Арто\nПаасилинна\nСын\nБога Грома icon

Арто Паасилинна Сын Бога Грома


НазваниеАрто Паасилинна Сын Бога Грома
страница6/20
Размер0.71 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


— А я смогу прочитать? — заинтересованно спросил Рутья.

Он взял книгу, покрутил и, расположив правильным образом, принялся читать. Сначала он запинался, однако довольно быстро дело пошло бодрее. Раз Сампса умел читать, значит, и у Рутьи все должно получиться! Рутья удивился, как это в таких маленьких закорючках содержатся разные мысли и как, складывая их в слова, можно понять, о чем рассказывается в книге.

Удивительное изобретение! Это сам Сампса придумал?

— Ты мне начинаешь нравиться — у нас на небесах никто не умеет читать. Да и книг-то нет.

Сампса рассказал, что люди начали писать и печатать книги много сотен лет тому назад. Он поведал, что книги печатают на специальных станках. А букв немного, всего около тридцати. Из букв составляют слова, из слов предложения и т. д.

Рутья снова задумчиво наморщил лоб. И сколько же букв надо написать, чтобы из них вышла целая книга?

Сампса рассказал, что людей, которые складывают буквы в слова и пишут книги, называют писателями. А некоторые люди даже сделали это своей профессией.

— Тяжелая профессия, — уважительно произнес Рутья. — Тяжело, наверное, буквы по одной складывать. А почему нельзя, например, взять букву «у» и одним махом напечатать ее сто тысяч раз? А потом «а», и все остальное…

Сампса принялся объяснять: чтобы получились слова, каждую букву надо писать отдельно. Так что работу писателя ни за что не получится каким-то образом организовать и систематизировать, с этим ничего не поделаешь.

— Какое счастье, что я бог, а не писатель, — с облегчением произнес Рутья.

И он прочитал вслух отрывок из книги, которую держал в руках. Это был роман про Мурманский легион автора Юкки Невакиви.

«После похода на озеро Паанаярви в 1919 году стали ходить разговоры, что в Финляндию надо вернуться со знаменем победы в руках. И главнокомандующие наряду с остальными стали раздумывать о возможности остаться в Восточной Финляндии. Местное карельское население ничуть не возражало против этой затеи: если легионеры решат остаться, то из соображений безопасности они вряд ли рассеются на редконаселенной карельской земле, скорее, наоборот: они решат поселиться на незаселенных русскими землях на берегах Белого моря. Там они могут заняться издавна знакомым делом — работой на лесопилках и лесосплавом. Эта идея вполне соответствовала представленному в парламенте миграционному плану Эдварда Гюллинга и Оскари Токойя и к тому же полностью соответствовала идее Гюллинга о господствующей в Восточной Финляндии идее народного коммунизма. Против этой идеи выступали как Северо-Российское правительство, возникшее под крылом Британии, так и осевшие в Финляндии эмигранты из Карелии. Это обстоятельство еще больше сплотило финнов и красных активистов-легионеров».

Рутья задумчиво держал книгу в руках. Прочтенный текст произвел на него сильное впечатление. Он подошел к книжной полке, оглядел ряды книг, осторожно провел пальцем по корешкам.

— Значит, это и есть книги? В которых и в самом деле много букв? Удивительно!

глава 7

Всю первую половину дня Сампса Ронкайнен рассказывал Рутье Ронкайнену о своей жизни. Он хотел, чтобы Бог как можно больше узнал о людях, с которыми ему предстояло жить в ближайшее время. Он подробно рассказал о своей деятельности, в качестве владельца усадьбы и хозяина антикварного магазина. И передал ключи от всех строений, от машины и магазина в Хельсинки. Сампса вытащил бухгалтерские документы (по поместью и магазину) и объяснил что к чему. Открыл все шкафы, достал одежду, нижнее белье, галстуки, обувь, в общем, абсолютно все личные вещи, вплоть до бритвенных принадлежностей. Принес и портфель, и кошелек.

Эти простые и недорогие вещи не особо понравились Сампсе. Он спросил, нет ли у Рутьи чего-нибудь получше. Дорогие костюмы, красивая обувь, шуба из медвежьей шкуры, в конце концов?

— Нет, — печально признал Сампса. — Портфель вот из натуральной кожи, но и он имеет потрепанный вид.

Рутья с огромным рвением принялся изучать законы человеческого мира. Ведь он лишь наполовину был человеком, а на вторую половину — богом.

Пока изучение новой роли происходило без особых проблем.

Он быстро постигал законы окружающего мира, иногда задавая уточняющие вопросы:

— Выходит, водитель должен сесть в машину с левой стороны, на переднее сиденье около круглого колеса управления. Кажется, вы называете его «руль», да? Ногу поставить на педаль сцепления и повернуть ключ, чтобы завести мотор, да?

— Совершенно верно, — ответил Сампса.

— А правой рукой тем временем надо передвинуть эту трость вперед и включить первую передачу. Затем посмотреть вперед, в левое боковое зеркало и лишь потом нажать на газ. Я правильно все сказал?

Сампса рассказал, что на машине принято ездить по дорогам, которые специально для этого проложены. Главное правило заключается в том, что следует ехать по правой стороне, или полосе, дороги. Это очень важно и записано в Правилах дорожного движения.

— А по краям дороги встречаются дорожные знаки, которые объясняют, как надо ехать на данном участке дороги. Если собираешься впервые проехать по какой-то дороге, стоит заранее изучить маршрут по карте. На перекрестках следует сбавлять скорость и внимательно смотреть по сторонам, чтобы не столкнуться с другой машиной, иначе можно попасть в аварию, — продолжил Сампса инструкции.

— Ну, надо же! Как все продумано! — восхитился Рутья.

Сампса попросил Рутью съездить в магазин за продуктами, дал сто марок и объяснил, что для совершения покупки необходимы деньги.

— И за эту бумажку продавец даст мне еды? Правда?

— Совершенно верно.

Рутья сунул кошелек в карман.

— Видимо, это странный торговец. Хотя, наверное, в нынешней Финляндии так принято…

Рутья отправился на машине в магазин. Глядя из окна, Сампса увидел, как он несколько раз обошел машину в поисках передней левой дверцы, нашел, залез внутрь и завел мотор. Движок возмущенно взревел, очевидно, Рутья нажал на газ от души. Сампса подумал, что ничего хорошего из поездки не выйдет. Только бы сын Бога грома не угодил в аварию, ведь и погибнуть может! Что тогда будет с Сампсой? Придется до конца своих дней жить в облике Рутьи? Но, с другой стороны, ему не нужна будет еда, да и вообще он сможет обходиться без всего земного. Выходит — причин для особого беспокойства нет.

Рутья сдал назад так, что за машиной поднялось громадное облако пыли. Затем вырулил в переулок и помчался на большой скорости вперед. Через пару секунд он выехал на проселочную дорогу и вскоре пропал за лесом. Облако пыли из-под колес следовало за ним, поднимаясь высоко над кронами деревьев.

Рутья напряженно вглядывался в дорогу через лобовое стекло. Он заметил, что у машины при движении громко ревет мотор и колеса бегут вперед. Он развил высокую скорость, и приходилось изо всех сил сжимать руль, чтобы удержать машину на дороге.

Рутья был в восторге! Он умеет управлять автомобилем! Он научился ходить в туалет и испражняться, завтракать, читать книги и бриться. А теперь вот — и ездить на машине!

Стрелка спидометра показывала более ста километров в час. Это много или мало? Рутья решил, что мало, и нажал на газ. Машина пронеслась через деревню Пентеле.

«Ну и классно же быть финном», — подумал Рутья, лихо заворачивая во двор магазина. И остановился, взвизгнув тормозами.

В это время из магазина выходил один из местных жителей.

Увидев Рутью, он произнес презрительным тоном что-то вроде:

— Кажется, это старое веретено Ронкайнен проснулся. — И добавил: — Не иначе, Анелма пнула его как следует.

Рутья вошел внутрь. Там он внимательно оглядел продавца и покупателей: вот они, настоящие финны. Те, кого он собрался обращать в правильную веру.

В этот момент в магазине находились Нюберг, пара хозяек среднего возраста и мальчишка-школьник. Рутья дал хозяину лавочки сто марок и список покупок и попросил поменять деньги на продукты, перечисленные на листке.

Тот сложил продукты в корзину и протянул Рутье сдачу — несколько купюр по десять марок и пару монет. Рутья внимательно осмотрел купюру. На одной стороне было изображение пожилого человека с прической ежиком. И на другой стороне — странный тип, сидящий на острие меча. И рядом надпись: «Банк Финляндии пятьдесят марок». В углу каждой купюры стояли цифры, обозначающие ее достоинство.

Рутья убрал деньги в кошелек. И подумал, что без проблем поверил бы, что это десять марок даже при меньшем количестве картинок на купюре.

Он почему-то решил, что здесь принято общаться и болтать на разные темы, что, не поговорив друг с другом, жители деревни не уходят из магазина.

И спросил у хозяина:

— Скажи-ка, любезный, а в какого бога верят люди в этой деревне?

Тот растерялся. С чего это Сампса Ронкайнен решил задать такой странный вопрос? Какого черта он имеет в виду?

— Кажется, здесь не лучшее место говорить о Боге. Уж, на мой взгляд, во всяком случае.

В разговор вмешался Нюберг.

— Да чего ты удивляешься? Всем известно, что, Сампса чудной тип.

Рутья повернулся к нему. Так вот, оказывается, какой человек арендует его землю. Сампса много про него рассказывал, так что Рутья знал про соседа много.

— А ты, значит, тот самый Нюберг, который пашет мою землю?

Тот хмыкнул с ехидной усмешкой. Да, мол, тот самый.

— Я, кстати, собираюсь отдать свою пашню другому земледельцу, — произнес Рутья.

Нюберг снова хмыкнул, но выражение лица заметно поменялось:

— Сампса, прекрати мне угрожать! Аренда уплачена, так что без моего согласия ты не вправе разорвать наш договор.

Рутья пронзительно взглянул на Нюберга. На мгновение в его синих глазах сверкнула молния и на лице показалось настоящее выражение сына Бога грома. Пахнуло мрачным духом Туонелы и всех будто обожгло огненной лавой Хорны.

Нюберг вздрогнул, смутился, опустил глаза и замолчал.

Шум в магазине смолк.

Рутья повернулся к старухам и спросил, в кого они верят. В какого бога?

Бабки почувствовали, что в этот момент в деревенской лавке происходит что-то значительное и необыкновенное. Они побледнели и наперебой заголосили, что верят в Бога-Отца и его единственного сына Иисуса Христа.

— И всегда в него верили! Молодому-то хозяину «Ронкайла» это давно хорошо известно!

Рутья внимательно посмотрел на женщин. Да, плохи дела в Финляндии, если даже такие старухи верят в не того бога. Ладно, они пусть и дальше верят, но вот хозяина магазина непременно надо обратить в истинную веру. Тогда он и покупателей будет наставлять на правильный путь. Ведь у него одного не хватит сил и времени обратить в свою веру всех жителей деревни, помощники окажутся кстати. И тут же Рутья решил, что с сегодняшнего дня Нюберг должен начать поклоняться Богу плодородия Ягрясу и Покровителю весны и растений Сампсе Пеллервойнену. Совершенно не годится, чтобы на его земле работал человек, который ходит в церковь, поет там в хоре и молится чужому богу.

— Имей в виду, Нюберг, если я еще хоть раз встречу тебя в церкви, мгновенно расторгну наш договор. Отныне ты должен молиться только одному Богу — Сампсе Пеллервойнену, настоящему Покровителю земледельцев.

И Сампса снова посмотрел на Нюберга сверкающим взором. Тот попятился и, не произнеся ни слова, скрылся за прилавком с морожеными продуктами.

Выходя из магазина, Рутья повернулся к хозяину магазина:

— А ты, торговец, должен поклоняться исключительно Богу Пааре. Возмутительно, что финский торговец молится Иисусу, когда на свете существует Паара!

Садясь в машину, Рутья оглянулся и увидел за стеклом витрины магазина встревоженные и недоуменные лица. Подростки, обычно с великим подозрением и недоверием относящиеся ко всему, что говорят и делают взрослые, не понимали, что им теперь думать про помещика Ронкайнена: то ли свистеть и улюлюкать вслед, то ли смотреть с обожанием и считать кумиром.

Рутья решил прокатиться до центра деревни и взглянуть на церковь. Запланированную деятельность следовало начинать с изучения молебных мест противника.

Проехав несколько километров, Рутья огляделся по сторонам и понял, что не знает, куда рулить. Следовало, пожалуй, постучаться в ближайший дом и спросить дорогу, чтобы не наматывать лишние километры.

Увидев в одном из дворов пару, сидящую на веранде, он завернул туда.

Заглушил мотор, опустил боковое стекло, высунулся и крикнул:

— Вы не подскажете, мне надо доехать…

Больше он ничего не успел спросить. На веранде мужчина и женщина бурно ссорились. Им было лет по тридцать, они кричали, поливая друг друга грязной бранью. Мужчина, сидевший в плетеном кресле, кричал, что жена шлюха, алкоголичка, дура и страшилище. Женщина повернулась к Рутье и сказала, что не стоит обращать внимание на мужа, поскольку он просто недалекий ревнивец и глупый черноносочник [1]. При этом она была совершенно пьяна, а муж трезв как стеклышко.

Рутья попытался рассмотреть, черные ли носки на мужчине. Но, к своему удивлению, заметил, что тот сунул волосатые ноги в сандалии вообще без носков.

Рутья вознамерился их успокоить. Он обратил внимание женщины на то, что ее муж обут на босу ногу, поэтому неразумно упрекать его в том, что он носит черные носки. А мужчине объяснил, что пьянство — совсем неплохое занятие и на небесах живет Бог — Покровитель пьяниц, по имени Пелто-Пекка. И не стоит упрекать жену в том, что она служит этому богу.

Услышав про какого-то Пелто-Пекку, мужчина окончательно вышел из себя. Женщине тоже не понравилось, что незнакомец обсуждает ноги ее мужа. Поднялся невообразимый гвалт. И Рутья счел за благо поскорее завести мотор и уехать.

Вдавив педаль газа в пол, он мчался вперед, думая, что финны и вправду чудной народ, раз поднимают шум из-за абсолютных мелочей и ссорятся хуже, чем мыши в Хорне.

Между тем дорога привела Рутью в центр деревни. Это было небольшое поселение неподалеку от столицы — несколько магазинов, пара заправок, школа и аптека. На возвышении стояла церковь, ее было видно издалека. На золоченом куполе красовался большой крест, из чего Рутья сделал вывод, что сюда ходят молиться христиане.

Рутья въехал в церковный двор и остановил машину на самом краю травы и песка, которым были посыпаны кладбищенские дорожки. Захлопнув дверь, вышел из машины и направился к главному входу.

Идя по песчаной дорожке в церковь, сын Бога грома говорил себе, что не собирается ссорить паству и интриговать за спиной Иисуса. Он был уверен, Иисус сам захочет с ним сотрудничать.

глава 8

Насколько Рутье было известно, Иисус пришел на землю около двух тысяч лет назад. Значит, потребуется не меньше времени, чтобы истинная финская религия смогла вновь укрепиться. Рутья вспомнил, что Христу было чуть за тридцать, когда его распяли. Нет, такой судьбы, пожалуй, следует избегать. Особенно осторожно надо действовать поначалу.

Церковь в деревне Сунтио была симпатичным деревянным зданием, выкрашенным в красный цвет. Острый верх был покрыт смоленой крышей. Над ней возвышался небольшой позолоченный купол. Церковный двор с прилегающим к нему кладбищем окружал невысокий забор из необработанного природного камня. От калитки к главному входу вела аккуратная посыпанная желтым песком дорожка. Рутья даже немного разозлился от того, что жители деревни построили такую красивую церковь своему неправильному богу. Могли бы соорудить что-нибудь попроще.

Дверь в церковь была распахнута. Рутья зашел. Внутри никого не было. Широкий проход вел к алтарю. Посчитав скамьи, Рутья прикинул, что зал вмещает триста или четыреста человек. Над главным входом возвышался балкон, там виднелся орган. Напротив, на противоположной стороне над алтарем висела картина «Распятие Иисуса». Рутья остановился, рассматривая картину с изображением завершения земного пути его коллеги. И даже почувствовал к Иисусу профессиональное сочувствие. На его взгляд, как-то не слишком гуманно вешать такую жестокую картину там, куда люди приходят молиться. Рутья подумал, что люди вообще странные существа: сначала они жестоко убивают Божьего сына, затем раскаиваются и рисуют убитого. А в довершение вешают картину на всеобщее обозрение на самое священное место храма.

«Неужели они не могли нарисовать что-то более приличное из жизни Иисуса?» — подумал Рутья.

Рутье вдруг пришло в голову, что если ему придется умереть, то вряд ли его распнут на кресте — это, пожалуй, слишком древний метод. Скорее всего, его повесят или расстреляют.

Прикрыв глаза, Рутья попытался представить над алтарем картину: на виселице болтается его бездыханное тело. Настроение испортилось. Рутья-висельник, на шее затянутая веревка… Нет, ничуть не лучше, чем Иисус на кресте.

«Печальная история, — размышлял Рутья, присаживаясь на край скамьи. — Надо постараться не попасть в лапы к этим неверным».

Рутья огляделся. Сбоку на стене он увидел кафедру. Она была украшена изысканной деревянной резьбой с позолотой. Кафедра располагалась так высоко над скамейками, что, стоя на ней, можно было без труда рассмотреть всех, кто сидит внизу.

«Видать, отсюда главный поп читает свои проповеди», — догадался Рутья. Ему захотелось вскарабкаться на церковную кафедру. Но, услышав звук открываемой двери, он отказался от этой мысли.

Вошел седой старик в черном одеянии, из-под воротника выглядывала белая полоска. Заметив гостя, священник радостно поспешил в его сторону. Рутья подумал, что это и есть главный священник.

— Добрый день! — с открытой улыбкой поприветствовал старик и представился: — Настоятель Салонен.

— Рутья Ронкайнен, — представился в ответ Рутья.

— Рутья? Какое звучное имя! Это тебя так дома называют?

Рутья сказал, что на самом деле его настоящее имя Сампса Ронкайнен, но в церкви он обычно представляется Рутьей. Желая увести разговор подальше от опасной темы, Рутья поинтересовался, сколько народу помещается в церкви. Салонен рассказал, что, если считать место на кафедре, то четыреста двадцать.

— По воскресеньям здесь и в самом деле бывает столько людей?
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Арто\nПаасилинна\nСын\nБога Грома iconАрто Паасилинна Сын Бога Грома
Финляндии не остается даже невротиков. Страна выздоравливает, миссия Рутьи завершена, но выясняется, что местный налоговый инспектор...
Арто\nПаасилинна\nСын\nБога Грома iconАрто Паасилинна Воющий мельник
«Будь человеком!», «Будь как все!» — твердят ему со всех сторон. Наконец, мельника упекают в сумасшедший дом. А дальше события разворачиваются...
Арто\nПаасилинна\nСын\nБога Грома iconСамые ценные слова на Весах деяний
Бога, и что Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует) Посланник Бога. Это выражается словами "Ашхаду алля иляха илляллах...
Арто\nПаасилинна\nСын\nБога Грома icon1. Основные этапы развития русской литературы и журналистики XVIII в. Пушкин, 34 год, «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль при стуке топора и грома пушек»
Пушкин, 34 год, «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль при стуке топора и грома пушек» о начале Петровской эпохи
Арто\nПаасилинна\nСын\nБога Грома iconМой сын! мой сын! будь осторожен, Спокойней крылья напрягай

Арто\nПаасилинна\nСын\nБога Грома iconДанный учебный документ предназначен для славянских народов с целью прояснения личностного аспекта Бога Богов,Причины всех причин,Всевышнего Бога Крышеня

Арто\nПаасилинна\nСын\nБога Грома iconДанный учебный документ предназначен для славянских народов с целью прояснения личностного аспекта Бога Богов,Причины всех причин,Всевышнего Бога Крышеня

Арто\nПаасилинна\nСын\nБога Грома iconТема: Сознание как философская категория
Платон все идеи, душу считал источником мира. В средние века сознание и разум рассматривались как важнейшие атрибуты Бога, а поскольку...
Арто\nПаасилинна\nСын\nБога Грома iconШесть прямых обоснований существования Бога. Мэрилин Адамсон
Разве вы не хотите, чтобы хотя бы раз вам кто-то просто привел доказательства существования Бога? Никакого «выкручивания рук» не...
Арто\nПаасилинна\nСын\nБога Грома iconЛев Николаевич Гумилёв От Руси к России. Очерки этнической истории
...
Арто\nПаасилинна\nСын\nБога Грома iconТилопа (988-1069) I жизнь в человеческой форме Проявление в виде человека и пересиливание Дакини
Трем Драгоценностям, различным гуру и Чакрасамваре. Так у них родился сын. Когда его показали астрологам и другим людям, кто мог...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы