Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник icon

Арто Паасилинна Воющий мельник


НазваниеАрто Паасилинна Воющий мельник
страница9/16
Размер0.54 Mb.
ТипДокументы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16
И этим топором еще колбасу стал мерить, — укоряла председательша. — Теперь Тервола точно подаст на тебя в суд за то, что помешал работе магазина. Пристав получил из Оулу письмо о том, что ты сбежал и что тебя надо немедленно поймать. Дело приняло серьезный оборот.

Хуттунен уже закончил есть, а председательша все продолжала:

— И зачем ты срубил телеграфный столб? Пришлось вызывать бригаду из Кеми, так до сих пор не починили. Знакомая, что на телеграфе, сказала, если захотят, могут тебя за это в тюрьму посадить.

Хуттунен молчал, уставившись на темную реку. Потом вытащил из кармана бумажник, достал сберкнижку и протянул председательше.

— Деньги нужны. Можешь снять оттуда все? Дорого тебе содержать взрослого мужика.

Выдрав листок из синей тетради, Хуттунен написал доверенность, Роза Яблонен вписала свое имя, а в качестве гарантов Хуттунен указал Юсси Журавля и Хейкки Волка. У каждого был свой почерк. Хуттунен предупредил, что на счете у него немного, но, если не шиковать, вполне достаточно, чтобы дотянуть до осени или даже до зимы.

— Буду рыбачить, чтобы сэкономить на еде.

Председательша сказала, что в ольшанике им больше встречаться нельзя, их раскрыли. Гнусинен принес в деревню простыни из шалаша. Позднее Роза Яблонен своими глазами видела, как жена пристава и учительша стирали их в реке вместе со своим бельем и развешивали на веревке.

Новым местом для свиданий была выбрана развилка Реутуаапа, в пяти километрах от церкви на восточном берегу реки Кеми. Председательша обещала приехать туда через неделю на велосипеде. Пока поиски в разгаре, им лучше не видеться. В деревне и так на нее стали косо поглядывать.

— Да, плохи дела… Одно радует — очень красиво зеленеет твой огород! Морковка созрела, скоро и репа станет величиной с голову. Я буду его пропалывать и удобрять, ты не беспокойся. Когда они угомонятся, заходи, Гуннар, за свежими овощами. В них витамины для тебя. Не поверишь, мой милый, как полезны витамины. Особенно в лесу.

Председательша поехала домой. Хуттонен исчез в ночи.

На следующий день Роза Яблонен направилась к директору банка Хухтамойнену.

Банкир предложил ей присесть, сигарету, но тут же захлопнул портсигар и сам курить не стал.

Роза Яблонен протянула ему сберкнижку Хуттунена и доверенность.

— Мельник Хуттунен звонил мне из Оулу и приказал снять все деньги. На питание в больнице.

Банкир полистал сберкнижку, прочитал доверенность, улыбнулся.

— Выходит, Хуттунен вам эти письма по телефону передал?

Председательша поспешно ответила, что бумаги пришли с утренней почтой, их принес почтальон Пииттисярви.

— Вы, госпожа Яблонен, прекрасно знаете, что самое важное для нас, банковских работников, — банковская тайна, — начал банкир заботливым отеческим тоном. — Я постоянно твержу своим служащим, главному бухгалтеру Сайле и госпоже Кюмяляйнен, что банковская тайна не подлежит разглашению. Она крепче врачебной. В работе банкира, скажу я вам, есть три главные вещи. Первая, номер один, чтобы на счете лежало все, до копейки. Здесь ошибки недопустимы. Во-вторых, номер два, банк должен быть ликвидным, защищать свою платежеспособность. Неаккуратность при выдаче займа даже большим банкам чести не делает. Я бы и в производство не советовал вкладывать, если банк при этом что-то теряет. И, в-третьих, номер три, самое главное: банк обязан строго следить за соблюдением банковской тайны. Информация о вкладчике не должна просочиться. Без разрешения клиента и даже с его разрешения. Я бы сравнил банковскую тайну с военной — даже в мирное время она не подлежит разглашению.

Роза Яблонен не понимала, к чему все эти разговоры про банковскую тайну. Означало ли это, что Хухтамойнен отказывается выдать ей деньги?

— Всем известно, что мельник Гуннар Хуттунен сбежал из Оулу. И у меня, госпожа Яблонен, есть основания подозревать вас в том, что вы взялись за него решать его дела, когда он сам этого сделать не может.

Банкир убрал сберкнижку и доверенность в сейф.

— В связи с этим вынужден сообщить, госпожа Яблонен, что наш банк не может выдать деньги господина Хуттунена. Он объявлен душевнобольным. К тому же он в бегах. Надеюсь, вы понимаете, что банк не имеет права выдавать денег человеку, который сам не способен за ними прийти по причине потери рассудка. К тому же у Хуттунена не имеется адреса. Может быть, вы знаете, где он скрывается? Я об этом не спрашиваю, я не полиция. Я занимаюсь вкладами, преступления не по моей части. Понимаете, к чему я веду?

— Но это же деньги Хуттунена! — пыталась возразить председательша.

— Так-то оно так, это его собственность, и я этого не отрицаю. Но без официального разрешения я эти деньги никому не отдам. Иначе они, образно говоря, уйдут прямой дорогой в лес. Представьте, дорогая моя, что бы началось, если бы банки вдруг стали выплачивать сбережения своих клиентов лесам и болотам?

Председательша заплакала. Как она объяснит это Хуттунену?

Тогда Хухтамойнен написал письмо: «Банк не выдает данных сбережений и процентов третьим лицам, только Вам лично и только при предоставлении непосредственного официального разрешения. С уважением, Ваш А. Хухтамойнен, банкир».

— При этом, как я уже сказал, я соблюдаю банковскую тайну. Поэтому если кто-то, к примеру пристав Яатила, придет и спросит меня, по какому вопросу приходила Роза Яблонен, я покачаю головой и буду нем как рыба. Если официальные лица потребуют от меня рассказать, где скрывается господин Хуттунен, я, даже если бы знал, буду молчать. Вот это я называю банковской тайной. Это святое. Я могу сказать полиции, что вы приходили брать кредит… скажем, на швейную машинку.

— У меня уже есть швейная машинка, — заплакала Роза Яблонен.

— Ну, тогда я скажу, что вы приходили посоветоваться, стоит ли частному лицу вкладывать свои сбережения в государственные облигации. Прямо скажу — не стоит. Корея сейчас в таком положении, что если у кого есть лишние деньги, надо вкладывать их в недвижимость. В отличие от облигаций цена на землю скоро подскочит. Все, конечно, зависит от того, как долго еще продлится война, но, похоже, что мир Азии еще несколько месяцев не светит, то есть как минимум до следующего лета, попомните мои слова. Ой, что-то я заболтался, прошу меня извинить, госпожа Яблонен.

Председательша Яблонен уходила из банка ни с чем. Ей хотелось плакать, но она сдерживала слезы, проходя мимо любопытных служащих. Только выехав на трассу, она остановила велосипед и разрыдалась, громко и безутешно. Банк забрал себе деньги ее любимого Гуннара, а до зарплаты еще больше двух недель.

глава 22

Болота Реутуаапа тянулись более чем на десять километров, образуя бесформенные топкие участки с озерцами темной воды. С запада в них впадала речушка Сивакка, за которой возвышалась небольшая сопка Реутуваара. Туда-то, в пустынные земли, где до ближайшей дороги километров пять, Хуттунен и направился. Там, где Сивакка круто извивалась у подножия сопки, Хуттунен сбросил рюкзак. Подножие сопки было покрыто ягелем, а сразу за рекой начиналась вязкая топь. Между сопкой и болотом открывалось прекрасное место для лагеря — надежное, красивое и безопасное. Где-то далеко курлыкали журавли. У сопки шумели вековые сосны, а в тихой реке плескались форель и хариус.

Хуттунену этот островок в излучине реки сразу приглянулся. Он окрестил его Домашним.

Весь следующий день Хуттунен строил лагерь. Он нарубил сухостоя, скатил его к лагерю, порубил на чурбаны в несколько метров — чтобы в темную холодную ночь можно было развести костер.

Для жилья Хуттунен соорудил прочный деревянный навес. Крышу покрыл мохнатыми ветвями вековых елей, сверху уложил более короткие, переплетя их так, чтобы они не пропускали влагу. Чурбан из толстой березы поставил под навесом — для защиты от пламени костра. Землю выложил двадцатисантиметровым слоем мха, сверху — мягкими ветками с макушек молодых елей, аккуратно отломав острые кончики, чтобы ночью спину не кололи.

Затем он развернул пилу, выстругал для нее деревянное основание с ручкой, сверху натянул веревку. Новой пилой спилил сосну на уровне человеческого роста, сверху соорудил сайбу[3], вырубил в стене отверстие, чтобы рюкзак проходил. Туда Хуттунен поместил продукты, посуду и сам рюкзак.

Валуны размером с человеческую голову он откатил к реке, из них выложил очаг, нагнул над ним березу — получился гибкий и самораспрямляющийся держатель для котелка. В пятидесяти метрах от лагеря, где сопка круто поднималась вверх и открывались болота, Хуттунен прибил между двух сосен палки — одну для сиденья, другую — для спинки. Под ними выкопал метровую яму. Туда раз-два в сутки будут падать испражнения.

Хуттунен любил сидеть на этих жердочках, смотреть на простиравшиеся вокруг бескрайние болота, по которым аккуратно ступали журавли и вечно спешили куда-то водяные птицы. Однажды Хуттунен видел на другом конце болота серого медведя, который время от времени привставал на задние лапы. Но взяв бинокль, увидел в знойном тумане болот лишь журавлей — медведь исчез. Убежал? А может, не было никакого медведя?

Хуттунен воткнул в прибрежную осоку палки для сушки сетей. Для переправы через реку соорудил из бревен плот и прикрепил его колышками к «пристани» рядом с очагом.

Перед входом Хуттунен повесил календарь. Выпилив из бревна дощечку в две ладони шириной и три длиной, обработав ее рубанком, он вырезал даты по горизонтали и по вертикали. Каждое утро он втыкал в число нож — вот и прошел день. Вообще, отшельник давно потерял счет времени. По его расчетам, шла вторая половина июля. За точку отсчета он брал Иванов день. Хуттунен вырезал на сосне цифры для дней и месяцев. Черника поспела — значит, точно июль.

Июль выдался жаркий. Рыба клевала хуже, чем ранней весной или в августе. Благородная рыба была сыта и пуглива, ночи были для нее еще слишком светлые, а вода в реке слишком теплая, она усыпляла холоднокровную речную форель. Хуттунен взял поплавки, но для форели они не годились. На блесну удалось поймать лишь несколько щук, но если их зажарить на углях, получится очень даже ничего.

На жирную рыбу Хуттунен ставил сеть, заходил ниже и начинал мутить воду, рыба пугалась, уплывала и попадала прямо в западню. Форели и хариуса было столько, что впору солить, но для этого нужна посуда, которой у мельника не было. Хорошо еще догадался захватить рубанок. Осенью можно будет выстругать из сухостоя бочки. Несколько бочек соленой рыбы помогут выжить зимой. Речной лосось — жирная рыба, но если ее правильно засолить, простоит до конца зимы.

Хуттунен думал даже построить на зиму сауну и маленький домик. Спать на морозе под навесом — такая перспектива его совсем не радовала.

Еще ревматизм схватишь!

Хуттунен хотел построить маленький, метра три, сарайчик. Из мебели — койка и столик, в углу можно поставить шкаф, а на стену повесить оленьи рога для красоты. В дальнем углу выложить из камня очаг, у двери прорубить окно.

Хорошо бы достать где-нибудь стекло и кусок трубы — дымоход сделать, а крышу можно и корой покрыть, размышлял Хуттунен.

Хуттунен любил выйти из лагеря и пойти куда глаза глядят. Он часто забирался на сопку и смотрел в бинокль на деревню, на ее малюсенькие домики, на церкви — большую новую и маленькую старую. В ясную погоду на западе можно было увидеть дым от скорого поезда. Сам поезд было не слышно — не видно, не видать и рельсов, но по направлению дыма можно было определить направление, вез ли он пассажиров из Кеми смотреть Лапландию, или тех, что Лапландию уже посмотрели, вез домой, в Рованиеми.

На болотах было много сочной прошлогодней клюквы, зацвела морошка, значит, скоро созреет. Лето обещало быть урожайным. Черники тоже было вдоволь — отшельник каждый день собирал в берестяной коробок по литру — по два. Особенно вкусна она бывала по вечерам после кофе.

Хуттунен наслаждался летней безмятежностью. Иногда в солнечный день шел на сопку загорать. Подложив под голову штаны, ложился на мягкий мох, жарился на солнышке, глядел на облака и представлял себе разных чудесных животных. Легкий ветерок разгонял комаров. Было так тихо, что, казалось, можно услышать, как мысли разговаривают друг с другом. То безумные, то вполне нормальные — нескончаемый поток, от которого голова тяжелела.

А когда шел дождь, мельник сидел под навесом и смотрел, как тяжелые капли скатываются по крыше на землю: угли шипели, а ему было тепло и сухо. После дождя рыба особенно хорошо клевала, даже сеть была не нужна, форель жадно впивалась в поплавок у самого берега.

По ночам Хуттунен любил смотреть на бледное звездное небо, напевая себе под нос. Песня перерастала в тихое подвывание, оно становилось все громче — и вот из горла отшельника вырывался громкий дикий вой. На душе становилось легче. Услышал свой голос, такой чужой, животный — и одиночество отступило.

Прогуливаясь вдоль бесконечных голых болот Реутуаапа, Хуттунен иногда по привычке изображал лесных зверей, которых ему удалось разглядеть в бинокль. То он ходил по болоту, покачиваясь, словно олень-рогач, бегал по воде, спасаясь от комаров, мычал и рыл землю, а то вдруг расправлял крылья и яростно пускался в полет, словно дикий гусь. Набирал высоту, исчезал за лесом, чтобы вернуться в другом обличье и, разбрызгивая ил, спуститься в камыши. Превратившись в журавля, он вытягивал шею, прохаживался, высматривая лягушек и черных щук, которые, когда сходил весенний лед, заплыли в болото и стали пленниками ржавой воды.

Журавли побросали лягушек, вытянули шеи и, накренив голову на бок, внимательно разглядывали длинноногого мужчину, расхаживающего по болоту. Вожак стаи поднял клюв к небу и издал долгий ответный крик. Только тогда мельник пришел в себя, снова принял человечий облик и удалился восвояси. Он сидел под темным навесом, курил и думал, что такая жизнь ему вполне даже по душе.

Была бы еще Роза рядом!

глава 23

Неделя пролетела незаметно. Наступил день, когда Роза Яблонен обещала встретиться с Хуттуненом на развилке Реутуаапа. Нетерпеливый отшельник пришел на место загодя. Он хорошо помнил здоровые пышные формы, синие глаза, золотые волосы, мягкий и нежный голос. Мельник залег в лесу близ дороги. Время шло, комары кусали, но Хуттунен их не замечал, так страстно он ждал встречи.

Около шести вечера Хуттунен заметил на дороге женщину на велосипеде. Это она, Роза! Он так обрадовался, что готов был выскочить ей навстречу, но сдержался — договорились в лесу, и он будет ждать ее в тени елей.

Председательша подъехала к развилке. Бросив велосипед на обочине, она перепрыгнула канаву и шмыгнула в лес. Боязливо оглядываясь, прошла метров двадцать вдоль трассы и стала ждать, что ее заметят.

Только Хуттунен собирался выйти к ней и обнять, как послышался хруст веток. Лось? Олень? Да нет, Гнусинен и Портимо! Потные и запыхавшиеся, они пробирались сквозь чащу, преследуя добычу. Залезли на кочку и стали наблюдать. Роза Яблонен их не замечала. Судя по всему, они бежали за ней от самой церкви и явно готовили отшельнику коварную ловушку.

Хуттунен попятился, встал на кочку под кроной пушистой ели, откуда мог видеть и слышать, что происходит у дороги. Он изнывал от тоски, но приблизиться к девушке не смел — преследователи слишком близко. Они утирали пот и били комаров. Тяжело им, видно, пришлось — председательша-то ехала на велосипеде и по гладкой дороге.

Знала ли Роза, что за ней следили? Неужели ее принудили содействовать общине и полиции, сделали приманкой? Неужели она тоже хочет, чтобы его арестовали и отправили в лечебницу, в тесную больничную палату помирать от черной апатии и горького безделья?

— Гуннар, любимый Гуннар! Это я! Я пришла!

Хуттунен затаил дыхание, он не решался выйти из укрытия. В руках у Гнусинена он заметил ружье. Неужели его считали убийцей, зачем с ружьем пришли?

Полицейский Портимо сел на кочку перевести дыхание. Но и он внимательно смотрел по сторонам.

Хуттунен беззвучно залег под елью, сжав зубы. Сердце его разрывалось от криков председательши.

— Гуннар! Где же ты, милый?

Прождав довольно долго и не получив от мрачного безмолвного леса ответа на свои отчаянные призывы, она поставила корзину с едой под елку, прикрыла платком и, грустная, вернулась на трассу.

Гнусинен был разочарован. Он что-то рявкнул полицейскому, но что — Хуттунен не разобрал.

Вся в слезах, председательша села на велосипед. Хуттунену захотелось завыть во весь голос, словно он был огромным волком, безжалостным вожаком стаи. Но он сдержался.

Председательша поехала по дороге в сторону деревни и вскоре исчезла за поворотом.

Гнусинен и Портимо никак не обнаружили своего присутствия, председательша, похоже, не знала, что за ней следили. Она не предала его, наоборот — принесла еду, как и договорились неделю назад. Налившимися кровью глазами Хуттунен глядел на корзину, которую Роза Яблонен оставила под елью.

Как только велосипед скрылся из виду, Гнусинен бросился осматривать содержимое корзины. Портимо последовал за ним и тоже неохотно порылся в припасах.

— Черт бы его побрал! Молоко и хлеб, — злился фермер, вытряхивая продукты на землю.

Хуттунен видел, что в корзине была бутылка молока и свертки промасленной бумаги, от которых шел аромат свежеиспеченных булочек.

— И даже булочки, дьявол его дери!

Гнусинен разорвал пакет с продуктами, оттуда вывалились сало, пачка кофе, хлеб. На дне корзины лежало несколько килограммов овощей: репа, морковь, свекла. На землю упал букет ноготков, перевязанный ленточкой.

Гнусинен схватил его и погрозил в сторону леса.

— И цветы ему! Еще не хватало чокнутым цветы носить!

Портимо аккуратно сложил продукты в корзину.

— Брось, Гнусинен… Председательша просто хотела порадовать нашего Гунни. Пойдем, оставь корзину, сюда он больше не вернется.

Гнусинен откусил от булки огромный кусок.

Запихивая в рот ароматное тесто, он продолжал ворчать:

— Да ты попробуй! Такие лакомства этому разбойнику принесли… Возьми, Портимо!

Портимо пробовать не стал. Заботливо завернув булочку в бумагу, он поставил корзину на землю и собрался было уходить, но Гнусинен схватил ее и закричал:

— Нет уж, пусть голодает! Эту вкуснятину я Хуттунену не отдам!

В подтверждение своих слов он швырнул букетом ноготков в ближайшее дерево. Портимо смотрел в другую сторону, как назло туда, где стоял Хуттунен. Пригляделся. Взгляды отшельника и полицейского встретились. Портимо удивленно кашлянул, отвернулся и пошел к дороге, приказав Гнусинену следовать за ним.

Дожевывая булку, Гнусинен вышел на дорогу. Опустив корзину на землю, он поправил ружье и тут же снова схватил. Они шагали в сторону деревни. Гнусинен что-то громко вещал с набитым ртом. Портимо ему не отвечал, он был погружен в свои мысли.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16

Похожие:

Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconАрто Паасилинна Воющий мельник
«Будь человеком!», «Будь как все!» — твердят ему со всех сторон. Наконец, мельника упекают в сумасшедший дом. А дальше события разворачиваются...
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconАрто Паасилинна Сын Бога Грома
Финляндии не остается даже невротиков. Страна выздоравливает, миссия Рутьи завершена, но выясняется, что местный налоговый инспектор...
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconЗатверджую” Т. в о. ректора одаба
Об'ємно-просторова композиція лк 8 год мельник н. А202 Архітектурна композиція лк 8 год (з 01. 04) Мельник н. А202
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconЗапорізький педагогічний коледж
Мельник О. М. Методичний посібник (схеми – опори). Вікова та педагогічна психологія. Запоріжжя. 2005р. 49с
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник icon2012 оглавление: Предисловие В. Демчога
Предисловие В. Демчога: Театр Прозрачности – от Театра Жестокости Антонена Арто к Магическому Театру Владислава Лебедько
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник icon"Актерские техники. Беседа с Дени Бабле" Ежи Гротовский
Станиславского, Арто и Брехта. А также я просил бы Вас объяснить, как Вы, исходя из размышлений над этими техниками, но и, естественно,...
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconВ. С. Дорофєєв “ ” 2012 р. Розклад занять архітектурно-художнього інституту на 2 семестр 2011-2012 навчального року
Об’ємно-просторова композиція лк 8 год мельник н. А202 Вища математика лк 8 год (З 27. 03) Лесечко ст407
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconВ. Дорофєєв “ ” 2012 р. Розклад занять архітектурно-художнього інституту на 1 семестр 2012-2013 навчального року
Об`ємно-просторова композиція лекція 8 год. Мельник н. В. А202 Філософія лекція 8 год з 05. 11 Рибка а360
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconЯкоб Гримм Бременские музыканты Сказки в подарок – Бременские музыканты
Много лет тому назад жил на свете мельник. И был у мельника осел – хороший осел, умный и сильный. Долго работал осёл на мельнице,...
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник icon90% пивного рынка России принадлежит западным компаниям! «Балтика», «Ярпиво», «Клинское»
«Разин», «пит», «Дон», «Красный восток», «Арсенальное», «Три Толстяка», «Толстяк», «Сибирская корона», «Степан Разин», «Охота», «Бочкарёв»,...
Арто\nПаасилинна\nВоющий\nмельник iconМетодичні рекомендації щодо написання контрольних робіт та їх тематика з курсу історія інженерної справи ' для студентів заочного відділення
Методичні рекомендації щодо написання контрольних робіт та їх тематика курсу "Історія інженерної справи" для студентів заочного відділення...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы