Группа вконтакте icon

Группа вконтакте


Скачать 376.18 Kb.
НазваниеГруппа вконтакте
страница1/4
Группа ВКонтакте
Размер376.18 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4

Автор: http://vk.com/id143035045

Группа ВКонтакте: http://vk.com/by_ataman


Пролог


Страсть - страшный порок. Ради страсти совершаются многие преступления, плоды же страсти носят позорное клеймо... Но те, кто подвергся ей, не задумываются об этом, их не заботят последствия, они готовы на что угодно, лишь бы эта страсть не осталась воспоминанием, а всегда была с ними. Конечно же, они не осознают, что она не может быть вечной, так как надоедает, изживает себя. Страсть - зло, причем то зло, что совершается с удовольствием.

Суккубы - одно из лучших изобретений мрака. Демоны, которые принимают любую форму, лишь бы вызвать страсть в своей жертве. Мужчины, столкнувшиеся с суккубами забывают о прежней жизни, обо всех, кто был им дорог, для них становится важна лишь страсть, которую дарят эти демоны. Суккубы, пользуясь этим, манипулируют людьми, заставляют их действовать в темных целях и совершать злодеяния, угодные мраку. Жертвы не видят в этом ничего плохого и вскоре гибнут - либо от безумия, когда суккубы покидают их, либо от рук своих сородичей, мстящих за грехи. И неважно кто ты - простой крестьянин, воин, дворянин, пускай даже маг или священник - если ты будешь нужен мраку, чтобы внести больше гнили в этот мир, ты станешь жертвой суккуба, жертвой смертоносной страсти...


*****


Шелдон пришел в себя в неизвестном месте. Было довольно темно, лишь тусклый свет прорывался через решетчатое окно. Волкир попытался встать, но его тело тут же пронзила страшная боль, заставив упасть на твердое ложе. Шелдон дотронулся до живота и скорчился - там была глубокая рана, перемотанная холстиной, промокшей насквозь от крови.

"Так вот почему я отключился, - понял волкир. - Все-таки зацепили, сучата..."

Он попытался повертеть головой, но снова столкнулся с болью. Дотронулся до шеи и отдернул руку - кожа там будто горела огнем. На пальцах остались капли крови, которые он разглядел даже во мраке.

- Есть кто? - прохрипел Шелдон. Вроде бы он произнес это громко, но горло издало лишь хрип.

Где-то вдалеке послышались тяжелые шаги. По стенам побежали тени от приближающихся факелов. Мрак расступился и Шелдон понял, что лежит в темнице.

"Тюрьма Гротхана" - догадался он.

Раздался скрип раскрывающейся решетки, и в темнице появилось несколько человек. Двое - молодые воины-волкиры, несущие дозор. В руках они держали факелы. Третий - бородатый старик в темном плаще, с уродливым шрамом на лице, разделяющим лицо на две половины.

При виде старика Шелдон снова попытался встать, но тут же без сил повалился на спину. Лицо его исказила невероятная ненависть к вошедшему, руки бессильно сжались в кулак.

- Ты... Что ты сделал с ней?.. Что с Изаэль? Отвечай, чертов старик! - бешено прохрипел раненый волкир.

- Магистр, он все еще одержим, - молвил один из волкиров-стражей, обращаясь к старику. - Смерть демона не сняла проклятия...

- Смерть? - с ужасом переспросил Шелдон. - Вы... вы что... вы убили ее? Вы убили Изаэль?! Отвечайте!..

- Выйдите, - приказал магистр стражам. - Я хочу поговорить с ним наедине.

Волкиры послушно выполнили приказ, оставив магистру лишь факел. Когда они ушли, Шелдон уже более спокойно переспросил:

- Где Изаэль?

- Она мертва, - спокойно ответил магистр. - Мертва, как и подобает всем отродьям мрака... Более того, это я лично убил ее. Своим мечом.

Раненый волкир впился в старика ненавистным взглядом. Как же ему хотелось вскочить на ноги и впиться руками в его глотку. Душить, душить, пока тот окончательно не отправится к праотцам... Но невероятная слабость от потери крови и непонятная рана на шее не давали сделать ему этого. Потому ему лишь и оставалось сверлить магистра отчаянно-гневными глазами.

- И я абсолютно уверен в своей правоте, - продолжил магистр. - Мало того, что она твоими руками погубила немало жизней, к тому же, когда ты перестал ей быть нужен, она подписала тебе смертный приговор...

- О чем ты? - тихо спросил Шелдон. В его голосе послышались нотки отчаяния. У него уже начинало не хватать сил даже ненавидеть, он четко ощущал свое бессилие.

- Неужели ты не заметил эту рану на шее? Она горит огнем и кровоточит. Когда-то ты получал удовольствие от этого, а теперь это твой билет на тот свет.

- О чем ты? - повторил свой вопрос волкир.

- Это поцелуй суккуба, финальный поцелуй. Когда жертва уже не нужна суккубам, они часто убивают ее, оставив на теле такой вот поцелуй, вместе с ним впрыскивая яд в тело жертвы, - пояснил магистр.

- Ты лжешь! Изаэль не могла так поступить со мной. Это ты, ты отравил меня... Я не верю тебе...

- Верить или не верить - это уже твое дело. В любом случае, ты убедишься в моей правоте, когда отойдешь в мир иной, - отметил старик.

- Сколько мне осталось? - обреченно спросил Шелдон.

- По моим расчетам от получаса до часа... Может и меньше, но вряд ли больше. Но я хочу попросить тебя кое о чем. Перед тем, как покинуть нас, сделай хоть что-нибудь полезное - расскажи мне все, что случилось прошлой ночью.

- Иди ты к черту, - грубо ответил умирающий.

- Пойми, что я спрашиваю не из любопытства, -терпеливо молвил старик. - Если я узнаю все, то смогу найти твоего сына и приютить. Неизвестно, какая судьба ждет его в этом мире, я же хочу уберечь его. Ты - часть нашего ордена несмотря ни на что, значит и дом твоего сына - здесь, в Гротхане. Ты умрешь и не сможешь помочь ему. А я смогу.

- Ты снова лжешь, чертов старик. Он нужен тебе для экспериментов, - с презрением молвил Шелдон. - Тот, в ком течет кровь человека и демона, отличная находка, не правда ли?

- Изаэль основательно промыла тебе мозги, - вздохнул магистр. - Пойми же наконец, что мы не чудовища. Когда-то и ты был одним из нас. Пока не встретил это отродие...

- Не смей ее так называть, - недовольно прохрипел волкир.

- Суккуб не заслуживает лучшего упоминания... Расскажи мне как все было ради своего сына. Может быть это поможет мне в поисках. Я все равно найду его, рано или поздно. Но помоги мне. Точнее, не мне, а сыну.

Шелдон задумался. Действительно, бросить сына на произвол судьбы он ни в коем случае не мог, а если он попадет к волкирам, то будет в полной безопасности.

- Ладно, слушай, - неохотно проговорил умирающий...


*****


Вечерело. На небольшой ферме вдалеке от Гротхана в окнах загорелись огни, затопилась печь. Даже во дворе был слышен плач ребенка.

- Заткни его наконец, - раздался неприятный женский голос.

Шелдон держал на руках младенца месяца от роду и успокаивал как умел. Не дело это для волкира - с детьми нянчится, однако мать ребенка даже ни разу и не взяла его на руки с момента рождения, потому все родительские обязанности легли на отца. Ребенок же даже боялся ее, и когда она подходила, чтобы поговорить с Шелдоном, он впадал в истерику. И в этом не было ничего удивительного - в отличии от одержимого отца, он видел настоящее обличье существа, породившего его. Красно-бурая кожа с темными выделяющимися венами, длинные клыки и огненные глаза вряд ли подходят под описание добропорядочной матери. Да, мать его была суккубом, отец - человеком, волкиром, а он - просто недоразумением, ошибкой природы, его вообще не должно было быть, суккубы же ведь бесплодны. Однако он родился наперекор всем законам этого мира и выглядел как обычный человеческий ребенок, только пламенные зрачки показывали его настоящее происхождение.

Шелдон, который видел в суккубе свою будущую жену, а в младенце-полукровке - любимого сына, был несказанно рад пополнению в семействе, чего нельзя сказать об Изаэль. Она пришла в неистовство, когда забеременела человеческим детенышем, а после его рождения - просто ненавидела свое дитя, и лишь Шелдон не давал ей избавиться от этого недоразумения...

Наконец малыш успокоился и задремал на руках отца. Тот осторожно уложил его в люльку и поднялся в спальню, где его ждала Изаэль. Шелдон скинул рубаху и устало рухнул на постель.

- Сегодня был трудный день, - молвил он. - Нужно выспаться...

Изаэль же была чем-то взволнованна и ерзала на месте.

- Ты уверен, что они не найдут нас? - спросила она у волкира.

- Я замел все следы, обвешал ферму антимагическими амулетами, начертил сложнейшую руну скрытности. Ни одному чертовому волкиру не найти нас, - заверил суккуба Шелдон. - Поживем здесь недельку, восстановим силы и двинем подальше из провинции в другую часть империи, где нас никто никогда не найдет.

Изаэль же была в замешательстве. Ясное дело, перспектива провести остаток жизни с преследуемым волкиром ее не устраивала, и она думала, все ли она выжала из этой жертвы и не пора ли ей покинуть человеческий мир. До сих пор она заставляла Шелдона убивать своих же соратников волкиров, но теперь, когда тот собирается навсегда спрятаться от них, то никакого смысла оставаться с ним у нее не было.

- Этот ребенок. У него очень сильное магическое поле, - произнесла она. - Любой опытный маг без проблем найдет его даже в самом дремучем лесу. Боюсь, что даже все защитные заклинания, хранящие эту ферму нам не помогут. Нам нужно избавиться от него...

- О чем ты, любовь моя? - добродушно молвил волкир. Любой нормальный человек бы на его месте забил тревогу, однако одержимость заставила его принять эти слова за шутку. - Втроем мы будем счастливы...

- Идиот, как же ты меня утомил, - вздохнул суккуб.

Но даже эти слова не обидили одержимого. Для него Изаэль была смыслом всей жизни, женским идеалом, которому он мог простить все что угодно, лишь бы только быть рядом...

- Мне нужно исчезнуть ненадолго, - вдруг сказала Изаэль. - Буквально на пару часов. Береги ребенка.

Суккуб потянулся к волкиру для поцелуя. Ее губы нежно коснулись шеи Шелдона и обожгли ее, но даже эта боль была сладкой для одержимого. Не приставая к Изаэль с расспросами, он проводил ее любящим взглядом, а когда она ушла, то лег на бок и быстро заснул...


*****


- Больше я ее не видел, - обреченно вздохнул Шелдон. - Эти последние секунды с ней так дороги для меня... Этот поцелуй...

- Этот поцелуй принесет тебе смерть, - добавил магистр.

- Ты не понимаешь, старик. Я любил ее и буду любить. Мы воссоединимся с ней в другом мире, - уверенно сказал волкир.

Магистр лишь посмотрел на него усталым взглядом с некоторой жалостью. Тот, кого он воспитывал с самого детства, убивал своих же братьев ради отвратительного демона, в котором из-за одержимости видел златоволосую красавицу.

- Расскажи мне, что было дальше. Когда появились волкиры, - попросил он умирающего.


*****


Шелдон проснулся от настоятельного стука в дверь, который разбудил и ребенка.

- Наверное, Изаэль вернулась, - с улыбкой подумал он. - Хочет, чтобы я встретил ее...

Волкир встал с кровати, накинул рубаху и спустился на первый этаж.

- Любимая, это ты? - спросил он и, не дожидаясь ответа, распахнул входную дверь.

Однако вместо милого для него облика любимой, он встретил заряженный арбалет, направленный на него.

- Не двигайся, предатель, или я выстрелю тебе в голову, - раздался голос за дверью. - Подними руки и отойди от двери.

Шелдон растерялся и послушно выполнил требования. В дом вошли четверо волкиров. Трое с обнаженными мечами, один - арбалетчик.

- Никаких резких движений, - предупредил он. - Где суккуб?

- Изаэль здесь нет, подонок, - грубо ответил Шелдон. - Что вам нужно от нас? Оставьте мою семью в покое.

- Одержимый... Неужели ты думаешь, что мы оставим вас после того, как ты по ее воле убил шестерых членов гильдии?! - вознегодовал арбалетчик.

Из детской раздался плач младенца.

- Эй вы, двое, заберите ребенка, отвезем его в Гротхан, - приказал волкир с арбалетом остальным. Те отправились в детскую, с Шелдоном остались лишь он и еще один мечник.

При виде чужих ребенок закричал еще сильней. Шелдона это привело в ярость, он не смог сконтролировать эмоции и бросился на врагов. Арбалетчик спустил тетиву, однако одержимый успел толкнуть его и болт влетел в грудь второго волкира. Тот растерялся, а Шелдон схватил его за голову и ударил ею об косяк двери. Достав из его же ножен меч, он добил им его.

На шум вбежали оставшиеся двое волкиров. Увидев, что их товарищи мертвы, а враг вооружен, они не думая бросились в бой. Однако, Шелдон был более опытен в мечном бою, нежели они. Первого бойца, который сразу опрометчиво вступил в поединок, одержимый заколол сходу, второй же, увидев бесславную смерть товарища, притормозил и, направив острие меча на врага, внимательно вгляделся в него. Опытный Шелдон отметил, что его противник следит за его ногами, ибо именно они станут сигналом к атаке, так как невозможно сделать выпад без небольшого шага, тем более на расстоянии полутора клинков.

- Шелдон, неужели ты забыл меня? - тихо спросил волкир. - Мы же вместе учились в гильдии... Я Райан, помнишь меня?

- Я отлично тебя помню, - оскалился одержимый. - Но мне плевать, кем ты был раньше. Вы не давали мне быть вместе с Изаэль и за это поплатились. Ты пришел за мной и моей семьей, значит умрешь здесь...

Сказав это, Шелдон сделал короткий шаг и нанес скользящий укол, от которого волкир легко ушел и контратаковал резким взмахом меча, однако и его клинок не коснулся вражеской плоти. Места для поединка было очень мало, перемещаться тяжело, потому бойцы не собирались затягивать и вступили в жесткую рубку. Острые клинки в руках опытных волкиров будто бы порхали, но это длилось недолго. Райан оттолкнул от себя Шелдона, тот врезался плечом в шкаф, и тут же резко бросился вперед, выставив перед собой меч. Клинок наткнулся на сопротивление плоти, острие его вышло меж лопаток Райана.

Шелдон оставил меч в теле врага, забежал в оружейную и забрал оттуда свой рунный клинок, затем накинул плащ, укутал сына в теплые одежды и вместе с ним выбежал на улицу. Там ему навстречу уже бежали крестьяне из бараков на ферме.

- Что случилось? - спросил их негласный староста, взрослый и крепкий бородач Гнар. - Мы слышали шум в доме...

- Послушай, Гнар, у меня к тебе есть очень важное поручение, - проигнорировал его вопрос Шелдон. - Возьми моего сына и на самом быстром скакуне, какой только есть на этой ферме, мчись в город. Вот тебе серебро на расходы. За городскими стенами остановись в небольшом постоялом дворе к северу от главных ворот. Я же попытаюсь найти Изаэль и зарубить как можно больше преследователей. Если я не вернусь через три дня, оставь ребенка себе и расскажи ему, что его отец погиб, защищая его. Береги моего сына.

Сказав это, Шелдон поцеловал младенца на прощание в лоб, вручил его крестьянину, оседлал своего коня и галопом помчался прочь с фермы...


*****



- Вот и все, что тебе нужно знать, - заключил Шелдон. Голос его становился все тише и тише, слова из его уст выходили с большим трудом. - Дальше я наткнулся на основной отряд твоих прихвостней и вступил в неравную схватку. Я даже толком и не помню всех моментов боя, много ли я кого зарубил... Потом все. Темнота. И вот я здесь.

Наконец, умирающий замолчал и перевел дух. Дыхание его становилось все более тяжелым, тело покрылось потом. Магистр неспеша переварил рассказ волкира, а затем произнес:

- Значит придется искать крестьянина по имени Гнар? Что ж, это уже хоть что-то...

- Слушай, Цариус, пообещай мне кое-что, - выдохнул Шелдон. Он уже весь промок от пота, дыхание постепенно становилось судорожным, рана на шее росла прямо на глазах...

- Я слушаю тебя.

- Найди моего сына. Найди во что бы то ни стало и убереги его. Воспитай его хорошим человеком. Не дай ему повторить мои ошибки. Ум....умоляю... тебя...

Рана перестала расти. Дыхание остановилось, а глаза заволокла предсмертная пелена.

- Клянусь, Шелдон, клянусь, - пообещал старик и положил свою руку на его.

Однако волкир уже не слышал его слов...




^ Глава 1

Медный браслет


Ночная река очень таинственна и почти мистична. Каждому крестьянину известно, что на дне обитают дикие твари, которые днем спят, закопавшись в глубокий ил, а ночью выходят на свою кровавую охоту. Все дети знают сказки о русалках, которые красотой своей заманивают неудачливых рыбаков в пучину и пожирают, будто дикие звери. Однако, в сказаниях этих также мало правды, как ума у тех, кто придумал их. В самом деле русалки - отвратительные существа, действительно отдаленно похожие на полурыбу-полуженщину и обладающие гипнотическими способностями. Именно эти способности, вызывающие галлюцинации, а не красота, заманивают жертв в воду, будь то собака, косуля или человек. Если же кто-то волею судьбы оказался ночью в воде, то итог его известен - когтистые чешуйчатые лапы схватят неудачника за волосы или одежду и утянут на дно. Лишь только кровавое пятно на поверхности воды, которое вскоре рассеется, останется от жертвы.

Потому редко какой смельчак решается войти ночью в воду. Однако такие все равно находятся. Этой лунной ночью ими оказались двое людей в рыбацкой лодке. Был уже конец осени, они были одеты довольно-таки тепло. Весла держал старый бородатый рыбак в теплом плаще из овчины, хозяин лодки. Напротив него с факелом в руках сидел воин. На вид ему было не более тридцати лет. Смуглое лицо с острыми чертами, многодневная щетина. Голова была по бокам обрита, а посреди от затылка до лба шла полоса коротко подстриженных волос, наподобие ирокеcа у берсерков, только очень короткого. Одет он был в теплую стеганую рубаху, а поверх нее накинул короткий плащ из медвежьей шкуры, пристегнутый к акетону стальной застежкой на правом плече. На груди висел амулет в виде когтя на серебрянной цепочке. Длинные кожаные перчатки укреплялись стальными пластинами. Дополняли его экипировку кожаные штаны и высокие сапоги, отороченные мехом. К кушаку были пристегнуты ножны с длинным обоюдоострым мечом.

Воин не зря держал в руках факел. Огонь, как противоположная стихия, отпугивал русалок и прочую водную нечисть, заставляя их лишь злобно плескаться глубоко в реке и бессильно клацать зубами.

Старый рыбак несмотря на холод вспотел, но скорее не от температуры, а от страха. Наслышавшись всех этих сказок про ночную реку, ему было нелегко грести веслами, однако этот старик переборол себя, в отличии от юношей, которых воин звал плыть с собой. А плыли они на большой островок посреди реки, в котором по слухам обитала опасная тварь, терроризирующая жителей села около реки - падальщик. Обычно эти существа, как и говорит их название, питаются падалью, но эта особь по непонятным причинам охотилась на живых людей и утаскивала их прямо средь бела дня в свое логово на островке. Местные жители обращались за помощью к городскому ополчению, но те отказали им, мотивировав отказ отсутствием полномочий, однако, дураку было понятно, что они боялись рисковать своими шкурами. Так от чудовища и страдали селяне, пока к ним не пришел молодой волкир по имени Ролад и предложил за вознаграждение избавить их от монстра. Переправить его ночью с берега на островок согласился лишь отчаянный рыбак Крат, любимую дочь которого утащило чудовище.

Наконец смельчаки пересекли реку, нос лодки ткнулся в берег острова. Волкир спустился на землю и внимательно оглядел местность. Островок был метров сто - сто двадцать в длину и тридцать-сорок в ширину. Почти весь он зарос высокой жухлой осенней травой и невысокими сухими деревьями с опавшей листвой. Посреди островка за деревьями виднелась то ли хижина, то ли еще что-то. Ролад решил вначале посетить это таинственное строение.

- Я в лодке останусь, - молвил старик.

- Ни в коем случае, - возразил волкир. - Выходи на берег и захвати второй факел.

Рыбак послушно вылез из лодки. Ролад взял у него факел, поджег своим и вручил обратно старику. Затем выудил из кармана небольшой амулет и попросил Карта надеть его.

- Зачем он? - поинтересовался старик, выполнив его просьбу.

- Это оберег от русалок. Пока он с тобой, ни одна тварь не обдурит тебя и не заманит в воду, только если ты сам по своей воле туда не прыгнешь. Оставайся у берега, держи факел перед собой и, на всякий случай, старайся не глядеть на воду, - напутствовал волкир рыбака.

- Это почему же не глядеть?

- Вдруг оберег не подействует, - просто ответил Ролад.

Старик испуганно дернулся, но волкир тут же его успокоил:

- Да шучу я, шучу... Просто тебе самому так спокойней будет. Русалки и из воды могут выглянуть, тебе лучше их не видеть. Главное, что они на землю никогда не вылезут, а факел будет их на расстоянии от берега держать. Я постараюсь вернуться как можно раньше, - сказал волкир, скинув свой плащ из медвежьей шкуры в лодку.

- Постой, а ежели чудище меня найдет раньше, чем ты его? - взволнованно спросил рыбак.

Тут Ролад ответил уже честно:

- Я постараюсь найти его первее...

- Обнадежил, так обнадежил, - вздохнул старик.

- Ты мне лучше скажи, что за хижина там впереди? - поинтересовался Ролад.

- Черт ее знает. Я как себя помню, она там стоит. Летом за листвой ее не видно, а зимой как на ладони, - пожал плечами Карт.

- И что, никто ни разу не проверял, что в ней? - недоверчиво спросил волкир.

- А зачем? Стоит и стоит... Ясно же, что никто там не живет!

- А вдруг?..

Волкир выудил меч из ножен и, с клинком в одной руке и факелом в другой, двинулся к хижине посреди острова. На примятой жухлой траве он заметил огромные лужи крови. Видимо, здесь тварь тащила своих жертв.

Долго идти не пришлось. Пробравшись через сухие ветви деревьев, Ролад вышел на небольшую поляну перед хижиной. Травы здесь не было, потому на земле волкир тут же разглядел человеческие следы. Немного, видимо, только одного человека.

- А старик сказал, что никто не ходил сюда, - задумчиво пробормотал волкир и вгляделся в хижину, до которой оставалось лишь метра три-четыре. Дверь в нее была распахнута настежь, но внутри очень темно.

Ролад решил подойти поближе, как вдруг услышал шевеление с обратной стороны хижины. Чуткий слух волкира различил тихое недовольное рычание и быстрые шаги. Через пару мгновений из-за хижины появился крупный силуэт сгорбленного человека с непропорционально длинными руками и пальцами с когтями. В темноте зажглись кроваво-красные глаза. Волкир осветил силуэт факелом и в очередной раз понял, насколько могут быть отвратительны существа, населяющие земные просторы. Если падальщики когда-то и были людьми, как гласят поверья, то от человеческого в них осталось очень мало. Тварь была похожа на уродливого худого человека, с которого сорвали кожу. Огромные желтые кривые клыки торчали из безобразной пасти, а воняло от падальщика так, что даже на таком расстоянии волкира чуть не стошнило.

Монстр гневно зарычал и, не раздумывая, бросился на волкира, передвигаясь на четырех конечностях, подобно крупным обезьянам. Ролад воткнул факел в землю и обхватил меч двумя руками. Он знал, что в поединке с этой тварью нужно быть максимально осторожным - раз чудовище питается падалью, то является переносчиком многих инфекционных заболеваний, а значит малейшая царапина его острых как бритва когтей может привести к мучительному летальному исходу, если только отвратительные клыки твари не сомкнутся на его шее раньше.

Падальщик подобрался к Роладу на расстояние трех метров, однако дальше притормозил и, оскалив безобразную пасть, начал кружить вокруг волкира, выжидая удобного момента для атаки. Инстикт подсказывал ему об угрозе, исходящей от Ролада, потому монстр и не решился сразу перейти в наступление.

Волкир же внимательно следил за всеми движениями падальщика, выставив вперед острие меча. Тело его было напружинено, так что если бы тварь кинулась на него, то несомненно наткнулась бы на клинок. Однако нападать первым трупоед не решался, лишь бродил вокруг, издавая угрожающий клокочущий рык.

Ролад решил перехватить инициативу на себя и внезапно левой ладонью вызвал магическую вспышку, на мгновение осветившую весь островок и ослепившую падальщика. В следующий миг волкир приблизился к чудовищу на полтора шага и нанес уверенный рубящий удар, надеясь срубить ему голову, но ослепленный падальщик инстинктивно перекатился в сторону, подальше от врага. Нельзя было терять время, так как эффект ослепления длился совсем недолго и хватало его только на пару ударов. Прыжком Ролад сократил расстояние между ним и трупоедом и попытался вонзить меч ему между лопаток сверху вниз. Но острие клинка неприятно ударилось об землю, а падальщик, к которому вернулось зрение, несколькими широкими прыжками ушел на безопасное расстояние от волкира.

Ролад метнулся за ним, а монстр подпрыгнул, ловко оттолкнулся от ствола дерева и полетел прямо навстречу врагу, выставив когтистые лапы вперед. Волкир кувырком ушел с линии атаки, а когда трупоед вместо его плоти встретил когтями землю, он воспользовался секундным замешательством монстра и полоснул мечом его по спине, оставив очень широкую, смертельную для человека, но не для падальщика, рану.

Тварь завопила от боли и решила ретироваться, панически помчавшись в сторону воды. Волкир не дал шанса уйти трупоеду, настиг его двумя большими прыжками и нанес еще один вонзающий удар в спину, пронзив его насквозь и воткнув острие в землю. Чудовище резко дернулось на его клинке и тут же испустило дух.

Ролад выдернул меч из твари и спокойно выдохнул. Небольшим куском ткани, который дальновидно прихватил с собой, он тщательно обтер клинок от склизкой крови трупоеда и выбросил ее подальше, дабы не подхватить заразу.

Основное дело волкир закончил, и уже можно было возвращаться на берег, однако любопыство заставило его поднять с земли факел и, освещая себе путь, зайти в хижину. Неспеша он прошел через дверной проем и оглядел помещение, состоявшее всего из одной комнаты. Пара гнилых спальников на полу да стол с двумя сломанными ножками - вот и весь интерьер. Через щели в стенах пробивался холодный осенний ветер. Воняло гнилью и сыростью. Но самым интересным было то, что все полы здесь запачканы кровью, явно не двадцатилетней давности. Судя по размазанным пятнам, окровавленные тела тащили к сломанному столу, под которым Ролад заметил странные рисунки. Волкир подошел к нему, посветил факелом и обнаружил магические знаки, написанные углем или чем-то подобным. Вместе знаки составляли замысловатый рисунок с границами в виде окружности.

"Круг телепортации, - понял Ролад. - Что ж, значит эта хижина не просто так здесь стоит. Раз пятна крови почти свежие, кто-то недавно был тут и вместе с телами селян телепортировался неизвестно куда. Ясное дело, что это был не падальщик. Значит, не зря трупоед таскал сюда тела. Но зачем? И кому нужна мертвечина? Явно не людоедам, они бы не поместились здесь, да и телепортационные круги для них что-то слишком запредельное. Демонопоклонники? Более вероятно, но зачем же им человечина?"

Также, Ролад увидел еле заметные черномагические руны на стене. Несмотря на величину, они так и пылали магической энергией.

- Руна отпугивания. Причем, почерк мага, не волкира... Вот почему местные и не интересуются этой хижиной. Однако, мою магическую защиту она не преломила... В любом случае, тот, кто пользуется кругом очень предусмотрителен, - хмыкнув, пробормотал Ролад.

Что ж, больше здесь делать было нечего. Без подходящего телепортационного камня, волкир не смог бы воспользоваться кругом, а ждать кого-то здесь было бесполезно - не факт, что неизвестный вообще вернется.

Ролад покинул хижину и вернулся к старику, который весь продрог, ожидая его.

- Ну как ты? - осведомился волкир.

- Холодно очень. Жутко здесь - в воде барахтается что-то, - ответил старик, боязливо поглядывая в реку.

- Только барахтается? - удивился Ролад. - Не пытается выползти на берег, не зовет тебя мелодичным голосом?

- Нет, - икнул старик.

- Значит, оберег от русалок действительно работает...



*****



Следующим утром перед домом старосты села собрались почти все селяне. Волкир еще спал, а старый рыбак уже поднял всех на ноги новостью о смерти падальщика. Женщины благодарили богов за избавление, мужчины решили встретить эту радостную новость очередным возлиянием, а храбрые юноши на лодке отправились посмотреть на труп чудовища.

Староста Эвол, седеющий бородатый мужчина, вышел на улицу и направился в небольшой пустеющий дом, в котором позволили временно поселиться волкиру. Староста вежливо постучал в дверь и, услышав тихое "Войдите", вошел в пристанище волкира.

Ролад не спал, как думали селяне, а сидел возле затопленной печи и правил лезвие рунного клинка деревянным бруском. Он был раздет до пояса, несмотря на то, что от холода поздней осени не спасала даже печь. Волкир был крепкого телосложения, видимо регулярно напрягал себя силовыми упражнениями, как было принято в его ордене. Тело покрывали множественные шрамы, как от стали, так и от когтей и клыков диких тварей, а обе руки украшали объемные татуировки от плеча до костяшек пальцев. Рисунок был очень замысловат, староста смог разглядеть только распятого демона на правом предплечье и цепи, обвивающие руку, на левом.

Волкир не отвлекся от своего занятия, когда Эвол появился в доме. Не оборачиваясь, он негромко произнес:

- Падальщик мертв, и я хотел бы получить обещанные деньги...

Староста выудил из под одежд небольшой кошель и положил его на обеденный стол:

- Тут пятьдесят серебряных монет, как и договаривались. Дороговато, но жизни моих земляков стоят куда дороже...

- Согласен, - молвил Ролад.

После недолгой паузы Эвол поинтересовался:

- Когда уезжаешь? Сегодня?

Ролад отложил меч и брусок и повернулся к старосте села лицом:

- Боюсь, мне придется здесь задержаться...

Эвол присел на стул:

- Хочешь дождаться снега, чтобы по дорогам ходили сани? И правда, со всей этой грязью дороги стали просто невыносимы. Сейчас выходить в путь - значит угробить свою лошадь.

- Нет, у меня другая причина. На островке я нашел кое-что интересное...

- И что же? - слегка взволнованно спросил Эвол. Лицо его из беззаботного стало обеспокоенным.

- Телепортационный круг. Кто-то периодически появляется там и забирает тела, которые добывает падальщик. Думаю, это объясняет его нападения, которые не свойственны трупоедам.

- Хочешь сказать, что кто-то приручил чудовище, чтобы то таскало ему наших жителей?

Ролад кивнул.

- Мой долг выяснить кто это и что ему нужно. Но мне необходимо знать кое-что. Сколько всего было нападений падальщика? - спросил он.

- Семь, - ответил староста.

- Потрудись назвать мне даты всех нападений и время суток, - попросил его волкир.

Староста Эвол напряг память и перечислил:

- Все нападения были ближе к вечеру. Первое - четвертого ноября, второе - восьмого, потом двенадцатого, шестнадцатого... двадцатого, двадцать четвертого и последнее - двадцать восьмого, позавчера...

Волкир довольно кивнул:

- Получается, что нападения происходили раз в четыре дня. И если следовать этой регулярности, следующее должно было бы произойти послезавтра. Значит тот, кто забирает тела, выйдет из портала тоже послезавтра. Наверняка он пока не знает о смерти падальщика, потому будет ждать его. Но вместо трупоеда его встречу я, - рассудил Ролад.

- Послушай, волкир, если ты избавишь нас от этого неизвестного, то я в долгу не останусь, уж поверь, - заверил его Эвол.

- Приятно слышать. Только пока никому не говори об этом, совершенно никому. Пока хозяин портала жив, это должно остаться между нами, - предупредил Ролад.

- Конечно, конечно. Не могу поверить, что мы жили рядом с этим чародейством... - взволнованно пробормотал староста и ретировался.



*****


Лодка Карта воткнулась носом в берег. Ролад - на этот раз он был один - спрыгнул на землю и захватил с борта небольшую наплечную сумку. Было около полудня, потому волкир не особенно торопился. До сумерек (а именно после их наступления незнакомец должен был выйти из портала, чтобы не попасться на глаза селянам) было куча времени, но Ролад не желал прозевать телепортацию и потому пришел очень рано.

Неторопливо он добрел до хижины и вошел в нее. Солнечные лучи прорывались через щели в стенах и дверной проем, потому изнутри она освещалась полностью. Ролад еще раз внимательно осмотрел круг телепортации. Волкиры никогда не пользовались подобным колдовством, однако его познания в области магии позволяли ему начертить эти руны. Единственное, в чем он нуждался - телепортационный камень, которым и чертили круг. А найти такой волшебный булыжник было очень сложно даже для волкира.

Зато у Ролада был с собой уголек из Южных шахт, которым демоноборцы частенько чертили другие магические руны. В Гротхане он выучил множество из них и всегда имел с собой уголь, которым чертил их при надобности. На данный момент ему он пригодился для начертания руны блокировки магии. Это была одна из самых сложных рун, требовала около получаса (при должном навыке) на выполнение, однако того стоила. Магов среднего калибра, попавших в зону ее действия, она абсолютно лишала магии, волшебников же помогущественнее значительно ослабляла. Но до тех пор, пока тот не вырвется из круга, захватываемого ею. Обычно это было тридцать-сорок метров от самой руны.

Позиция для начертания руны была очень удобной. Чтобы покинуть радиус ее действия, вышедшему из круга пришлось бы либо прыгнуть в воду, либо уйти на самый край островка, чего волкир не дал бы ему сделать. Единственным минусом данной руны было то, что она лишала магии и того, кто начертит ее, потому положиться Ролад мог только на клинок. Вот почему данная руна использовалась только волкирами, которые все-таки были более искусны в мечном бою, чем в магии. Однако в бою с магом - а волкир был уверен в том, что придется сражаться, ибо мирные маги не приучают падальщиков - руна была просто необходима.

Ролад откинул один из гнилых спальников и начертил руну на полу. Вышедший из портала не нашел бы ее и не испортил бы рисунок. Потратив минут тридцать на вычерчивание очень маленьких и сложных символов, которые он усердно изучал в Гротхане, волкир наконец закончил работу, пробормотал несколько слов на древнем языке и вдохнул в руну силу. На мгновение магические знаки зажглись и тут же потухли. Ролад удостоверился в ее активности и вернул спальник на место, прикрыв им руну. Под ним ее хотя бы не затопчут.

Это все, что волкир мог сделать, далее ему придется импровизировать. Он достал рунный меч из ножен, сел в дверном проеме хижины, положил меч на колени и прикрыл глаза. Ролад задремал, ведь был уверен, что не проспит телепортацию и не будет застигнут в расплох. На то ведь он и волкир...


*****


Ролад распахнул глаза, когда уже стемнело. Он поднялся на ноги, не выпуская меч из рук. Судя по луне, было около полуночи. Волкир размял слегка затекшее тело, пару раз взмахнул мечом, рассекая лезвием воздух. От ледяной воды веяло холодом, однако демоноборец скинул с себя плащ из медвежьей шкуры, чтобы тот не сковывал движения.

Внезапно чутье волкира уловило небольшое колебание в воздухе, едва слышный звон, будто бы тысячи микроскопических колокольчиков заиграли разом. Это был признак магии, признак которые улавливали только те, кто обладал Даром. Простой же человек не воспринял бы эти колебания.

"Телепортация, - понял Ролад. - Значит, я не ошибся..."

С мечом наперевес волкир вошел в хижину и увидел, что круг телепортации на полу зажегся магическим светом. Стены хижины затряслись от переизбытка энергии. Звон в ушах волкира усилился и...

Ролад инстинктивно закрыл глаза, спасая их от вспышки, которая последовала через мгновение, осветила всю хижину и поляну перед ней и мгновенно потухла. Волкир тут же распахнул глаза и выставил меч вперед. Острие уперлось во что-то мягкое...

Прямо на угасавшем телепортационном круге стояла невысокая щуплая человеческая фигурка с ног до головы укутанная в черные лохмотья. Возможно, когда-то они были темной мантией, сейчас же походили на одеяние оборванца. Лицо неизвестного скрывал дырявый капюшон . Острие меча Ролада было направлено чуть ниже скрытого лица и касалось укутанного горла.

- Этого следовало было ожидать, - раздался неприятный скрипучий голос. - Не вечно же мне кормиться за счет бедного животного. Нашелся-таки охотник, прибивший его.

- Кормиться? - удивился Ролад. - Ты трупоед?

- Нет, конечно! - оскорбился незнакомец. - Я бы счел это за оскорбление, если бы твой клинок не щекотал мою глотку...

- Сними капюшон, - потребовал волкир, не опуская меча.

- С какой целью? - насмешливо спросил тот.

- Ты видишь мое лицо. Я хочу видеть твое, - настойчиво произнес Ролад.

- Не надейся, я не сочная девица, которая ждет своего избавителя, - с иронией молвил незнакомец.

- Ты хочешь, чтобы я повторял дважды?

Волкир надавил на клинок, острие проткнуло ткань и уперлось в плоть. Незнакомец решил больше не играть, пока жизнь его висит на волоске, и откинул капюшон.

Ролад увидел отвратительное старое морщинистое лицо. Кожа незнакомца была невероятно бледна, лысую голову рассекали просвечивающиеся темные вены. Глубоко посаженные глаза без зрачков с помесью ненависти и любопытства сверлили волкира. Крючковатый нос покрывали огромные поры. Но несмотря на возраст незнакомца, челюсть его сохранилась идеально, а из серых обветренных губ торчали изогнутые клыки.

- Так ты вампир? - понял Ролад.

- Когда-то я был представителем этой благородной расы, но было это невероятно давно. Сейчас я лишь жалкое дряхлое существо, которое не может охотиться самостоятельно, и потому пьет мерзкую кровь из мертвых тел, которые ему притаскивают зомбированные трупоеды, - театрально вздохнул кровосос.

- Так вот зачем падальщик таскал трупы на остров... И давно ты кормишься таким способом?

- С тех пор, как мои кости стали дряхлыми, инстикты притупленными, а реакция хуже, чем у черепахи...

- Значит давно. Но в этой деревне ты чуть меньше месяца.

- Так и есть. Мне приходится кочевать по миру, потому что моих питомцев постоянно прибивают. Какое невежество! Я же не убиваю крестьян, которые приносят вам продукты с полей и огородов!

Ролада позабавило это сравнение.

- Я думаю, что между невинными людьми и капустой с морковью есть какая-то разница, - иронично отметил он.

- Ты так думаешь. Я так не думаю, - ответил вампир. - Вы, людишки, для нас тупой скот, пища, пропитание. Вы же не щадите поросят и куропаток.

- Если бы поросята владели мечом, то тоже убивали бы нас.

На этот раз позабавился вампир.

- Ты интересный собеседник, - заявил он. - Почему бы тебе не убрать эту стальную преграду с рунами между нами и не поболтать со стариком?

- Не думаю, что это будет правильно, - возразил волкир. - Даже не надейся, что своими рассуждениями поколебал мое решение прикончить тебя.

- Жаль, - вздохнул старик-вампир. - Видимо сегодня я останусь без ужина...

- Я рад, что ты понял это, - сухо произнес Ролад. - Меня начинает утомлять эта беседа.

- Утомляешься не ты, а твоя рука, держащая на весу эту железяку, - ухмыльнулся вампир. - Чего ты ждешь? Почему не пронзишь мне глотку или не срубишь голову? Или ты общаешься со всеми, кого хочешь убить?

- Обычно те, кого я убиваю, не очень разговорчивы.

- Видимо, я - исключение. Но ты не ответил на вопрос. Чего ты ждешь?

Вампир был прав - рука Ролада действительно начала уставать. Осталось узнать кое-что и заканчивать эту милую беседу.

- Может быть, я хочу знать, не связан ли ты с какими-либо кланами вампиров? - поинтересовался волкир.

- К сожалению нет. Да и это очевидно - я старый одиночка, с трудом добывающий себе пропитание.

- Почему я должен тебе верить?

- Потому что ты разговариваешь со мной в этой чертовой хижине, а не в одном из залов крепостей клана, - резонно ответил вампир. - Я очень голоден...

- Сегодня ты не насытишься, - отрезал Ролад.

- А известно ли тебе, что голодные вампиры намного ожестеченнее и опасней, чем сытые? Ты, как я вижу, тоже голоден. Сидишь здесь с полудня, ни крохи во рту, а вам людям есть нужно намного чаще, чем нам. Только голод влияет на вас пагубней. Тебе будет тяжелей сражаться.

- А ты собираешься сражаться? - настороженно спросил Ролад.

- Нет, черт подери, я сам прыгну тебе на клинок! - оскалился вампир.

Ролад недооценил противника и совершил серьезную ошибку. Жалкая внешность вампира расслабила его и рассредоточила, он не подумал, что даже от такого дряхлого кровососа может исходить серьезная угроза. Вампир же разговорился с ним, но на самом деле оценивал ситуацию и просчитывал пути к спасению. Также все это время он собирал энергию, пробиваясь через защиту антимагической руны, дождался подходящего момента, и когда Ролад отвел меч слегка назад для смертельного удара, высвободил накопленную энергию.

Неведомая сила резко подняла волкира в воздух, и он как пробка вылетел из хижины. Приземлившись на твердую замерзшую землю, он перекатился назад, поднялся на ноги и бросился к вампиру. Тот же решил не рисковать и достал светящийся телепортационный камень, чтобы смыться через портал.

Волкир осознал, что не успеет добежать до него и остановить, а магию он блокировал сам же. Ему оставалось на бегу выхватить из-за пояса короткий кинжал и метнуть в вампира. Клинок, как и меч расписанный рунами, достиг цели и воткнулся старику в правое плечо, заставив выронить камень. Вампир завопил от боли, попытался левой рукой поднять его, но было поздно - Ролад уже был около хижины.

Принимать бой в тесной комнате кровосос не решился, оттолкнулся от земли и пушечным ядром врезался в волкира, сбив его с ног. Оба прокатились по земле, Ролад выронил меч, вампир же напрыгнул на него сверху и попытался вцепиться клыками в шею, подобно дикому зверю. Однако волкир успел среагировать и подставил правую руку, впившись ею мертвой хваткой в глотку старика. Вампир в панике задергался, пытаясь высвободиться, но безуспешно, затем вцепился скрюченными пальцами в шею самого волкира. Ролад не стал проверять, кто кого первее удушит, потому левой рукой нащупал второй кинжал на поясе и с силой воткнул его кровососу прямо в шею.

Вампир мерзко захрипел и ослабил хватку. Ролад откинул его от себя, подхватил с земли меч и развернулся к врагу. К его удивлению, даже после двух ран рунным оружием кровосос не сдох. Он весь был залит кровью, из шеи и плеча торчали рукояти кинжалов, но он все равно продолжал схватку.

Волкир занял выгодную позицию, отрезав вампира от хижины, а значит и от круга телепортации. Противник оказался зажат между рекой и Роладом. Броситься в воду вампир не решился - русалки не побрезгуют и дряхлым упырем, потому ему оставалось либо обезвредить волкира и телепортироваться, либо убить его.

Вампир внимательно глядел на Ролада, выжидая момента для нападения. Магией он больше не мог воспользоваться, так как потерял силы, а восстановить их не мог из-за руны, которая действовала и на улице. Волкир же понял, что раз два кинжала, всаженные по рукоять в плоть, не помогают, нужно отрубить врагу голову.

Волкир сделал резкий шаг к кровососу с мечом перед собой. Атаковать он не собирался, хотел просто припугнуть вампира, однако тот этого не знал, с нечеловеческой силой оттолнулся от земли и снова бросился на Ролада. Увернулся от мощного рубящего удара, схватил его за шею и словно игрушку швырнул в сторону хижины. Волкир ударился об нее спиной, так, что даже доски хрустнули, и рухнул на землю, не выпуская меча.

Вампир обладал нечеловеческой ловкостью и силой, которыми не могли похвастаться даже молодые кровососы, значит он соврал о том, что не может добывать себе пропитание из-за старости. Но сейчас был не тот момент, чтобы думать об этом - нужно было поскорее кончать тварь.

Ролад прикрыл глаза и распластался по земле, сделав вид, что потерял сознание от удара. Руку с мечом он разжал, но ладонь все равно лежала на рукояти. Чуткий слух волкира уловил быстрые приближающиеся шаги и довольное хихиканье.

- Пора покончить с этим, - раздался голос вампира.

Ролад резко сжал рукоять меча, распахнул глаза и не глядя снизу вверх рубанул мечом. Клинок встретил преграду и застрял. Волкир быстро соориентировался и понял, что меч прорубил вампиру пах, прошел через туловище и застрял чуть пониже груди. Кровосос оказался насаженным на рунный клинок и захрипел. Из раны полились целые волны крови. Волкир с трудом выдернул меч. Старик рухнул на землю и из последних сил пополз неизвестно куда. Инстинкт самосохранения заставлял его спасаться даже после такой страшной раны. Ролад наступил на него, придавил сапогом к земле и точным ударом отмахнул лысую голову, которая по пригорку скатилась в реку.

- Живучая тварь, - проговорил волкир, когда обезглавленное тело вампира перестало дергаться. - А мне говорил, что дряхл и сам прокормить себя не может... Складно врал, я ему даже поверил...

Ролад устало сел на землю, положив окровавленный меч рядом с собой. Вокруг трупа вампира расстекалась огромная лужа крови. Волкир перевел дух. Спина очень сильно болела после удара об стенку хижины. Но ему были знакомы раны и пострашнее. Не помешало бы отлежаться, но еще не все было закончено.

Волкир поднялся на ноги и без тени брезгливости изрубил дряхлое тело вампира на куски, затем вместе с головой сбросил в реку.

- Пускай обглодает всякая речная нежить, чтобы не встал при следующем полнолунии, - молвил он.

С трудом оттерев меч от крови, Ролад вернул его в ножны и отправился в хижину. Подобрал с пола телепортационный камень и внимательно оглядел.

- А вот и ключ к порталу. Не помешало бы проверить, откуда пришел покойный, - решил он и активировал камень...


*****



Глаза ослепила вспышка телепортации, колебания в воздухе бросили волкира в пот, затем - резкая перемена обстановки. Ролад тряхнул головой, сдул с плеча телепортационные искры, побочный эффект магии, и огляделся. Вместо жалкой хижины он попал в место еще более неприятное. Пещера. Довольно крупная. Темная. Сырая. В воздухе стоял мерзкий трупный запах. Будто бы в древнем склепе.

Трудно было разглядеть что-то в подобной тьме. Лишь где-то вдалеке виднелся лунный луч, видимо там был выход из пещеры.

Ролад пробормотал несколько слов на древнем языке. В зрачках его загорелись маленькие огоньки, тьму разогнало мистическое свечение. Несложное заклятие рассеивания тьмы позволило ему на протяжении часа видеть в темноте.

Увидев то, что скрывал мрак, волкир пожалел, что вошел сюда. На деревянных столах лежало множество трупов. У некоторых не доставало частей тела, брюхо каждого было вспорото. Все стены и полы были испачканы засохшими пятнами крови. Волкир многое повидал, потому сдержал эмоции, однако был уверен, что обычного человека на его месте стошнило бы, или же он упал бы в обморок. К счастью, с Роладом ничего подобного не случилось, и он решил тщательней осмотреть пещеру.

По правую руку от волкира на должном расстоянии от трупов было что-то вроде спальни. Деревянная кровать, обеденный (волкир вообще не представлял, как здесь можно есть) и письменный столы. Ролад подошел к письменному и осмотрел его. Кучи исписанных непонятными символами листов, пара книг о некромагии, два пожелтевших черепа и распечатанный конверт. Волкир бесцеремонно залез в конверт, посчитав, что хозяин жилища, а по совместительству крематория, не вернется со дна реки, чтобы запретить трогать свои вещи.

Внутри конверта лежало письмо, точнее небольшая записка, к счастью, написанная на всеобщем языке, на котором говорили по всему материку:


"Оргальд,

городская стража Хейдла уже догадывается о твоем местонахождении. Совсем скоро в твое логово нагрянут вооруженные люди. Советую тебе переехать в другую пещеру, как можно подальше от города и заниматься своими экспериментами там. Перед тем как уйти, сожги все свои драгоценные трупы, так будет лучше. Поторопись!

Сам знаешь кто..."


- Не мог оставить нормальную подпись, - огорчился Ролад. - Консперация, мать вашу... Так, выходит, что покойный вампир по имени Оргальд занимался ужасными экспериментами с мертвыми людскими телами, а не пил из них кровь, как сказал мне. Во время схватки он был в отличной форме, так что вполне мог раздобыть себе свежатинку. Хейдл - город далеко на севере, рядом с границей между Снежными склонами и Райдхардом. Значит и пещера эта рядом с ним. Выходить осматриваться нет смысла - не хватало еще наткнутся на городскую стражу, преследующую хозяина пещеры.

Оставив записку на столе, он тщательно осмотрел остальные части пещеры, но не нашел ничего, связывающего убитого вампира с кланами кровососов, а значит за его смерть мстить не будет никто. Убедившись в этом, он решил благополучно покинуть это неприятное местечко, пока в него не нагрянули бравые стражники.

Уже собираясь использовать телепортационный камень, он скользнул взглядом по одному из трупов. Когда-то это была молодая девушка, возможно даже симпатичная. Вся одежда с нее была сорвана, но на правой руке виднелся небольшой медный браслет. Волкиру вспомнилось, что старый рыбак Крат носит такой же. Как же хорошо, что старик не видит, что стало с его дочкой...

"...сожги все свои драгоценные трупы, так будет лучше" - вспомнились слова из записки.

- Так может тот "Сам знаешь кто" был прав? - пробормотал Ролад. - Не знаю почему, но прав...

Волкир убрал телепортационный камень в карман, подошел к телу девушки и снял с ее руки браслет. Затем нашел в пещере кремень и факел, зажег его. Им поджег один труп, после второй, третий. Когда огонь по цепи начал перекидываться с тела на тело, Ролад бросил горящий факел на пол, активировал камень и снова телепортировался. В последний миг он успел взглянуть на тело дочери рыбака...


*****


Рано утром в пристанище волкира деликатно постучали. Ролад сам открыл дверь. На пороге стоял староста Эвол, а за его спиной несколько селян. Среди них был и Крат.

Ролад уже собрался в дорогу - укутался в медвежью шкуру, перекинул через плечо ремень от сумки.

- Что случилось вчера? Почему ты сжег хижину на островке? - с порога поинтересовался староста.

- Так было нужно, - коротко ответил Ролад.

- Ну так что, был там кто-то?

- Был. Вампир. Он зомбировал падальщика, чтобы тот таскал ему человеческие тела, - пояснил волкир. - Вы обещали заплатить мне...

Услышав о вампире, крестьяне испуганно зароптали.

- А где доказательства? - усомнился староста.

Волкир достал из кармана тусклый телепортационный камень. После того, как хижина на островке была сожжена, портал уничтожился, и камень потерял свою силу, потому не светился как ранее.

- Что это? - спросил Эвол и протянул руку к вещице.

Ролад убрал камень обратно в карман, оставив старосту в неловком положении.

- Это телепортационный камень. Доказательство. Также на островке найдешь огромную лужу крови, крови вампира. Если захочешь твердых доказательств, опустись на дно реки и отбери у нечисти его останки.

- Ладно, я верю тебе, - молвил староста и протянул волкиру небольшой кошель с серебром. - Тут семьдесят монет. Конечно, понимаю, что вампир стоит куда больше, но нам нужно как-то перезимовать.

Ролад принял кошель и повесил на пояс.

- Я более не прошу от вас. А теперь извольте оседлать моего коня и благословить на дальнюю дорогу.

Перед тем как покинуть село, волкир подошел к реке. Всмотрелся в островок, в еще дымящие угли хижины. Затем достал из кармана телепортационный камень и выбросил в реку. Таскать с собой магическую вещицу, принадлежавшую вампиру-некромагу, хоть и потерявшую свои свойства, он не желал. Все-таки она связана с реками крови...

Обернувшись, он увидел старика Крата, который тоже глядел на островок с тоской. Волкир без труда догадался, о чем думает тот. Не проронив ни слова, он подошел к рыбаку и протянул ему браслет, снятый с тела его дочери. Старик с помесью боли и удивления посмотрел на него, молча взял в руки и прижал к сердцу. На глаза его навернулись слезы. Ролад с некоторым сочуствием поглядел на него и отправился в конюшню...


  1   2   3   4

Похожие:

Группа вконтакте iconРуководство и развитие группой осуществляет администрация через членов группы администраторов
Группа «Круглый стол» является дискуссионным клубом открытого типа в социальной сети «Вконтакте». Группа может временно стать закрытой...
Группа вконтакте iconГруппа ВКонтакте: http://vk.com/spasemeseniu

Группа вконтакте iconТелефон: +7 (982) 623 78 76 Группа Вконтакте

Группа вконтакте iconHttp://vkontakte ru/club10501812 «я коммунист !»
Специальная группа быстрого реагирования вконтакте
Группа вконтакте iconПаблик – (Публичная страница) сообщество Вконтакте, открытое для всех пользователей сайта Группа
Ство Вконтакте, подобное публичной странице, отличается возможностями: открытия стены для ее пополнения всеми пользователями, закрытия...
Группа вконтакте iconПоложение об открытом турнире по армрестлингу
Колпино, ул. Тверская, дом 58, корп. 6, Рк "formula city", группа вконтакте
Группа вконтакте iconC алексеем Румянцевым, вокалистом группы «Пионерлагерь Пыльная Радуга», мы пообщались по интернету (ты правильно все понял, мой юный друг через «ВКонтакте»)
«ВКонтакте». Перед ним я прочитал достаточное количество интервью с Алексеем, поэтому постарался не задавать банальные вопросы типа...
Группа вконтакте iconДрузья! Для нас границ не существует!
Крыму организовывается, ставший уже традиционно ежегодным, международный сырослет 2014. Группа вконтакте
Группа вконтакте icon9: 30 11: 00 Йога кпп (женская практика) Елена Коваленко
Телефоны: 8 (916) 361-52-02, 8 (917) 550-17-17 Сайт: yogatut ru Группа Вконтакте: vk com/aura club9
Группа вконтакте icon5 группа high heels, go-go, Sexy-style 1 группа
Группа здоровья stretching, партерная гимнастика, растяжка на шпагаты и развитие гибкости
Группа вконтакте iconПравила проведения конкурса «Уральские пельмени» (далее «Конкурс») Общие положения
Адрес страницы Конкурса в информационной сети Интернет: группа «Телеканал стс (г. Барнаул)» на сайте «ВКонтакте»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы