Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 icon

Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1


НазваниеДжон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1
страница27/28
Размер1.23 Mb.
ТипДокументы
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28

62


Когда литавры мамлюков ударили громче и рабы удвоили усилия, А'риал крепко ухватила Тико за руку. У нее были черные ногти, коленки голые и расцарапанные. На шее висел пожелтевший череп какой то птицы, с длинным острым клювом и большими глазницами.

– Ты платишь цену по доброй воле? Ты должен заявить это.

– Я все еще жду, пока ты скажешь мне, какова цена, – ответил он и вздрогнул, когда рыжеволосая девочка повернулась к нему. Взгляд острый, как разбитое стекло.

– Ты знаешь мою цену, – прошипела она. – Плати или откажись.

Тико смотрел на нее.

– Заяви, что ты платишь цену, или дай мне вернуться домой. Ты не можешь призвать меня, а потом торговаться, – тихие слова казались намного опаснее криков. Тико, уже не в первый раз, задумался, сколько же ей на самом деле лет.

Будь она человеком.

Но разве он посмеет спросить? И она права. Он знает цену. Хотя цену, наверное, установила Алекса, а А'риал – всего лишь ее инструмент.

– Возьми лучше мою жизнь, – взмолился он.

А'риал пренебрежительно мотнула головой.

– Тогда душу.

Стрега придвинулась практически вплотную к нему:

– А с чего ты решил, что она у тебя есть? Или хотя бы была? Клянись богиней, или Джульетта умрет…

Сейчас полнолуние. Ему следовало помнить.

Огромная луна, бледная, как его кожа, висела у самого горизонта. Солнце, в славе своей, уходило, бросив последний отсвет, и луна на целую ночь занимала место светила. А рыжеволосая девчонка стояла на палубе корабля и требовала клятвы именем обеих своих хозяек.

– Я создам Алексе армию, – произнес Тико. – И приму свою сущность.

А'риал поднялась на нос корабля, вытянулась во весь рост и поднесла сжатые кулаки ко лбу в странном приветствии. Потом резко опустила, по прежнему сжимая пальцы. Руки откинулись назад, как птичьи крылья.

Вокруг нее завыл ветер.

С чистого неба ударила молния.

Буря началась внезапно. Тучи заклубились у темного горизонта и с невероятной скоростью, как небесная конница, помчались к армаде мамлюков. Лучники удивленно смахивали с лиц капли дождя. Флаг с полумесяцем на адмиральской галере хлопнул на ветру, как пушечный выстрел.

Паруса «Сан Марко» наполнились ветром, галера вздрогнула и начала крениться.

– Спускай паруса! – крикнул Тико.

Атило уставился на него.

– Мой господин, спускайте паруса. Если нужно – рубите мачты. Нужно спустить паруса и убрать Джульетту и Десдайо с палубы… Пожалуйста. – Возможно, помогло последнее слово. Атило выкрикнул приказ спускать паруса и поспешно потащил женщин к люку. Едва они скрылись внизу, как мавр вернулся на свой пост.

– Что ты делаешь?

По небу прокатился гром, молния пронзила морскую гладь. Грот мачта одной из галер мамлюков вспыхнула и обрушилась за борт, таща за собой всю оснастку.

– Мой господин, идите вниз.

– Тико…

– Я должен это сделать.

– Что ты делаешь?

– Я плачу цену. Спасаю тех, кого люблю.

Ветер сдувал слезы с лица Тико. Он чувствовал пустоту в груди, будто кто то достал его сердце, а взамен вставил ледышку.

– Уходите, – приказал он.

Атило казался потрясенным.

– Или оставайтесь, – зарычал Тико. – И умрите. Как пожелаете.

– Пожелаю?..

– Думаете, мы сможем разобрать, где друг, а где враг? – он указал на А'риал. Яростные порывы ветра отклоняли направленные в нее стрелы. Девочка откинула руки назад и запрокинула лицо к небу.

Она беззвучно шевелила губами, читая заклинания. Пальцы плясали в странном танце, когда она тащила по небу тучи и раскалывала корабли пополам ударами молний. Вскинула подбородок, и волна размером с утес обрушилась на три корабля, раздавила их и отхлынула. Флот мамлюков таял, исчезал под ударами молний и волн. Никто еще не видывал подобной бури. И в самом ее эпицентре стояла мокрая маленькая стрега, окутанная рыжими волосами, и смеялась.

Когда Тико обернулся, Атило исчез.

Тико захотелось оказаться там, на галере мамлюков, встретиться с врагами лицом к лицу, вырывать их сердца. Он захотел и получил. От неожиданности Тико оглянулся, за спиной бурлили волны. Он едва удержался на узком поручне.

Неважно, как он сюда попал.

– Сверху!  – выкрикнул предупреждение лучник мамлюк.

Тико поймал стрелу в полете, перехватил и воткнул в горло воину с коротким мечом в руке. Повернул стрелу в ране и, разрывая горло зазубринами наконечника, вытащил. Отбросил умирающего в сторону и метнул стрелу в лучника.

Полет стрелы было невозможно разглядеть.

Лучник оторопело уставился на древко, торчащее в его кольчужной рубахе. Тико убил его мимоходом; позвоночник хрустнул, но все звуки уносили вой ветра, плеск волны и рев крови в голове Тико.

Внутри него рос голод. Голод смотрел его глазами. Заполнял его разум. Зрение Тико обострилось, когда волны скрыли последние лучи солнца. Галера мамлюков, вместе с рабами, воинами, надсмотрщиками и адмиралом, окрашивалась кроваво красным. Время замерло, море едва колыхалось, а чудовище внутри него дергало прутья клетки, испытывая ее прочность.

– Сделай это, – произнес голос в голове Тико.

А'риал? Или он разговаривает сам с собой?

Можно убить столько людей. Вырывать горло, пить кровь. Корабль утонет в крови. В него стреляли из луков, но большую часть стрел уносил ветер. Некоторые пролетали рядом, и Тико, не задумываясь, отмахивался от них.

– Я сказала, сделай это! – А вот сейчас определенно А'риал, причем рассерженная.

Должен ли он? Сможет ли потом остаться тем, кем был? Он знал ответ. Всякий раз, обнимая луну, он чувствовал, как замерзает еще одна частичка его сердца. Если их окажется достаточно много, лед поселится в его груди навсегда. Он не мог забыть уроков прошлых трансформаций. Он возвращался обратно, но воспоминания оставались. Но как ему спасти Джульетту, не меняясь? Ему придется принять свою судьбу.

Стать последним из Падших. Последним из рода.

Или первым…

Тико запрокинул лицо к луне, дал ей омыть себя лучами. Клыки удлинялись, сухожилия растягивались, мышцы рвались. Горло наполнилось кровью. Он ощупал лицо и понял, что ушные раковины исчезли, нос стал звериным, плоским, с широкими ноздрями. Кригсхунды отвратительны, но сейчас он выглядел еще хуже.

Сердце Тико остановилось, и он замер в ужасе. Оно больше не билось, легкие не вбирали воздух, дыхание исчезло. Только страх удержал Тико на ногах. Сейчас он был одновременно живым и мертвым.

– Боже милосердный…

Изменения оказались намного болезненнее, чем он мог представить. Безумный вопль смыл последние остатки человеческого. Чудовище… Вот кем он в конце концов стал. И неважно, сколько раз он сможет вернуться. Рано или поздно он превратится в уродливое чудовище. Мир, в котором он рожден, давным давно мертв. Это место занял новый мир, и как в нем жить?

Он пощадил рабов. Такой была его цена за распахнутую клетку и отпущенного на свободу зверя. Он доказывал себе, что еще сохранил в себе человека. А потом Тико остановился и, пока А'риал утихомиривала бурю, вновь стал собой.


Вдоль каждого борта галеры мамлюков тянутся два ряда скамей. Верхний ряд – под открытым небом, с настилом для надсмотрщика с кнутом.

– Умри, демон.

Нельзя не признать храбрость сержанта мамлюков. Ведь он наверняка понимал, что сейчас погибнет. Тико отбросил голову за борт и столкнул тело вниз, на рабов. Навстречу бежал следующий воин. Шлем с навершием, кольчуга, хищно изогнутый скимитар.

Первый удар воина почти попал в цель. Второй располосовал руку Тико до кости, но рана тут же затянулась. Тико схватил мужчину и стиснул, раздавив гортань.

Шок, потом боль. Они всегда идут друг за другом.

Тико выхватил скимитар и ударил следующего воина. Тот пошатнулся и упал, клинок остался торчать из груди. Рана на руке осталась воспоминанием. И Тико подарил его мужчине с копьем. Копейщик вздрогнул, когда Тико коснулся рукой его лица. Схватился за здоровую руку и закричал. Тико выбросил его за борт. Следующим умер литаврщик.

Тико шел дальше.

Но его остановил кнут.

Железный кончик, появившись из ниоткуда, полоснул по лицу. В рот потекла кровь. Рана глубокая; на месте щеки чувствуются зубы. Тико быстро развернулся, чтобы уйти от второго удара, и свел края раны вместе. Разорванная плоть начала срастаться.

К третьему удару он уже был готов.

Поймал утяжеленный конец, обмотал вокруг кисти и дернул. Надсмотрщик грохнулся на колени. Едва Тико двинулся вперед, один из рабов ухватил мамлюка за лодыжку. Другая рука дернулась вверх, лязгнула цепь.

Раб удерживал надсмотрщика, пока Тико выдавливал ему глаза. Потом он сбросил мамлюка вниз, к рабам, и швырнул туда же кнут.

За спиной у Тико лежали лучники, но он даже не помнил, как убивал их. Моряки со свернутыми шеями. Тело помощника капитана, с вырванным горлом и разорванным животом. Руки Тико покрывала кровь, дублет пропитался ею насквозь. Ему ни разу не пришла в голову мысль воспользоваться кинжалом. К чему? В нем нет нужды.

Когда Тико осознал это, красные контуры мира потускнели.

Сердце снова начало биться, легкие вздрогнули и принялись за работу. Кости и мышцы возвращались на место. Звезды потускнели, луна из алой стала розовой, волны ускорили свой бег.

Тико обернулся.

Он увидел корабль Атило. А'риал все еще стояла на носу, уже опустив руки. Она смотрела на галеру мамлюков и улыбнулась Тико, когда их взгляды встретились.

Повсюду плавали обломки – сломанные мачты, остатки рангоута, огромные полотнища парусов, похожие на медуз, надутых воздухом, румпель, поперек которого лежало тело воина со стрелой в шее. Тела плавали, сталкивались, качались на волнах. Большинство принадлежало простым морякам, мамлюкам, венецианцам или киприотам. Те, кто могли позволить себе доспехи, уже покоились на дне.

Кроме Тико, на галере остался в живых только один свободный человек. Возможно, его следовало считать единственным. Вряд ли самого Тико можно назвать человеком, и уж подавно нельзя счесть свободным. Он раб своего голода, даже если освободился от прочего.

Адмирал мамлюков был молод. Высокий, худой. И храбрый.

Он спокойно стоял в дверях своей крошечной каюты: тонкая кольчуга в лунном свете отливает серебром, рука стиснула факел. На голове богатый шлем: золотая насечка, стальная полумаска и золоченое навершие. Доспехи принца.

– Демон, – произнес мужчина.

В свете факела сверкал меч из дамасской стали. Сталь чувствовалась и в хозяине меча: в его душе, позе, твердом взгляде.

– Кто ты такой?

Изменения, с которыми боролся Тико, заканчивались: лицо вернулось к прежним очертаниям, появились уши, ноздри сузились. Клыки укорачивались, исчезая в деснах. Челюсти болели, как и прежде, но сейчас трансформация прошла легче. Мамлюк отступил назад. Сейчас он казался более напуганным, чем несколькими секундами ранее, когда смотрел на меняющийся облик Тико.

– Не может быть, – ошеломленно выдавил адмирал.

В эту секунду Тико решил пощадить мамлюка. Хотя бы на время.

– Ты знаешь меня? – спросил он. – Знаешь, кто я?

Ответом был короткий кивок.

– Тогда ты знаешь больше меня, – сказал Тико, – потому что я тебя не знаю.

Мамлюк медленно снял шлем.

Теперь отступил Тико. В последний раз он видел это лицо, когда сержант Темучин перерезал горло капитану судна, сожженного в венецианской лагуне. Судна, на котором Тико привезли в Венецию и которое взяли на абордаж стражники Доганы.

– Ты узнал меня?

– Я видел, как ты умер, – ответил Тико. – Видел, как твое судно исчезло в огне.

Мамлюк закрыл глаза, губы шептали молитву. Он коснулся рукой сердца, губ и лба в ритуальном прощании. И только потом ответил.

– Моя сестра близнец, – сказал он. – Она настаивала.

– На чем?

– Сопровождать твое судно. Глупо. Но отец любил ее и разрешил. Пока ты не сказал, никто из нас не был уверен в ее смерти. Я чувствовал пустоту в сердце, но не терял надежды. Отец расстроится, – судя по тону, многое осталось недосказанным.

Мамлюк расстегнул броню и дал ей упасть, не обращая внимания на лязг металла. Броня скатилась по ступеням вниз, к рабам гребцам. Потом мужчина стянул кольчугу. Он перехватил скимитар и с легким поклоном протянул его Тико рукоятью вперед.

– Сделай все чисто, – сказал он. – Когда я достигну рая, я буду молить об избавлении тебя от проклятия.

Тико на пробу взмахнул скимитаром.

Великолепное оружие. Рукоять обвита золотой проволокой, безупречный баланс; клинок со свистом разрезал воздух.

– Я проклят навеки, – ответил Тико, опустив скимитар.

– Навеки?

– В любом случае ты должен остаться в живых.

– Почему?

– Чтобы принести новости о поражении султану. А я узнаю, зачем на том судне была твоя сестра. Сегодня уже умерло достаточно храбрецов…

Тико безумно устал. Атило как то сказал: печаль после сражения похожа на печаль после секса, только мрачнее. Тогда Тико не рискнул признаться, что не знает ни того ни другого. Но все оказалось еще хуже. Ужасное опустошение с привкусом падали.

Он раздраженно ткнул тело лучника кончиком скимитара. Облегчения это не принесло. Где же возбуждение? Атило говорил, некоторые впадают в бурную радость.

– Я сэр Тико. Бывший Клинок подмастерье.

– Я Осман, – ответил мамлюк с легким поклоном. – Мой отец – султан. Моя сестра, прозванная Жасмин, была его любимицей. Но я его наследник.

Тико поклонился в ответ.

– Ты можешь убить меня, – сказал принц Осман, – удержать меня ради выкупа или освободить. И даже послать к отцу с известием о поражении, если захочешь возложить на меня такое поручение. Хотя он не поверит моему рассказу…

– Почему?

– Призывающая бурю ведьма? Хищный, меняющий форму демон? Мой флот, уничтоженный волнами, ветром и молниями? Стрелы лучников, летящие мимо цели? У Венеции нет такого могущества. Отец решит, что я выдумал оправдания.

– И что же ты расскажешь?

– Рабы отказались грести. Я плохо командовал. Тетивы луков намокли. Я сдался врагу и принял свою судьбу.

Лицо принца Османа помрачнело. Султан известен своей безжалостностью. У него достаточно сыновей от жен и наложниц. Он может пожертвовать одним в качестве примера для остальных.

– Оставайся здесь, – сказал Тико.

Как будто принцу мамлюков есть куда идти.


Атило перекрестился, когда Тико появился из той же двери, что и А'риал. Он открыл было рот, но Тико прошел мимо и остановился рядом со стрегой.

– Мне нужна твоя помощь.

– Всякая услуга имеет цену, – зеленые глаза чуть прищурились. – И тебе это известно.

– Назови ее.

– Одно убийство. По моему выбору.

– Выбору твоей хозяйки?

– Моему, – резко ответила маленькая стрега. – Однажды, когда тобой овладеет голод, я попрошу об убийстве. И ты даруешь его, не задавая вопросов.

– Не Джульетта, не Десдайо, не Пьетро.

А'риал кисло улыбнулась.

– Ты не в том положении, чтобы торговаться. Однако я согласна.

И Тико объяснил, чего он хочет. Несколько десятков людей должны забыть ход битвы и увидеть ее совсем иной.

Когда Тико отошел в сторону, А'риал выпрямилась. Ее окутало мерцающее сияние, в руках разгорался огонек. Когда волшебный огонь стал достаточно ярким, стрега запела новую историю битвы. Ту, которую запомнят рабы мамлюков.

– Тико…

– Поговорим позже, – ответил он.

Атило иль Маурос промолчал. Он любил повторять: в мире сокрыто большее, чем известно людям. Он просто не ожидал встретиться с одним из таких чудес.

– Герцогиня знает? – наконец спросил он.

«О чем? – подумал Тико. – О моем голоде? Или моей трансформации?»

– Да, – ответил он. – Несомненно.


Тико взял чадящий факел из руки принца Османа и поднес к лицу рыжебородого раба. Тот отпрянул от пламени.

– Никто не причинит тебе зла, – пообещал принц. Хотя, судя по шрамам на плечах раба, зла ему причинили уже достаточно.

– Что ты видел? – спросил Тико.

Раб уставился на него.

– Пока шел бой. Что ты видел?

Осман кивком позволил мужчине ответить.

– Венецианский флот. Огромный. Нас окружил целый лес мачт. Мой господин, я никогда не видел столько кораблей. Думал, нам уже не спастись.

Тико видел плавающие тела и обломки, остатки догоревших кораблей. Раб не мог их разглядеть, но содрогнулся, явно представив себе эту картину.

– А дальше?

Раб явно родом с Запада, судя по цвету волос, северянин. Но сейчас он говорил так, словно его судьба неразрывно сплетена с судьбой флота мамлюков.

Конечно, так оно и есть.

– Нас окружили. Лучники перебили наших моряков. А еще – магический огонь. Он тек по палубе, сжигал все, – раб мрачно вспоминал то, чего никогда не было. – Нас спасло только мастерство его высочества. В самом сердце ужасной бури он бился с венецианцами. И потопил весь их флот, но ужасной ценой.

Глаза принца Османа стали размером с блюдца, взгляд метался от Тико к рабу.

– Спроси любого из них, – предложил Тико.

– А что скажет он? – Осман дернул головой в сторону корабля Атило.

– Что ты лжешь. А ты ждешь чего то другого?

– А я скажу, лжет он, – принц кивнул. Он уже начинал понимать.

Тико улыбнулся.

– И цена – рассказ о том, откуда я знаю тебя?

– И еще – услуга, оказанная без раздумий. От тебя не потребуется убивать членов семьи, – добавил Тико, вспомнив о цене А'риал. – Но какая именно, пока сказать не могу.

Принц резко поднял голову.

– Начни с того, откуда ты меня знаешь…

1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28

Похожие:

Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1
Герцогиня Алекса, вдова прежнего герцога, мать Марко IV и невестка принца Алонцо
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconПадший ангел
Моим чудесным родителям, Ричарду и Бренде. Вы в детстве привили мне любовь к мифологии и романам, а потому были просто обязаны увидеть...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconНаемник: странный заказ глава 1 – джон фидчер
Один из убийц понимает, в кого они стреляют. Джон его оставляет в живых. Разговор с ним
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconЭрафия: Так, всё! С энротом за «Войны Престолонаследия» я рассчиталась недурно сыграли, кстати, и сюжет ничего. Можно начинать репетировать «Клинок Армагеддона»!
Эрафия: Так, всё! С энротом за «Войны Престолонаследия» я рассчиталась — недурно сыграли, кстати, и сюжет ничего. Можно начинать...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон принадлежал к богатому и влиятельному бостонскому католическому семейству
Джон Фицджералд Кеннеди (1917-63) — 35-й президент США (1961-63) от Демократической партии. Выдвинул программу социально-экономических...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон Фаулз Мантисса
Джон Фаулз — величайший прозаик нашего времени. У него — удивительное чувство слова, мастерское владение литературным языком и поразительный...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон шоул первоклассный сервис как конкурентное преимущество
Джон Шоул известен как гуру культуры обслуживания. У него совершенно уникальный
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон шоул первоклассный сервис как конкурентное преимущество
Джон Шоул известен как гуру культуры обслуживания. У него совершенно уникальный
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconРичард Йейтс Дорога перемен
Джон Ките[1 Джон Ките (1795–1821) — выдающийся английский поэт-романтик. В эпиграфе строчка из шестой строфы его поэмы «Изабелла,...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон Катценбах Особый склад ума
Джон Катценбах – американский писатель, сценарист, номинант премии «Эдгар», которой отмечаются лучшие авторы детективного жанра;...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconРежисер: Квентин Тарантино
Действие разворачивается на заброшенной людской колонии, куда наш доблестный ренегат Джон отправился на поиски своей давно потерянной...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы