числа людей, чем две дюжины человек, собравшихся сейчас в ее глубинах.

Они собрались по требованию старшего офицера. Все двадцать пять. Жесткие, худые, лысые, молодые и не очень молодые, и такие, для кого молодость была лишь приятным воспоминанием, Андруз расположился напротив них. Его заместитель сидел рядом Клеменз стоял в стороне и от заключенных и от тюремщиков, как бы согласно своему особому положению.

Два надзирателя и двадцать пять заключенных. Они в любой момент могли наброситься на старшего офицера и его помощника и относительно легко справиться с ними. Но что было бы дальше? Мятеж позволил бы им только управлять тем, чем они и так управляют. Им некуда было бежать, на Фиорине не было лучшего места, куда бы им доступ был запрещен. Когда прибудет очередной грузовой корабль, его экипаж быстро поймет ситуацию, не станет сбрасывать приготовленный для них груз, а вместо этого отправит сообщение о случившемся. После чего сюда прибудут вооруженные солдаты для расправы с мятежниками, а всем участникам мятежа, оставшимся в живых, продлят срок заключения.

Мелкие удовольствия, которые может доставить неподчинение властям, не стоят и одного лишнего месяца, проведенного на Фиорине, не говоря уже о двух-трех годах. Это отлично понимали даже самые закоренелые уголовники. Поэтому никаких мятежей против Андруза не возникало. Чтобы выжить, и, что еще важнее, покинуть Фиорину, заключенным следовало добросовестно выполнять все предписания. Возможно, заключенные и были недовольны, но они вели себя мирно.

Оглядев бормотавшую толпу. Эрон нетерпеливо повысил голос:

- Ну, ладно, ладно. Давайте сообща все обсудим. Хорошо?

Прошу вас, мистер Диллон.

Вперед выступил Диллон. Он был лидером среди заключенных, и не только из-за внушительного вида и силы. Он носил пенсне, но больше по традиции, чем по необходимости. Хотя Диллон предпочитал его контактным линзам и, уж конечно, от Компании нечего было ожидать, чтобы она стала бы тратить время и деньги для обеспечения заключенных трансплантацией. Но пенсне очень подходило Диллону. Это была антикварная вещь, какая-то фамильная реликвия, чудом пережившая столько поколений.

Единственный пучок волос, свисавший с его лысой головы, медленно покачивался при ходьбе. Ему стоило немалых усилий и времени очищать это украшение от надоедливых насекомых Фиорины, но Диллон терпел подобное неудобство ради этого небольшого утверждения индивидуальности.

Он прочистил горло.

- Господи, дай нам терпения. Мы знаем, что мы всего лишь жалкие грешники в руках Божьих. Да не разорвется круг.., раньше назначенного часа. Аминь.

Это была короткая молитва. Но этого было достаточно. Когда Диллон закончил, заключенные подняли вверх правые кулаки и тихо опустили их вниз. Этот жест демонстрировал покорность, а не открытое неповиновение. На Фиорине неповиновение каралось отторжением от общества заключенных, иногда и ранней могилой.

Если ты начнешь выходить за рамки дозволенного, Андруз избавится от тебя безо всякого вреда для себя. Никто не стоял над ним, чтобы проверять правильность его действий. Не было такого суда, который стал бы разбираться, от чего умер заключенный. Андруз сам вносил предложения и сам же их осуществлял. Но все-таки самым замечательным фактом было то, что, несмотря на свой тяжелый характер, Андруз был человеком справедливым. Заключенные считали, что им просто повезло. Ведь могло быть и наоборот.

Он оглядел своих подчиненных. Он видел каждого насквозь. Знал их достоинства и слабости, знал, что им не нравится. Он отлично помнил все их грехи, подробности их личных дел. Некоторые из них были просто опустившимися людьми, другие же были просто фатально антиобщественны. Между первыми и вторыми была огромная разница. Он старательно прокашлялся.

- Благодарю вас, джентльмены. Было много разговоров о том, что произошло сегодня утром. Поэтому, чтобы не было поверхностной информации, мы избавимся от лишних сплетен.

- Факты таковы. Как некоторые из вас уже знают, во время утренней вахты, в шесть ноль-ноль, здесь потерпел крушение АСМ модели 337. Один пассажир жив, двое погибли, а четвертый, андроид, поврежден до такой степени, что нет надежды его отремонтировать.

Он помолчал, как бы подождав, пока слушатели усвоят информацию.

- Уцелевший пассажир - женщина.

Зал оживленно загудел. Андруз прислушивался к этому гулу, присматривался, пытаясь понять реакцию. Она не была плохой.., пока.

Один из заключенных повис на верхних перилах. Морсу было под тридцать, но он выглядел старше своих лет. Фиорина быстро старит прибывших сюда не по своей воле. Он выставил напоказ большое количество анодированных золотом зубов, последствие ряда определенных антиобщественных действий. Золотая окраска была выбрана из косметических соображений. Казалось, что он был раздражен, хотя это было его обычное состояние.

- Я хочу сказать, что когда я прибыл сюда, то дал обет безбрачия. А это означает - никаких женщин. Никакого секса ни под каким видом.

Он возбужденным взглядом обвел собрание.

- Мы все дали такой обет. И в данном случае я не понимаю политики Компании, допускающей ее проникновение сюда...

Пока Морс это бубнил, Эрон шепнул своему начальнику:

- Не правда ли, нахальный тип?

В конце концов Диллон выступил вперед, и его голос звучал тихо, но твердо.

- Брат хотел сказать, что мы рассматриваем присутствие любого постороннего, в особенности женщин, как нарушение гармонии, как потенциальную трещину в нашем духовном единстве, проводящем нас через каждый день и хранящем нас в здравом уме. Вы слышали, что я сказал, господин старший офицер? Вы поняли, что я имею в виду?

Андруз спокойно выдержал пристальный взгляд Диллона.

- Поверьте, мы полностью разделяем ваши чувства. Уверяю всех вас, что будет сделано все, чтобы устранить причины вашей озабоченности и как можно скорее уладить это дело. Я думаю, что в этом заинтересованы все.

Толпа снова загудела.

- Думаю, что вам будет приятно узнать, что я уже послал запрос относительно спасательной команды. Будем надеяться, что они появятся здесь в пределах недели, чтобы эвакуировать ее как можно скорее.

Из зала прозвучал вопрос:

- В пределах недели, господин офицер? Еще никто не добирался сюда так быстро. Из любой точки.

Авдруз посмотрел на говорившего.

- Очевидно, речь идет о корабле, направляющемся в Мотини. Этот полет планировался несколько месяцев назад. Данная ситуация имеет чрезвычайный характер. Есть ряд обязательных правил, с которыми считается даже Компания. Я уверен, что они свяжутся с ним, в конце концов просто выведут пилота из глубокого сна и направят в нашу сторону. И это позволит все уладить.

Конечно, он не знал, так ли это будет, но это была логичная линия поведения Компании, поэтому Андруз так уверенно высказывал свое предположение. Если направлявшийся в Мотини корабль не отклонится от своего курса, то он будет действовать по своему усмотрению. Надо преодолевать критические ситуации по мере их возникновения.

Андруз поглядел на Клеменза.

- Вы уже можете сделать свое заключение?

Медицинский техник медленно и многозначительно почесал подбородок.

- Своего рода - да. На данный момент это все, чего я ñìîã добиться с тем, что мы здесь имеем.

- Только не надо жаловаться. Каково ее состояние?

Клеменз прекрасно знал, что все глаза устремились на него, не он не обращал на них внимания, продолжая обращаться к старшему офицеру.

- Серьезных повреждений нет. В основном кровоподтеки н синяки. Хотя одно ребро может оказаться сломанным. Если это так, то это только трещина. Гораздо большую потенциальную опасность представляет то, что она слишком резко вышла из глубокого сна.

Он помолчал, собираясь с мыслями.

- Я всего-навсего техник, но даже я могу утверждать, что она нуждается в специальном уходе. Если человек резко прерывает анабиозный сон без соответствующих биофизических приготовлений, могут возникнуть определенные трудности. Непредсказуемые побочные эффекты, скрытые осложнения в органах дыхания и кровообращения, разрушение клеточных структур, которые могуч проявиться спустя несколько дней или недель - все это я не смогу диагностировать, а тем более обеспечить соответствующее лечение. Я очень надеюсь, что на спасательном судне есть полное медицинское оборудование.

- Она будет жить? - спросил его Андруз.

Медик пожал плечами. Он знал, что старший офицер любит слушать только то, что ему хочется услышать.

- Поскольку до сих пор ухудшений в ее состоянии нет, то, думаю, что да. Только не надо цитировать эти мои слова. Особенно дипломированному врачу.

- А чего вы боитесь? - хихикнул кто-то за спиной. - Что вас обвинят в преступной небрежности при лечении?

Кое-где раздался неприветливый смех.

Андруз быстро вступил, чтобы не Клеменз, ни кто другой не успел что-нибудь сказать.

- Послушайте, мы не наивные дети. В наших интересах, чтобы женщина не выходила из лазарета до прибытия спасательной группы. И уж ни в коем случае без сопровождения. С глаз долой, из сердца вон, не так ли?

Никто не пытался прокомментировать сказанное.

- Поэтому давайте вернемся к заведенному распорядку и не будем понапрасну волноваться. Все согласны? Ну, вот и славно.

Он поднялся.

- Благодарю вас, джентльмены.

Никто не шелохнулся. Диллон обернулся и мягко сказал:

- Все в порядке.

Собравшиеся стали медленно расходиться, возвращаясь к своим обыденным делам. Андруз нисколько не обиделся на это неуважение. Это была своего рода поза, а в малых количествах это можно было позволить. Это льстило их самолюбию.

Как и следовало ожидать, собрание прошло хорошо. Андруз считал, что справился со сложившейся ситуацией должным образом, вовремя положив конец сплетням и измышлениям. И в сопровождении Эрона он направился в свой офис.

Однако, более информативный ответ Компании оказался бы очень кстати.

У выхода Диллон преградил путь Клемензу. Тот удивился:

- Вы что-то хотите мне сказать?

Огромный мужчина утвердительно кивнул: - Док, будьте поосторожнее с этой женщиной.

Клеменз улыбнулся.

- В ее состоянии трудно кому-то навредить. Разве мы не должны помогать всем детям божьим?

- Еще неизвестно, чье она дитя.

Мужчины пристально посмотрели друг на друга. Потом Диллон отошел в сторону, пропуская медтехника. Он еще долго провожал взглядом Клеменза, пока тот не скрылся в проходе тоннеля "D".


***


Женщина неподвижно лежала на кровати, но она уже не стонала. Клеменз проверил упаковку для внутривенного вливания, прикрепленную к ее руке. Не зная специфики ее состояния, он был вынужден лечить ее от общего истощения. Вместе с глюкозой и сахарозой в состав упаковки входили растворы толерантных антибиотиков, реанимационно-усыпительные препараты и обезболивающие. Ее индивидуальная дискета была повреждена во время кораблекрушения, поэтому Клемензу приходилось обходиться без важной информации, которую та содержала. Он тщательно следил, как ее организм реагирует на лекарства, но никаких аллергических реакций не обнаружил.

Клеменз с удовлетворением заметил, что упаковка на руке женщины почти пуста. Это означало, что тело усвоило восстановительный раствор. Контрольные огни аппарата наблюдения за жизненно важными органами горели зеленым светом, когда он обследовал грудь и череп. Ободренный этим, Клеменз вставил ампулу в инъектор и слегка повернул руку женщины.

Ее глаза внезапно открылись, словно до этого она только притворялась спящей. Испугавшись такой быстрой реакции, Клеменз заколебался. Она спросила, показывая на аппарат в его руках:

- Что это?

- Универсальный инъектор.

- Я вижу. Но вы же знаете, что имею в виду Он слегка улыбнулся.

- Это легкий коктейль, приготовленный по моему рецепту. Помогает открывать глаза. Адреналин, несколько специально подобранных эндорфинов и парочка таинственных белков. Для аромата. Думаю, что ваш организм в состоянии это усвоить. Через пять минут вы будете чувствовать себя гораздо лучше.

Она продолжала смотреть на него настороженно.

- Вы врач?

Он пожал плечами и оглянулся, словно от такого вопроса ему сделалось неуютно.

- Медицинский техник. У меня всего лишь класс З-С. Но лучшего вы все равно здесь не найдете.

Наклонившись вперед, он осмотрел ее волосы.

- А вот ваши волосы мне придется сбрить. Мне бы следовало сделать это сразу, но как-то руки не доходили.

Рипли даже села от удивления, прикрывая грудь простыней.

- Смотрите на это проще. Я не убийца. Хотя вы еще встретитесь с ними здесь.

- Но зачем брить мои волосы?

- Микроскопические паразиты. Плотоядные членистоногие. Это очень распространенное явление на Фиорине. К счастью, они не находят человека особенно вкусным.., за исключением кератина <Кератины - волокнистые белки, входящие в состав рогового слоя волос, ногтей, шерсти, перьев, рогов, копыт.> в его волосах. По какой-то причине они не испытывают такого же аппетита по отношению к ногтям. Может быть, какие-то примеси. Игнорируя всю научную классификацию, мы называем их вшами.

- Но разве нельзя использовать какие-то растворы или профилактические шампуни? - Рипли не сводила глаз с бритвы.

- Компания пыталась внедрить нечто подобное, когда здесь еще только начинали добывать руду, но увы. Оказалось, что любое средство, достаточно сильное, чтобы подействовать на паразитов, вызывает появление волдырей на коже. Достаточно неприятно иметь их на голове, а ниже - гораздо хуже. Бритье оказалось простым, дешевым и самым эффективным средством. Правда, некоторые ребята пытаются сохранить некоторую поросль, отчаянно борясь со вшами. Например, брови. Но только не думайте, что все только и делают, что заботятся о таких преходящих вещах, как брови. А вот густая шевелюра вне вопроса. Конечно, вы можете попытаться жить со вшами, но они сведут вас с ума постоянными укусами...

- Хорошо, хорошо, - быстро сказала Рипли. - Я все поняла.

- Я дам вам электрическую бритву для обработки.., нижних частей. Когда вы почувствуете себя лучше, то сможете заняться этим. Конечно, лазарет - это одно из самых стерильных помещений сооружения, так что в течение некоторого времени вам будет спокойно, но эти мелкие твари довольно быстро разыщут вас и здесь. Они слишком малы, чтобы от них можно было отгородиться. Так что побрейтесь, и они не будут докучать вам.

Она на какое-то время задумалась, но потом утвердительно кивнула.

- Меня зовут Клеменз. Я являюсь главным медицинским сотрудником здесь, на Фурии-161.

Рипли удивленно подняла брови.

- Это не похоже на код рудника.

- Первоначально здесь был рудник. Но вся руда была извлечена, очищена и отправлена отсюда много лет назад. Уиленд-Ютани вложила немало денег в здешние строения и оборудование, которые пришлось оставить, поэтому, чтобы получить хоть частичную компенсацию, они сдали сооружение в аренду под тюремное заведение строгого режима. Так что все остались в выигрыше. Общество избавилось от наиболее нежелательных своих представителей, а Компания приобрела бесплатных сторожей для своего имущества. Все извлекли пользу, кроме нас, посланных сюда.

Он протянул руку с инъектором.

- Не возражаете? Своего рода стабилизатор.

Осмотрев помещение, Рипли почувствовала себя теперь в большей безопасности, чтобы позволить Клемензу приблизиться.

- Как я сюда попала?

- Вы потерпели крушение на АСМ. Никто не знает, что произошло с вашим основным кораблем и что заставило вас срочно эвакуироваться с него. Если Харри Андруз и в курсе - это наш старший офицер - то пока умалчивает об этом. Но что бы там ни произошло с кораблем, системы управления АСМ тоже вышли из строя. Мы вытащили его. Сам я внутри не был, но судя по его внешнему виду, могу сказать, что вы чудом спаслись.

Рипли сглотнула.

- Что с остальными?

- Я сам пытаюсь это понять. Где все остальные члены экипажа? Они спаслись на других АСМ?

- Остальных членов экипажа нет, - холодно сказала Рипли. - Это очень длинная история, и сейчас мне не хотелось бы об этом рассказывать. Я имела в виду тех, кто был на АСМ со мной. Сколько их было?

- Двое. Ну, трое, если считать андроида.

Он замолчал.

- Боюсь, что они..

- Что?

- Не выжили.

Она о чем-то надолго задумалась, но потом резко замотала головой.

- Я хочу осмотреть судно. Я должна во всем убедиться сама.

Рипли попыталась сесть, но Клеменз положил ей на плечо руку.

- Успокойтесь. Как ваш лечащий врач, я не считаю ваше состояние подходящим для этого.

- Но ведь вы же не врач?

Она соскользнула с другого края кровати и встала, выжидая, совершенно раздетая.

- Вы мне дадите какую-нибудь одежду, или мне так идти?

Клеменз задумался, пытаясь принять какое-то решение и втайне радуясь, что может любоваться ею в вертикальном положении.

- Отдавая дань специфике местного населения, я бы настойчиво предложил вам одеться.

Он поднялся и, открыв какой-то ящик в дальней части лазарета, начал перебирать его содержимое.

- Помните, когда вы будете резвиться в нашей маленькой стране чудес, что обитателями тюрьмы являются лица исключительно мужского пола. Они не видели женщин на протяжении многих лет. Между прочим, я тоже.

Рипли терпеливо ждала, положив руку на бедро, и оценивающе смотрела на Клеменза.

- Что касается вас, то мне не стоит беспокоиться, ведь вы же "не доктор", не так ли?

Как Клеменз ни старался, он не смог сдержать улыбки.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Алан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1 iconАлан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1
Странная вещь эти кошмары. Они подобны время от времени повторяющимся приступам какого-то хронического заболевания
Алан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1 iconАлан Дин Фостер чужой глава 1
Профессиональные творцы снов были одновременно и самыми организованными, и самыми непредсказуемыми из творческих людей. Они ткали...
Алан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1 iconАлан Дин Фостер чужие глава 1
По-видимому, обе особи потомки древних хищников. Но если вид, к которому принадлежит женщина, отличается генетической наклонностью...
Алан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1 iconАлан Дин Фостер Хроники Риддика
Риддик в компании с новыми друзьями противостоит жестокому Лорд-маршалу, предводителю нового крестового похода против всего живого...
Алан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1 iconСияние скверны
Пролог 2, Глава 1 2, Глава 2 7, Глава 3 22, Глава 4 38, Глава 5 45, Глава 6 67, Глава 7 81, Глава 8 103, Глава 9 119, Глава 10 –...
Алан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1 iconДин! Прекрати! Дин!
Дин смеется, а Сэм, передернувшись, вытирает шею и выкарабкивается из-за кровати, куда он свалился в попытке отбиться от диновых...
Алан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1 iconСодержание Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Эпилог Глава 1
И ведь прекрасно понимаю, что ничего страшного в ней прятаться не может. Чертей, демонов и прочей нечисти не существует, это знают...
Алан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1 iconБлагодарности Предисловие Глава первая Глава вторая Глава третья Глава четвертая Глава пятая Глава шестая Глава седьмая Заключение Примечания литература
Рекомендовано в качестве учебного пособия для дополнительного образования Министерством образования Российской Федерации
Алан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1 iconХофманн Альберт лсд мой трудный ребенок
Химические модификации лсд глава Использование лсд в психиатрии Глава От лекарства к наркотику Глава Мексиканские родственники лсд...
Алан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1 iconСергей влахов сидер флорин непереводимое в переводе
При переводе следует добираться до непереводимого, только тогда можно по- настоящему познать чужой народ, чужой язык
Алан Дин Фостер чужой- 3 Глава 1 iconПравила бега гордона пири 7 глава первая введение 8 глава вторая причины спортивных неудач 17 глава третья травмы, техника, обувь 27 глава четвертая тренировка 43

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы