Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН icon

Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН


Скачать 97.02 Kb.
НазваниеДоклад эксперта для Совета Безопасности ООН
Виталий Шишикин
Размер97.02 Kb.
ТипДоклад

НОВОСИБИРСКАЯ МОДЕЛЬ ООН – 2014





Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН


Проблема пресной воды в Средней Азии


Автор: Виталий Шишикин

к.и.н., доцент

НГТУ


Новосибирск – 2014

Оглавление



Формирование и попытки решения водной проблемы Средней Азии в XIX – первой половине XX вв. 3

Преобразования водохозяйственного комплекса региона во второй половине ХХ в. 5

Современный этап проблемы нехватки воды в Средней Азии 10

Основные участники диалога и их позиции на решение проблемы нехватки воды 13

Возможные сценарии преодоления водного кризиса в Средней Азии 18

Обострение ситуации в регионе 22

Список источников и литературы 26



^

Формирование и попытки решения водной проблемы Средней Азии в XIX – первой половине XX вв.



После распада Советского Союза на территории Средней Азии возникло пять независимых государств: Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия и Туркменистан. Регион находится на пересечении путей из Европы в Азию, из России на Ближний Восток, а потому имеет важное стратегическое и геополитическое значение. Его стабильность зависит, в том числе и от решения проблемы водных ресурсов, которые уже стали предметом спора между бывшими советскими республиками.

Проблемы водных ресурсов в регионе имеет длительную историю. Еще при Петре I местные реки являлись важными транспортными артериями, при помощи которых можно было достичь отдаленных районов Средней Азии и даже Индии. В то время это были территории, обладание которыми напрямую влияло на «большую европейскую политику»1. Обсуждаемые планы по формированию транспортного коридора из Европы на Восток не были воплощены, так как последующие сто пятьдесят лет вектор внешней политики Российского государства был в большей степени нацелен на акваторию Черного и Балтийского морей.

После присоединения Средней Азии к Российской Империи началось масштабное хозяйственное освоение территорий. Кочевое население начало переходить к оседлому образу жизни, шло развитие земледелия, что потребовало возведения системы ирригационных сооружений с целью формирования единого водохозяйственного комплекса региона. Одновременно делались попытки изучения вопроса о возможностях перераспределения водных ресурсов. В XIX в. проект переброски части стока Оби и Иртыша в бассейн Аральского моря с 1863 г. разрабатывался публицистом и инженером Я.Г. Демченко, который полагал, что повышение уровня Арала и Каспия позволит увлажнить климат на огромной территории, превратив ее в субтропики. Это обеспечит развитие сельского хозяйства юга России и соседних государств: Турции и Ирана. Кроме того, появится возможность использовать протяженный искусственный водный тракт Обь-Арал-Каспий для транспортировки сибирского леса в другие районы путем соединения Каспийского моря с Черным2. Но в тот период столь масштабные проекты были трудноосуществимы как в силу экономических, так и технических причин.

Следующий этап развития гидроресурсов региона связан с решением стратегических задач Советского Союза в первой половине ХХ в. После завершения Гражданской войны страна приступила к преобразованиям хозяйственной системы, которые затронули все регионы, в том числе Среднюю Азию. Планировалось создать разветвленную сеть каналов и искусственных водоемов и, таким образом, сделать водные ресурсы более доступными для местного населения. Другой целью широкомасштабного ирригационного строительства было развитие сельского хозяйства на пустующих землях или на территориях, где его ведение было затруднено или невозможно из-за недостатка влаги.

В 1929 г. был построен Босага-Керкинский канал длиной 100 км. Через три года начались разработки проекта по отводу части стока вод Амударьи в западную Туркмению3. В ходе выполнения проекта предполагалось заполнить Сарыкамышское озеро. Протяженность канала должна была составить более 1200 км, начиная от мыса Тахиаташ и дойти до Красноводска (ныне город Туркменбаши). Одной из задач строительства канала было соединение Арала, Каспия и Азова, создание водной артерии, соединяющей республики Средней Азии с европейской частью СССР. Отвод воды из Амударьи должен был снизить уровень Аральского моря, а освобожденные земли предполагалось использовать в сельском хозяйстве. Реализации проекта помешала Великая Отечественная война.

Сразу же после окончания войны обсуждение планов по развитию водно-ресурсного потенциала Средней Азии возобновились. В 1949 г. был одобрен один из вариантов переброски сибирских рек в направлении Арало-Каспийской низменности. Правда, в 1951 г. он был отменен из-за сомнений в экологической безопасности проекта, но работы в этом направлении продолжились в связи с «Великим Сталинским планом преобразования природы»4. Им занимались как отдельные ученые, так и крупные исследовательские организации. Шла проработка и других масштабных проектов преобразования природных комплексов, которые напрямую касались республик Средней Азии5.

^

Преобразования водохозяйственного комплекса региона во второй половине ХХ в.



Последующий этап развития водно-хозяйственной системы региона охватывает 1960-е – 1980-е гг.6 Взятый в конце 1950-х гг. курс на увеличение орошаемых площадей в Казахстане и республиках Средней Азии привел к нарастанию потребления водных ресурсов в регионе. В 1960-е гг. расход воды в Казахстане и Узбекистане резко увеличился из-за возрастания населения, а также расширения посадок хлопчатника. В результате реализации планов развития сельского хозяйства с 1960 г. по конец 1980-х гг. площади орошаемых земель возросли с 4,5 млн. га до 7,6 млн. га. Соответственно увеличился речной водозабор с 60,61 км³/год до 116,27 км³/ год, что привело к изменению режима рек Амударья и Сырдарья7. Строительство каналов, отводивших воду из местных рек, не могло полностью решить проблему, поэтому группой исследовательских организаций проводились научные изыскания по вопросу переброски рек европейской части СССР и Сибири в Среднюю Азию. Советские ученые и технические специалисты прорабатывали проекты, предполагавшие создать в бассейне Оби, Тобола, Иртыша и Илима искусственное Сибирское море, из которого можно было бы подать воду по каналу в направлении Аральского моря8.

Комплекс целей, подталкивающих к реализации проекта, остался неизменным с предыдущего периода, однако к нему прибавилось еще несколько важных аспектов.

Во-первых, в СССР резко обострилась продовольственная проблема. Соответственно, возник замысел увеличения объемов сельскохозяйственного производства за счет орошения и введения в оборот новых посевных площадей в Средней Азии и ряда областей РСФСР по берегам будущего соединительного канала. Кроме того, предполагалось увеличить подачу воды в Среднеазиатский регион для расширения орошаемых площадей, занятых хлопковыми полями. Хлопок являлся стратегическим ресурсом, сырьем не только для легкой промышленности, но и для нужд армии.

Во-вторых, Министерство водного хозяйства и существующая ведомственная вертикаль располагали крупными финансовыми ресурсами, выделяемыми из государственного бюджета. Наиболее простым способом их «освоения» являлось продвижение масштабных широко разрекламированных проектов. Успешная реализация предполагала выделение еще более крупных средств, а руководству – званий, наград и премий.

В-третьих, резко актуализировалась проблема Арала. Со второй половины XX в. Аральское море, питаемое водами Амударьи и Сырдарьи, стало мелеть. Изменения в ландшафте региона привели к повышенной засоленности окружающих земель, увеличению площади пустынь и, как следствие, к деградации хозяйственной деятельности огромных территорий. Спасение Аральского моря предполагалось осуществить за счет переброски вод из других районов государства.

В-четвертых, имелись идеологические причины. Для страны осуществление масштабного проекта должно было стать очередной «большой стройкой коммунизма», от удачного воплощения которой зависела безопасность государства. Разрешение проблемы за счет масштабного преобразования природы было вопросом престижа и повышением авторитета страны на международной арене. Можно было бы рассматривать осуществление этого плана, и как еще одну победу человека над природой9.

После проработки вопроса и изучения всех предложений наиболее оптимальным были сибирские варианты переброски рек в республики Средней Азии. К работе над проектами было подключено около 160 организаций, в том числе 48 проектно-изыскательских и 112 научно-исследовательских институтов (в их числе 32 института Академии Наук СССР и ее отделений). Рассматривалось примерно 16 вариантов возможных технических решений по забору воды из рек Иртыша и Оби и перенаправления части их стока10.

По первоначальным планам, трасса оросительного канала должна была иметь начало у слияния Иртыша с Тоболом, а водозабор осуществляться из проектируемого Тобольского водохранилища. Однако расчеты показали, что водные ресурсы Иртыша и Тобола равны 68,5 км³/год, и отбор из него 25 км³/год воды может привести к негативным экологическим последствиям11. Забор воды из Оби и ее переброска в республики Средней Азии предполагались в районе села Белогорье. Здесь намечалось соорудить плотину высотой 78 м. с электростанцией мощностью 5,6 млн. кВт. Образованное плотиной водохранилище с площадью зеркала более 250 км² распространялось по Иртышу и Тоболу до водораздела. За водоразделом трасса переброски проходила по южному склону Тургайских ворот по руслам современных и древних рек до Аральского моря. Из него она должна была по Сарыкамышской котловине и Узбою попасть в Каспий. Общая протяженность канала от Белогорья до Каспийского моря должна была составить более 4000 км, из которых около 1800 км составляли естественные акватории и водохранилища12.

Для воплощения проекта необходимо было прорыть канал длиной более 2500 км, шириной 200-300 м, глубиной 15-16 м. На протяжении всего пути предполагалось строительство плотин и гидроэлектростанций13. Главную сложность в реализации представляет водораздел Западно-Сибирской равнины и Северного Приаралья, через который пришлось бы прокачивать воду мощными насосами. По расчетам, для работы этих насосов потребовалось бы за год столько же электроэнергии, сколько потребляет за этот период Москва. Для пополнения вод Оби и повышения ее уровня планировалась переброска части стока вод из Енисея. Это также должно было способствовать развитию электроэнергетики в Сибири и вводу в оборот новых посевных площадей в регионе.

Существовал проект «южного», или «алтайского», варианта переброски стока. По нему предполагалось изъятие вод объемом 25 км³ в год в районе города Камня-на-Оби, где планировалось строительство плотины. В результате оказались бы затоплены обская пойма и значительные площади сельскохозяйственных земель Алтайского края вплоть до Барнаула. Воду планировалось подавать по ложбине древнего стока, где протекает река Бурла, далее в Качиры и Иртыш. Этот вариант назвали «Анти-Иртыш», т.к. воду планировали направлять вспять по Иртышу, затем по Тургайскому прогибу в Казахстан, к Амударье и Сырдарье14. Одной из особенностей этого варианта переброски водных ресурсов была частичная реализация в виде канала «Иртыш-Караганда», который начал функционировать в 1968 г., а был полностью сдан в эксплуатацию в 1974 г. Существовал также «усеченный» вариант этого проекта, согласно которому переброска воды планировалась прямо от устья Тобола. В любом случае масштабы работ означали привлечение огромных человеческих ресурсов и больших материальных затрат. Спорным оставался вопрос об экономической эффективности проекта и его влиянии на экологию.

К середине 1980-х гг. публикации в СМИ в поддержку проекта сменились нарастающей критикой со стороны ученых и общественности15. Приостановка планов по переброске рек была поддержана новым руководством государства. 14 августа 1986 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР принял постановление «О прекращении работ по переброске части стока северных и сибирских рек». АН СССР и ВАСХНИЛ было дано задание продолжать научные разработки проблем перераспределения водных ресурсов16. Масштабный проект был свернут, так как страна не имела финансовых возможностей для его реализации. После распада Советского Союза проблема водных ресурсов Средней Азии из внутригосударственной превратилась в международную.

^

Современный этап проблемы нехватки воды в Средней Азии



Современный этап в решении водохозяйственных проблем Средней Азии связан со взаимоотношениями пяти новых независимых государств, которые образовались на месте бывших республик СССР. С начала 1990-х гг. происходит переход от единой водохозяйственной политики к национальным политикам Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Туркменистана. Опосредованное влияние на их взаимоотношения оказывают соседние государства: Россия, КНР и Афганистан. В этот период наиболее остро проявляются проблемы водохозяйственной сферы региона, которые нивелировались при проведении централизованной политики Советского Союза.

Экстенсивный путь развития сельского хозяйства в республиках Средней Азии привел к тому, что на единицу продукции тратится больше, чем где-либо количество гидроресурсов. По данным за 2010 г. в Узбекистане на одного человека в среднем тратилось более 2000 м³ воды в год, что больше чем в КНР и ФРГ почти в 5 раз. Если учитывать исключительно сферу ЖКХ, то в Узбекистане на одного человека приходилось 100 м³/год. Это меньше показателей США почти в 2 раза, но больше, чем в КНР и ФРГ примерно на 90%. В сельском хозяйстве Узбекистан тратит 1956 м³/год в среднем на одного человека, тогда как США – 626 м³, КНР – 266 м³ и ФРГ – 92 м³/год17. Таким образом, эффективность использования воды в одной из республик Средней Азии находится под сомнением. Это происходит из-за комплекса взаимосвязанных причин: часть воды просачивается в почву, не достигнув полей, часть испаряется во время транспортировки или хранения. В ряде случаев вода просто сливается без определенной экономической цели.

Другим итогом необдуманной политики освоения водных ресурсов стало ухудшение качества воды. Массовое и широкомасштабное строительство ирригационных сооружений не всегда осуществлялось на необходимом техническом уровне. Снижение издержек при постройке гидротехнических сооружений, экономия на материалах и нарушение требований привело к повышению издержек при их эксплуатации, и как следствие, к сокращению срока их службы и ухудшения качества воды. В ряде случаев искусственные каналы или хранилища представляют собой открытые водоемы без специального покрытия дна, берегов и очистных сооружений. Износ построенных в 1960-х - 1970-х гг. ирригационных сооружений и водосберегающих систем усугубляет проблему водных ресурсов18.

Неконтролируемый забор воды из рек (Амударьи и Сырдарьи, а также их притоков), из крупных и мелких озер привел к изменению их естественного режима. Наиболее показательным примером является Аральское море, питаемое водами Амударьи и Сырдарьи. После значительного сокращения их стока (были годы, когда воды рек вообще не доходили) море стало мелеть, берега отступать. К 2010 г. водоем потерял более 90 % своего первоначального объема и около 80 % площади19. В настоящее время море разделено на несколько небольших озер, наиболее стабильным из которых является «Малое Аральское море», расположенное на территории Казахстана и отделенное от других частей водоема Кокаральской плотиной.

На рубеже XX-XXI вв. обострились экологические проблемы, ставшие следствием «мелиоративного бума» предыдущих лет. Удобрения с хлопковых полей, отходы промышленных предприятий и городской канализации попадают в реки, а затем в Аральское море. Донные отложения моря и соли, насыщенные пестицидами, разносятся пыльными бурями и осаждаются на плодородных территориях, загрязняя их. Наносится экологический ущерб не только приморским территориям Узбекистана и Казахстана, но и приграничным районам России. Климат региона стал более континентальным с сухим и жарким летом, холодными и продолжительными зимами. Ухудшающаяся экологическая ситуация негативно повлияла на здоровье населения. Исчезли многие виды прибрежной флоры и фауны. Изменилась экономическая ситуация в регионе: Аральское море потеряло рыбохозяйственное значение, закрылись порты, перерабатывающие предприятия. Загрязнение водоемов привело к снижению хозяйственной значимости не только Арала, но и озер Иссык-Куль, Балхаш и Сарыкамыш20.

Распад единой водохозяйственной системы региона негативным образом сказался на дисциплине использования гидротехнических сооружений, снизив эффективность использования водных ресурсов. Единый комплекс был разделен между пятью государствами, которые вместе обладали гораздо меньшими экономическими и техническими возможностями для поддержания и развития ирригационной системы, чем Советский Союз. В период плановой экономики инвестиции поступали из центра вне зависимости от того, будет ли быстрый экономический эффект от вложений или нет, в новых условиях требуется отдача и желательно быстрая. Несостоятельность местных водохозяйственных организаций, недостаток инвестиций, естественный износ объектов водной инфраструктуры, уход квалифицированных специалистов из сферы водного хозяйства – все это привело к ухудшению состояния водных сетей. Дробление водных объектов между организациями, цели и задачи которых могут быть диаметрально противоположными, усугубили ситуацию. Распад единой колхозно-совхозной системы и возрастание числа пользователей привели к росту конкуренции за ограниченные водные ресурсы.

Еще одной современной проблемой становится быстрый рост населения республик Средней Азии. По прогнозам население региона, которое сегодня составляет около 60 млн. человек, к 2025 г. увеличится на 40%, что потребует дополнительных объемов водных ресурсов, а их запасы фактически исчерпаны. В этом случае придется перераспределять ресурсы между нуждами населения и хозяйственной сферой, что также приведет к росту напряженности. Уже сейчас менее 60% населения региона имеет доступ к централизованному водоснабжению, а в дальнейшем ситуация будет ухудшаться. В первую очередь это касается Узбекистана и Таджикистана, население которых увеличивается наиболее быстрыми темпами, а значит, будет расти зависимость этих государств от доступа к водным ресурсам.

^

Основные участники диалога и их позиции на решение проблемы нехватки воды



В 1990-х – 2000-х гг. нехватка водных ресурсов была признана мировым сообществом одной из глобальных проблем. В 1992 г. в Дублине на конференции по водным ресурсам и окружающей среде были предложены принципы, суть которых заключалась в том, что пресная вода – это ограниченный ресурс, который имеет большую экономическую ценность и улучшение состояния гидроресурсов должно опираться на совместные усилия пользователей, разработчиков планов и политиков. На конференции ООН в 1992 г. в Рио-де-Жанейро проблема водных ресурсов также была признана одной из важных, а ее решение включено в итоговый документ «Повестка дня на XXI век»21.

В 1992 г. под эгидой Европейской экономической комиссии ООН была подписана «Конвенция по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер»22. С 1997 г. начали проводиться Всемирные Водные форумы, где обсуждались вопросы эффективного использования водных ресурсов, их охраны, а также предотвращения экологических и гуманитарных катастроф, связанных с водой23. В 2005 г. после доклада Генерального секретаря ООН на тему: «Меры, принимаемые по организации деятельности в рамках Международного десятилетия действий «Вода для жизни», 2005–2015 годы»24 была принята резолюция Генеральной Ассамблеи «Международное десятилетие действий «Вода для жизни», 2005–2015 годы»25. Таким образом, решение водной проблемы стало делом всего человечества.

На фоне мировых сдвигов проблема нехватки гидроресурсов в Средней Азии получила новое преломление. В 1990-е гг. проблема вододеления привела к череде неурегулированных претензий между новообразованными государствами. Они касались, прежде всего, использования и распределения вод трансграничных рек – Амударьи и Сырдарьи. Распад единой советской системы водоснабжения поставил на повестку дня вопрос о собственности на воду, так как она наряду с другими ресурсами оказалась разделена межгосударственными границами.

Проблема нехватки воды в регионе связана с неравномерностью распределения гидроресурсов среди государств Средней Азии. Стороны понимают, что контроль над ними позволит обеспечить собственное устойчивое развитие, а также поможет влиять на сопредельные государства, пользуясь своими преимуществами. Реки, с одной стороны, связывают среднеазиатские государства, а с другой - приводят к конфликтам, которые не могут быть решены из-за различия позиций участников диалога.

При решении вопросов водопользования в регионе сформировались две группировки. С одной стороны Таджикистан и Киргизия, а с другой Казахстан, Узбекистан и Туркменистан. Конфликт связан с противоречием в сферах ирригации и энергетики, единство которых было нарушено после распада СССР. Регион разделен на богатые водными ресурсами страны (Таджикистан и Киргизию) и зависимые от них в поступлении воды Узбекистан, Туркменистан и Казахстан. Киргизия контролирует сток Сырдарьи на 75,2%, 15,2% стока формируются на территории Узбекистана, 6,9% - в Казахстане и 2,7% - в Таджикистане. Последний контролирует 74% стока Амударьи, 13,9% стока формируется на территории Афганистана и Ирана, 8,5% - Узбекистана26. При этом энергетика Таджикистана и Киргизии, основанная на работе каскадов ГЭС зависит от природных условий, в частности от уровня воды в реках. У соседних государств, которые опираются на мощности тепловых станций, эта зависимость минимальна.

Государства, расположенные в верховьях Амударьи и Сырдарьи – Таджикистан и Киргизстан заинтересованы в использовании воды для развития своей энергетики с целью обеспечения собственных нужд и экспорта энергии в другие страны. Государствам, находящимся в низовье – Казахстану, Узбекистану и Туркменистану вода необходима в первую очередь для ирригации и развития промышленности27.

Осложняет отношения между государствами то, что бремя расходов по содержанию и эксплуатации дорогостоящих водохозяйственных объектов регионального значения лежит на Таджикистане и Киргизии, а используют энергию речных ГЭС также Казахстан, Узбекистан и Туркменистан. Кроме того, эти государства заявили о необходимости сохранения установленного в предыдущие годы порядка распределения и расходования воды, что невыгодно Киргизии и Таджикистану. Противоречия возникают и из-за режима работы самого большого в Центральной Азии Токтогульского водохранилища. Поскольку Киргизия зимой испытывает большую потребность в электроэнергии и вынуждена сливать воду, что грозит наводнениями густозаселенной Ферганской долины Узбекистана. Летом, наоборот, в Узбекистане возникает засуха, так как воды сбрасывается меньше28.

Киргизия и Таджикистан стремятся компенсировать недостаток природных ресурсов за счет продажи электроэнергии соседним государствам: Казахстану, Узбекистану и Туркменистану. Бедные углеводородами Киргизия и Таджикистан демонстрируют готовность сократить размеры водостока Амударьи и Сырдарьи и, таким образом повлиять на земледелие в сопредельных государствах. Киргизия проводит более мягкую политику в отношении соседей, хотя запуск Камбаратинской ГЭС был негативно встречен со стороны соседей, которые опасаются, что это скажется на объемах стока Сырдарьи. Таджикистан, обладая действенным рычагом давления на государства, находящиеся ниже по течению Амударьи усилил давление на них, за счет строительства Рогунской ГЭС. После завершения ее строительства повысится контроль над стоком реки, а также будет решена проблема нехватки электроэнергии в стране, так как в настоящее время около миллиона жителей Таджикистана не имеют к ней доступа29.

После получения независимости среднеазиатские государства, несмотря на разницу целей и уровень экономического развития стремились договориться по вопросу ведения водохозяйственной политики. В начале 1992 г. стороны подписали межправительственное «Соглашение о сотрудничестве в сфере совместного управления использования и охраны водных ресурсов межгосударственных источников». На основе Соглашения был создан единый орган — Межгосударственная координационная водохозяйственная комиссия (МКВК). Данное Соглашение было подтверждено Решением Глав государств от 26 марта 1993 г. и их «Соглашением о совместных действиях по решению проблемы Аральского моря и Приаралья, экологическому оздоровлению и обеспечению социально-экономического развития Аральского региона»30. Однако, по мнению специалистов, эти соглашения оказались неработающими31.

В рамках МКВК водные ведомства пяти государств Средней Азии совместно занимаются:

- определением водохозяйственной политики и разработкой ее основных направлений с учетом интересов населения и отраслей государств;

- рациональным использованием водных ресурсов и их охраной;

- разработкой программ по увеличению водообеспеченности бассейнов рек и мер по их реализации;

- утверждением лимитов ежегодного водопотребления для каждого из государств по основным водным источникам, режимов работы крупных водохранилищ;

- управлением водораспределения и его корректировкой в условиях фактической водности и складывающейся водохозяйственной обстановки32.

Ежегодные встречи пока не привели к формированию единой стратегии развития водных ресурсов региона. Попытка найти взаимовыгодное решение водной проблемы была предпринята в 2006 г. в Астане, где прошла неформальная встреча глав государств Казахстана, Таджикистана, Узбекистана и Киргизии. Каждая из сторон преследовала собственные цели. Если Казахстан стремится к лидерству в регионе, то Таджикистан желает поднять свой статус центрально-азиатского партнера, особенно в отношениях с Узбекистаном33. Узбекистан же делает главную ставку на недопущение сокращения стока Амударьи со стороны Таджикистана, а также предпринимает меры по локализации аральской катастрофы и защите уцелевшего генофонда Приаралья. На смягчение катастрофы за последние десять лет Узбекистан затратил свыше 1 млрд. дол. В рамках программы действий по охране окружающей среды на 2008-2012 гг. велись работы по закреплению подвижных песков на дне Арала, что позволяет использовать эти территории в качестве пастбищ. Кроме того, в дельте Амударьи созданы локальные водоемы и несколько десятков рыбопромысловых хозяйств. В 2009 году президент Узбекистана И. Каримов предложил концепцию «Программы деятельности стран участников Международного Фонда Спасения Арала на период 2011-2015 гг.», предполагающую более широкое вовлечение мирового сообщества в решение проблем бассейна Аральского моря34.

Следует отметить, что на арене может появиться еще один игрок, который может повлиять на расклад сил в регионе. В случае нормализации обстановки в Афганистане и его переход на мирное развитие следует ожидать увеличения забора воды из реки Амударьи на сельскохозяйственные нужды этой страны на законных основаниях. По нормам международного бассейнового права – в объеме около 10 км³/год. Это почти в два раза уменьшит обеспечение Узбекистана пресной водой, которое на сегодня составляет лишь 70–85% потребности35. В этом случае Киргизия и Таджикистан получат союзника и возможность активнее лоббировать свои интересы на межгосударственных встречах, посвященных решению водной проблемы региона.

^

Возможные сценарии преодоления водного кризиса в Средней Азии



Рассматривается несколько сценариев решения проблемы водных ресурсов Средней Азии. Один из них – это возрождение проекта по переброске рек Сибири в направлении государств. Средней Азии. За проект переброски выступили бывший мэр Москвы – Ю.М. Лужков36, Президент Республики Казахстан – Н.А. Назарбаев37, Президент Узбекистана – И.А. Каримов. Тактико-технические характеристики нового проекта схожи с первоочередными задачами реализации времен Советского Союза, которые были тогда жестко раскритикованы. Вместе с тем, по мнению лоббистов проекта, оросительный канал способен решить многие современные проблемы Средней Азии и России:

– Водную – восстановить Аральское море в его естественных границах, способствовать преодолению нехватки питьевой воды для населения, развитию сельского и рыбного хозяйства.

– Экономическую – восстановить хозяйственную структуру региона, дать толчок развитию экономики территорий по берегам будущего соединительного канала.

– Политическую – совместный проект переброски рек будет способствовать сближению бывших советских республик, а возможно, усилит зависимость Средней Азии от России.

– Финансовую – вложенные средства должны будут окупаться в течение 15-25 лет. В перспективе станет возможным получение постоянного дохода от «торговли» водой, получение прибыли от вновь построенных и восстановленных предприятий.

– Экологическую – восстановление экосистемы региона, возрождение естественных условий обитания представителей флоры и фауны, возможно воссоздание Аральского моря в прежних границах38.

– Геополитическая – возрастет роль Казахстана, как регионального лидера, который больше не будет зависеть от Киргизии при проведении аграрной политики на юге и западе страны и сам сможет торговать водными ресурсами.

В настоящее время нет единого мнения по поводу будущего всего проекта, вопрос о котором поднимался на межгосударственных встречах в 2006 и 2010 гг.39 Основная сложность заключается в том, что отныне он носит международный характер, а это существенно уменьшает возможности для его реализации. Цена проекта выросла в разы, и нет четкого прогноза по поводу финансирования строительства. Один из основных вопросов касается экологических последствий, которые поддаются прогнозу в еще меньшей степени, чем экономические. Против реанимации плана переброски уже выступил ряд российских ученых.

Другой сценарий предусматривает совместное решение проблемы государствами региона за счет создания комплекса механизмов политического, экономического и технического содействия, а также повышения эффективности использования гидроресурсов в хозяйственной деятельности и при снабжении населения. В рамках МКВК этот механизм работает только как площадка для консультаций и обмена мнения. В остальном же страны региона стараются привлечь помощь со стороны, например, инвесторов США, Японии и России.

Доктор исторических наук, профессор, член РГО Александр Князев и доктор экономических наук, профессор Аза Мигранян предложили качественно иной вариант решения водохозяйственных проблем региона.

– Необходимо создание совместного, с участием компетентных специалистов всех заинтересованных сторон, экспертного совета по совместной оценке водных и энергетических проектов.

– На основе объективной оценки ситуации должно быть разработано и заключено общерегиональное соглашение о совместном использовании водных и энергетических объектов (по регулированию их деятельности). Необходима также разработка системы взаимной компенсации (дотации) экономических потерь при использовании водных и энергетических ресурсов.

– Настоятельной необходимостью является создание наднационального координирующего и управленческого органа в рамках СНГ (ЕврАзЭС) по этим проектам. Возможно, необходимо вернуться к давно обсуждаемой идее создания водно-энергетического консорциума

– В перспективе же необходимо возвращение к идее единой энергосистемы в регионе.40

Эта концепция исходит из того, что в регионе достаточно воды, только необходимо изменить подходы к ее использованию, повысить эффективность работы гидросооружений и взаимодействие между странами Средней Азии.

Пессимистические перспективы развития ситуации в сфере водопользования Средней Азии могут привести к деградации экономики региона, усугублению демографических и экологических проблем, а при самом неблагоприятном развитии событий даже возникновению военных конфликтов. В первую очередь между Таджикистаном и Киргизией с одной стороны и Узбекистаном (в меньшей степени Казахстаном) с другой. В этом случае проблема перестанет носить региональный характер и затронет сопредельные территории. По прогнозам, при нынешнем природопользовании гидроресурсов региона хватит на срок 2015-2025 гг. после чего игнорировать проблему станет невозможно. В ходе самого неблагоприятного сценария придется форсировано решать проблему, выбрав один из вышеизложенных вариантов.

^

Обострение ситуации в регионе


В июле 2016 года, на территории Средней Азии установилась аномальная жаркая даже для этого региона погода. На протяжении двух месяцев фактически не было дождей. В связи с необычным природным явлением наблюдается резкое обострение водного кризиса, который может перерасти в межгосударственный конфликт.

Таджикистан и Киргизия, контролирующие большую часть стоков Амударьи и Сырдарьи, сократили сброс воды, мотивируя это недостаточностью водных ресурсов. Более того, Рагунская ГЭС в Таджикистане и Камбаратинская ГЭС-2 в Киргизии наконец-то вышли на максимально проектные мощности, что в конечном итоге сказалось на режиме рек. Осуществляемые меры по развитию сельского хозяйства и переход на политику импортозамещения в области продовольствия в республиках также потребовали дополнительного расхода гидроресурсов. Ситуация с водой в Таджикистане усугубилась в связи с наплывом беженцев из соседнего Афганистана, в котором вновь обострилась военная обстановка.

Из-за климатических изменений, а также политики Киргизии и Таджикистана возникла острая нехватка воды в низовьях Амударьи и Сырдарьи. Наиболее сложная ситуация сложилась в Ферганской долине Узбекистана, самом густонаселенном районе республики, занимающем стратегическое положение в его экономической системе. В связи с засухой последних месяцев сократилась подача воды в городские и сельские районы, во многих поселениях наблюдается нехватка питьевой воды, в ряде регионов выгорели посевы, потерян урожай хлопка. Несколько созданных в республике искусственных рыбохозяйственных объектов понесли огромный ущерб и не смогут восстановиться еще как минимум в течение двух лет.  Из-за засухи в Ферганской долине началась эскалация старых межэтнических конфликтов. Начались нападения на таджикские анклавы со стороны, стихийно собравшихся узбекских радикалов.

В Туркменистане наблюдается спад уровня воды в Каракумском канале. Уровень воды в районе Ашхабада упал до критической отметки. В отдаленных этрапах (это административные единицы, на которые делятся велаяты) наблюдается деградация сельского хозяйства. Из-за недостатка воды поставлена под угрозу поставка газа иностранным партнерам. Инвесторы уже выразили свою озабоченность положением и надеются на скорейшее разрешение сложившейся ситуации в республике в частности и в регионе в целом.

Казахстан пострадал меньше, но и на его территории в южных и юго-западных районах сложилась критическая ситуация. Аномально жаркая погода, сухая зима с малым количеством снега, а также обмелевшая Сырдарья – всё это привело к необходимости эвакуации жителей нескольких районов. Серия крупных экономических проектов в сфере ирригации и гидроэнергетики, осуществляемых при сотрудничестве с Соединенными Штатами, была сорвана и потребует многомиллионных инвестиций, которые в нынешний кризисный период лягут тяжелым бременем на госбюджет.

В связи со сложившейся обстановкой необходимо принять решение, которое поможет выйти региону из кризиса, связанного с нехваткой водных ресурсов.




Аральское море



Бассейны рек Амударья и Сырдарья




Водная система Средней Азии




Водная система Средней Азии

^

Список источников и литературы


Источники:


Доклад Генерального секретаря ООН «Меры, принимаемые по организации деятельности в рамках Международного десятилетия действий «Вода для жизни», 2005-2015 годы». 25 июля 2005 года. http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N05/438/08/PDF/N0543808.pdf?OpenElement

Доклад о развитии человека 2006. Что кроется за нехваткой воды? Власть, бедность и глобальный кризис водных ресурсов. 2006. http://www.undp.ru/publications/mdg_rus.pdf

Дорожная карта создания механизма взаимодействия государств-членов ЕврАзЭС в водно-энергетическом регулировании в Центразии / Мироненков А.П., Сарсембеков Т.Т. 2006. http://analitika.org/ca/water-and-energetics/764-2007040101430997.html

Конвенция о праве несудоходных видов использования международных водотоков. Принята резолюцией 51/229 Генеральной Ассамблеи от 21 мая 1997 года. http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/watercrs.shtml

Конвенция по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер. Хельсинки, 17 марта 1992 года. http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/watercourses_lakes.shtml

Повестка дня на XXI век. Принята Конференцией ООН по окружающей среде и развитию, Рио-де-Жанейро, 3–14 июня 1992 года. http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/agenda21.shtml

Положение о Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии Центральной Азии (МКВК) 2008 г. http://www.icwc-aral.uz/statute4_ru.htm

Протокол по проблемам воды и здоровья к Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер 1992 года.

http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/water_protection.shtml

Соглашение между Правительством Республики Казахстан, Правительством Кыргызской Республики, Правительством Республики Таджикистан, Правительством Туркменистана и Правительством Республики Узбекистан о статусе Международного Фонда спасения Арала (МФСА) и его организаций от 9 апреля 1999 г. http://www.icwc-aral.uz/statute3_ru.htm

Соглашение между Республикой Казахстан, Республикой Кыргызстан, Республикой Узбекистан, Республикой Таджикистан и Туркменистаном «О сотрудничестве в сфере совместного управления использованием и охраной водных ресурсов межгосударственных источников» от 18 февраля 1992 г. http://www.icwc-aral.uz/statute1_ru.htm

Соглашение о совместных действиях по решению проблемы Аральского моря и Приаралья, экологическому оздоровлению и обеспечению социально-экономического развития Аральского региона от 26 марта 1993 г. http://www.icwc-aral.uz/statute13_ru.htm


Литература:


Аль Сабунчи А.А. Проблемы водоснабжения развивающихся стран Азии и Африки // Здоровье населения и среда обитания. 2011. № 7. С. 30-34.

Белоглазов А.В. Международные водные конфликты в Центральной Азии // Ученые записки Казанского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2007. Т. 149. № 3. С. 160-174.

Белозеров В. Страсти по воде // Россия в глобальной политике. № 3, Май - Июнь 2009.

Белозеров В. Войны за воду // Национальная оборона. 2010. http://old.nationaldefense.ru/1739/1742/index.shtml?id=6357

Борейко В.Е. Белые пятна истории природоохраны. СССР, Россия, Украина. – Киев: 1996. – Т. 1. http://www.ecoethics.ru/old/b38/

Борисова Е.А. Особенности водного кризиса в Центральной Азии // История и современность. 2012. № 1. С. 138-146.

Боришполец К.П. Водохозяйственные проблемы стран Центральной Азии и российская внешняя политика / Центральная Азия: актуальные акценты международного сотрудничества. Сб. докладов. М., 2010.

Боришполец К.П. Водноэнергетические проблемы Центральной Азии – возможные пути решения / К.П. Боришполец // Вестник МГИМО-Университета. - 2013. - № 3. - С. 25-28. http://ehd.mgimo.ru/IORManagerMgimo/file?id=FC2A9B85-5CA1-7A52-2F9F-9F77E6D5B9F1

Боришполец К.П. Водно-энергетические проблемы Центральной Азии и сравнительные возможности ЕврАзЭС и ШОС в деле их решения // Вестник МГИМО Университета. 2011. № 2. С. 31-37.

Боришполец К., Бабаджанов А. Водные ресурсы Центральной Азии в контексте регионального сотрудничества // Аналитические записки. Выпуск 9(29). 2007.

Бояркина О.А Проблемы управления водными ресурсами в Центральноазиатском регионе – неотъемлемый элемент национальной безопасности РФ на евразийском пространстве // Местное устойчивое развитие : электрон. журн. – 2010. - № 3. http://fsdejournal.ru/pdf-files/2010_3/Boyarkina-2011-3-2.pdf

Бурнакова Е.В. Приаралье: экологический кризис – социально-экономический кризис – миграция – угрозы политической стабильности? // Вестник Евразии. 2002. № 3. С. 150-173. http://cyberleninka.ru/article/n/priaralie-ekologicheskiy-krizis-sotsialno-ekonomicheskiy-krizis-migratsiya-ugrozy-politicheskoy-stabilnosti

Василенко А.В. Осторожно, снова «поворот»! // ЭКО. – 2003. - № 8.

Воропаев Г.В. Прогноз влияния переброски части стока сибирских рек на природные условия // Гидротехника и мелиорация. – 1983. - № 1. С. 27-32.

«Гидрополитический» вопрос в Центральной Азии / Аналитический отдел «Prudent Solutions». 2013. http://analitika.org/ca/water-and-energetics/2630-gidropoliticheskiy-vopros-v-centralnoy-azii.html

Гусев Л.Ю. Водно-энергетические проблемы Центральной Азии и возможные пути их решения // Вестник МГИМО Университета. 2013. № 6 (33). С. 34-41.

Духовный В.А. Управление водными ресурсами Центральной Азии – на пути к водно-энергетическому согласию. – Ташкент, 2010. http://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=2&cad=rja&uact=8&ved=0CC4QFjAB&url=http%3A%2F%2Fwww.cawater-info.net%2F6wwf%2Fconference_tashkent2011%2Ffiles%2Fwrmca_ru.pdf&ei=vdxEU8ePNKS24wTd8YCgCg&usg=AFQjCNHjyEUeunTqtFasJnEG3Q-DnkGu8w

Жильцов С.С., Зонн И.С. Борьба за воду // Индекс безопасности. 2008. Т. 14. № 3. С. 49-62.

Залыгин С. Поворот. Уроки одной дискуссии // Новый мир. – 1987. - № 1. С. 3-18.

Ибрагимова 3., Притвиц Н. Из хроники несостоявшейся переброски / Треугольник Лаврентьева. - М., 1989;

Иванов В.В. Гидрологический режим низовьев и устьев рек Западной Сибири и проблема оценки его изменений под влиянием территориального перераспределения водных ресурсов / Проблемы Арктики и Антарктики. Сб. ст. Выпуск 85. – Ленинград, 1980.

Калугин О.А. Вода как важнейших фактор экономики // Вестник Российского государственного гуманитарного университета. 2010. № 6. С. 92-94. http://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=2&cad=rja&uact=8&ved=0CDEQFjAB&url=http%3A%2F%2Fwww.rsuh.ru%2Fbinary%2Fobject_67.1277797032.0608.pdf&ei=Wt1EU82UFqri4QSy5IDoAg&usg=AFQjCNFHoP7q6Ab4EaIiUorZ37AmjJIBDg

Кирсанов И. Битва за воду в Центральной Азии // Независимый обозреватель стран Содружества, 2006, №12

Киселев В. Россия может вернуться в Среднюю Азию со своей водой // Россия и мусульманский мир. 2006. № 6. С. 87-93. http://osradio.ru/analitika/print:page,1,150-zhazhda-vsjo-rossija-mozhet-vernutsja-v.html

Кожакматова Н.С. Водные ресурсы как фактор влияния на взаимоотношения Центрально-Азиатских государств. (на примере Кыргызской Республики) Автореф. дисс. к. полит. наук. М., 2009. http://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=1&cad=rja&uact=8&ved=0CCgQFjAA&url=http%3A%2F%2Fwww.dipacademy.ru%2Fdoc%2Favtoref_kojakmatova.doc&ei=7N1EU6XBHoiz4ASC04CYDw&usg=AFQjCNGC3AReYh-PVrCoTyMTT4DFO1kVfA

Кожакматова Н.С. Дефицит водных ресурсов – угроза устойчивому развитию // Научно-аналитический журнал Обозреватель - Observer. 2009. Т. 231. № 4. С. 80-88.

Колодин М. Вода и пустыни. – М., 1981. http://tapemark.narod.ru/voda/

Куденеева Ю.С. Деятельность международных организаций в сфере использования чистой питьевой воды // Вестник МГИМО Университета. 2011. № 2. С. 38-41.

Литуев В. Проблемы регулирования использования водных ресурсов // Научно-аналитический журнал Обозреватель - Observer. 2008. № 1. С. 111-117.

Лихачева А.Б. Проблема пресной воды как структурный фактор мировой экономики // Экономический журнал Высшей школы экономики. 2013. Т. 17. № 3. С. 497-523.

Лужков Ю. М. Синдром водобоязни // Труд. - 18 февраля 2003. - №030. http://www.trud.ru/article/18-02-2003/53173_sindrom_vodobojazni.html

Ляхтер В. М. Арал, Каспий и энергия ветра // Энергия: экономика, техника, экология – 1989. - № 4. С. 51-52.

Медведев готов обсудить идею поворота сибирских рек / http://newsland.com/news/detail/id/555207/

Мироненков А. Что кроется за нехваткой воды: ситуация с наличием водных ресурсов и водопользованием в Центральной Азии / Аналитический центр «Разумные решения». 2006.

Мубаракшин Б.Н. Системный кризис водных ресурсов в Средней Азии // Вестник КРСУ. 2012. Том 12. № 12. С. 105-109.

Назарбаев возродил идею переброски рек Сибири на юг // Русская служба ВВС – URL: http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2010/09/100907_nazarbayev_siberia_rivers.shtml

Назаров В.П. О некоторых международных проблемах водопользования в мире и угрозах национальной безопасности России // Право и безопасность. 2010. № 2. С. 30-34. http://dpr.ru/pravo/pravo_31_6.htm

Нестерова И.Е. «Водная карта» в глобальном мире // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6: Философия. Культурология. Политология. Право. Международные отношения. 2011. № 3. С. 53-62.

Николаев В. Куда потекут сибирские реки? // За науку в Сибири. - 24 июля. – 1980.

Николаев В., Синельников Д. Научные предпосылки к решению проблем перераспределения водных ресурсов Сибири // За науку в Сибири. - 10 декабря. – 1981.

Панарин С.А. Политическое развитие государств Центральной Азии в свете географии и истории региона // Вестник Евразии. 2000. № 1. С. 90-132. http://cyberleninka.ru/article/n/politicheskoe-razvitie-gosudarstv-tsentralnoy-azii-v-svete-geografii-i-istorii-regiona

Рахматуллаев Э. Водно-энергетическая проблематика Центральной Азии и превентивная дипломатия // Россия и мусульманский мир. 2008. № 7. С. 80-87.

Саруханов Г.Л. О переброске стока сибирских рек // Проектирование и инженерные изыскания. – 1985. - № 3. С. 46-47.

Хасиев Р.С. Азиатский водный транзит // Россия XXI. 2012. № 1. С. 48-61.

Чернявский С.И. Россия и современная гидрополитика // Вестник МГИМО Университета. 2011. № 2. С. 25-30.

Чувакин О. Водные войны: кто на кого // Военное обозрение. 25 февраля 2013. http://topwar.ru/24540-vodnye-voyny-kto-na-kogo.html

1 Шишикин В.Г. Проекты переброски стока северных рек в республики Средней Азии // Наука и техника. – 2010. - № 1.

2 Саруханов Г.Л. О переброске стока сибирских рек // Проектирование и инженерные изыскания. – 1985. - № 3.

3 Туркменская Советская Социалистическая Республика / Большая советская энциклопедия.– 2-е издание. – Том 43. – М.: 1956.

4 Борейко В.Е. Белые пятна истории природоохраны. СССР, Россия, Украина. – Киев: 1996. – Т. 1.

5 Саруханов Г.Л. О переброске стока сибирских рек // Проектирование и инженерные изыскания. – 1985. - № 3.

6 Мубаракшин Б.Н. Системный кризис водных ресурсов в Средней Азии // Вестник КРСУ. - 2012. - Том 12. - № 12.

7 Там же.

8 Воропаев Г.В. Прогноз влияния переброски части стока сибирских рек на природные условия // Гидротехника и мелиорация. – 1983. - № 1.

9 Шишикин В.Г. Сибирское отделение Академии Наук СССР и проект переброски сибирских рек в республики Средней Азии / История Сибири, 1583—2006. Проблемы и перспективы: Сборник материалов региональной молодежной научной конференции. - Новосибирск: ИД «Сова». - 2006.

10 Иванов В.В. Гидрологический режим низовьев и устьев рек Западной Сибири и проблема оценки его изменений под влиянием территориального перераспределения водных ресурсов / Проблемы Арктики и Антарктики. Сб. ст. Выпуск 85. – Ленинград, 1980.

11 Колодин М. Вода и пустыни. – М., 1981.

12 Саруханов Г.Л. О переброске стока сибирских рек // Проектирование и инженерные изыскания. – 1985. - № 3.

13 Воропаев Г.В. Прогноз влияния переброски части стока сибирских рек на природные условия // Гидротехника и мелиорация. – 1983. - № 1.

14 Николаев В., Синельников Д. Научные предпосылки к решению проблем перераспределения водных ресурсов Сибири // За науку в Сибири. - 10 декабря. – 1981; Ибрагимова 3., Притвиц Н. Из хроники несостоявшейся переброски / Треугольник Лаврентьева. - М., 1989; Ляхтер В. М. Арал, Каспий и энергия ветра // Энергия: экономика, техника, экология – 1989. - № 4.

15 Залыгин С. Поворот. Уроки одной дискуссии // Новый мир. – 1987. - № 1; Николаев В. Куда потекут сибирские реки? // За науку в Сибири. - 24 июля. – 1980.

16 Василенко А.В. Осторожно, снова «поворот»! // ЭКО. – 2003. - № 8.

17 Лихачева А.Б. Проблема пресной воды как структурный фактор мировой экономики // Экономический журнал Высшей школы экономики. - 2013. - Т. 17. - № 3.

18 Рахматуллаев Э. Водно-энергетическая проблематика Центральной Азии и превентивная дипломатия // Россия и мусульманский мир. - 2008. - № 7.

19 Мубаракшин Б.Н. Системный кризис водных ресурсов в Средней Азии // Вестник КРСУ. - 2012. - Том 12. - № 12.

20 Бурнакова Е.В. Приаралье: экологический кризис – социально-экономический кризис – миграция – угрозы политической стабильности? // Вестник Евразии. 2002. № 3.

21 Кожакматова Н.С. Дефицит водных ресурсов – угроза устойчивому развитию // Научно-аналитический журнал Обозреватель - Observer. 2009. Т. 231. № 4.

22 Конвенция по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер / Официальный сайт ООН. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/watercourses_lakes.shtml

23 Нестерова И.Е. «Водная карта» в глобальном мире // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6: Философия. Культурология. Политология. Право. Международные отношения. 2011. № 3.

24 Доклад Генерального секретаря ООН «Меры, принимаемые по организации деятельности в рамках Международного десятилетия действий «Вода для жизни», 2005-2015 годы». 25 июля 2005 года. / Официальный сайт ООН. URL: http://daccess-ods.un.org/TMP/5219962.00084686.html

25 Резолюция Генеральной Ассамблеи «Международное десятилетие действий «Вода для жизни», 2005–2015 годы» / Официальный сайт ООН. URL: http://daccess-ods.un.org/TMP/1294131.72602654.html

26 Боришполец К.П. Водно-энергетические проблемы Центральной Азии и сравнительные возможности ЕврАзЭС и ШОС в деле их решения // Вестник МГИМО Университета. - 2011. - № 2.

27 Рахматуллаев Э. Водно-энергетическая проблематика Центральной Азии и превентивная дипломатия // Россия и мусульманский мир. - 2008. - № 7.

28 Гусев Л.Ю. Водно-энергетические проблемы Центральной Азии и возможные пути их решения // Вестник МГИМО Университета. 2013. № 6 (33).

29 Боришполец К.П. Водно-энергетические проблемы Центральной Азии и сравнительные возможности ЕврАзЭС и ШОС в деле их решения // Вестник МГИМО Университета. - 2011. - № 2.

30 Межгосударственная координационная водохозяйственная комиссия Центральной Азии / Официальный сайт МКВК. URL: http://www.icwc-aral.uz/index_ru.htm

31 Жильцов С.С., Зонн И.С. Борьба за воду // Индекс безопасности. 2008. Т. 14. № 3.

32 Межгосударственная координационная водохозяйственная комиссия Центральной Азии / Официальный сайт МКВК. URL: http://www.icwc-aral.uz/activity_ru.htm

33 Жильцов С.С., Зонн И.С. Борьба за воду // Индекс безопасности. 2008. Т. 14. № 3.

34 За последние 10 лет Узбекистан затратил свыше $1 млрд. на локализацию Аральской катастрофы / Сайт Информационного агентства Regnum URL: http://www.regnum.ru/news/1337552.html-19.10.2010

35 Жильцов С.С., Зонн И.С. Борьба за воду // Индекс безопасности. 2008. Т. 14. № 3.

36 Лужков Ю. М. Синдром водобоязни // Труд. - 18 февраля 2003. - №030.

37 Назарбаев возродил идею переброски рек Сибири на юг // Русская служба ВВС – URL: http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2010/09/100907_nazarbayev_siberia_rivers.shtml

38 Шишикин В.Г. Проекты переброски стока северных рек в республики Средней Азии // Наука и техника. – 2010. - № 1.

39 Медведев готов обсудить идею поворота сибирских рек / http://newsland.com/news/detail/id/555207/

40 Вопросы энергобаланса и водопотребления надо снова регулировать из единого центра? См. URL:

// http://www.ferghana.ru/article.php?id=6063

Похожие:

Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН iconДоклад эксперта для Совета Безопасности ООН
Формирование и попытки решения водной проблемы Средней Азии в XIX – первой половине XX вв. 3
Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН iconПравила процедуры Совета Безопасности ООН часть Общие положения Пункт Правила процедуры
Настоящие Правила процедуры Совета Безопасности (далее – «Правила процедуры», «Правила»), относящиеся к работе Совета Безопасности...
Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН iconТеория о Совете Безопасности
Совет Безопасности занимает особое место в системе главных органов ООН. Государства — члены ООН для обеспе­чения быстрых и эффективных...
Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН iconДоклад эксперта для III комитета Генеральной Ассамблеи ООН
А (III)) на состоявшейся в 1948 году Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций. Принятая после пережитых ужасов Второй...
Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН iconТема: «Место России в мировом сообществе»
Как правопреемница СССР она является постоянным членом Совета Безопасности ООН и несет связанную с этим ответственность. Россия обладает...
Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН iconПрограмма государственного квалификационного экзамена для специальности
Программа утверждена решением Ученого совета Факультета информационной безопасности, протокол №8 от 26. 02. 2007
Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН iconПравила техники безопасности
Находясь на территории горнолыжного центра, Вы добровольно соглашаетесь с ущемлением Ваших гражданских прав для обеспечения Вашей...
Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН iconПравила техники безопасности
Находясь на территории горнолыжного центра, Вы добровольно соглашаетесь с ущемлением Ваших гражданских прав для обеспечения Вашей...
Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН iconМеждународная Модель ООН 26-28 Февраля 2014 Регистрационная Форма Участника
Если у вас есть опыт участия в Модели оон, хотите ли вы быть частью Секретариата?
Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН iconЭкспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва
Экспертная группа под руководством первого заместителя Председателя Совета Федерации Федерального Собрания
Доклад эксперта для Совета Безопасности ООН iconИнструктаж для участников похода по правилам техники безопасности
Соблюдение правил техники безопасности главное требование к участникам в походе. Каждый участник обязан выполнять следующие правила...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы