Экспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва icon

Экспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва


Скачать 456.61 Kb.
НазваниеЭкспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва
страница5/8
Размер456.61 Kb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8
Глава 5. Культура пользования оружием и обучение


В современном дискурсе по оружейной тематике часто упоминается тезис об отсутствии у «наших людей» так называемой «оружейной культуры». Кавычки здесь употреблены только и исключительно с целью показать расплывчатость обеих категорий. Сложно конкретизировать, что имеется в виду под словосочетаниями «наши люди» и «оружейная культура» – преимущественно этнический или же социально-психологический аспект, умение обращения с огнестрельным короткоствольным или же длинноствольным оружием и т.д.

Если речь только об этническом аспекте и имеются в виду прежде всего русские, как основной этнический массив, то как быть с татарами, мордвой и прочими этносами и субэтносами, населяющими Российскую Федерацию? Они также не обладают «оружейной культурой» или же, напротив, обладают ею? Если же под «нашими людьми» понимаются все граждане РФ, вне зависимости от их этнической принадлежности, возникает неразрешимое с научной точки зрения противоречие: как могло получиться, что все люди, живущие в административных границах Российской Федерации, «оружейной культурой» не обладают настолько, что доверить им оружие не представляется возможным, в то время как в километре от административной границы Российской Федерации (скажем, в Эстонии), тем же людям (в том числе этническим русским), имеющим в социальном анамнезе аналогичное советское прошлое, оружие доверить уже можно? Откуда у граждан Эстонии вдруг возникла пресловутая «оружейная культура»? И что она вообще из себя представляет? В Российской Федерации разрешены различные виды оружия. Означает ли это, что в России есть, например, «длинноствольная оружейная культура» и насколько принципиально она отличается от «короткоствольной культуры»? При всей своей видимой комичности эти вопросы требуют разрешения.

Проводимые этнопсихологами экспериментальные исследования социальной категоризации49 показали, что групповая солидарность, которая является основой самоидентификации, является во многом случайностным, эпифеноменальным приобретением, не «превышающим» биологически заданных, видовых свойств и характеристик. Иначе говоря, поставленные в одинаковые условия представители разных этносов будут вести себя примерно одинаково и предсказуемо50. Практика показывает, что даже если прежняя групповая мораль противоречит новым реалиям, новым вводным, задаваемым изменившимися условиями среды, скорее всего, изменится поведение с параллельной корректировкой нормативов, нежели наоборот. Подобный феномен существует даже в биологии и называется конвергенцией – дельфин внешне похож на рыбу, несмотря на разное внутреннее устройство: среда диктует форму.

Безусловно, следуя стереотипам, мы склонны выделять присущие разным нациям и народностям отличительные черты, обусловленные траекторией исторического развития51. Например, американцы простодушны и легковерны, открыты и раскованны, у них не принято врать; англичане вежливы и уравновешены; французы пылки, честолюбивы и эгалитарны; немцы пунктуальны и дисциплинированны; русские сильны духом и любят свою Родину. Но все эти мелкие поведенческие девиации, доставшиеся в наследство от прошлых времён, не идут ни в какое сравнение с функционированием в современном социально-экономическом пространстве, которое людей нивелирует, выравнивает, «наряжает в европейский костюм», задаёт общие правила поведения. Тот самый фазовый (демографический) переход52, который претерпевает цивилизация и который характеризуют обычно понятиями «урбанизация» и «глобализации»53, является универсальным эволюционным трендом, прямо вытекающим из усложнения технологий: новые технологии требуют нового оператора. И этот оператор стандартен внешне и разнообразен внутренне, в отличие от людей прежнего (национального) психотипа.

Как отмечает В.Г. Крысько, «эмоционально-волевые национально-психологические особенности, как показали кросс-культурные исследования, характеризуются у разных народов не наличием или присутствием каких-либо эмоциональных и волевых черт (их количество у всех одинаково), а: 1. спецификой их соотношения в национальном характере и национальном темпераменте; 2. динамикой протекания чувств и проявления воли; 3. своеобразием национальной установки на эмоциональную и волевую активность… Они находят свое проявление во взглядах и внешних формах поведения, в специфических приемах и способах обмена информацией…» 54. Таким образом, нет никаких оснований полагать, будто существуют столь экстремальные национальные или этно-культурные особенности, в связи с которыми их носителям было бы противопоказано пользоваться теми или иными предметами – личными автомобилями, кондиционерами, короткоствольным оружием.

Всякая вещная культура предметна и возникает вместе с предметом. Не может существовать культура использования огня до той поры, пока человек не овладел огнём. Не может быть культуры использования автомобиля без самого автомобиля и соответствующей инфраструктуры. Не может быть «кондиционерной культуры», пока в обществе нет кондиционеров. Культура появляется вместе с предметом и вырабатывается им. Более того, культура владения предметом присуща только тем индивидам, которые предметам владеют. Например, у феодального князя, который не имеет представления о том, как пахать и сеять, нет никакой культуры возделывания поля, несмотря на то, что он живёт в аграрную эпоху.

Можно ли, несмотря на сказанное, всё-таки в первом приближении говорить о некоей «общей» культуре народа – например, культуре оружейной? В определённой степени это будет спекуляцией и искусственным приёмом, но в иллюстративных целях представляется необходимым рассмотреть этот вопрос. Исторически все народы имели «оружейную культуру», которая видоизменялась вместе с типами оружия. Народы Российской империи здесь не исключение. Известно, что граждане царской России в начале ХХ века могли приобрести для личного пользования револьвер или пистолет. При этом никто не задавал вопрос об отсутствии или наличии у подданных той самой «оружейной культуры». Равно как никто не озаботился отсутствием у граждан «автомобильной культуры», когда было решено продавать гражданам легковые авто в личное пользование. Что, в принципе, правильно: будет предмет – будет и умение его использовать (культура).

Законы об оружии менялись и в царской империи, то ужесточая правила его оборота, то расширяя соответствующие права, но исторические материалы55 свидетельствуют: запрет на обладание оружием и запрет на ношение оружия всегда в глазах граждан воспринимался как поражение в правах той или иной группы населения. Скажем, в XVIII веке после башкирского восстания «участвовавшим в мятеже башкирцам» было запрещено носить оружие. Позднее, в царствование Николая I, оружием было запрещено владеть ссыльнокаторжным. Иными словами, речь всегда шла о какой-то узкой категории населения, по тем или иным причинам пораженной в правах.

Ношение оружия неизменно связывалось с социальным положением: «полноправные» имели право на оружие, «неполноправные» – нет. Царский Указ XVII века гласил: «С сего времени и полковникам, и стряпчим, и дворянам московским, и жильцам, и начальникам людям русским и иноземцам… в Москве и в походах ходить с саблями и с шпагами и с иным таким же оружием… А купцам и другим людям нижних чинов... ни с каким оружием не ходить».

Как ни парадоксально, «оружейная культура», то есть представление об оружии и умение им пользоваться в советском обществе не исчезла, несмотря на то, что законы об оружии были одними из самых строгих в истории нашей страны. В условиях общей советской милитаризации жизни, когда почти всё мужское население проходило службу в армии или обучение на военной кафедре вуза, а детей обоего пола в школе на уроках НВП учили разбирать и собирать автомат Калашникова, степень знакомства советских граждан с оружием была даже выше, чем у граждан капиталистических стран. До сих пор поколение россиян, учившихся в советской школе, на порядок лучше выполнит сборку-разборку автомата, чем среднее поколение европейцев и, может быть, даже американцев.

Впрочем, даже если бы никаких следов «оружейной культуры» в недрах российского общества не было бы, её развитие не представляет особой сложности, пистолет – вещь более простая, чем автомобиль. Для того чтобы научиться водить машину, нужно потратить до месяца времени, в то время, как научиться безопасно пользоваться пистолетом и производить прицельную стрельбу на короткой дистанции (на которую, собственно, и рассчитано короткоствольное оружие), необходимо от двух до четырёх часов.

Присутствие в разных городах Российской Федерации разветвленной системы стрелковых объектов ДОСААФ России, отделений Международной Конфедерации практической стрельбы (IPSC) и Федерации прикладных видов стрельбы (IDPA) и их методики, совокупный опыт огневой подготовки сотрудников силовых ведомств и наличие тиров в стране позволяет говорить о достаточной теоретической и практической базе для обучения граждан в случае расширения прав на владение оружием. Важным шагом для упорядочивания системы обучения владения оружием стало появление приказа Министерства образования и науки РФ от 5 апреля 2012 г. «Об утверждении требований к содержанию программ подготовки лиц в целях изучения правил безопасного обращения с оружием и приобретения навыков безопасного обращения с оружием и порядка согласования программ подготовки лиц в целях изучения правил безопасного обращения с оружием и приобретения навыков безопасного обращения с оружием»56.

Представляет интерес зарубежный опыт обучения в странах с широкими правами граждан на различные виды оружия. Наибольшее разнообразие моделей регулирования и наибольшее количество гражданского оружия на руках у населения в США. В этой стране требования к обучению для получения лицензии на оружие могут быть разделены на три группы (см. табл. 4).

Таблица 4


Для покупки оружия вообще

Для получения лицензии на скрытое ношение оружия

Не требуется вообще

Иллинойс, Массачусетс, Округ Колумбия (Вашингтон ДиСи), Гавайи

Айдахо, Айова, Арканзас, Вирджиния, Западная Вирджиния, Кентукки, Коннектикут, Луизиана, Мичиган, Невада, Нью-Мехико, Нью-Джерси, Северная Каролина, Род-Айленд, Оклахома, Техас, Юта

В остальных 29 штатах


Требуется пройти курсы безопасности «Safety Courses» в том или ином виде в 21 штате57.

По отдельным штатам образовательные требования для получения лицензий следующие:

Гавайи58, Арканзас: обучение - порядка 8 часов. В основном – это теория по обращению с оружием, причины несчастных случаев и самострелов. Некоторое время уделено вопросам общения с полицией, правильному выбору кобуры и амуниции, а также юридическим последствиям применения оружия. Многие инструкторские организации предлагают расширенные курсы с практической частью59.

Западная Вирджиния и Вирджиния: практическая часть не требуется вообще. Курс можно пройти онлайн, потратив 65 мин. времени, затем ответив на 20 вопросов. Полученный результат юридически действителен для предъявления с прочими документами для получения лицензии на скрытое ношение.

Иллинойс: требуется только проверка на отсутствие судимостей, прохождение значительного количества инстанций для получения карточки владельца оружия FOID, обучение при этом не требуется. Это единственный штат полностью запрещающий скрытое ношение оружия.

Кентукки: обязательные курсы продолжительностью не более 8 часов, по результатам которых необходимо попасть в ростовую мишень на расстоянии 7 метров 11 раз из 20 попыток.

Юта, Мичиган, Луизиана, Айдахо, Айова, Коннектикут: обучение от 4 часов. В отличие от предыдущих курсов, здесь проверяется в основном практическая часть – основные правила техники безопасности, способность зарядить/разрядить пистолет и стрельба. Зачёт практического экзамена происходит при 7 попаданиях из 10 выстрелов с семи метров в центр ростовой мишени. В теоретической части – не менее 70% правильных ответов60.

Невада: см. Коннектикут. В целом аналогично, однако имеется нюанс – может быть выбран пистолет и/или револьвер. Соответственно надо продемонстрировать умения или на выбранном образце или на обоих61.

Оклахома: обучение от 16 часов. Как и в Неваде, - необходимо выбрать пистолет или револьвер либо квалифицироваться с обоими образцами.

Нью-Джерси: обучение от 8 часов, сдача теоретического экзамена.

Нью-Мехико: продолжительность курса – 15 часов. Включает в себя и практическую и теоретическую части. Ограничение идёт по верхнему калибру, т.е. доступен выбранный образец и все другие имеющие меньший калибр. Необходимо подтверждать свои навыки каждые 2 года.

Массачусетс, Округ Колумбия (Вашингтон ДиСи): обучение от 4 часов (3 часа теории и 1 практики).

Род-Айленд: требуется практически продемонстрировать стрельбу на расстоянии 25 ярдов (23 м), и получить не менее 195 очков из 300, с 30 выстрелов (3 серии по 10), при этом время упражнения ограничено 10 минутами. Мишень – стандартная армейская круглая L.

Северная Каролина: продолжительность курсов от 8 часов с письменным тестом на знание законодательства в области применения оружия и зон, где ношение запрещено. Требования к практической части – 40 попаданий из 50 в круг диаметром 0,6 м с расстояния 7 метров.

Техас: обучение от 10 часов (5 часов для продления текущей лицензии), стрельба по стандартной мишени с расстояния 2,7 м (9 футов), 6,4 м (21 фут) и 13,7 м (45 футов) 50 выстрелами. Необходимо также правильно заполнить опросник из 50 пунктов на знание законодательства.

Отдельно следует отметить необходимость прохождения курсов безопасности для охотников. Таковые присутствуют в абсолютном большинстве штатов и в массе своей крайне либеральны. (В Техасе, например, до 9 лет вполне возможна охота в сопровождении взрослых, с 9-летнего возраста по прохождении соответствующих курсов – и самостоятельная в том числе. В Нью-Джерси – с 10-летнего возраста возможно прохождение подобных курсов).62

В большинстве стрелковых сообществ имеются собственные критерии по обращению с оружием. Кроме того, крайне популярны добровольные курсы по обращению с оружием, включающие в себя значительное количество часов и боеприпасов. Наиболее известны курсы от NRА, в среднем от 9 часов, включающие в себя порядка 250 патронов.

Эффективность подобных курсов демонстрирует то, что по уровню травматизма охота находится между боулингом и бильярдом. Травмы различной тяжести получают лишь 5 из 100 тыс. охотников63. При этом, несмотря на рекордные приросты оружия год от года, количество смертей в результате несчастных случаев неуклонно снижается.

Если законодательство стран Прибалтики довольно либерально, то Западная Европа наоборот имеет достаточно сложные процедуры получения лицензий.

В частности:

Латвия: для лицензии на скрытое ношение требуется сдать экзамен из 4 вопросов на знание закона об оружии и порядка его оборота. А также практическую часть - неполная разборка ПМ, его заряжание. Учитывается также соблюдение техники безопасности в этом процессе. Для охоты требуется дополнительно сдать зачёт по соответствующей части законодательства, выполнить упражнение по стрельбе по бегущему кабану (10 выстрелов с 35 метров, минимум 40 очков) для гладкоствольного оружия. Для нарезного оружия требуется продемонстрировать свои навыки в стрельбе по бегущему лосю из нарезного карабина/винтовки со 100 метров (10 выстрелов, минимум 50 очков)64.

Литва: сдача теста из 10 вопросов, минимум 8 правильных ответов. Практическая часть отсутствует65.

Чехия: обучение можно сопоставить с Латвией, незначительные различия в теоретической части66.

Эстония: теоретический экзамен содержит 10 вопросов (8 по законодательству, 1 по технике безопасности, 1 – относительно действий по оказанию первой помощи). Практическая часть – стрельба на 25 метров в спортивную мишень, 3 выстрела.

Германия: обучение длится 16 часов. Смешанный курс из теории и практики. Обучение предваряет вступление в стрелковый клуб. Приобрести собственное оружие можно лишь после года членства и исключительно под определённую дисциплину, но данное условие справедливо лишь для спортивных стрелков. Обучение для охоты длится дольше (до года) и значительно более дорогое (в среднем около 2 000 евро). Требования по знаниям весьма высоки, в частности, требуются знания биологического разнообразия флоры и фауны, знание команд для гончих собак, практические зачёты по стрельбе из каждого вида оружия. Также существует вариант коллекционирования оружия по определенной тематике, за определённый временной период (например, винтовки союзников Второй мировой войны), где требуется сдать экзамен перед комиссией по знанию соответствующей тематики.

Швейцария: среди стран Западной Европы отличается весьма либеральным законодательством и занимает третье место в мире по количеству оружия на 100 000 населения после США67. При этом для приобретения оружия не требуется никакого обучения. Однако оно требуется для получения лицензии на скрытое ношение, которое, впрочем, не является сложным.

Канада: для приобретения любого огнестрельного оружия требуется сдача минимума по технике безопасности68.

Молдова: несмотря на наличие в законе пункта об обязательном обучении желающего приобрести оружие – ни в самом законе, ни в подзаконных актах таковое не регламентировано, поэтому оно варьируется в зависимости от региона.

Украина: варианты обучения касаются преимущественно охотничьего оружия и газового/травматического. В отсутствие общего регламента разброс по содержанию программы обучения варьируется от 14 до 60 часов.

Израиль: Для получения лицензии на приобретение оружия требуется пройти 40-часовые курсы и сдать итоговый экзамен с зачётом от 80% попаданий.

Испания: лицензия выдаётся в зависимости от типа и целей приобретения. Общими для всех являются только три лекции по правилам оборота, вопросам техники безопасности и типам оружия. Экзамен по итогам сдаётся в письменной форме. Практическая часть варьируется: так, для пистолетов – .22 калибра, стрельба на 25 м, требуется не менее 50 очков.

Чили: обучение в целом очень похоже на Испанию. Жандармерия проверяет умение обращаться с оружием, а также способность поразить мишень с расстояния 10 м.

Панама: обучение как таковое отсутствует. Требуется лишь общая проверка вменяемости и тест на наркотики.

Резюмируя вышесказанное, можно заметить, что наиболее распространённым типом обучения является смешанный курс длительностью от 4 до 8 часов, с упором на юридические аспекты применения оружия с учетом реального применения. Практическая часть ориентируется не на достижение каких-либо значимых спортивных результатов, а прежде всего на соблюдение основных пунктов техники безопасности при обращении с оружием.

В большинстве случаев наиболее эффективными и современными методами обучения пользуются частные курсы, имеющие государственную аккредитацию. Ведомственные же требования опираются на устаревшие директивы и без регулярного вмешательства свыше быстро устаревают и становятся не актуальными. Как наиболее яркий пример – курсы в Прибалтике, требующие среди прочего сборку/разборку пистолета Макарова при наличии более современных образцов, часто не имеющих даже неавтоматических предохранителей.

Оптимальным является разделение обучения по области применения и его децентрализация в максимальном объёме, так как каждое охотхозяйство имеет свои особенности и как следствие правила охоты могут кардинально отличаться от остальных. Это же касается и спортивных объектов и практикуемых на них дисциплин. Некое подобие унификации может наблюдаться лишь для курсов, необходимых для получения лицензии на оружие самообороны.

Таким образом, ни психологические особенности российского народа (а равно и прочих народов, населяющих РФ), ни мифологический фактор «отсутствия оружейно-короткоствольной культуры», ни мнимые сложности процесса обучения не являются препятствием для возврата права на короткоствольное нарезное огнестрельное оружие.


^ Глава 6. Экономическая целесообразность расширения оборота гражданского оружия


Экономическая целесообразность расширения оборота гражданского оружия выражается в двух ключевых аспектах: появление нового рынка, востребованность которого подтверждается исследованиями, и модернизация существующих производств, что может способствовать «оживлению» отрасли отечественного стрелкового оружия. Необходимо учитывать задачи повышения обороноспособности страны и курс на поддержку военно-промышленного комплекса, получивший старт на государственном уровне69.

Численность потенциальных покупателей гражданского оружия на 2012 год составляет около 1,5 млн. человек, динамика роста покупателей равна 10% в год70.

Параметр \год

2010

2011

2012

2013

2014

Численность покупателей (тыс. чел.)

1212,9

1302,6

1477,8

1634,9

1860,5

Динамика численности покупателей (% к предыдущему году)

10,1

7,4

13,4

10,6

13,8

По оценкам экспертов ведущих производителей стрелкового оружия России рынок пополняется в среднем на 160 тыс. новых покупателей ежегодно. Из них около 100 тыс. покупателей приобретают охотничье оружие и 60 тысяч травматическое. Прогнозируемый рост рынка в среднем в год оценивается в 11%, при этом в 70% случаев цель покупки охотничьего оружия – самооборона. Это свидетельствует о спросе на целевые изделия, который в условиях запрета на короткоствольное нарезное оружие удовлетворяется приобретением замещающего товара.

Средняя стоимость охотничьего оружия на российском рынке – около 45 тыс. руб. Средняя стоимость травматического оружия – около 7,5 тыс. руб. (взята нижняя планка, обычно российские изделия стоят около 10 тыс. руб., а иностранные 25 тыс. руб.) На каждого покупателя приходится в среднем по 1,3 единицы оружия.

Около 80% приобретаемого охотничьего оружия составляет гладкоствольное оружие, нарезное же приобретается в России значительно реже из-за законодательных ограничений. Гладкоствольное оружие является самым дорогостоящим и самым массовым сегментом рынка. Стоимость экипировки и аксессуаров на одну единицу – около 10 тыс. руб. (сюда входит сейф, кобура, чехол, средства ухода и другие необходимые аксессуары).

С учётом отсутствия развитой инфраструктуры стрелковых площадок расход боеприпасов невысок и оценивается в 10% от стоимости приобретённого оружия в год.

Целевой аудиторией в случае легализации короткоствольного нарезного огнестрельного оружия, вероятно, станут граждане с доходом 25 тыс. руб. в месяц и более. Согласно данным Росстата граждан с доходом более 25 тыс. руб. насчитывается около 23 млн. чел.

Средняя стоимость одного пистолета в магазине предположительно будет составлять более 9 тыс. руб. (взята нижняя планка, обычно российские изделия стоят около 12 тыс. руб., иностранные – 25 тыс. руб.).71 с учётом массового производства. Согласно экспертной оценке рынок будет активно насыщаться в течение 4 – 5 лет за счет частных лиц и в течение 5 – 10 лет за счёт стрелковых клубов и развлекательной индустрии, связанной со стрельбой. Приобретать короткоствольное боевое оружие будут как минимум две трети целевой аудитории, при этом на каждого покупателя будет приходиться как минимум 1,3 единицы оружия.

Согласно отчёту «Small Arms Survey 2007», каждый покупатель приобретает несколько единиц оружия. Например, в 2007 году на руках у населения России было более чем 13 млн. единиц оружия, подавляющее большинство относится к охотничьему72. При этом количество охотничьих билетов в России по официальным данным – 2,7 млн. В результате, на одного охотника приходиться в среднем от 4 до 5 единиц оружия. Например, в Чехии доля пистолетов в общем количестве зарегистрированного оружия выросла с 3% в 1991 году до 37% в 2000 году по итогам реформы законодательства, которая облегчила легальное владение этим видом оружия.

Итого ёмкость рынка короткоствольного оружия на 5 лет составит около 207 млрд. руб. Рынок аксессуаров и расходных материалов составляет 310 млрд. руб. Совокупный оборот данного рынка в год – 105,4 млрд. или 517 млрд. руб. в течение 5 лет.

Дополнительный рынок короткоствольного оружия – это стрелковые клубы. Клубы являются оптовым покупателем оружия и расходных материалов, таких как патроны и запчасти. Покупательская способность клубов сопоставима с половиной покупательской способности граждан по единицам оружия и значительно превышает его в боеприпасах, Инфраструктурное развитие потребует большего времени, соответственно данный рынок будет расти с запозданием на 5 лет и насыщаться в течение ещё 5 лет. Именно стрелковые клубы и стрелковая индустрия в целом будут основными потребителями патронов. Потребление боеприпасов при средней загрузке клуба равняется 730 тыс. шт. в год (согласно данным существующих тиров и спортивных клубов. В качестве примера рассматриваются стрельбища Ижевска и Москвы73). Рынок боеприпасов будет составлять 55 млрд. руб. в течение 5 лет или 11 млрд. в год при средней цене пистолетного патрона 30 руб. в клубе. Рынок запчастей и средств ухода оценивается как 15% от стоимости оружия в год с учётом интенсивной эксплуатации и составляет 75 млрд. руб. в течение 5 лет.

Итого рынок клубов оценивается в размере 233 млрд. руб. в течение 5 лет или 46 млрд. руб. ежегодно.

Нижняя оценка оборота нового сектора экономики на 10 лет будет около 746 млрд. руб. в год.

Альтернативное исследование рынка74, проведённое Институтом проблем глобализации Михаила Делягина, показывает, что потенциальная доля покупателей составит за первые пять лет легализации как минимум 20% мужчин и 5% женщин трудоспособного возраста. Исходя из среднегодовой численности указанных категорий населения в стране в ближайшие пять лет (43,6 млн. мужчин и 40,5 млн. женщин соответственно), эксперт прогнозирует численность покупателей боевого короткоствольного оружия в 10,7 млн. чел. Такая оценка даётся с учетом опыта других стран, ранее объявлявших о легализации короткоствольного оружия, а также не лучшего положения с системой общественной безопасности в России и представляется реальной.

Имеющаяся на сегодня информация позволяет оценить стоимость пистолетов для государственного заказчика примерно от 3 – 3,5 тыс. руб. (пистолет Макарова и его ближайшая производная МР-71) до 10 тыс. руб. и более – в зависимости от модели и изготовителя. Принимая долю дешёвого оружия на рынке за две трети, можно спрогнозировать среднюю «стартовую цену» пистолета примерно в 5,2 тыс. руб. С учётом торговой наценки, усреднёно принимаемой за 100%, эту цену можно увеличить вдвое. Таким образом, объём рынка боевого короткоствольного оружия в первые пять лет после легализации составит от 130 до 200 млрд. руб., из которых производители и импортёры вооружения получат примерно половину – от 65 до 100 млрд.

Нужно отметить, что в случае с легализацией гражданского короткоствольного оружия на рынке почти никак не скажется потенциал армейских складов. Общий объём производства пистолета Макарова за все годы составил лишь около 2 млн. шт. для армии, МВД, ФСБ. С учётом складов ФСБ и МВД пистолеты «ведомственного» происхождения займут не более 2 – 5% рынка. Создание рынка гражданского короткоствольного оружия позволит реализовать по рыночной цене устаревшее для армии, ФСБ и МВД оружие, и силовые ведомства получат необходимые средства для регулярного и упорядоченного обновления своих арсеналов.

Легализация любой экономической деятельности за счёт «обеления» доходов благоприятно сказывается на экономическом секторе. Кроме того, она может привести к дополнительным поступлениям налоговых отчислений от новых типов сервиса, расширения продаж существующих магазинов, появления новых компаний и дополнительных производств запчастей и боеприпасов.

Помимо прямых эффектов для экономики, легализация сможет привести ко многим косвенным последствиям75. Возникнет растущая под отрасль экономики, которая сможет стать выгодным объектом для инвестирования. Кроме того, косвенный эффект для увеличения бюджета может наступить из-за снижения уровня преступности. Также из-за легализации оружия появятся новые формы страхования, в том числе – обязательное страхование гражданской ответственности (по аналогии с ОСАГО). Однако оценить как косвенный, так и прямой экономический эффект можно только частично.

В условиях перехода к рыночной экономике страхование принадлежит к числу наиболее быстро развивающихся отраслей хозяйственной деятельности. Рыночная экономика, и прежде всего негосударственный сектор народного хозяйства, предъявляет спрос на различные виды страхования, так как здоровье и частная собственность граждан нуждаются во всеобъемлющей страховой защите. Не имея за своей спиной финансовых гарантий со стороны государства, граждане должны обезопасить себя от последствий возможных рисков. Одним из возможных рисков является вред, который может быть нанесён здоровью и собственности третьих лиц при использовании гражданского оружия. Практика последних лет показывает, что в случае причинения указанного вреда вопрос о его компенсации не всегда решается положительно.

Страхование принадлежит к числу наиболее старых и устойчивых форм обеспечения хозяйственной жизни, уходящих корнями в далёкую историю. Оно осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком). По своей сути страхование представляет собой создание целевых фондов денежных средств, предназначенных для защиты имущественных интересов населения в частной и хозяйственной жизни от стихийных бедствий и других непредвиденных и по своей природе чрезвычайных событий, сопровождающихся ущербами.

В обществе страхование играет роль механизма, перераспределяющего финансовые средства (страховой фонд) от всех членов общества к тем, кто нуждается в финансовой помощи в результате происшедших с ними страховых случаев. Основная цель обязательного страхования гражданской ответственности владельцев оружия – возмещение ущерба, нанесённого здоровью, жизни и имуществу третьих лиц в результате использования гражданского оружия. Экономическая сущность страхования состоит в следующем: страхование является перераспределяющим экономическим отношением, характеризующимся случайностью и вероятностью, статистической наблюдаемостью и фактической возможностью страховых случаев; замкнутой солидарностью раскладки ущербов (в пользу пострадавших страхователей за счёт всех страхователей данной страховой компании); наличием временных и пространственных границ раскладки ущербов, возвратностью части страховых взносов, направленной в страховые резервы и фонды страховщиков.

Основная цель или миссия страховой деятельности может быть определена как удовлетворение общественной потребности в надёжной страховой защите от случайных опасностей, соответствующей общепринятым требованиям по финансовой надёжности. Страхование гражданской ответственности владельцев оружия играет важную роль в компенсации ущербов, и потребность в его развитии возрастает вместе с развитием рынка гражданского оружия.

Обязательное страхование гражданской ответственности владельцев оружия может базироваться на следующем принципе:

Субъект страхования – собственник гражданского оружия, иностранные граждане, временно ввезшие на законных основаниях оружие на территорию Российской Федерации

Основными принципами обязательного страхования являются

  • гарантия возмещения вреда, причинённого жизни, здоровью или имуществу потерпевших;

  • всеобщность и обязательность страхования гражданской ответственности владельцами гражданского оружия;

  • недопустимость оборота на территории Российской Федерации гражданского оружия, владельцы которых не исполнили обязанность по страхованию своей гражданской ответственности;

  • объектом обязательного страхования должны являться имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца оружия по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании оружия на территории Российской Федерации.

Контроль за исполнением владельцами оружия обязанности по страхованию может осуществляться полицией при регистрации и осуществлении иных своих полномочий в области контроля за соблюдением правил оборота оружия, а также нормативных правовых актов в области обеспечения безопасности граждан. Владелец оружия обязан иметь при себе страховой полис обязательного страхования и передавать его для проверки сотрудникам полиции, уполномоченным на то в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Если предположить, что гражданское   короткоствольное   оружие, продаваемое населению, будет, помимо общего налогообложения, облагаться и акцизами, размер которых устанавливают местные власти, то это даст дополнительные доходы на местах.

Существенный рост налогооблагаемой базы будет в сервисной области, связанной с оборотом оружия и сопутствующих товаров.

Развитие отечественного производства приведёт к повышению налоговой базы, увеличению количества рабочих мест в городах с профильными заводами на 10% от трудоспособного населения. Существенно сократится количество государственной помощи, необходимой для модернизации производства стрелкового оружия.

Взимание лицензионного сбора при оформлении лицензии на каждый отдельный экземпляр оружия даст дополнительный эффект в бюджет. Исходя из сегодняшнего уровня сбора (110 рублей) и объёма зарегистрированного оборота оружия после легализации в 4 – 5 млн. единиц ежегодно 76, дополнительные доходы бюджета составят 400 – 500 млн. рублей. При этом нужно отметить, что на сегодняшний день российские лицензионные сборы одни из самых низких в мире и оплачиваются они раз в пять лет. Для сравнения, в ряде стран, например в Австралии, оплата осуществляется ежегодно. В случае перехода к ежегодному сбору в объёме по 500 рублей за каждую зарегистрированную единицу оружия, доходы бюджета по данной статье могут составить 2 – 2,5 млрд. руб. ежегодно.

Легализация оборота гражданского короткоствольного оружия способна только за счёт прямого экономического эффекта от работы оружейных/патронных производств и сервисных организаций прибавить к ВВП страны от 0,7 до 1 трлн. руб. за пять лет, с перспективами дальнейшего роста.

Прямым следствием легализации станет коренная модернизация ведущего производителя боевых пистолетов – завода Ижмех и ведущего производителя стрелкового оружия в России завода Ижмаш. Кроме того, высока вероятность появления 5 – 10 инжиниринговых компаний, специализирующихся на средних сериях гражданского короткоствольного оружия, и возникновение новых производств как на базе уже существующих фирм, так и самостоятельных. Появление новых инжиниринговых компаний скажется на налогооблагаемой базе в регионах, на расширении состава трудоустроенных инженеров, работающих по специализации и существенному росту их квалификации. Для эффективной конкуренции с лидерами индустрии Ижмаш и Ижмех данные компании будут внедрять инновации в конструкторские решения и производство опережающими темпами.

При опережающем развитии предприятий с учётом разумных заградительных пошлин через 3 – 5 лет возможен выход на зарубежные рынки новой российской продукции. Российские пистолеты пользуются определённым спросом за рубежом даже в нынешнем состоянии, и обновление производственных мощностей неизбежно расширит рынок сбыта.

Нужно отметить рост спроса на боеприпасы и аналогичный рост количества рабочих мест на соответствующих предприятиях.

В момент создания сектора сервисной инфраструктуры возникнет необходимость в специалистах многих отраслей. А именно: подготовка квалифицированных специалистов для новых производств, производство оборудования и расходных материалов, продажа оружия, боеприпасов и аксессуаров (оптовая продажа, розничные магазины – 10 – 15 тыс. рабочих мест), регистрация оружия, техническое обслуживание (ремонт) и технический контроль, обучение владельцев, обслуживание вновь созданных стрельбищ и тиров (потребность подобных стрельбищ в работниках позволит создать дополнительно 20 тыс. рабочих мест), производство аксессуаров, медкомиссии и оплата справок, страхование гражданской ответственности, утилизация и наконец сфера услуг.

Западные страны существенно продвинулись по технологиям производства пистолетов, однако российские предприятия обладают разработками, не уступающими зарубежным аналогам, без заградительных барьеров постановка их на производство и вывод на рынок невозможны. В плане импорта военной техники позиция России такова: иностранные образцы будут приобретаться лишь в единичных экземплярах. Возможна закупка иностранной техники, но в весьма ограниченных объёмах, скорее, в единичных экземплярах, чтобы было понятно, чем оснащаются иностранные армии, и чтобы отечественные производители выпускали лучшие образцы. Что касается гражданского оружия – ситуация будет иной. С вступлением в ВТО России предстоит снижение таможенных пошлин на импортное оружие и боеприпасы. В момент вступления в ВТО (ожидается летом 2012 года) пошлина на оружие и боеприпасы сохранится на действующем уровне в 20%, но затем в течение пяти лет будет снижаться на 1 процентный пункт в год: до 19% в 2013 году, 18% в 2014 году, 17% в 2015 году, 16% в 2016 году и, наконец, 15% в 2017 году. По этой ставке предполагается облагать налогом огнестрельное оружие, кроме спортивных и охотничьих ружей (по ним ставка снизится до 12%). Боеприпасы также будут облагаться по 15 процентной ставке. Но если доля импортного оружия и боеприпасов на отечественном рынке превысит, к примеру, 20%, то пошлина в 20% может быть возвращена. Таким образом, сейчас заградительные  пошлины  позволяют государству экономически воздействовать на иностранные компании, которым, благодаря высоким  пошлинам,  выгоднее расширять и инвестировать производство оружия в России, чем ввозить его. При этом у России сохранится возможность поддерживать отечественное производство, но эта поддержка будет иметь другой формат.  ВТО  позволит без ограничений инвестировать в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, увеличивать долю государственного участия в оружейных предприятиях.

Оборот «черного» рынка оружия не изменится существенно в силу того, что любое нарезное оружие, произведённое для гражданского рынка, имеет образец пули и гильзы в картотеке МВД. Оружие изготавливается на заводе так, чтобы каждый гражданский нарезной ствол оставлял уникальные метки на пуле и гильзе. Поэтому обычно на «черном» рынке продаётся оружие с армейских складов, которое не идентифицируемо.

Согласно данным отчёта BusinesStat  «Анализ рынка гражданского оружия в России в 2007 году», нет корреляции между легализацией оружия и ростом «черного» рынка.

Крупные оружейные предприятия, работающие на рынке стрелкового оружия и не занимавшиеся производством короткоствольного оружия, такие как ОАО «Ижмаш» и ОАО «ТОЗ», будут выходить на этот рынок в кратчайшие сроки. Освоение рынка потребует существенной модернизации производственно-технологической платформы предприятий. Опережающего наращивания компетенций и количества конструкторско-технологического персонала. Прогнозируется повышенный спрос на квалифицированные кадры для строительных, монтажных, наладочных и пр. работ в период реконструкции заводов.

С увеличением роста спроса на оружие самообороны основным производителям ОАО «Ижмех» и ОАО «Ижмаш» придётся увеличить объёмы производства в 3 – 5 раз за достаточно короткое время. Для подобного расширения производства необходимы вложения, которые обеспечит прибыль от производства и сервисных услуг первых лет. С учётом масштаба рынка заводы могут получить дополнительные инвестиции, несмотря на имеющиеся финансовые проблемы предприятий, общий объём потребных вложений может составить 2 – 2,5 млрд. руб.

Масштабная реконструкция предстоит отечественным патронным заводам, которым предстоит увеличить объёмы производства в связи с резким ростом объёма тренировочных стрельб и соревнований. Будет осуществлена модернизация имеющихся и строительство новых предприятий, тем более, что патронный завод можно запустить куда быстрее, чем предприятие по производству оружия. Принимая во внимание усреднённую отпускную цену завода на пистолетный патрон в 5 – 10 руб. и 20 – 30 руб. в клубе для потребителя и учитывая, что за пять лет армия владельцев возрастёт до 17 млн. чел., можно оценить рынок патронов в 51 млрд. руб. ежегодно (усреднённо 100 патронов на ствол в год) только для пистолетных боеприпасов.

Кроме того, существует множество смежных отраслей (подготовка специалистов для новых и модернизированных оружейных производств, производство станков и расходных материалов, реклама, обязательное страхование гражданской ответственности и т.д.), которые способны с помощью банковской системы эффективно аккумулировать деньги, заработанные на производстве и продаже оружия. Подобные экономические эффекты можно оценить в 50% от общего рынка товаров и услуг, или 130 – 215 млрд. руб.


1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Экспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва iconЭкспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва
Экспертная группа под руководством первого заместителя Председателя Совета Федерации Федерального Собрания
Экспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва iconДоклад рнкб москва, 1994
Доклад подготовлен при финансовой поддержке Фонда фундаментальных исследований Российской Академии наук. Проект 93-06-11141
Экспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва iconУрок для России hyperlink " " \t " blank" Оранжевый Джон hyperlink " " \t " blank" Экспертный доклад о проблемах преподавания истории в российских учебных заведениях hyperlink "

Экспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва iconПримерный перечень вопросов для подготовки к экзамену и зачёту
Основные этапы становления и развития российского уголовно – процессуального законодательства, их своеобразие
Экспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва iconВ нижегородский районный суд г. Н. Новгорода
Прокуратурой района проведена проверка по обращению Палеевой И. Н. по вопросу соблюдения действующего законодательства при строительстве...
Экспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва iconК вопросу о признании геноцида русского народа
Повышенный интерес к этой теме со стороны гражданского общества вызван тревожной ситуацией, сложившейся в демографической, социально-экономической...
Экспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва iconВопросы основные этапы развития российского уголовного законодательства
Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление на территории России
Экспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва iconР г. Москва, ул. Косинская, д. 24, корп. 3 Тел. 8(915) 487-77-77
Доклад «Информационное продвижение род «мтс» в интернет-пространстве» (Камладзе Джульетта)
Экспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва iconОткрытое обращение жителей г о. Троицк (Новая Москва) к кандидатам на должность мэра Москвы
Мы, нижеподписавшиеся жители г о. Троицк (Новая Москва), обращаемся к кандидатам на пост мэра Москвы по вопросу, крайне важному для...
Экспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва iconДоклад православного психолога Цыганкова
Доклад на региональной конференции по церковному и социальному служению «Новая эра милосердия»
Экспертный доклад «К вопросу реформирования российского оружейного законодательства» Москва iconПостановление 15. 08. 11 г г. Москва №19
Об именных стипендиях Центрального комитета Российского профессионального союза железнодорожников и транспортных строителей
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы