Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 icon

Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1


НазваниеДжон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1
страница14/28
Размер1.23 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   28

35


Тико сразу узнал это место. Маленький сад патриарха, прилегающий к саду герцогского дворца. Особняк Дукале был ярко освещен. Однако дворец патриарха скрывала тьма. По мнению Атило, новый Папа Римский Григорий XII слишком занят попытками договориться о союзе папств со своим соперником, анти Папой Бенедиктом XIII. Папе не до назначения нового архиепископа Венеции. Вдобавок он, как и большинство людей на материке, не слишком жалует Венецию и считает, что она может подождать…

Слабый ветерок шевелил ветви тополей; сад казался заброшенным. Однако кто то взял на себя труд убрать все следы убийства архиепископа Теодора. Если, конечно, о них не позаботились дождь и мокрый снег, шедшие попеременно последние недели.

Под единственным в саду дубом стояли девушка, мальчик и мужчина с глазами мертвеца. Руки связаны за спиной, на шее у каждого – петля. Веревки, перекинутые через нижнюю ветвь дуба, привязаны к земле. Двое из троих были знакомы Тико. Розалин и Пьетро; в последний раз он видел их в ту ночь, когда его схватили. Третий, с изуродованным лицом, следил за приближением Атило взглядом человека, хорошо знакомого с насилием. Он кипел от злости.

Знают ли остальные, как он опасен, задумался Тико. Должны знать. Юноша шагнул вперед, но почувствовал на своем плече хватку, заставившую замереть. Атило надавил на какую то точку, лишив Тико способности двигаться.

– Посмотри по сторонам. Всегда смотри по сторонам.

Под соседним деревом стоял лучник. Стрела наложена, лук поднят, пальцы на тетиве.

– Наконечник отравлен, – предупредил Атило.

Если руки Розалин стягивала одна веревка, то руки мужчины – две. Вдобавок к его лодыжкам толстой цепью был прикован железный шар. Если он попытается бежать, что кажется неразумным, второй лучник, стоящий неподалеку, не даст ему далеко уйти.

– Сад охраняется?

– Да, мой господин, – кивнул сержант.

– Тогда дай мне ключ, – приказал Атило. – И уходи.

Если взгляд сержанта и задержался на ученике Атило, то лишь по причине его непривычного вида. Судя по скорости, с которой мужчина поспешил убраться отсюда, для предстоящего зрелища у него недостаточно крепкие нервы.

– Урок первый, – произнес Атило, отпустив Тико. – У тебя нет друзей. Ударь ее, – он кивнул на Розалин.

– Не буду, – сказал Тико.

– Ты отказываешься ударить ее?

– Да, отказываюсь.

Атило вытащил из за пояса кинжал и перехватил его острием к себе.

– Тогда порежь ей лицо, – сказал он. – Если не захочешь, тогда вырежешь ей глаз. Не захочешь глаз, тогда оба уха и нос. Если откажешься и от этого, лучник пристрелит тебя…

– Пожалуйста, – попросила Розалин, – сделай, как он сказал.

– Нет, – Тико помотал головой.

– Какой дурак, – прошептал доктор Кроу.

Атило небрежно полоснул кинжалом, и веревки на запястьях изуродованного мужчины упали. Второй взмах, и петля повисла на шее, как шарф. Атило бросил ему ключ.

– Освободи ноги… Хорошо, теперь меняемся.

Он поймал ключ и перебросил мужчине кинжал.

– Ты знаешь, что делать?

Взгляд мужчины скользнул к Розалин. И в этот миг Тико увидел за ее лицом голый череп. Из пустых глазниц безнадежно смотрели ее глаза.

– Не надо! – закричал он. Но когда юноша бросился на Атило, что то ударило его сбоку по голове. Тико обернулся и увидел Хайтауна Кроу, поднимающего свою трость. Второй удар оказался еще сильнее, и юноша упал. Когда он попытался встать, доктор Кроу ударил его в третий раз.

– Оставайся там, черт бы тебя побрал.

– Сделай все быстро, – сказал Атило освобожденному пленнику.

Мужчина не нуждался в понуканиях. Он схватил Розалин за горло и воткнул ей под ребра кинжал Атило. Ее младший брат закричал, но Атило ударил его в живот, и мальчик умолк.

– Медленно было бы лучше, – заметил мужчина.

– И сколько теперь женщин?

– Восемь, господин мой.

– Наш друг мучил ту, которую убил последней. Вскрыл ее от паха до горла. Капитан Стражи сказал, она умирала не меньше часа.

– Дольше, – возразил мужчина. – Намного дольше.

Атило, стоя над Тико, произнес:

– Ты мог ударить ее и спасти. Мог порезать и спасти. Ты мог спасти ее. Но не сделал этого. Учись на своих ошибках.

Тико, не обращая на него внимания, подполз к умирающей Розалин.

Кровь, как слезы, капала на ее лицо со ссадины на голове Тико. А он смотрел, как из глаз девушки уходит жизнь. Рот наполнился желчью. От запаха ее крови челюсти разболелись так, будто его ударили с двух сторон сразу.

Луна покраснела. Между Тико, его яростью и всем остальным миром легла кроваво красная пелена. И что то еще… Впервые Тико ощутил, как его тело начинает изменяться. Что то черное скользило внутри него, укрепляя мышцы, улучшая чувства.

Атило поднял Тико на ноги.

– Ты слушаешь?

– Нет, – ответил Тико.

Весь его гнев слился в одном ударе, раздавившем гортань убийцы Розалин. Тико воткнул большие пальцы в глаза мужчине и давил, пока глаза не вытекли. Когда Атило потянулся за кинжалом, Тико бросился, теперь уже целясь ему в глаза. Он промахнулся. Атило с невероятной для его возраста скоростью блокировал удар.

– Прекрати, – приказал Хайтаун Кроу.

Шею Тико обжег кончик меча. Он казался холоднее самого холодного льда. Меч держал доктор Кроу, достав его из своей трости.

– Серебро, – произнес он. – От двора Хана.

Он говорил о мече.

– Не чистое, конечно. Чистое серебро слишком мягкое.

– Доктор Кроу.

– Он должен учиться, – заявил доктор, опуская оружие.

– Металлургии?

– Всему. Таков приказ Алексы. Иное она сочтет неудачей. Вашей неудачей, – на всякий случай уточнил алхимик. – А теперь, когда вы так ловко убили единственного человека, которому он доверял, я предлагаю вам подумать над другими способами повлиять на нашего юного друга.


36


Только Десдайо удалось отчасти приручить его. Она неуверенно попросила Атило не называть Тико «существом». Она единственная предположила: раз дневной свет пугает Тико, ему следует поручать только те обязанности, которые можно выполнять в ночные часы, и неважно, помогает ли мазь или нет.

Атило всегда обдумывал каждое слово. Он судил других по замыслам, а не по речам. Атило взвесил слова Десдайо и осознал: она имеет в виду именно то, что говорит. Поразительно, насколько это его тронуло.

Сентиментальность и безжалостность – прерогатива старости. Иногда он задавался вопросом, осталось ли у него что то еще.

Десдайо не стала бы отпирать дверь Тико, если бы знала, что он намеревался убить ее в отместку за смерть Розалин. А Тико, получив возможность, неожиданно понял, что не имеет желания.

Его война – война Тико с Атило, который куда то уехал, заперев юношу в погребе и оставив Десдайо наедине с гобеленом.

– Мой господин Атило говорит, я должна остерегаться тебя…

– Меня? – переспросил Тико, с поклоном войдя в просторную пиано нобиле. В зале не было никого, кроме хозяйки. Одна, беззащитная, в платье, едва прикрывающем грудь, Десдайо сидела у огромного камина, держа на коленях вышивку. Столик рядом с креслом занимали вино, стаканы, хлеб и сыр. Ее лицо покраснело от близости огня и выпитого вина.

– И я немного боюсь, – продолжила она. – Глупо, правда?

Тико ждал, рассчитывая понять, чего она хочет. Похоже, ей хотелось подружиться с ним. Он – раб, она – беспредельно богата. Неужели только он видит, насколько это дурацкая идея?

– Чем ты занимался сегодня утром?

«Кромсал трупы в морге, пока нож не затупился, а от тел не остались одни ошметки… Может, стоит рассказать ей. Хотя бы посмотреть на реакцию». Он часами изучал, куда следует наносить удар, практикуясь на телах нищих, преступников и чужестранцев. Людей без друзей.

– Ну же? – спросила она.

– Я обучался у господина Атило.

– Это я знаю, – вздохнула Десдайо. – Чему ты учился?

– Госпожа моя, спросите его.

– Я спрашиваю тебя, – она нахмурилась, большая редкость. Она почти никогда не хмурилась, и сейчас казалось, с ее лицом что то случилось – ноздри раздуваются, губы плотно сжаты, в углах рта залегли морщинки.

– Госпожа моя, – осторожно сказал Тико, – мне не позволено говорить вам.

– Так сказал господин Атило?

– Да, госпожа моя. – Атило в красках описал Тико его судьбу, если благодаря юноше Десдайо узнает об Ассасини. Но был и какой то другой, внутренний, запрет.

– Зачем ты здесь? – спросила Десдайо.

Тико уже хотел ответить «Вы приказали мне прийти», но тут сообразил: она спрашивает о другом.

– Я не могу уйти.

– Ты мог бы сбежать, – небрежно сказала она, будто обсуждая какую то игру. – Украсть лодку и доплыть до материка. Или улизнуть на корабль, – она взглянула в окно. – Здесь всегда много кораблей.

– Вода ранит меня.

– Ранит?

– Однажды она едва не убила меня. Но есть и другие причины…

– Правда? Какие же?

– Я ищу девушку…

Десдайо рассмеялась и потянулась к столу. Она нарезала сыр и разломила хлеб на куски. Когда она наполнила вином два стакана, Тико понял: она собирается накормить его.

– Госпожа моя, я не голоден.

– Амелия говорит, ты не ел, – резко отозвалась Десдайо.

Ах да, Амелия с серебряными косичками и двойной жизнью. Сейчас они были друг другу чужими, как и предупреждала девушка.

– Госпожа моя, я поел с господином Атило.

– Тогда выпей. Пей и рассказывай о своей жизни. Кто твоя семья? Где ты жил раньше? Я все хочу знать…

– Госпожа моя, я раб. – Интересно, знает ли она, что Тико использовал почти пятую часть драгоценного содержимого горшочка для защиты от последних лучей закатного солнца, пробивающихся в ее окно. Конечно, нет. Она ничего не знала ни о жизни своего будущего мужа, ни тем более о его методах обучения.

Хозяева бьют слуг, подмастерья – учеников, такова природа обучения. Атило показал ему плетку, которой наказывал Амелию и Якопо. А потом продемонстрировал плетку для самого Тико. В нее вплели серебряную проволоку. Один удар по голой спине, и Тико обмочился от боли.

– Об Амелии я знаю все, – легко сказала Десдайо.

Что она узнала? И насколько близко подобралась к правде? Он рассеянно потянулся к стакану и случайно поднял голову. Десдайо улыбалась. Она похлопала по своему двойному креслу.

– Садись сюда. И рассказывай.

Простое правило: не показывай своих чувств; оно помогало остаться в живых. Но сейчас, рядом с Десдайо, он испытывал огромное искушение рассказать, как очутился здесь. А вдруг Десдайо поможет узнать, кто же та девушка из базилики?

Это было бы стоящее открытие.

– Я не знаю своего имени, – начал Тико. – Настоящего имени. И воспоминания путаются. Я родился в прогнившем городе. Летом еды мало, зимой – еще меньше. За стенами жили демоны. А внутри – господин калека, его пьяный брат, их стражники, их женщины и мы. Их рабы.

– Ты был рабом?

– Мне так кажется… Я был свободен, но недолго. Пока герцогиня Алекса не поймала меня.

– И что Алекса собирается делать? – внезапно помрачнела Десдайо.

– Я родился рабом, – быстро сказал Тико. – И стал псом. Вот сколько я уже вспомнил.

Его слова сделали свое дело. Из глаз девушки исчезла озабоченность. Она улыбнулась, рассмеялась, удивилась его серьезному лицу и вновь улыбнулась.

– Псом?

– Волкодавом. Волкодав убивает волков.

Десдайо наклонилась ближе. От жара камина она совсем раскраснелась. Движение сильнее обнажило грудь, желающую выскользнуть из выреза платья.

– И сколько волков ты убил?

– Трудно вспомнить… Я в прямом смысле, – добавил он, увидев, как Десдайо закатывает глаза. – Я был… болен, когда приехал сюда. Плохо помню.

– Может, ты просто хочешь забыть?

– Возможно.

Атило ушел по делам Совета, Якопо с ним. Амелия? Кто знает, где она. Наверное, воюет с Николетти. Кухарка на кухне, рада, что ей никто не мешает. Во всем особняке иль Маурос только три человека, один из которых месит тесто на верхнем этаже.

– Расскажи мне о волках, – нетерпеливо сказала Десдайо.

У старого волкодава господина Эрика был непредсказуемый нрав, помнил Тико. А потом он вспомнил и многое другое…

Когда овец не осталось, владеть волкодавами стало бессмысленно. Однако господа Бьорнвина приплыли с собаками и овцами, не говоря уже о рогатом скоте, лошадях, рабах и их ребятне – все необходимое для освоения новых земель. Они извлекли уроки из опыта прежних колоний. Исландия научила их: если хочешь, чтобы семьи стремились сюда, не называй страну холодной. Так Гренландия, которая напоминала ледяную страну намного сильнее, получила более приветливое имя.

В Винланде было вино, а еще зеленые поля, чистые ручьи и мягкие зимы. Намного мягче, чем в Гренландии или Исландии, где они становились все суровее с каждым годом. Но после Гренландии никто уже не доверял слухам от поселенцев. Викинги и их семьи так и не приплыли. Основатели колонии год за годом теряли земли и проигрывали в борьбе с дикой природой. Бьорнвин остался последним городом. И когда он падет, а в этом не сомневался никто, кроме господина Эрика и его двоюродного брата Лейфа, Винланд исчезнет.

Так шептались рабы трэли.

Тихий и осторожный, беловолосый с детства, Тико рос среди истин, о которых нельзя говорить. Господин Эрик уже не мог зачать ребенка, но его скальд пел о будущих славных поколениях. Господин Лейф сражался пьяным, потому что трезвого его тошнило от страха. Но стихи прославляли его битвы со скелингами…

– Волки, – потребовала Десдайо.

– Вначале – волкодав. Старый, с непредсказуемым нравом… – Тико остановился: наверное, начинать следует с чего то другого. – Нет, вначале – я, трэль. До семи лет я бегал голым. Мать ненавидела меня и не желала даже одевать. По крайней мере, я считал ее своей матерью. Может, она надеялась, что холод убьет меня.

Это едва не случилось. В одну из зим его спас пьяный мужик, который вывалился из большого дома. Он заметил ребенка, свернувшегося в снегу перед запертой дверью нужника, и решил смеха ради помочиться на него. С десяток его приятелей решили присоединиться к веселью. Мальчик проснулся, покрытый желтой ледяной коркой и лежа в глубоком снегу. Его спасло презрение других людей.

Тогда ему было три года.

Сейчас, когда он знал, что Сухорукая ему не мать, воспоминания не так ранили. Но тогда Тико верил: в ее ненависти виноват только он. Его братья следовали ее примеру. Но только не Африор. Она спасла ему жизнь.

Вечно голодный, с торчащими ребрами и грязными волосами. Его перестали называть беловолосым. Теперь к нему обращались «ты», «придурок» или «дерьмоголовый». Он раскапывал мусорные кучи в поисках чего нибудь съедобного, еды было еще меньше, чем раньше. И тут Африор выкрикнула его имя. Тико поднял глаза и увидел своих братьев. Они ухмылялись.

Цепь волкодава крепилась к столбу. Ошейник – к цепи. Вот только ошейник оказался пуст. Тико мгновенно смекнул, чему радуются его братья. Он упал. Зверь, бросившийся сзади, промахнулся и только забрызгал мальчика слюной. Тико вскочил на ноги и побежал. Хитрость и ненависть заставили его устремиться прямо к братьям. Те бросились врассыпную. И волкодав, оставив Тико, помчался за одним из них.

Тико схватил Африор и толкнул ее в ворота.

Ворота были огромными, по крайней мере, для него. Но Тико, упершись пятками в землю, изо всех сил пытался закрыть створки, каждую секунду ожидая, что челюсти пса сомкнутся на бедре. Когда он обернулся, пес загнал его старшего брата в угол поленницы. Все случилось быстро. Зверь прыгнул, сомкнул зубы на шее мальчишки и, повалив его, вырвал горло.

Кидать в пса камни – глупо. Братья уже швырялись ими, и все без толку.

Наверняка волкодав убил бы еще кого нибудь. Но Тико – голый, семилетний – подобрал глиняный осколок и перехватил зверя. Мальчик не пытался спасти своих братьев. Просто господин Эрик возвращался с охоты, а за спиной, за воротами, стояла Африор.

Тико воткнул осколок между челюстями зверя и вталкивал его все глубже, пока он не распер кости. Пес пытался укусить, но мышцы были порваны, а осколок не позволял челюстям сомкнуться.

– Эй ты, назад! – крик господина Эрика разом перекрыл весь шум.

Ему следовало повиноваться. Следовало выпустить осколок, оставить его между челюстей пса и отступить назад. Но вместо этого он выдернул осколок и полоснул волкодава по горлу. Слепая удача, но он попал в артерию, и теперь пес истекал кровью.

Господин Эрик выхватил у Тико осколок и посмотрел на него.

Четвертушка разбитой чаши; округлый край служил ручкой, а кромка с остатками глазури – острым лезвием. Там, где край встретился с собачьими костями, виднелись мелкие щербинки. Несколько секунд мальчику казалось, что сейчас господин Эрик перережет ему горло осколком. Но он указал на ошейник, валяющийся в грязи.

– Принеси его, – приказал Эрик.

Тико послушался.

– Кто расстегнул его? – требовательно спросил Эрик, жестко глядя на мальчика. Африор взглянула на среднего брата, но тот заметил предупреждение Тико.

– Мой брат, – сказал мальчик, указывая на тело рядом с поленницей.

Господин Эрик хмыкнул.

Сухорукая, подбежав, принялась причитать над старшим сыном, но когда хозяин уставился на нее, проглотила рыдания с икотой и умолкла.

– Твой мальчишка? – спросил господин Эрик, указывая на него.

Она молчала, но викинг схватил ее и развернул лицом к себе.

– Когда я спрашиваю, надо отвечать, – его голос был опасно тих. – Это твой сын?

– Да, господин.

Взгляд господина Эрика парализовал. Едва он выпустил женщину, Сухорукая уставилась в землю.

– Ладно, – сказал Эрик, примеряя ошейник к шее Тико, – теперь он мой волкодав…


– А что случилось с Африор? – спросила Десдайо.

Она посмотрела на застывшее лицо Тико и едва пригубленное вино в стакане. Когда она прикоснулась к его руке, Тико вздрогнул.

– В другой раз, – согласилась она. – Расскажешь в другой раз.

Она задумалась о чем то, потом пожала плечами.

– Думаю, сейчас тебе лучше уйти. Это тяжелый рассказ.

Тико помнил серебряную плеть Атило, предупреждения, что случится с ним, если он окажется в венецианской тюрьме, и девушку, прибитую к дереву в саду фондака мамлюков. Он промолчал. Только у дверей он предложил Десдайо снова запереть погреб и не говорить Атило об их беседе. Он может огорчиться.

Тико вернулся в свой подвал. Теперь Атило задолжал ему две жизни. Первая – Розалин. А вторая – та, которую Тико сейчас отказался забрать.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   28

Похожие:

Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1
Герцогиня Алекса, вдова прежнего герцога, мать Марко IV и невестка принца Алонцо
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconПадший ангел
Моим чудесным родителям, Ричарду и Бренде. Вы в детстве привили мне любовь к мифологии и романам, а потому были просто обязаны увидеть...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconНаемник: странный заказ глава 1 – джон фидчер
Один из убийц понимает, в кого они стреляют. Джон его оставляет в живых. Разговор с ним
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconЭрафия: Так, всё! С энротом за «Войны Престолонаследия» я рассчиталась недурно сыграли, кстати, и сюжет ничего. Можно начинать репетировать «Клинок Армагеддона»!
Эрафия: Так, всё! С энротом за «Войны Престолонаследия» я рассчиталась — недурно сыграли, кстати, и сюжет ничего. Можно начинать...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон принадлежал к богатому и влиятельному бостонскому католическому семейству
Джон Фицджералд Кеннеди (1917-63) — 35-й президент США (1961-63) от Демократической партии. Выдвинул программу социально-экономических...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон Фаулз Мантисса
Джон Фаулз — величайший прозаик нашего времени. У него — удивительное чувство слова, мастерское владение литературным языком и поразительный...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон шоул первоклассный сервис как конкурентное преимущество
Джон Шоул известен как гуру культуры обслуживания. У него совершенно уникальный
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон шоул первоклассный сервис как конкурентное преимущество
Джон Шоул известен как гуру культуры обслуживания. У него совершенно уникальный
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconРичард Йейтс Дорога перемен
Джон Ките[1 Джон Ките (1795–1821) — выдающийся английский поэт-романтик. В эпиграфе строчка из шестой строфы его поэмы «Изабелла,...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон Катценбах Особый склад ума
Джон Катценбах – американский писатель, сценарист, номинант премии «Эдгар», которой отмечаются лучшие авторы детективного жанра;...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconРежисер: Квентин Тарантино
Действие разворачивается на заброшенной людской колонии, куда наш доблестный ренегат Джон отправился на поиски своей давно потерянной...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы