Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник icon

Арто Паасилинна Воющий мельник


НазваниеАрто Паасилинна Воющий мельник
страница10/16
Размер0.54 Mb.
ТипДокументы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16


Когда голодный, удрученный Хуттунен вернулся в лагерь, его ждал еще один неприятный сюрприз. Кто-то переправил плот на другой берег и привязал. Но кто? И сколько их? Неужели его вычислили и окружили? Неужели жители деревни нашли его укрытие?

Перебравшись через пороги выше по течению, Хуттунен пошел за плотом. Стряхнув рыбьи потроха и серебристую чешую, он облегченно вздохнул — какой-то рыбак-бродяга воспользовался его плотом. Вряд ли он заметил лагерь за прибрежным кустарником.

Хуттунен спустил плот метров на сто вниз по течению. Вернулся в лагерь, приготовил скудный ужин, на десерт у него была сладкая черника с запахом коры. Но мысли были совсем не сладкими. Он чувствовал бессильный гнев на жителей деревни. Они устроили на него охоту, травлю, хотели взять на поруки. Если бы он мог выйти против них на равных, один на один — другое дело. Но сейчас Хуттунен повержен рукой закона. Беззащитный изгнанник, лишенный всего, начиная с еды и заканчивая любовью. На него, как на преступника, открыли охоту, у него вырывали кусок изо рта, следили даже за его женщиной, словно она была шпионом.

Отдохнув, отшельник решил на пару дней перебраться вверх по течению, порыбачить. Сетями здесь, у лагеря, рыбу уже не поймать, попадались только щуки. Хуттунен верил в щедрость верховья реки, он взял с собой коробку красных поплавков, несколько блестящих блесен, соль и хлеб в надежде поесть свежей рыбы. Заткнул за пояс топор.

Тяжело ему было оставлять уютный Домашний остров, но летом рассиживаться некогда, надо запасаться на будущее, которое может принести с собой еще больше бед.

Поднимаясь вверх по реке Сивакка, Хуттунен ругал Гнусинена:

— Чертов хомяк!

глава 24

В доме пристава гости играли в покер. Яатила пригласил доктора Эрвинена и продавца Терволу поиграть вечерком в карты. Начали с обычных салонных игр, но когда Эрвинен разлил спирт в бокалы из-под шерри, было решено в качестве закуски сыграть в открытый покер.

В дверях появилась девка, которую жена пристава почему-то звала горничной. Неохотно сделав книксен, сообщила, что с приставом желает поговорить некий господин. Яатила не хотел прерывать игру и идти в кабинет, поэтому приказал провести гостя в комнату. У Яатилы был шанс заполучить трех дам: две на столе и одну в колоде. Последнюю карту не сдадут. Он сделает Терволу, но у этого дьявола Эрвинена тоже могло быть трио. Пристав сделал-таки ставку, Эрвинен посерел. «Он мог и специально посереть, — подумал пристав, — старый лис!»

В тот самый момент в комнату вошел человек, пропахший дымом и рыбой. Пристав поинтересовался, с чем к нему пожаловал гость в такое позднее время. Человек сказал, что рыбачил в Реутуваара.

— И что, много наловил? — рассеянно буркнул пристав, забирая последнюю карту. Бубновая шестерка. Не дама. Не стоит пока сообщать об этом противнику. Самые лучшие карты, две дамы, на столе. Тервола вышел из игры, зато Эрвинен, у которого, похоже, был одномастный стрит, поднял ставку, а на эти деньги можно хорошее ружье купить.

— Рыба-то есть, — ответил мужик, выдвигаясь из дверей посмотреть на игру. Ему были видны карты Эрвинена, но ни одна мышца его лица не выдала приставу, какие карты были у врача. Пристав смотрел мужику в глаза, играл бровями, но старик только отвел взгляд.

— Значит, рыбы наловил, — уточнил пристав и принял ставку Эрвинена.

Когда карты открыли, оказалось, что врач блефовал: у него на руках была жалкая двойка пик. О, судьба! Весь горшок с деньгами достался приставу.

Он разлил спирт всем, кроме рыбака, а у гостя официальным тоном спросил:

— И по какому делу вы ко мне пришли?

Рыбак сказал, что нашел на берегу Сивакки, со стороны Реутуаапа, новехонький бревенчатый плот.

— И стал я думать, кто ж его мог построить-то. Ну, я там поискал и нашел. Целый лагерь нашел, новехонький. Вот и пришел, это, доложить приставу, что стоит там лагерь, на берегу реки.

Пристав не понимал, какое он к этому имеет отношение.

— В лесу полно всяких сараев и шалашей. Какое отношение это имеет к административным делам?

Рыбак смущенно вернулся к двери, откуда доложил извиняющимся голосом:

— Я просто того, этого, подумал, вдруг этот Гунни Хуттунен-то, сумасшедший мельник, может, он построил шалаш-то. В деревне говорят, он из психушки сбежал и теперь вот по лесам прячется.

Эрвинен насторожился и приказал мужику вернуться в комнату, спросил про лагерь.

— Ну, лагерь такой, новый, добротный. Навес там, это, дрова — надолго хватит. Сайбочка такая, чтобы звери не залезли. А в лесу, это, туалет видел, а на берегу — плот, я же сказал.

— Ну и что собой представляет плот и все остальное? — спросил пристав.

— Ну, вроде как, это, плотник работал. Все аккуратно выстругано, на берегу, это, рогатки, вроде как для сушки сетей.

— Точно Хуттунен, — решил Эрвинен. — Мельник рукастый, хотя моторика у него слабовата. Собирайтесь, возьмем его тепленьким.

Пристав позвонил полицейскому Портимо, приказал собрать фермеров и явиться к нему. С оружием. Будет две машины.

Через полчаса во дворе дома пристава собрались фермеры. Были и Портимо, Сипонен, Гнусинен, учитель Коровинен, работника Лаунолу тоже взяли — за компанию. В машину Эрвинена сели Сипонен, Гнусинен и Лаунола, остальные поехали с приставом. Пропахшего рыбой проводника взяли с собой показывать дорогу.

На всех скоростях доехали до дороги на Реутуаапа, охотники вылезли из машин. Был вечер, но еще не стемнело.

Пристав считал, что необходимо застать Хуттунена врасплох. Лагерь следует окружить, разрушить и взять мельника в плен. Рыбак должен показать дорогу. Необходимо соблюдать тишину, чтобы не спугнуть добычу раньше времени.

— А стрелять можно, если он в лес рванет? — поинтересовался Сипонен, грозно помахивая одностволкой.

— Постараемся взять живым, но если не получится, в целях самообороны можно стрелять. Вначале, разумеется, по ногам, и только потом в голову и живот.

Полночь еще не наступила, а бойцы уже добрались до Сивакки. Растянувшись редкой цепью, отряд с хлюпаньем перебрался через реку и пошел туда, где, по словам проводника, находился лагерь. На берегу реки увидели плот — кто-то перегнал его ниже по течению, заметил рыбак.

Пристав шепотом приказал, чтоб часть бойцов обыскала лес за лагерем, вторая часть должна была остаться в засаде. Берег обыскивать не стали — не настолько же мельник идиот, чтобы побежать к реке, где самая топь.

Группа захвата неслышно окружила лагерь. Пристав дал свисток. Охотники на коленях поползли по мокрой земле, никто не жаловался на промокшие коленки — не до того было.

Через полчаса кольцо вокруг лагеря сомкнулось. Пристав просигналил к нападению. С громкими криками и шумом одиннадцать вооруженных фермеров выскочили из ночной чащи.

Лагерь оказался пуст. Под навесом никто не спал. Уплыла рыбка! Бойцы окружили проводника, каждый высказал вслух свое мнение о его умственных способностях. Рыбак ответил, что ему пора домой, и исчез в лесу.

Гнусинен достал из сайбы рюкзак и вытряхнул содержимое на землю. Каждую вещь тщательно досмотрел, будто проверяя, на самом ли деле они принадлежали Хуттунену. Портимо взглянул на рюкзак и однозначно установил, что это рюкзак Гуннара.

— Гунни с ним прошлой зимой ходил, когда мы с ним на тетеревов охотились в Пууккокумпу. Два воскресенья подряд ходили, и оба раза по полдесятка птиц приносили. Без собак, заметьте.

— Нашел товарища для охоты! — взвился пристав.

— А что? Тогда он еще из больницы не сбежал, — парировал Портимо.

Пристав приказал охранять лагерь. Отряд рассеялся по лесу. Курить и говорить было строго-настрого запрещено. Надо было молча лежать в темноте и ждать, пока Хуттунен не вернется. Охотники надеялись, что он скоро придет, тогда-то они его и схватят.

Так они пролежали недвижимо всю ночь. Хуттунен не явился. Утром окоченевшие мокрые фермеры собрались на совещание.

— Тут его ждать бесполезно, — заявил Эрвинен, которому затея порядком надоела, — это мы уже поняли. Наверняка Хуттунен прячется за какой-нибудь сосной и смеется над нами. Я не собираюсь из-за какого-то идиота валяться в болоте.

Лаунола первым поддержал Эрвинена.

Но тут вмешался Сипонен:

— Если я прикажу, ты у меня Хуттунена до Рождества караулить будешь, — пригрозил он Лауноле. — Я тебе, сукин сын, за это деньги плачу!

— Работа работе рознь. Это вам не сено косить и не дрова рубить, это как на войне, как на Свири в 1944-м.

Пристав прервал их, заявив, что и правда следить дальше за лагерем бесполезно. Мельник что-то пронюхал и ушел. Он приказал снести лагерь. Бойцы с энтузиазмом принялись за работу.

Сипонен снес навес, а еловые ветки побросал в реку. Эрвинен с учителем снесли сайбу. Дрова сбросили в реку. Лауноле приказали снести туалет и закопать яму. Но сперва пристав хотел оценить количество испражнений и понять, сколько мельник прожил в лагере. Костровые камни скатили в реку, самодельный вертел изрубили, рогатки для сушки сетей сломали. Финальным аккордом пустили плот вниз по течению. Единственное, что не удалось уничтожить — календарь, вырезанный на сосне. Сверившись с собственным календарем, пристав установил, что последний заруб был сделан два дня назад.

— Без инструментов и снаряжения Хуттунен рано или поздно явится в деревню, — предположил пристав. — Надо будет предупредить всех праздных жителей, чтобы были бдительны. Ради безопасности губернии необходимо как можно скорее задержать психически больного мельника и отправить на лечение.

Гнусинен закинул рюкзак Хуттунена на спину. И, выполнив разрушительную миссию, отряд отправился в деревню.

В тот самый момент в лагерь вернулся и Хуттунен, таща на палке десять килограммов рыбы. Он был доволен, мечтал, как доберется до Домашнего острова и первым делом приготовит бодрящий кофе.

глава 25

Ярость охватила Хуттунена, когда он увидел, что сделали с его Домом. Все, что он построил, кто-то сровнял с землей, вещи забрал. Хуттунен облазил все кусты, но ничего не нашел. Плот спустили вниз по реке, туалетные жердочки варварски изрубили на куски, а сам туалет закопали.

С губ Хуттунена сорвались страшные ругательства.

Снова его загнали в угол. Без инструментов, снаряжения, без укрытия в лесу не выжить, а у него осталось из одежды только то, что на нем, одна блесна, поплавок, нож да топор.

Это дело рук фермеров и пристава, это они нашли и разгромили лагерь, решил Гунни.

Хуттунен сжал топорище так, что суставы пальцев побелели, и убийственным взглядом уставился на блестящее лезвие.

Сложив из веток костер, Хуттунен пожарил рыбу. Еда была пресной — соль осталась в рюкзаке, который тоже забрали. Отшельник удрученно обсасывал обуглившиеся косточки, запивая водой из реки.

Оставшуюся рыбу Хуттунен закопал в угли и покинул Домашний остров.

Следующую ночь он провел под кронами елей на сопке Реутуваара. Посреди ночи проснулся от холода, забрался на самый высокий камень и сердито уставился в направлении деревни.

Деревня спала мирным сном. Там, в теплых кроватях, нежились те, кто лишил его дома. Хуттунен угрожающе завыл, вначале тихо, потом во весь голос, громко и безумно. Его вой звонким эхом долетел до спящей деревни. Собаки проснулись, залаяли, боязливо ощерившись. Вскоре все до последней шавки подняли лай и вой. Они пытались по-своему ответить на зов Хуттунена. Откуда-то издалека, из соседней деревни, откликнулись местные дворняги и не замолкали до утра, пока Хуттунен не заснул.

Деревня всю ночь не сомкнула глаз.

Хозяева в одних носках подходили к дверям, слушали вой и возвращались, говоря женам:

— Гунни воет.

Те со страхом охали и думали про себя, что пора бы оставить мельника в покое. Теперь бедняжка плачет, что его лишили всего.

Утром пристав Яатила позвонил Сипонену и приказал, чтобы Роза Яблонен явилась к нему на допрос.

Однако от госпожи Яблонен он не получил никаких полезных сведений. Она понятия не имела, где находился мельник Гуннар Хуттунен. Пристав предупредил ее, что укрывать мельника противозаконно. Хуттунену сейчас нужно лечение, а деревне — покой.

Яатила зевал, пил крепкий кофе. От переполоха, который устроили Хуттунен и деревенские псы, он тоже всю ночь не спал.

Днем пристав и полицейский Портимо, взяв собак, отправились к сопке Реутуваара искать следы мельника. Ищейки не понимали, чего от них хотят, и след не брали, хотя полицейский и пристав совали им в нос вещи мельника. Зато псы дружно залаяли на белку, прыгавшую по деревьям. Раздосадованный пристав выстрелил в белку, хотя шкурка ему была совсем не нужна. Из пистолета трудно попасть в мелкого зверька, но Яатила продолжал стрелять, а кусок меха продолжал нагло скакать с ветки на ветку, дразня собак. Разъяренный пристав погнался за белкой, но так и не подстрелил ее — закончились патроны. В конце концов Портимо к несказанной радости собак приложил зверька из дробовика. Полицейский протянул окровавленное тельце приставу, тот зло швырнул его в кусты.

Собаки почуяли волю, и домой их было не загнать. Пристав поручил это дело полицейскому.

Когда пристав вернулся в деревню, ему пришлось долго объяснять собравшимся, в кого и зачем стреляли.

В сквернейшем настроении Яатила закрылся в кабинете.

Как назло, позвонили из Оулу и спросили, удалось ли задержать пациента-неврастеника, некоего Хуттунена. Пристав проворчал, что пока нет, но они делают все возможное.

— И вообще, какого черта вы его отпустили! Такие больницы надо строить с крепкими запорами, чтоб никто не сбежал, а у вас пациенты среди бела дня по улицам разгуливают! Лучше следите за своими психами! — орал пристав в трубку.

На том конце провода сухо ответили, что больной данной психбольницы родом из вышеназванной губернии, в которой, судя по всему, сумасшедшие не только зерно молотят, но и другие посты занимают, и что задержанием мельника обязан заниматься местный пристав. После жарких и безрезультатных препираний пристав в гневе бросил трубку.

В следующую ночь Хуттунен не выл. Он пробрался в деревню. Прячась за домами, изгнанник добрался до Суукоски. Чтобы заглушить ужасный голод, выкопал несколько корнеплодов — репу и морковку. На мельницу заходить не стал — побоялся засады.

Мерзкая собака Сипонена даже ухом не повела, когда Хуттунен шел мимо. В избе и в каморке все спали, но на втором этаже горел свет. Председательша не спала.

Хуттунен бросил камешек в ее окно и спрятался за кустом черной смородины. Свет погас. Окно отворилось, высунулась кудрявая головка. Глазами, полными слез, председательша оглядывала двор.

Хуттунен вышел из-за куста и прошептал с любовью:

— Моя дорогая Роза, ты деньги с книжки сняла? Бросай бумажник.

Девушка грустно покачала головой, прошептала что-то, но Хуттунен не разобрал слов, тогда она кинула ему записку. Хуттунен развернул листок и прочитал: «…Банк не выдает данных сбережений и процентов третьим лицам, но только вам лично и только при предоставлении непосредственного официального разрешения. С уважением, Ваш А. Хухтамойнен, банкир».

Хуттунен не понял. Он страстно шептал, вопрошал, кричал так, что собака Сипонена в другой части двора проснулась и сонно гавкнула. Роза Яблонен вздрогнула, черкнула что-то на бумаге и бросил Хуттунену.

«Дорогой Гуннар. Встретимся завтра в 6 веч. В лесу за молочным сараем Гнусинена».

Отшельник скрылся в лесу. Собачий лай разбудил Сипонена. В трусах и с ружьем в руках он выскочил во двор, проверил сарай и сауну, долго вслушивался в тишину ночи, смотрел в лес, куда смотрела собака. Но поскольку собака прекратила лаять, он прикрикнул на нее и вернулся в дом.

Хуттунен почистил репу и съел. Интересно, почему банкир не согласился выдать председательше его деньги? По какому праву Хухтамойнен вел себя так по-свински? Хуттунена обуял гнев. Закопав оставшуюся репу в землю, он побежал к банку.

Банк располагался на первом этаже двухэтажного каменного здания. На втором этаже жил Хухтамойнен с семьей и, наверное, кто-то из служащих — вряд ли маленькая семья банкира занимала весь этаж. Хуттунен оглядел банк. Там, в сейфе, хранились его сбережения. Вначале он хотел выломать дверь и забрать деньги, но сейф без динамита не открыть. Лучше вернуться в рабочее время. Правда, с голыми руками в банк было лучше не соваться. Одного топора мало, ружье будет убедительнее.

Хуттунен вспомнил прекрасную коллекцию ружей в доме Эрвинена. Одно можно и позаимствовать, тем более сейчас, когда сезон охоты закончился.

Вечером того же дня Хуттунен встретился в лесу с председательшей. Она была напугана и вся дрожала. Хуттунен прошептал ей на ухо слова любви, обхватил руками испуганное тело, успокаивал, расспрашивал.

Роза Яблонен поведала ему, сколько всяких ужасов произошло с последней их встречи, протянула ему деньги, но Хуттунен отказался.

— У тебя же, моя бедная, такая маленькая зарплата, не надо! Я сам свои деньги заберу.

Хуттонен попросил председательшу позвонить вечером доктору Эрвинену и сказать, что его срочно вызывают к больному в Кантоярви, за двадцать километров.

— Скажи, что там какая-нибудь девица Пууккокумпу рожает и доктор должен срочно приехать сделать ей кесарево.

На вопрос председательши, зачем обманывать доктора, Хуттунен ответил, что ему позарез нужно на некоторое время вытащить доктора из дома. Если Эрвинен уедет в другую деревню, Хуттунен успеет забежать к нему в приемную и взять лекарства.

— Мне нужны успокоительные, которые мне давал доктор. Они у него в шкафчике над камином. Я видел, как он их оттуда доставал.

Роза Яблонен понимала, что Хуттунену нужны успокоительные, и все-таки боялась.

— Но это же воровство! И ложный вызов — тоже нехорошо. Вдруг там никто не рожает и, вообще, нет там девицы с такой фамилией?

Хуттунен молил о помощи. Разве не полезно доктору время от времени упражняться в своем искусстве? А Хуттунен, как-никак, болен, это факт. Конечно, они действуют своевольно, но другого выхода нет. Его голова не выдержит напряжения. А если он пойдет в аптеку, его сразу посадят в кутузку и на первом же поезде этапируют в психушку. Как иначе?
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16

Похожие:

Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconАрто Паасилинна Воющий мельник
«Будь человеком!», «Будь как все!» — твердят ему со всех сторон. Наконец, мельника упекают в сумасшедший дом. А дальше события разворачиваются...
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconАрто Паасилинна Сын Бога Грома
Финляндии не остается даже невротиков. Страна выздоравливает, миссия Рутьи завершена, но выясняется, что местный налоговый инспектор...
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconЗатверджую” Т. в о. ректора одаба
Об'ємно-просторова композиція лк 8 год мельник н. А202 Архітектурна композиція лк 8 год (з 01. 04) Мельник н. А202
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconЗапорізький педагогічний коледж
Мельник О. М. Методичний посібник (схеми – опори). Вікова та педагогічна психологія. Запоріжжя. 2005р. 49с
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник icon2012 оглавление: Предисловие В. Демчога
Предисловие В. Демчога: Театр Прозрачности – от Театра Жестокости Антонена Арто к Магическому Театру Владислава Лебедько
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник icon"Актерские техники. Беседа с Дени Бабле" Ежи Гротовский
Станиславского, Арто и Брехта. А также я просил бы Вас объяснить, как Вы, исходя из размышлений над этими техниками, но и, естественно,...
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconВ. С. Дорофєєв “ ” 2012 р. Розклад занять архітектурно-художнього інституту на 2 семестр 2011-2012 навчального року
Об’ємно-просторова композиція лк 8 год мельник н. А202 Вища математика лк 8 год (З 27. 03) Лесечко ст407
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconВ. Дорофєєв “ ” 2012 р. Розклад занять архітектурно-художнього інституту на 1 семестр 2012-2013 навчального року
Об`ємно-просторова композиція лекція 8 год. Мельник н. В. А202 Філософія лекція 8 год з 05. 11 Рибка а360
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconЯкоб Гримм Бременские музыканты Сказки в подарок – Бременские музыканты
Много лет тому назад жил на свете мельник. И был у мельника осел – хороший осел, умный и сильный. Долго работал осёл на мельнице,...
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник icon90% пивного рынка России принадлежит западным компаниям! «Балтика», «Ярпиво», «Клинское»
«Разин», «пит», «Дон», «Красный восток», «Арсенальное», «Три Толстяка», «Толстяк», «Сибирская корона», «Степан Разин», «Охота», «Бочкарёв»,...
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconМетодичні рекомендації щодо написання контрольних робіт та їх тематика з курсу історія інженерної справи ' для студентів заочного відділення
Методичні рекомендації щодо написання контрольних робіт та їх тематика курсу "Історія інженерної справи" для студентів заочного відділення...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы