Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 icon

Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1


НазваниеДжон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1
страница25/28
Размер1.23 Mb.
ТипДокументы
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28

57


Хрустальная ночь. Так часто бывает перед большой битвой или началом осады. Когда всем известно – Война, Глад и Мор уже оседлали коней и жизнь более не течет по привычным законам. Наверно, так будет и перед концом мира.

Когда прежний мир Тико сгорел вместе с Бьорнвином, это оказалось неожиданностью для мальчика. Но сейчас он изменился. Сейчас ветер нес вкус еще не пролитой крови. Крови и желаний. Если принц Леопольд на Кипре, значит, и госпожа Джульетта где то здесь. Мысль о ней заставляла Тико дрожать.

Он думал, что никогда больше ее не увидит. И желание встретиться с ней мало помалу превращалось в тупую боль, покрывалось тонкой корочкой льда. Пока лед не разбила надежда.

За Тико неожиданно послал король Янус.

Янус, называемый также Иоанном, стоял в спешно убранной палате, комнате на башне, которую приспособили для парадных церемоний. Роль трона играл деревянный стул с наброшенным сверху покрывалом. Рядом с худым и гладко выбритым королем стоял приор Белых крестоносцев. Приор Игнасио, одетый в белую мантию, был выше и еще худее. Оба мужчины хранили отблеск прежней привлекательности.

Король Янус вернул Десдайо ее драгоценности и подтвердил освобождение Тико. Он произнес несколько слов, дав высокую оценку мужеству юноши, приказал ему опуститься на колени и достал меч, намереваясь посвятить его в рыцари.

– Ваше Величество! – запротестовал Атило.

– Он спасет Кипр, – объяснил приор Игнасио.

– Мой господин, вы это видели? – Атило казался обеспокоенным.

– Мы питаем отвращение к предсказаниям будущего, равно как и к любым другим видам магии, – твердо ответил приор. Все понимали, что приор не ответил на вопрос, а заявил о своей позиции. Разумеется, никто ему не поверил. О могуществе крестоносцев ходило слишком много слухов.

– Я сказал им, – произнес Леопольд.

– Тогда здесь кроется ловушка, – голос Атило окреп. – Мой раб предал меня ради этого человека. Принц убил десяток моих… слуг, – неловко закончил он. Если сказать «последователей», могут возникнуть неприятные вопросы.

– А вы убили десяток его, – ответил король Янус.

– Да, – заметил приор. – Мы знаем. Принц Леопольд здесь по приглашению короля. И под защитой крестоносцев.

Предупреждение. Атило все понял и поморщился. В первую очередь предупреждение относилось к нему.

– Этот юноша, – сказал король Янус, – уже оказал мне услугу.

Принц Леопольд встретил взгляд Тико, улыбнулся и указал глазами на галерею второго яруса. Там из за резной ширмы осторожно выглядывали женщины.

– Как твое настоящее имя? – спросил Янус.

– Ваше Величество, я не знаю.

– Ты венецианский подкидыш? – вопрос явно удивил придворных. Король всегда мало заботился о благородстве происхождения. Однако же…

– Я родился вдалеке от Венеции. Мое истинное имя вырезано на камне, который скрыт в самом глубоком озере Бьорнвина.

– Бьорнвина? – переспросил Янус.

– Моя родина.

– Вы слышали о нем?

– Никогда, Ваше Величество, – покачал головой приор.

– И где же он? – поинтересовался король. – Как ты добрался до Серениссимы? На корабле? Пересек земли с севера? Или с караваном через тюркские пустыни?

– Сквозь огонь.

Приор побледнел и бросил взгляд на Януса. Тот задумчиво оглядел зал. Несколько рыцарей, германский принц, Атило иль Маурос. Женщины на галерее и Десдайо внизу. И, наконец, бывший раб на коленях. О чем бы он ни поведал, рассказ удастся сохранить в тайне.

Король Янус стиснул рукоять меча.

– Сквозь огонь?

Тико кивнул.

– Бьорнвин горел. Я был там, потом – нет. Я падал сквозь огонь, и больше не помню ничего…

– Совсем ничего?

– Память пробуждается, но она ограничена. Меня замуровали на корабле мамлюков. В кандалах и во тьме. Потом капитан Родриго освободил меня, а его люди сожгли корабль.

– Он говорит правду? – требовательно спросил Янус.

Атило приоткрыл рот, но не произнес ни слова.

– Отвечайте!

– Ваше Величество, мне ничего об этом не известно.

– А почему капитан никому не рассказал? Ему следовало…

– Он не мог, – солгал Тико. – Я заколдовал его.

Один из крестоносцев перекрестился.

«Теперь Родриго у меня в долгу», – подумал Тико. Хотя вряд ли ему удастся собрать долги. Судя по лицу короля, он постепенно осознавал: справедливость на стороне мамлюков.

– Плохо, – заметил Янус.

– Тот самый корабль? – уточнил приор.

Похоже, султан имел полное право обвинить Венецию в поджоге своего судна, но новость ничего не меняла. Даже если признать, что ему нанесена обида, он не повернет свой флот.

– Ты был принцем в Бьорнвине?

– Я был рабом.

Король Янус рассмеялся.

– Тебе следовало заявить о принадлежности к королевской семье. По крайней мере, к дворянам. Так обычно делают.

– Я был рабом, – повторил Тико. – А моя мать – изгнанницей.

– А кто же ее народ?

– Падшие.

– Ваше Величество, – принц Леопольд шагнул вперед. Он говорил так тихо, что его слышали только король и приор. И еще Тико, хотя принц вряд ли рассчитывал на это. – О таких делах не следует говорить при людях. Я ручаюсь за его происхождение. Я обязан ему жизнью.

– А я обязан жизнью вам, – ответил Янус. – Если бы вы не похитили Джульетту, мы бы поженились. И если ее рассказ – правда, сейчас я был бы уже отравлен.

– Я в это верю, – сказал Леопольд.

– Да, – произнес Янус. – Я тоже.

Король посвятил Тико в рыцари, помог подняться и приказал камергеру подобрать для юноши новый дублет, более подходящий его новому положению. Янус уже собирался удалиться, когда Леопольд обратился к нему с просьбой.


Тико стоял с одной стороны, Десдайо – с другой. Посередине находился принц Леопольд вместе со своей невестой. Госпожа Джульетта и Тико до сих пор не смотрели друг на друга.

Атило был потрясен, увидев Джульетту, но когда он понял, зачем она здесь… Брак между Миллиони и германским принцем – надругательство над самими устоями Венеции. Вдобавок Атило знал, чем является Леопольд. В ходе короткой и очень тихой перепалки Джульетта сообщила: ей это тоже известно.

И да, Леопольд пытался похитить ее тем летом. Но с тех пор все изменилось. И он ее спас.

Только прямой приказ Януса вынудил Атило остаться в зале. Второй приказ заставил его принять Десдайо в роли подружки госпожи Джульетты. Выбор Джульетты никого не удивил. А вот выбор принца Леопольда цум Бас Фридланд – этот новоиспеченный рыцарь – обидел имевших склонность обижаться и потряс остальных.

– Я согласна…

Счастье Джульетты заполонило часовню Богоматери. Она смотрела на каменную статую едва ли не с той же нежностью, что и на младенца, прижатого к груди. Ребенок и грудь были укрыты мальтийской шалью. Единственный способ успокоить младенца и позволить паре обменяться клятвами – покормить его.

– Я согласен, – произнес принц Леопольд.

А потом, покраснев, стоял и слушал, как приор Игнасио задает тот вопрос, на который они оба поторопились ответить.

Голос приора разносился по всему залу. Он привык к публичным выступлениям и обладал командным голосом, и сразу же приказал собравшимся не думать ни о чем, кроме жениха и невесты.

Нет больше флота мамлюков.

Нет крестьян, ведущих на убой овец и коз. Пехотинцев, укрепляющих стены, готовящих хворост и смолу. Кузнецы не чинят мечи, корабелы не крепят кипрские галеры. Крестоносцы не точат боевые топоры.

Сейчас обо всем нужно забыть.

Интересно, многие ли из присутствующих поняли уловку приора? Он говорил о радостном событии, но предупреждал о наступающем дне. О том, с чем придется сразиться крестоносцам.

– Но теперь то я могу?..

Приор улыбнулся пылу принца Леопольда, который в течение минуты уже второй раз пытался принести свой обет. Принц произнес требуемые слова и продолжил:

– И еще.

Приор Игнасио нахмурился. Какие сюрпризы им уготовлены?

– Я признаю это дитя своим, – Леопольд указал на ребенка. – Я хочу признать его законным.

– Леопольд…

– Позволь мне закончить.

Джульетта умолкла и со слезами на глазах смотрела на своего мужчину.

– Вот мой наследник.

Принц Леопольд откинул мальтийскую шаль. Джульетта быстро прикрыла грудь. Ее новоиспеченный муж взял ребенка, многозначительно посмотрел на Тико и развернул пеленку. На груди ребенка виднелась царапина.

– Мой наследник во всех смыслах.

– Весьма необычно, – возразил Атило.

– И время сейчас необычное, – мягко заметил Янус. Он тепло улыбался, но в голосе слышался упрек.

– Да, Ваше Величество.

Приор Игнасио взял ребенка и поднял его. Может, существует какая то церемония для признания бастардов? Хотя Тико подозревал, что приор выдумывает ее на ходу.

– Вы признаете этого мальчика своим законным наследником?

– Да, – твердо ответил Леопольд.

– Вы мать ребенка? А принц Леопольд цум Бас Фридланд – его отец?

Госпожа Джульетта прикусила губу.

– Дитя мое, нам нужен ваш ответ.

– Мальчик мой. Я пришла в постель своего мужа девственницей. Никто не спал со мной до того дня, – ее глаза скользнули по Тико. – Ни один человек не спал со мной после.

– Скажите, правда ли это? – спросил Янус.

Приор, держа ребенка, уставился в пустоту. Лицо старика, поначалу лишенное всякого выражения, понемногу становилось озадаченным.

– Ну же! – потребовал король.

– В его венах течет кровь Миллиони.

Король Янус с нетерпением ждал продолжения. Но его не было. Приор чувствовал кровь Миллиони. Вот и все. Янус с новым интересом взглянул на Леопольда.

– Я клянусь, что сказала правду, – поспешно произнесла Джульетта.

На простой латыни, понятной собравшимся рыцарям, приор Игнасио объявил мальчика наследником принца Леопольда, подтвердил брак его родителей, назвал ребенка Львом ди Миллиони де цум Бас Фридланд и предложил помолиться о его будущем.


58


– Ты знал? – спросил Атило.

Час до рассвета. Для остальных слишком темно. Для Тико – уже давно светло. Он следил, как горизонт меняет свой цвет. Вершины гор в оттенках черного. Контуры мельниц на равнине. Страна приземистых каменных башен с широкими крыльями. На бесплодных склонах кустарника не меньше, чем земли. Ему бы тут понравилось.

Атило с очевидной неохотой подошел к своему бывшему ученику.

Плечи напряжены, голос сдавленный, вопрос такой же колючий, как щетина мавра. Атило знал: сейчас за ними следит весь двор.

– Знал, – ответил Тико.

– Ты видел ее в особняке Фридланд?

– В его постели, кормила ребенка. – Он лгал. Джульетта была в своей комнате, пока ее не привлек шум боя. Но старику незачем об этом знать.

– Почему ты не сказал мне?

– Чтобы ты перерезал мне глотку? Принцесса Миллиони в одной постели с ублюдком, врагом ее семьи? Ты послал меня убить принца. И едва не убил за неудачу. Но вернуться и рассказать такое? Я мог просто выйти голым на солнце…

– Думаешь, мне не приходила в голову такая идея?

– Но не я ее тебе подсказал. Я не собирался помогать тебе, сообщая о госпоже Джульетте и Леопольде.

– Леопольд?.. Он и вправду твой друг?

Настолько, насколько вообще возможно. Тико не собирался объяснять. И, кроме того, с точки зрения разума Тико и Леопольд – враги. Джульетта любила мужа. Тико любил Джульетту. Одна только мысль о жене Леопольда заставляла сердце Тико сжиматься от тоски. Есть ли лучшая причина ненавидеть мужчину?

– И к чему мы пришли? – спросил Атило.

– Нет никакого «мы». Я мог бы убить тебя, но Янус будет недоволен. Вместо меня с этой задачей справятся мамлюки. Так что ты умрешь героем…

Тико повернулся и пошел, прокладывая путь между рыцарями крестоносцами и кипрскими придворными. Он остановился у алькова, где стояли новобрачные.

– Присмотри за Леопольдом, – сказала Джульетта.

– Госпожа моя.

– Да да. Если сможешь, защити его.

– Два довода против, – улыбнулся Тико. – Во первых, Леопольд не кажется человеком, за которым нужно приглядывать. А во вторых, – он указал на рассвет, – битва закончится раньше, чем я смогу к ней присоединиться.

– Твоим глазам не стало лучше?

– Только хуже, – ответил Тико.

– Ты меняешься, – заметил Леопольд. – А сейчас, если вы нас простите…

Джульетта поморщилась, но дала отвести себя к дверям. Придворные расступались и кланялись. Когда она исчезала под аркой, Леопольд похлопал ее по заднице и рассмеялся, услышав негодующий возглас.

– Он лучший из всей своей семьи.

Тико обернулся и обнаружил рядом короля Януса.

– Ваше Величество, откуда же мне знать.

– Узнай от меня. Ты будешь сражаться вместе с ним?

– Если повезет.

– Если битва продлится до темноты?

– Вы знаете об этом?

– Слишком ранимый, чтобы встретиться с дневным светом, – пожал плечами Янус. – Так было написано на объявлениях Исака. Я бы выбрал другое выражение, – его серые глаза изучали лицо Тико. – К примеру, такова его природа. Как вы познакомились с Леопольдом?

– В бою, Ваше Величество.

– Вы уже сражались вместе с ним?

– Меня послали убить его. Джульетта попросила сохранить ему жизнь. Так я и сделал.

Король Янус оглянулся проверить, мог ли кто то услышать этот ответ. Придворные отступили подальше. Приор следил за ними, но выражения его лица, полускрытого бородой, не разобрать.

– Пройдись со мной.

На парапете было полно народа. Прохладный воздух уже готовился принять тепло дня. Сержант в потрепанном нагруднике повернулся, готовый сыпать проклятиями, но тут же начал извиняться. Одноглазый старик с кривой, когда то сломанной ногой.

Янус похлопал его по плечу и двинулся к угловой башне. Огромную катапульту уже выставили на позицию, плетеные канаты крепились к стальным кольцам в полу башни.

– Веревки смягчают рывок?

Король Янус кивнул, оценив догадку Тико.

– Ты побил Леопольда. Знаменитого поединщика. Потом подарил ему жизнь, потому что тебя попросила женщина. И, похоже, был изгнан за это.

Возможно, король говорил с Тико. Возможно, сам с собой. Янус кивнул, потом еще раз. Тико понял: второе предположение верно и он может не отвечать.

– Завтра, – сказал король, – все решится.

– Все, Ваше Величество?

– До следующего раза. Конечно, если дела будут плохи, то следующего раза не будет. Не будет Кипра. Не будет оплота крестоносцев. Наверное, и меня. И Джульетты с Десдайо, если только они не станут рабынями.

– Леопольд возьмет с собой Джульетту. Думаю, Атило сделает то же самое…

– В битву? – ужаснулся Янус.

– А вы бы оставили свою женщину? Если за поражением последует неизбежное насилие над ней? Леопольд не оставит Джульетту. И Атило наверняка не оставит Десдайо.

– Мою жену отравили.

– Ваше Величество?

– Она умерла год назад. Нет, уже два года.

Король смотрел в пустоту. Его безжизненное лицо напоминало гипсовую греческую маску. Только слеза свидетельствовала, что лицо принадлежит живому человеку.

– Кажется, будто это случилось вчера.

Близился рассвет. Скоро наспех укрепленные стены зальет свет нового дня. Где то за горизонтом собирался флот мамлюков. Воины на башне держались поодаль, не зная, с чем именно связано горе короля. Немногие из них доживут до следующей недели.

А крестьяне сменят хозяина.

Почему бы и нет? Никто не спрашивал их, какого правителя они желают. Любой правитель обойдется им в ту же цену. Налоги и десятина, забранные дочери, призванные в ополчение сыновья. Сильный и жестокий владыка лучше доброго и слабого.

– Ты действительно сможешь повлиять на завтрашние события?

– У меня есть другой вопрос.

Король Янус резко выдохнул.

– Возможно, приор прав. Мне следовало просто казнить тебя.

– Проще ответить на мой вопрос.

– Так похож на Атило, – заметил король. – Возможно, здесь и кроется проблема. Атило слишком хорошо обучил тебя. Теперь ему незачем жить.

– Он уже пытался убить меня.

– Если бы он захотел убить тебя, ты был бы уже мертв. – Король заметил выражение лица Тико. – Возможно, он тоже. Поэтому он не счел свою жизнь достойной ценой за твою. Каков же твой вопрос?

– Почему вы так обеспокоились, когда я упомянул об огне?

– Ах да. – Король Янус помолчал. – Причина, по которой приор считает, что тебя следует казнить. Боюсь, он может оказаться прав.

Таким способом, поведал ему Янус, Шарлемань,23 величайший император франков, отправил подкрепление из Рейна в Ронсеваль. Хотя его луп гару24 прибыли слишком поздно и не успели спасти графа Роланда. А еще, поведал королю приор, четверо всадников Апокалипсиса тоже прибудут сквозь огненный круг. Да, в таком случае беспокойство приора вполне объяснимо.

– Это происходит мгновенно? – спросил Тико.

– Не уверен, что понял твой вопрос.

– Вы проходите сквозь огонь в одном месте и сразу оказываетесь в другом?

Король почесал в затылке и вздохнул.

– Мы обсуждаем ересь, – сказал он. – Опасную ересь. Но да, полагаю, все происходит очень быстро. А почему ты спрашиваешь?

– Мне интересно, в каких случаях такое путешествие может занять больше времени.

– Насколько больше?

– На сто лет, – ответил Тико, потом, взглянув на короля, пожал плечами. – Просто подумалось.

1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28

Похожие:

Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1
Герцогиня Алекса, вдова прежнего герцога, мать Марко IV и невестка принца Алонцо
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconПадший ангел
Моим чудесным родителям, Ричарду и Бренде. Вы в детстве привили мне любовь к мифологии и романам, а потому были просто обязаны увидеть...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconНаемник: странный заказ глава 1 – джон фидчер
Один из убийц понимает, в кого они стреляют. Джон его оставляет в живых. Разговор с ним
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconЭрафия: Так, всё! С энротом за «Войны Престолонаследия» я рассчиталась недурно сыграли, кстати, и сюжет ничего. Можно начинать репетировать «Клинок Армагеддона»!
Эрафия: Так, всё! С энротом за «Войны Престолонаследия» я рассчиталась — недурно сыграли, кстати, и сюжет ничего. Можно начинать...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон принадлежал к богатому и влиятельному бостонскому католическому семейству
Джон Фицджералд Кеннеди (1917-63) — 35-й президент США (1961-63) от Демократической партии. Выдвинул программу социально-экономических...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон Фаулз Мантисса
Джон Фаулз — величайший прозаик нашего времени. У него — удивительное чувство слова, мастерское владение литературным языком и поразительный...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон шоул первоклассный сервис как конкурентное преимущество
Джон Шоул известен как гуру культуры обслуживания. У него совершенно уникальный
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон шоул первоклассный сервис как конкурентное преимущество
Джон Шоул известен как гуру культуры обслуживания. У него совершенно уникальный
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconРичард Йейтс Дорога перемен
Джон Ките[1 Джон Ките (1795–1821) — выдающийся английский поэт-романтик. В эпиграфе строчка из шестой строфы его поэмы «Изабелла,...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон Катценбах Особый склад ума
Джон Катценбах – американский писатель, сценарист, номинант премии «Эдгар», которой отмечаются лучшие авторы детективного жанра;...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconРежисер: Квентин Тарантино
Действие разворачивается на заброшенной людской колонии, куда наш доблестный ренегат Джон отправился на поиски своей давно потерянной...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы