До нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно! icon

До нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно!


Скачать 52.94 Kb.
НазваниеДо нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно!
Размер52.94 Kb.
ТипЛекция




ЛЕКЦИЯ 4. РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИДЕЙ В РАМКАХ

ХРИСТИАНСКОЙ ФИЛОСОФИИ ОТ РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

ДО НОВОГО ВРЕМЕНИ


Слайд 1. Тертуллиан: верую, ибо абсурдно!

Вспомним, что примерно с III в. до н. э. учения о душе в античной философии приобретают некие новые черты в связи в изменением социокультурных условий – возникновением системного кризиса античного общества, сопровождающегося экономическими, политическими, нравственными потрясениями. В задачи философов, рассуждающих в это время о душе, входили уже не столько академические рассуждения на тему «Из чего состоит душа и как она устроена», сколько психотерапевтические задачи: дать желающему успокоения человеку руководство к практическому разрешению его психологических проблем. В этот период возникают такие важнейшие философские направления, как эпикуреизм и стоицизм, предлагающие своеобразные системы психотерапии, которые могут помочь человеку побороть страх смерти или пережить трагические события его жизни.

К первым векам новой эры научно-психологическое познание теряется на фоне иного способа освоения мира души человека — религиозного, что связано с появлением и распространением христианства. В период существования психологического познания в рамках религиозной философии и психологии неоднократно возникали периоды, когда познание как таковое ценилось ниже, чем вера. Так, в работах карфагенского проповедника Квинта Тертуллиана (160 – 220 г.г.) вера ставилась безусловно выше знания. Вера была даже в известном смысле обратно пропорциональна знанию. По мнению К. Тертуллиана, верующий человек никогда не задумывается над вопросом, истинно или нет то, во что он верит, а если задумается — тогда это уже неверующий человек. Ему принадлежит знаменитая фраза «верую, ибо абсурдно!».


^ Слайд 2. Источники познания души. Знание и вера.

Основным путем познания души (и не только ее) в это время и в последующие века стало толкование различных священных текстов, в которых, как считалось, дана вечная истина, полученная путем откровения. Сначала роль священного текста выполняла лишь Библия, с IV—V вв. к ней присоединились писания Отцов Церкви (в том числе творения Аврелия Августина). Впоследствии толкованию подлежали не только священные тексты, но и труды некоторых античных философов, в частности Платона и Аристотеля, содержащие истины не сверхъестественного, как в первых источниках, а естественного знания, получаемого с помощью человеческого разума. Труды Аристотеля особенно использовал для теологических целей известный схоласт XIII в. Фома Аквинский.

Вместе с тем в различных теологических текстах о душе появляются новые аспекты, свидетельствующие об особом интересе к внутреннему миру человека, к его сознанию или, точнее, к его самосознанию. Они встречаются в трудах неоплатоника Плотина и особенно в работах Аврелия Августина –одного из Отцов Церкви. Плотин выделил в душе особую функцию, которую впоследствии Дж.Локк назвал рефлексией, – способность наблюдать (осознавать) собственные состояния.

Познание души для теолога Августина означало одновременно познание Бога, и в силу этого сам Августин большое внимание уделял глубокому наблюдению за своими переживаниями, размышлениями и тому подобными явлениями внутреннего мира, считая их (как впоследствии Декарт) «непосредственно» открытыми для познания самим человеком. Правда, согласно Августину, подобными исследованиями души может заниматься далеко не каждый, а лишь просветленный, приближенный к Богу человек.

Августин иначе, чем К.Тертуллиан, решал вопрос о соотношении веры и знания. В его трудах вере и разуму предписывалась гармония (первенство, однако, отдавалось вере). Творчество Августина для нас интересно, в частности, тем, что на его примере мы видим, как задолго до появления эмпирической психологии сознания возникают отдельные ее предпосылки у таких, казалось бы, далеких от науки мыслителей. С Августина начинается период существования психологии в рамках христианского вероучения.


^ Слайд 3. Возрождение философии в форме схоластики. Первые университеты.

В IV веке н.э. христианство становится официальной религией Рима, а вскоре после этого римская империя пала и началась эпоха, которую часто называют мрачным средневековьем. Это был жестокий мир, где жизнь была тяжелой и короткой, а психо­логия оказалась таким же забытым культурным артефактом, как геометрия Евклида или трагедии Софокла, и столь же ненужным.

В VI – XIII веках единственными представителями европейской культуры, которые имели возможность хоть что-то узнавать о психологии, были монахи, читавшие то, что было написано о ней в трудах отцов церкви, в библиотеках редких монастырей. Однако данный предмет мало интересовал большинство священнослужи­телей, чье время и энергия были посвящены по большей части вопросам веры и преодолению трудностей существования в фео­дальном обществе. Лишь горсточка ученых, чьи имена ни­чего теперь нам не говорят, читали то, что было написано до них, и сами писали труды, посвященные душе и разуму. Ни одна из этих книг не является чем-то большим, чем компиляция и пересказ того, что можно было найти в писаниях апологетов, особенно святого Августина.

Однако в недрах феодальных порядков медленно накапливались изменения. В результате крестовых походов толпы полуграмотных жителей западной Европы столкнулись с мусульманской культурой и торговлей; купцы следовали за крестоносцами. Итальянский торговый флот и корабли из северных европейских портов начали привозить восточные специи, шелка, ковры, а вместе с ними кни­ги и идеи. Вместе с морской торговлей начали оживляться и сухо­путные перемещения. Города росли; в некоторых из них, в первую очередь в Болонье и Париже, были основаны университеты. Философия возрождалась в форме схоластики — усердного логичес­кого исследования великих вопросов веры.


^ Слайд 4. Последователи Платона и последователи Аристотеля – два противоборствующих лагеря схоластической философии.

Сначала деятельность схоластов ограничивалась нерассуждающим преклонением перед авторитетом Священного Писания и доктрины в том виде, в каком она содержалась в символе веры и в работах Августина и других отцов церкви. Способ исследования философских и религиозных проблем заключался в выдвижении утверждения, опровержении его с помощью цитат из евангелий и патристских трудов (патристика – философия и теология отцов церкви, то есть духовно-религиозных лидеров христианства до VII века.), затем выдвижении позитивного утверждения и защите его с помощью других цитат. С течением времени, однако, схоласты обнаружили другие, более вдохновляющие источники знания. Благодаря влиянию Среднего Востока, где ученость никог­да не умирала, и в еще большей мере благодаря работам арабских и еврейских ученых в Испании и в Константинополе, в особеннос­ти Авиценны, Аверроэса, Моше Маймонида, они вновь открыли для себя греческую философию и психологию, и в первую очередь Аристотеля.

Для многих схоластов его строгая логика, огромные познания и относительно реалистичные взгляды стали освобождением от сухих, оторванных от жизни рассуждений отцов церкви. Для таких ученых высшим авторитетом сделался Аристотель, а не Платон или Августин. Однако многие годы существовало деление на два лагеря: мистически-платоновский (куда входили по преимуществу фран­цисканцы) и интеллектуально-аристотелевский (представленный в основном доминиканцами). Первый из них рассматривал нату­рализм и логику Аристотеля как угрозу вере; сторонники Аристо­теля, среди которых были Абеляр, Петр Ломбардский, Альберт Великий, Фома Аквинский, видели в них подкрепление и способ доказать истинность христианской доктрины.



Фома Аквинский, Альберт Великий, Пьер Абеляр – великие схоласты-аристотелианцы


После десятилетий острой борьбы победили сторонники Аристотеля: философия Фомы Аквинского, соединявшая учение Аристотеля с христианскими взглядами и использовавшая рассуждения для доказательства ис­тинности доктрины, сделалась и остается официальной позицией католической церкви.


Слайд 5. Ангельский доктор: святой Фома Аквинский. Факты жизни

Что за человек был ангельский доктор, как называют Фому Аквинского (1225 - 1274) его почитатели?

Он едва ли привлек бы к себе внима­ние: крупный спокойный человек в монашеском одеянии, обычно погруженный в собственные мысли, человек, чья жизнь, полная благочестия и учености, была лишена драматических событий, если не считать интеллектуальных.

Его отцом был граф Аквино, происходивший из немецкой зна­ти, чей замок лежал на полпути между Римом и Неаполем. Среди предков матери были норманнские владыки Сицилии. Фома, ро­дившийся в 1225 году, имел вполне тевтонскую внешность — вы­сокий рост, тяжеловесность, широкое лицо и светлые волосы, — и такой же характер; говорили, что он рассердился всего два раза в жизни. Товарищи-студенты прозвали его «здоровенным тупым сицилийским быком».

В возрасте пяти лет Фома был отправлен отцом жить и учиться в бенедиктинский монастырь Монте-Кассино, расположенный в нескольких милях от замка. Детство Фомы едва ли можно назвать беззаботным и радостным; когда в четырнадцать лет он покинул монастырь, он уже был убежденным аскетом, погруженным в науки. Проучившись еще пять лет в университете Неаполя, Фома стал монахом-доминиканцем, членом нищенствующего ордена; это очень огорчило его семью, которая рассчитывала, что со временем он займет престижный пост настоятеля Монте Кассино. В резуль­тате подстрекательства матери — отец его к тому времени умер — братья похитили Фому и год держали взаперти в замке, рассчиты­вая, что он переменит свое решение. Этого не случилось; приняв свою участь со спокойствием святого, Фома продолжал научные занятия, сидя под замком.

Однако он вышел из себя, когда его братья, в попытке совратить и заставить отказаться от аскетизма, привели в его комнату соблаз­нительную молодую женщину. Увидев ее, Фома схватил раскален­ную кочергу, выгнал перепуганную девицу из комнаты и выжег на двери знак креста. Больше его братья не повторяли таких попыток. Постепенно добродетель Фомы смягчила сердце его матери, она помогла ему бежать, и с 1245 года он вел жизнь доминиканского монаха в Париже, где изучал теологию под руководством Альберта Великого, пламенного поклонника Аристотеля.

Будучи старательным студентом, Фома благодаря разрешению папы римского в тридцать один год стал доктором теологии, на три года раньше, чем было установлено правилами. Он обладал такой способностью к сосредоточенности, что мог размышлять о сложных проблемах в самых неблагоприятных обстоятельствах. Однажды на пиру у короля Людовика IX Фома, погруженный в мысли о том, как опровергнуть манихейскую ересь, не обращая внимания на окружающую роскошь, знатных гостей и остроумные разговоры вокруг, вдруг ударил своей большой рукой по столу и воскликнул, перепугав собравшихся: «Это и посрамит манихейцев!»

Нельзя сказать, чтобы Фома был неприступным; он отличался мягкостью и жизнерадостностью, но ум его был постоянно занят важными вещами, и дел у него было очень много. Все его время было занято научными трудами, написанием книг, преподаванием и молитвами. Он не пропускал ни одной службы, служил сам или присутствовал на одной или двух мессах каждый день и молился перед каждой прочитанной лекцией или написанной страницей.


^ Слайд 6. Фома: труды

Удивительно, как при подобном религиозном рвении Фома успел так много написать до своей смерти в сорок девять лет, в 1274 году. Менее чем за двадцать лет, одновременно занимаясь преподавани­ем в Парижском университете и итальянских школах, он создал множество проповедей, трактатов, гимнов, обширных коммента­риев к трудам более ранних философов, огромную четырехтомную «Сумму против язычников» и совершенно гаргантюанскую «Сумму теологии» в двадцати одном томе.

«Сумма против язычников» имеет объектом неверующих фи­лософов, чей рационализм не дает им уверовать. Фома Аквинский стремится привести их к вере путем, совершенно отличным от страстного мистицизма Августина: он предъявляет им строго логи­ческие философские аргументы, направленные на то, чтобы поро­дить веру единственно путем размышлений. Как Фома Аквинский писал в трактате, адресованном группе оппонентов, «вот наше опровержение [ваших] ошибок. Оно основано не на свидетельствах, которые дает вера, но на рассуждениях и высказываниях самих философов».

«Сумма теологии», предназначенная для изучающих теологию, разъясняет и защищает католическую доктрину целиком; этот труд состоит из тридцати восьми трактатов, касающихся разных пред­метов, включая метафизику, этику, юриспруденцию и психологию, и затрагивает 631 «вопрос», или тему, на которые приводится око­ло десяти тысяч ответов или возражений. Фома Аквинский после­довательно использует диалектику для рассмотрения, шаг за шагом, каждого довода; результат оказывается не более увлекательным, чем учебник логики, но в качестве упорядоченного доказательства он не имеет равных.

Возможно, вследствие переутомления во время службы в дека­бре 1273 года Фома Аквинский почувствовал себя нехорошо; он больше был не в силах работать над «Суммой». «Я больше ничего не могу сделать, — говорил он. — Мне были открыты такие вещи, что все написанное мной представляется соломой, и теперь я толь­ко жду окончания жизни». Через три месяца он умер; менее чем через пятьдесят лет папа Иоанн XXII его канонизировал.


^ Слайд 7. Фома: теологические трансформации идей Аристотеля

Теология и метафизика Фомы Аквинского интересует нас толь­ко в плане его стараний согласовывать с ними психологию. К этой тематике относятся преимущественно три части «Суммы теоло­гии» — «Трактат о человеке», «Трактат о человеческих действиях» и «Трактат о привычках». Немногое в их содержании было ново; Фома Аквинский не был исследователем, он видел свою задачу только в примирении христианской доктрины с философией Арис­тотеля. На слайде мы видим некоторые теологические трансформации, которые произвел Фома с идеями Аристотеля


Слайд в слайде



Психологические воззрения Фомы Аквинского основываются по большей части на трудах Аристотеля (хотя и изложены в его собственном трудном для понимания глубокомысленном стиле) в сочетании с отдельными положениями Галена, Августина и неко­торых других авторов. Фома Аквинский вернул в психологию мно­гие разумные и реалистические доводы, утраченные в трудах ранних отцов церкви. Однако, благодаря ему наука застыла в своей класси­ческой умозрительной, основанной на правилах логики форме; он ввел в нее некоторые ключевые понятия христианской веры, такие как дуализм души и тела, которые по сей день затуманивают пси­хологические знания.

Фома Аквинский: афоризмы, цитаты, высказывания



  • Нельзя желать того, что до этого не было познано.

  • Любить кого-либо - то же самое, что желать этому человеку добра.  

  • Кого можно считать умным? Того, кто стремится лишь к достижимой цели. 

  • Я часто раскаивался в том, что говорил, но редко сожалел о том, что молчал.

  • Правители нуждаются в мудрецах значительно больше, чем мудрецы в правителях.

  • Наш долг - ненавидеть в грешнике его грех, но любить самого грешника за то, что он - человек, способный на благо.

  • Как может настоящее счастье проистекать из богатства, если для приобретения богатства приходится претерпеть страдания?  

  • Пусть мысли, заключенные в книгах, будут твоим основным капиталом, а мысли, которые возникнут у тебя самого, - процентами на него. 

  • Человеку не следует считать свои богатства своей собственностью, но он должен относиться к ним как к общему имуществу, чтобы без колебаний распределять их между теми, кто нуждается в помощи. 


^ Слайд 8. Психология Фомы: восприятие; интеллект возможного и действенный интеллект

В психологических разделах «Суммы теологии» можно, несмот­ря на неясность томистской терминологии, обнаружить многие знакомые темы.

Говоря о восприятии, Фома обсуждает показания пяти внешних органов чувств, известных более ранним писателям, плюс «общее» чувство — понятие, введенное Аристотелем, — благо­даря которому мы понимаем, что данные, одновременно получаемые от разных органов чувств, касаются одного и того же объекта.

Фома Аквинский в аристотелевском духе под­разделяет функции психе на «растительные» (автономные физи­ческие функции), «чувственные» (восприятие, желания, передви­жение и «разумные» (память, воображение, разум). Однако он придает существенно большее значение беглому замечанию Фило­софа (как он часто называет Аристотеля) о том, что существуют два вида интеллекта. Функции первого из них, или «интеллекта воз­можного» — это понимание, суждения и оценки ощущений; фун­кции второго, или «действенного интеллекта» — извлечение идей или концепций из ощущений и познание через веру высших истин, таких как тайна Троицы, которые не могут быть получены с помо­щью рассуждений.

Фома не приводит эмпирических свидетельств су­ществования двух различных видов интеллекта; его заключения ба­зируются на сочетании логики и христианской доктрины. Все, что относится к телесному восприятию, ощущениям и эмоциям, все, что является частью прижизненного единства души и тела, не может жить после смерти. Однако душа продолжает жить: так гласит доктрина. Следовательно, должна существовать часть единства тела и души, которая приобщается к высшему вечному знанию и таким образом оказывается бессмертной; это и есть действенный интеллект.

Фома тем самым примиряет философию Аристо­теля, не предполагающую личного бессмертия, с христианской доктриной, на нем настаивающей. Однако признавая смертность «интеллекта возможного», механизма, с помощью которого мы создаем идеи, он исключает из своей психологии мистическое положение Платона о врожденных идеях. Фома Аквинский присо­единяется к мнению Аристотеля о том, что разум младенца — tabula rasa, но он обладает властью извлекать идеи из опыта. Концепция врожденных идей еще многие столетия будет беспокоить психоло­гию, однако Фома Аквинский к этому непричастен.

У Аристотеля Фома воспринял:

1) понимание познания как рецептивного процесса; на этом основании Фома построил свою эмпирическую теорию познания;

2) понятие доказательства, на котором он основывал разграничение знания и веры;

3) понятие причинной связи событий, на котором основывался его взгляд на соотношение Бога и сотворенного им мира;

4) понятия действия (или энергии) и потенции, а также понятия формы и материи; на их основе Фома строил теорию души и тел, психологию и философию природы;

5) понятие меры, на котором строилась его этика.


^ Слайд 9. Психология Фомы: эмоции и воля

Впрочем, Фома проводит различие между желани­ями, порождаемыми половым влечением, и раздражительностью; эту дихотомию он заимствует у Галена, который, в свою очередь, унаследовал ее от Платона. Фома Аквинский рассматривает ее более подробно, чем его предшественники, организуя материал с помощью определений, дедукции и здравого смысла. Его схема такова: когда половое влечение вызвано чем-то хорошим, мы ис­пытываем такие чувства, как любовь, желание, радость; когда нечто дурное отвращает нас, мы испытываем ненависть, отвращение, печаль; когда раздражительность вызвана тем, что хорошая вешь труднодостижима, мы испытываем надежду или разочарование; когда раздражительность спровоцирована злом, это вызывает сме­лость, страх или гнев.

Категоризация эмоций, предложенная Фомой Аквинским, хотя теперь может казаться искусственной и педантичной, более систе­матизирована и всеобъемлюща, чем разработанная кем-либо из более ранних философов.

Касаясь проблемы воли, Фома Аквинский, как и требует от него христианская доктрина, утверждает существование свободы воли, но основания для этого он заимствует из аристотелевской психо­логии. Сначала он приводит глубокомысленные метафизические резоны того, что разум более благороден и более совершенен по своей природе, чем воля [36]; потом просто говорит, что разум определяет, что является добром, а воля направлена на удовлетво­рение стремления к этому объекту. Мы не можем не желать объек­та наших устремлений, а свободная воля определяет, что мы делаем по этому поводу; однако воля остается подчиненной интеллекту, который решает, к чему стремиться и чего избегать. (Если мы по своей воле совершаем нечто греховное, это происходит из-за отсутствия истинного понимания.) В одном случае, впрочем, воля оказывается лучшим судьей, чем разум:

Когда желаемый объект превосходит душу, которая пони­мает его природу посредством разума, тогда воля оказывается выше разума... Лучше любить Бога, чем просто знать Бога; и напротив, лучше понимать телесные вещи, чем любить их... Благодаря любви мы храним верность Богу, который трансцендентно выше души; в этом случае воля выше разума.


^ Слайд 10. Психология Фомы: смесь натуралистичес­кой психологии и христианской веры в сверхъестественное

Это еще раз подчеркивает поиск Фомой Аквинским примире­ния между верой и разумом. «Ангельский доктор» стремится ис­пользовать естественные рассуждения для доказательства истин­ности католической доктрины; но такие тайны, как Троица, Воп­лощение, суд Божий, сущность Бога, не могут быть познаны через свидетельства органов чувств и рассуждения, а только благодаря вере. Таким образом, Фома Аквинский создает двойственную эпистемологию: некоторые вещи мы узнаем через опыт и рассуж­дения, другие — благодаря откровению. Эта смесь натуралистичес­кой психологии и христианской веры в сверхъестественное оказы­валась утешительной для многих верующих на протяжении столе­тий, но надолго затормозила развитие научной психологии.

Таким образом, воздействие Фомы Аквинского на психологию было и положительным, и отрицательным. Его описание органов чувств и разума как инструментов, с помощью которых мы полу­чаем знание, заложило основу обретения со временем психологией эмпирического и научного характера. Однако приписывание вы­сшим функциям интеллекта бессмертия и утверждение, что неко­торые виды знания достижимы только через веру, наложило на психологию оковы сверхъестественного. Авторитет Фомы Аквин­ского, по крайней мере среди католиков, был так велик, что даже два труда по истории психологии, написанные в XX веке — один из них в 1945 году, — содержат утверждение, что после Фомы Ак­винского психология сбилась с правильного пути.


^ Слайд 11. Переход к эмпирическому изучению реальности внутреннего мира человека. Роджер Бэкон

Фома являет собой высший образец мыслителя-схоласта. Но уже в первой половине 2-го тысячелетия намечается переход к эмпирическому изучению реальности внутреннего мира человека этот переход был подготовлен развитием эмпирического знания в науках о внешнем мире. Требование опытного изучения реальности вытекало из требований практиков, которые не могли найти ответы на возникающие конкретные вопросы во всякого рода священных текстах. Необходимость эмпирического (опытного) изучения реальности как она есть (а не как представлена в священных текстах) была обоснована в XIII в. современником Фомы английским философом Роджером Бэконом (1214 – 1292 ), утверждавшим, что «опытная наука — владычица умозрительных наук». Правда, Р.Бэкон еще не говорил об опытном познании душевных явлений, постичь которые, по его мнению, можно только с помощью «внутреннего озарения» святых отцов и пророков.




^ Слайд 12. Переход к эмпирическому изучению реальности внутреннего мира человека. Уильям Оккам.

философ, монах-францисканец Уильям Оккам . (1285- 1349) Он сформулировал важнейший познавательный принцип эмпирической науки, получивший название «бритва Оккама». Согласно этому принципу, не следует множить сущностей без необходимости, что означает устранение из научных рассуждений всех не поддающихся опытной проверке понятий. Для многих философов последующего времени это было понятие души. Ведь душа не дана нам в опыте — это гипотетический субъект психической деятельности, которого никто увидеть не может; душу как объяснительное понятие для всех душевных явлений следует исключить из собственно эмпирических исследований самих психических процессов.

Слайд в слайде




Слайд 13. Средневековая философия (2-14 вв.)




Слайд 14. Отец эмпирической философии Френсис Бэкон

Впервые в истории психологического знания это требование сформулировал английский философ и политический деятель Фрэнсис Бэкон (1561 — 1626), отец эмпирической философии, автор множества афоризмов. Критикуя схоластическую философию, Ф. Бэкон считал, что вера не может быть выше знания, напротив, она подкрепляется знанием, т.е. зависит от него. Он выступил с требованием изучать реальность так, как она открывается в опыте, а не извлекать «истины» только их текстов: «Человек, слуга и истолкователь природы, столько совершает и понимает, сколько постиг в ее порядке делом или размышлением, и свыше этого он не знает и не может... Пусть люди на время прикажут себе отречься от своих понятий и пусть начнут свыкаться с самими вещами». Вместо того чтобы познавать саму реальность в опыте, говорил Ф. Бэкон, человеческий разум увлечен «призраками» или «идолами», которые уводят его от истины в тупики лабиринта познания.

Идолами Бэкон называет «плохие привычки ума, приводящие к ошибкам» и различает 5 их типов. 1) Идолы рода – их порождает сама природа человека, которой свойственны «плохие» привычки, например, привычка ожидать большего порядка в природе, чем можно там найти; 2) Идолы пещеры - личные суеверия; 3) Идолы рынка, порождаемые тиранией слов; 4) Идолы театра, «вселяющиеся в души людей из разных догматов философии, а также из превратных законов доказательств». Для Бекона такими превратными системами мышления были варианты схоластической философии; 5) Пятый тип идолов (не получивший специального названия) представляют собой суждения, порождаемые эмпирической философией (особенно химией, бывшей в то время преимущественно алхимией), поскольку основывались эти суждения на «смутности немногочисленных опытов».


^ Слайд 15. Френсис Бэкон: знание – сила!




Слайд 16. Ф. Бэкон: итог

Именно Ф. Бэкон поставил проблему отказа от различных вне-эмпирических рассуждений о сущности души, поскольку душа — это и есть «лишнее» (с позиций «бритвы Оккама») понятие, совершенно безразличное для собственно эмпирического исследования душевных (психических) процессов, к которому он и призывает. В отличие от древних философов, Ф. Бэкон не считал психическими физиологические процессы типа кровообращения, дыхания и т.п., однако четкого критерия отличия этих процессов от собственно психических (душевных) он не давал.




^ Слайд 17 Развитие психологических идей в средние века и эпоху Возрождения

И последнее замечание в лекции, посвященной науке о душе в средние века. Одним из характерных стереотипов при анализе сред­невековья стало представление об однозначно негативном характере развития науки и общества в целом в этот пе­риод. Однако такое представление не верно. На слайде схематично представлены как негативные, так и позитивные результаты работы философской и научной мысли от раннего средневековья до Нового времени.


Вставить схему 6

Похожие:

До нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно! iconДо нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно!
В этот период возникают такие важнейшие философские направления, как эпикуреизм и стоицизм, предлагающие своеобразные системы психотерапии,...
До нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно! icon20. Разработка метода научного исследования в философии 17 века Фрэнсис Бэкон (1561-1626)
Фрэнсис Бэкон (1561-1626) считается основателем опытной науки Нового времени. Он был первым философом, поставившим перед собой задачу...
До нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно! iconПеревода часов в Прикамье ближе к московскому времени, а то и на само московское время. Мы протестуем, ибо не может быть разница во времени меньше 2-х часов в городах, разнесённых по географической долготе на 1400 км
В который раз поднимается тема перевода часов в Прикамье ближе к московскому времени, а то и на само московское время. Мы протестуем,...
До нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно! iconСеминар 1 (общий, методологический) Законы времени
О звездной, солнечной, ядерной природе времени, хрононах-частица времени, именах Бога времени, символах времени
До нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно! iconЛекция №8 Тема: Начало эпохи Нового времени в Европе как особая фаза исторического процесса
Тема: Начало эпохи Нового времени в Европе как особая фаза исторического процесса
До нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно! iconСлайд Целью исследования ставился анализ денежно-кредитной политики Банка России. Для достижения поставленной цели были решены ряд задач
Банки стран вынуждены не только переоценить функции, но и рассмотреть изменения в инструментах, целях, методах и механизме денежно-кредитной...
До нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно! iconНаучной психологии. Физикалисты слайд «Фактор наблюдателя»
Если так, рассуждал Бессель, то расхождения во времени должны быть у всех астрономов (это явление позже назвали «личным уравнением1»)....
До нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно! iconДЕ. 04. Философия Нового времени и Просвещения
Нидерландский философ XVII века, определивший свободу как познанную необходимость, …
До нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно! icon11. 09. 12. Новый человек
Впервые известные слова о том, что “новое есть хорошо забытое старое”, совершенно не подходят к тому, что происходит с Со-Знанием...
До нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно! iconТема Философия Нового времени
Проблемы методологии научного познания. Френсис Бэкон. Эмпиризм и индукция. Рационализм Рене Декарта
До нового времени слайд Тертуллиан: верую, ибо абсурдно! iconПрактический семинар по Науке Нового Времени Мастер класс по изготовлению Галактического Компаса Матрицы проявленной радиальной природы времени
Мастер класс по изготовлению Галактического Компаса Матрицы проявленной радиальной природы времени
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы