Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 icon

Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1


НазваниеДжон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1
страница8/28
Размер1.23 Mb.
ТипДокументы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28

19


Известие о вражде Брибанцо и Атило отошло на задний план перед другими слухами. Мамлюки похитили госпожу Джульетту ди Миллиони, чтобы не допустить ее брака с королем Кипра, поскольку союз с Кипром откроет Венеции устье Нила. По мере того, как дни превращались в недели, вместо «похищена» стали говорить «похищена и, наверное, изнасилована», а потом – «похищена, изнасилована и, скорее всего, убита».

Посол Кипра попрощался.

Сэр Ричард Гленвил, полный сочувствия, но непреклонный, сел на свой корабль, поднял цвета своего короля и своего Ордена, прошел через отмели у входа в лагуну и исчез в Адриатике.

Его судно было единственным, которому разрешили отплыть.

Корабль, тайком ускользнувший из лагуны, преследовали, остановили и взяли на абордаж. Он действительно принадлежал мамлюкам, но госпожи Джульетты на борту не оказалось. Никто не сходил на берег в Венеции, клялась команда. Капитан умер под пытками, продолжая утверждать, что ничего не знает о похищении. Он был обычным контрабандистом.

Торговля в лагуне замерла впервые с тех пор, как пятьдесят лет назад Марко Жестокий уничтожил Мятежную Республику. Только чайки качались на волнах и бакланы ныряли за рыбой. Все остальное замерло. На материке скапливалось продовольствие. Никто не забирал ночные отходы. Горожане отправили депутацию, заявляя о потерянных доходах. Делегаты вернулись, возмущенные презрением, с которым принц Алонцо отнесся к их заботам.

Городские рыбачьи сети, известные не менее, чем Сан Марко, сохли на козлах. Лодочки, обычно встречавшие рассвет в море, лежали на илистых берегах. Суда стояли на якоре. Те, кто хотел войти в лагуну, ожидали снаружи или искали другой порт. Баржам с солью запретили отплывать на материк. У причалов на материке стояли другие баржи. Их груз, вяленая рыба, солонина и сухофрукты, уже начинал портиться.

– Ты должен показаться, – сказала герцогиня Алекса регенту. – Пусть люди тебя увидят. Убеди их.

– Покажись сама.

– Я в трауре.

– Уже три года, – сердито ответил он. – Хватит прятаться в темных комнатах и отказываться появляться на публике. Возьми Марко и выйди с ним.

– Это невозможно, – сказала герцогиня. – Ты знаешь…

– Что его нельзя показывать людям?

– Алонцо…

– А разве нет? И, по правде говоря, уж не ты ли стоишь за этой историей?

– Какой?

– За похищением Джульетты.

– С чего бы мне ее похищать?

– Ответь мне.

– Если ты помнишь, – сквозь зубы промолвила Алекса, – ее брак с Янусом был моей идеей. Нам нужен Кипр, нужно защитить торговые пути. От них зависит наше благосостояние. А ты, кажется, в дружеских отношениях с послом султана. Не следует ли мне задать тот же вопрос?

– Поверь, ситуация уже изменилась…

Алонцо подошел к балкону и посмотрел сквозь резные ставни на толпу, собравшуюся на Моло, водной террасе дворца. Левее не меньшая толпа заполняла набережную Скьявони. Большинство из них – Арсеналотти.

– Венеции нужен герцог, который в состоянии управлять ею, – произнес Алонцо.

– Ты говоришь о себе?

– Ты не можешь занять трон.

– Потому что я женщина?

– И монголка. Ты знаешь, как они к этому относятся.

Сделка, которую Марко Поло заключил с Кублай ханом ради товаров из Китая, принесла Венеции огромные доходы. Признательность богатеющих купцов укрепила трон Марко. Дож превратился в герцога, вместе с титулом пришла власть. А Совет из хозяина стал его слугой.

Кублай хан извлек из соглашения две выгоды: торговое представительство – фонтего хана рядом с Риальто, и гарантии, что ко всем монголам Венеции будет применяться закон хана, независимо от места и тяжести преступления. Брак Марко III подсластил сделку для обеих сторон. Но Марко правил железной рукой в бархатной перчатке.

– Им нужен настоящий герцог, – сказал Алонцо.

– У них уже есть один.

– Люди видят его раз в год, после того как его с трудом успокаивают. Набелят, как шлюху, дадут опиума, и он дергает руками, как сломанная марионетка.

– Мой сын никогда не отречется от престола.

– Хочешь сказать, – бросил Алонцо, – ты никогда не позволишь ему отречься.

Регента приводило в бешенство отсутствие племянницы, а вовсе не само похищение. Все его планы, его прекрасные замыслы просто испарились. Он бы не стал возражать, если бы эту маленькую сучку похитили с какой то пользой…


20


Джульетта повернулась на кровати, сдернула с себя одеяло и встала. Маленькая комната закружилась перед глазами, и девушка села обратно. Желудок сводило от голода, потому она и проснулась. Сегодня она должна заставить себя поесть.

В камине уже горел огонь, на подставке стояла большая миска с теплой водой для умывания. Миска поменьше, для мытья рук, будет ждать ее на столе с завтраком. Еще одну поставят к обеду. Не таким она представляла себе плен.

В первый день девушка отказалась от помощи при одевании.

Но пожилая женщина в дверях выглядела такой несчастной, что вчера Джульетта смягчилась и позволила ей немножко помочь. Конечно, у Джульетты по прежнему всего одно платье. Уже потрепанное, хотя все же чище, чем в ту ночь в базилике. Сейчас на платье не было ее крови.

Кровь на платье… Она вспомнила, как странный седой юноша спрыгнул с потолка базилики и застал ее полуголой. Возможно, подумала Джульетта, он позволил бы ей убить себя, если бы знал о планах дяди Алонцо.

Джульетта яростно потерла глаза. Только бы не заплакать.

Этот зал в особняке Дукале назван очень удачно. То, что сотворили над ней в зале делла Тортура, иначе как пыткой и не назовешь. При одной только мысли о силой раздвинутых коленях ее охватило чувство беспомощности.

Она боялась думать и в то же время не могла избавиться от воспоминаний. И всякий раз, вспоминая, чувствовала тошноту. Магия доктора Кроу работала: Джульетта не могла говорить о той ужасной сцене даже сама с собой.

По крайней мере, вслух.

Но это не имело никакого значения: старуха, которая ухаживала за Джульеттой, была глуха и нема. Ее муж – тоже. Сложно сказать, сколько им лет. Джульетта считала старыми всех людей старше ее самой.

Старуха бережно отерла слезы Джульетты, умыла ей лицо влажной тканью и помогла одеться, завязывая ленты трясущимися руками. Пуговицы Джульетта застегнула сама. Иначе еда совсем остынет.

Сегодня на завтрак был свежий хлеб, сыр, сушеное яблоко, кусок пирога с цукатами и горячее вино с мускатом, чтобы отогнать прохладу. Вино сильно разбавлено водой. Для пожилой пары она, очевидно, еще ребенок. Яблоко уже очищено, пирог порезан. Ножа сегодня нет.

– Я хочу прогуляться, – заявила Джульетта.

Мужчина посмотрел на женщину: все решения принимала она. Старуха задумчиво склонила голову.

Джульетта подошла ближе, встала перед ней и сказала: «Пожалуйста».

Они оба читали по губам, а значит, понимали по итальянски. Наверное, раньше они говорили или слышали, а может, и то и другое. Интересно, кто же они? Она – пленница, тут нет никаких сомнений.

Пленница в теплой, богато украшенной тюрьме посреди…

На этом знания госпожи Джульетты заканчивались. Очевидно, она в каком то месте. Однако она не выходила на улицу, ставни заперты, а в слуховое окно видны лишь облака. Как она может сбежать, если даже не знает откуда?

– Пожалуйста, – попросила она. – Позвольте мне погулять.

Вдруг «пожалуйста» поможет?

Должно быть, они знали: это не то слово, которым легко бросается принцесса Миллиони. Старик обменялся взглядом со старухой. Женщина кивнула, и старик принес плащ из белоснежного меха. Плащ озадачил Джульетту еще больше. Такая редкая вещь стоит целое состояние.

Ее тюрьма состояла только из спальни и маленькой комнаты, где они ели. Но сейчас женщина достала из кармана ключ, взглянула на старика, ища поддержки, и открыла выход во внешний мир.

Небольшой зал был заставлен мебелью, и Джульетте пришлось протискиваться боком между деревянным стулом и сундуком. Мужчина снял с гвоздя тяжелый ключ, отпер входную дверь и отступил назад.

Ее держали в небольшом храме.

Деревянный храм посреди сада, окруженного стеной. Пятна снега, голые ветви. Часть деревьев сильно запущена, остальные кажутся засохшими. Ни одного знакомого Джульетте. Стена, окружавшая это запустение, была выше ее роста. Намного выше.

– Где я?

Старик посмотрел на нее.

– Скажите мне. – Поскольку старик нем, Джульетта не знала, какого ответа она ждет. Потом заметила его взгляд, брошенный на стойку ворот.

Видимо, это и есть ответ. Со стойки, утопающей в снегу, свисали пучки травы. Серебро на стойке почернело, и Джульетта предположила, что они висят там уже давно. Небо казалось знакомым, воздух, как и положено, пах солью.

– Я еще в Венеции?

Когда старик отвернулся, она зашла к нему с другой стороны. Мужчина вздохнул. Прямой вопрос будет лучше, решила Джульетта.

– Я в Венеции, верно?

Он покачал головой, потом кивнул.

– И что это должно значить? – спросила она.

Старик улыбнулся. Улыбка была доброй, но такой же бессмысленной, как и противоречащие друг другу отрицание и согласие. Тогда она направилась к стене, слыша, как он торопится, пытаясь не отстать. Всего одна дверца, и, само собой, заперта.

– Открой ее.

Старик покачал головой.

– Пожалуйста, – попросила Джульетта. – Я только выгляну туда.

Она не сможет сбежать, если не будет точно знать, где находится. Поэтому ей просто необходимо, чтобы он отпер дверцу. Но старик вновь покачал головой. Госпожа Джульетта быстро поняла, он будет качать головой на все ее просьбы. И не важно, станет ли она умолять, визжать или приказывать, как принцесса Миллиони. Он просто не готов отпереть ворота.

– Кто то приказал тебе не отпирать?

Он кивнул.

– Кто приказал? – потребовала она.

Похоже, он одинаково хорошо тряс головой при каждом произнесенном имени. И ей никак не узнать, называет она неверные имена или он просто не собирается отвечать. День близился к концу, а девушку не оставляло чувство, будто она поймана в волшебной сказке. После ужина Джульетта решила: ей нужна еще одна прогулка.

– Пожалуйста, – сказала она.

Старик посмотрел на женщину, та покачала головой.

– Тогда я смогу поспать подольше, – упорствовала Джульетта. – Вы же хотите, чтобы я хорошо спала?

Старуха вздохнула, мужчина улыбнулся.

Он снял со стены ключ, а женщина принесла плащ. Они укутали Джульетту, и старик отпер дверь в темноту.

А вместе с темнотой в дом вошел демон.


21


Когда регент в сумерках вышел на улицы, желая показаться людям, у него было отвратительное настроение. Родриго вновь начал опасаться за свое будущее. Принц Алонцо винил капитана в промедлении с поисками Джульетты. Если бы Родриго хорошо выполнил свою работу, судно мамлюков не ускользнуло бы из порта. Несколько дней потеряно впустую. Серьезные поиски Джульетты могли бы начаться раньше. Как эти упреки могли прозвучать, при том что стража уже перевернула бедные приходы города сверху донизу, оставалось для Родриго загадкой.

Настроение в тавернах было угрожающим. Кастеллани помогли мамлюкам похитить госпожу Джульетту, заявляли Николетти. Они скорее полягут до последнего человека, чем позволят подонкам Николетти обвинить себя в измене, объявили Кастеллани.

В устьях каналов натягивали цепи, отгораживая один приход от другого. Возводили баррикады. Из мостовых выковыривали кирпичи – уличные банды запасались боеприпасами.

– Итак, – произнес регент. – Как вы предлагаете справиться со сложившейся ситуацией?

– Мой господин, вызовите Стражу.

– Родриго, скоро начнутся бунты. Ты считаешь, Стражи достаточно? – Алонцо, насупившись, смотрел на него. – Капитан, я задал вопрос. Думаешь ли ты, что Стражи будет достаточно?

– Нет, господин.

– Стража плюс твои люди?

В Догане немного людей. Но они хорошо вооружены, дисциплинированы, а городская беднота их побаивается. Хороший хребет, но даже если нарастить на нем мышцы Стражи, он все равно может сломаться. И вряд ли регент согласится оставить особняк Дукале без охраны.

– Можно позвать наемников, мой господин.

– Они дорого берут, Родриго. И поиски стоящих вояк займут слишком много времени.

– Господин, так что же нам следует делать?

Хороший вопрос. Алонцо выпрямился и расправил плечи, будто стоял на поле боя, глядя на вражеские ряды.

– Мы продемонстрируем крайнюю жестокость.

– Но, мой господин?..

У венецианских приходов была долгая память. А память бередила открытые раны этого города во вполне венецианском духе. Деньги могли бы купить симпатию горожан: и ненависть Кастеллани к Николетти, и ненависть Николетти ко всем остальным, и бедные приходы, державшие друг друга за горло. Но акт жестокости со стороны Миллиони запомнят все. Не один патриций умер за грехи своих предшественников.

– Дурак, не приходам.

Отец, дед, брат и сестра Алонцо пали от кинжала. Обе Республики начались с убийств и закончились ими. Как шутили в Риме, в Венеции больше убийц, чем каналов. Регент не имел ни малейшего желания вдохновить город на Третью республику. Наметившееся было хорошее настроение бесследно исчезло.

– Вы обыскивали фонтего деи Мамлюк?

– Вчера, мой господин.

– Мы обыщем его снова. Прямо сейчас.

Родриго поклонился. К чему повторять, что они тщательно проделали свою работу. Если принц Алонцо хочет заново обыскать склады мамлюков, это его дело.

Неподалеку от ла Вольта, на левом берегу Большого канала, опасно углубившись на территорию Николетти, они встретили вооруженную группу Кастеллани, смешавшихся с Арсеналотти.

– Вы, – приказал принц Алонцо. – Со мной.

Когда люди узнали этого широкогрудого человека в кирасе, толпа притихла. Некоторые с мечами, большинство с кинжалами, у одного – тесло корабельного плотника. Навстречу вышла группа Николетти, но никто не думал о драке. Присутствие регента ошеломило черные шапки, заставило заключить угрюмое перемирие.

В толпе нарастало возбуждение. Никто не знал, чего ждать. Но все чувствовали – сейчас что то произойдет. Родриго начал догадываться: Алонцо собирался не просто обыскать фонтего мамлюков. Его подозрения подтвердились, когда толпа остановилась перед зданием.

– Ломайте дверь, – приказал регент.

Половина черношапочников Николетти бросилась к причалу фонтего: никто не должен ускользнуть по малым каналам. Арсеналотти в красных шапках развернулись веером рядом с регентом. Если регент хотел быть замеченным, у него получилось. Когда к двери двинулся каменщик с кувалдой, улицы начали заполняться зрителями.

– Мой господин, не следует ли нам назваться?

– Если люди султана не хотят вести себя по дружески, то и я им не друг. Родриго, если бы они хотели поприветствовать меня, – заявил регент, – они бы уже открывали дверь.

«Только если хотели бы умереть», – подумал Родриго.

Купцы мамлюки, вероятно, надеялись остаться в стороне, пока волнение в городе не уляжется. Вчера у них хватило мужества открыть двери Родриго и его людям. Но они знали Родриго и имели дела с Доганой. Прибытие принца Алонцо с толпой означало только одно.

Госпожу Джульетту не нашли.

Сейчас толпа жаждала мести. Сам Родриго сомневался в вине мамлюков. Султан способен на жестокость – в конце концов, он задушил старшего и младшего братьев, – но все знают, он блестящий стратег. Ему было бы стыдно за такую неумелую интригу. Что он приобретет, превратив Венецию в своего врага?

Фондак султана, как мамлюки называли фонтего, был обширен. Здание с трех сторон обхватывало центральный двор, четвертая сторона открывалась на Большой канал. Там, на маленькой набережной, мамлюки разгружали баржи с товарами. Часть толпы, вероятно Николетти, уже готовила люггеры. Люди заявляли, что люггеры не позволят баржам сбежать, хотя, скорее всего, на них собирались вывозить награбленное.

Фасад фонтего облегчали бесконечные округлые арки, облицованные истрийским камнем. Обычно в Венеции для уменьшения веса здания использовали колоннады. Иначе деревянные сваи фундамента просто тонули в грязи и иле.

Мастера ревностно хранили тайны своего дела, поэтому патриции и горожане, рискнувшие пренебречь советами гильдии каменщиков, быстро становились владельцами груды дорогих руин. И вот сейчас к окованным железом дверям фонтего подошел крупный человек в кожаном фартуке каменщика и поднял молот.

Принц Алонцо кивнул Родриго, тот, в свою очередь, кивнул сержанту. Кожа и костяные пластины панциря Темучина скрывали недолеченное плечо. Судя по бисеринкам пота на лбу, каждое движение причиняло ему боль.

– Давай! – приказал Темучин.

Каменщик сплюнул, давая понять, что он думает о приказах каких то полумонголов, а потом ударил молотом в каменную арку, примерно в трех четвертях высоты от земли.

– Бей в дверь! – зарычал Темучин.

– Нет, – тихо ответил Родриго, – он знает свое дело.

После третьего удара камень треснул.

Каменщик ударил снова, и блок развалился. Из обломков показался железный штырь. Он выглядел почти новым, будто его установили только вчера. Удар молота загнал штырь внутрь, расщепляя дверь.

– Стрелы готовь!

По приказу Темучина восемь стражников Доганы взвели арбалеты, уложили болты и без лишних слов разошлись по сторонам, обеспечивая прикрытие.

– Сейчас, – заметил Родриго, – он сломает замок.

Каменщик, будто услышав эти слова, ударил молотом в пластину замка. Зазвенел металл, дверь вздрогнула. Второй удар вмял пластину, изнутри донесся чей то крик.

– Раньше нужно было открывать! – бросил Алонцо.

Толпа вокруг закивала, как будто принцу требовалось их согласие. В голосе Алонцо звучали азарт, ярость и возмущение пропажей племянницы. Но взгляд его был ледяным. Когда принц посмотрел на капитана, тот отвел глаза.

– Будьте наготове, – прошипел Родриго.

В следующую секунду его приказ передал сержант, в основном упирая на то, что он сделает со стражниками, если те не справятся. Каменщик ударил молотом в последний раз, и замок не выдержал. Еще мгновение дверь держалась на оставшейся петле, а затем рухнула на землю.

Первая стрела, вылетевшая из здания, ударила в каменщика.

«Я бы сделал то же самое», – подумал Родриго.

Каменщик выронил молот и неуверенно потрогал стрелу, будто не решаясь вытащить ее из горла. Мамлюки умрут. А теперь у них есть шанс умереть быстро. По крайней мере, Родриго надеялся на это. После осады Луки он видел, как разъяренные солдаты убивают медленно. Но тогда он был среди толпы и луканцы ничего для него не значили.

– Захватите здание! – приказал Алонцо.

Собравшуюся толпу не требовалось упрашивать. Они сгрудились позади регента, готовясь броситься в арку. Темучин поймал кивок капитана и пропустил их. Троица, которая первой добралась до арки, вывалилась обратно со стрелами в груди.

Похоже, о них позаботился один лучник.

Луки мамлюков вполовину короче английских, их изготавливали из прочного дерева и рога. Стрелы летели далеко, а зазубренные наконечники оставляли ужасные раны.

– Старший, хочешь, я разберусь с их лучником?

Родриго покачал головой. Пусть с этим справится толпа. Люди вновь рванулись вперед, но дело было не в храбрости. Задние напирали с такой силой, что у тех, кто шел впереди, не оставалось иного выбора.

– Мы охраняем регента.

Темучин кивнул.

Принц Алонцо вряд ли подвергался большой опасности. Грудь прикрывала кираса, горло – латный обод, голову – шлем с гребнем. На предплечьях – тяжелые наручи. На одном боку висит меч, на другом – кинжал. Бородка и доспехи делали принца похожим на кондотьера.

Наверняка намеренно.

Приземистый мужчина схватил рыбачью острогу, взвесил ее в руке и метнул с привычным умением старого солдата. Импровизированное копье пронеслось над головами и нашло свою цель.

Темучин одобрительно крякнул.

– Теперь войдем мы!

Регент уже передвинул перевязь и высвободил кинжал, так что сержант не ошибся.

– Пропустите меня, – прорычал Алонцо.

Один из Кастеллани толкался, пока не обернулся и не узнал принца. Регент схватил красную повязку мужчины и повязал на руку, ухмыляясь оторопевшему человеку и реву толпы. «Я один из вас», – говорил его жест.

Разумеется, если забыть о дворце. И богатствах Миллиони. И слепоте закона, когда соперники регента внезапно исчезали.

– Старший…

– Ничего, – ответил Родриго.

Им преградил путь купец в полосатом халате.

За его спиной стояло полдюжины солдат мамлюков. Ровно столько, сколько имел право держать их фонтего для защиты от воров. Шесть для чужеземного фонтего. Одиннадцать для венецианского. Тринадцать – для патриция. Закон был ясен и неукоснительно соблюдался.

– Собираешься выстрелить и в меня? – спросил Алонцо.

– Господин мой… – Купец поклонился, но тут же счел приветствие недостаточно уважительным и исправился: – Ваше высочество.

Глаза регента полыхнули пугающей страстью. На секунду Родриго подумал, что этими словами мамлюк купил себе жизнь, а может, и свободу. Но его следующая фраза оказалась ошибкой:

– Возможно, ваша племянница просто сбежала?

По мере того как люди пересказывали друг другу его слова, в толпе зарождался гневный рев. Джульетта была принцессой Миллиони и собиралась стать королевой. Неужели мамлюки так глупы? Или это вовсе не глупость?

Регент, сочтя слова личным оскорблением, выхватил меч и шагнул вперед. Купец взмолился о пощаде, но Алонцо с размаху нанес удар.

– Давай! – приказал Темучин, и его солдаты принялись резать мамлюков, пока те еще не опомнились. Родриго, взглянув наверх, увидел на балконе двух мальчишек, тянущих денежный сундук. Сейчас они столкнут сундук с балюстрады.

– Господин…

Родриго бросился вперед и с такой силой толкнул регента плечом, что тот пошатнулся и выронил окровавленный меч. Сзади послышался глухой удар, в стороны полетели куски булыжника. Сундук упал в точности туда, где секунду назад стоял Алонцо. Вся толпа, как один, бросилась на раскатывающиеся монеты, набивая карманы серебряными дирхамами. Сундук с деньгами был самым тяжелым предметом, который удалось найти мальчишкам.

– Ты спас мне жизнь, – произнес Алонцо.

Возможно, Родриго только почудилось, что в голосе принца звучит удивление. Но в следующую минуту кондотьерская бородка оказалась совсем близко, а плечи капитана стиснули крепкие руки.

– Назови награду, – потребовал Алонцо.

– Мой господин, госпожа Джульетта… То судно мамлюков…

– Ради Бога, дружище, забудь о нем. – Они с регентом говорили о разных кораблях. – Твой особняк разваливается, верно?

– В нем нет ни одной сухой комнаты.

– Тогда решено. Две тысячи дукатов. Скажешь казначеям, я приказал выдать эту сумму. У тебя есть титул?

– Армигер,14 мой господин.

– Я сделаю тебя бароном. Разумеется, после одобрения Марко.

Толпа подбирала дирхамы, мальчишки мамлюки замерли на балконе, слишком испуганные, чтобы бежать. А Родриго низко поклонился. Так низко, чтобы принц Алонцо не видел его лица.

Родриго поднимался по ступенькам следом за регентом и просчитывал последствия случайного выбора стороны во вражде Алексы и Алонцо. Теперь у него хватит денег на ремонт крыши. И еще титул. Первое заметно улучшит его шансы на удачную женитьбу. А вместе со вторым шансы превратятся в реальность. Хотя Десдайо все равно для него недоступна. Родриго не планировал примкнуть к той или иной стороне. Но герцогиня вряд ли поверит в случайность.


Фонтего деи Мамлюк имел три этажа. На нижнем разгружали и хранили товары, там же с лотков продавали специи и алую кожу. Сейчас все лотки подожгли.

На этаже, к которому они сейчас подошли, находились гостиные и библиотека. Но толпа рвалась наверх. Там размещались кухни: так дым из печей сразу уходил в небо. А еще там хранились все ценности, живые и неживые. И, по слухам, жили луноликие красавицы, столь прекрасные, что им приходилось всегда закрывать лица вуалями, дабы избавить мужчин от искушения. Эти мысли гнали толпу вверх. Тела мальчишек так и остались лежать на балконе.

– Вам нельзя входить.

Навстречу им вперевалку бежал толстяк, безволосый, в алых шароварах и жилете с золотисто синими павлинами. В ухе висело золотое кольцо.

– Евнух, – прошептал Темучин, но Родриго и сам догадался.

– Мой господин, – толстяк, расставив ноги пошире, пытался не пропустить принца Алонцо в гарем. – Так не подобает. Прошу вас…

Он умер от стрелы в горло.

– Старший, стрела не наша.

Какой то Кастеллани прихватил охотничий лук мамлюков. Алонцо наверняка знает, подумал Родриго, потом толпу придется разоружить. Но сейчас принц предпочитал заигрывать с ними.

– Угощайтесь, – заявил регент.


О чем он говорил? Угощайтесь женщинами? Едой на кухне? Или золотом, спрятанным в тайниках? Толпа недолго думая решила угоститься всем сразу.

Венеция только что объявила войну, подумал Родриго. Но вряд ли они это понимают.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28

Похожие:

Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1
Герцогиня Алекса, вдова прежнего герцога, мать Марко IV и невестка принца Алонцо
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconПадший ангел
Моим чудесным родителям, Ричарду и Бренде. Вы в детстве привили мне любовь к мифологии и романам, а потому были просто обязаны увидеть...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconНаемник: странный заказ глава 1 – джон фидчер
Один из убийц понимает, в кого они стреляют. Джон его оставляет в живых. Разговор с ним
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconЭрафия: Так, всё! С энротом за «Войны Престолонаследия» я рассчиталась недурно сыграли, кстати, и сюжет ничего. Можно начинать репетировать «Клинок Армагеддона»!
Эрафия: Так, всё! С энротом за «Войны Престолонаследия» я рассчиталась — недурно сыграли, кстати, и сюжет ничего. Можно начинать...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон принадлежал к богатому и влиятельному бостонскому католическому семейству
Джон Фицджералд Кеннеди (1917-63) — 35-й президент США (1961-63) от Демократической партии. Выдвинул программу социально-экономических...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон Фаулз Мантисса
Джон Фаулз — величайший прозаик нашего времени. У него — удивительное чувство слова, мастерское владение литературным языком и поразительный...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон шоул первоклассный сервис как конкурентное преимущество
Джон Шоул известен как гуру культуры обслуживания. У него совершенно уникальный
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон шоул первоклассный сервис как конкурентное преимущество
Джон Шоул известен как гуру культуры обслуживания. У него совершенно уникальный
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconРичард Йейтс Дорога перемен
Джон Ките[1 Джон Ките (1795–1821) — выдающийся английский поэт-романтик. В эпиграфе строчка из шестой строфы его поэмы «Изабелла,...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconДжон Катценбах Особый склад ума
Джон Катценбах – американский писатель, сценарист, номинант премии «Эдгар», которой отмечаются лучшие авторы детективного жанра;...
Джон Гримвуд Падший клинок Ассасини – 1 iconРежисер: Квентин Тарантино
Действие разворачивается на заброшенной людской колонии, куда наш доблестный ренегат Джон отправился на поиски своей давно потерянной...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы