Жан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права icon

Жан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права


НазваниеЖан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права
страница2/13
Размер0.63 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Глава V

^ О ТОМ, ЧТО СЛЕДУЕТ ВСЕГДА ВОСХОДИТЬ К ПЕРВОМУ СОГЛАШЕНИЮ


Если бы я даже и согласился с тем, что до сих пор отрицал, то

сторонники деспотизма не много бы от этого выиграли. Всегда будет

существовать большое различие между тем, чтобы подчинить себе толпу, и тем,

чтобы управлять обществом. Если отдельные люди порознь один за другим

порабощаются одним человеком, то, каково бы ни было их число, я вижу здесь

только господина и рабов, а никак не народ и его главу. Это, если угодно, -

скопление людей а не ассоциация; здесь нет ни общего блага, ни Организма

политического. Такой человек, пусть бы даже он и поработил полмира, всегда

будет лишь частное лицо; его интерес отделенный от интересов других людей,

это всегда только частный интерес. Если только этот человек погибает, то его

держава распадается, как рассыпается и превращается в кучу пепла дуб,

сожженный огнем.

Народ, говорит Гроций, может поставить над собою короля. По мнению

Гроция, стало быть, народ является таковым и до того, как он подчиняет себя

королю. Но такое действие представляет собою гражданский акт; оно

предполагает решение, принятое народом. Таким образом, прежде чем

рассматривать акт, посредством которого народ избирает короля, было бы

неплохо рассмотреть тот акт, в силу которого народ становится народом, ибо

этот акт, непременно предшествующий первому, представляет собой истинное

основание общества (37).

В самом деле, не будь никакого предшествующего соглашения, откуда бы

взялось - если только избрание не единодушно - обязательство для меньшинства

подчиняться выбору большинства? и почему сто человек, желающих господина,

вправе подавать голос за десять человек, того совершенно не желающих? Закон

большинства голосов сам по себе устанавливается в результате соглашения и

предполагает, по меньшей мере единожды, - единодушие.


Глава VI

^ ОБ ОБЩЕСТВЕННОМ СОГЛАШЕНИИ


Я предполагаю, что люди достигли того предела, когда силы,

препятствующие им оставаться в естественном состоянии, превосходят в своем

противодействии силы, которые каждый индивидуум может пустить в ход, чтобы

удержаться в этом состоянии. Тогда это изначальное состояние не может более

продолжаться, и человеческий род погиб бы, не измени он своего образа жизни.

Однако, поскольку люди не могут создавать новых сил (38), а могут лишь

объединять и направлять силы, уже существующие, то у них нет иного средства

самосохранения, как, объединившись с другими людьми, образовать сумму сил,

способную преодолеть противодействие, подчинить эти силы одному движителю и

заставить их действовать согласно.

Эта сумма сил может возникнуть лишь при совместных действиях многих

людей; но - поскольку сила и свобода Каждого человека - суть первые орудия

его самосохранения - как может он их отдать, не причиняя себе вреда и не

пренебрегая теми заботами, которые есть его долг по отношению к самому себе?

Эта трудность, если вернуться К предмету этого исследования, может быть

выражена в следующих положениях:

"Найти такую форму ассоциации, которая защищает и ограждает всею общею

силою личность и имущество каждого из членов ассоциации, и благодаря которой

каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только самому себе и

остается столь же свободным, как и прежде". Такова основная задача, которую

разрешает Общественный договор (39).

Статьи этого Договора определены самой природой акта так, что малейшее

видоизменение этих статей лишило бы их действенности и полезности; поэтому,

хотя они пожалуй, и не были никогда точно сформулированы, они повсюду одни и

те же, повсюду молчаливо принимаются и признаются до тех пор, пока в

результате нарушения общественного соглашения каждый не обретает вновь свои

первоначальные права и свою естественную свободу, теряя свободу, полученную

по соглашению, ради которой он отказался от естественной.

Эти статьи, если их правильно понимать, сводятся к одной-единственной,

именно: полное отчуждение каждого из членов ассоциации со всеми его правами

в пользу всей общины; ибо, во-первых, если каждый отдает себя всецело, то

создаются условия, равные для всех; а раз условия равны для всех, то никто

не заинтересован в том, чтобы делать их обременительными для других.

Далее, поскольку отчуждение совершается без каких-либо изъятий, то

единение столь полно, сколь только возможно, и ни одному из членов

ассоциации нечего больше требовать. Ибо, если бы у частных лиц оставались

какие-либо права, то, поскольку теперь не было бы такого старшего над всеми,

который был бы вправе разрешать споры между ними и всем народом, каждый,

будучи судьей самому себе в некотором отношении, начал бы вскоре притязать

на то, чтобы стать таковым во всех отношениях; естественное состояние

продолжало бы существовать, и ассоциация неизбежно стала бы тиранической или

бесполезной.

Наконец, каждый, подчиняя себя всем, не подчиняет себя никому в

отдельности. И так как нет ни одного члена ассоциации, в отношении которого

остальные не приобретали бы тех же прав, которые они уступили ему по

отношению к себе, то каждый приобретает эквивалент того, что теряет, и

получает больше силы для сохранения того, что имеет.

Итак, если мы устраним из общественного соглашения то, что не

составляет его сущности, то мы найдем, что оно сводится к следующим

положениям: "каждый из нас передает в общее достояние и ставит под высшее

руководство общей воли свою личность и все свои силы, и в результате для нас

всех вместе каждый член превращается в нераздельную часть целого" (40).

Немедленно вместо отдельных лиц, вступающих в договорные отношения,

этот акт ассоциации создает условное коллективное Целое, состоящее из

стольких членов, сколько голосов насчитывает общее собрание. Это Целое

получает в результате такого акта свое единство, свое общее я, свою жизнь и

волю. Это лицо юридическое, образующееся следовательно в результате

объединения всех других, некогда именовалось Гражданскою общиной*, ныне же

именуется Республикою, или Политическим организмом: его члены называют этот

Политический организм Государством, когда он пассивен, Сувереном, когда он

активен, Державою при сопоставлении его с ему подобными. Что до членов

ассоциации, то они в совокупности получают имя народа, а в отдельности

называются гражданами как участвующие в верховной власти, и подданными как

подчиняющиеся законам Государства. Но эти термины часто смешиваются и их

принимают один за другой; достаточно уметь их различать, когда они

употребляются во всем их точном смысле.

_____________

* Истинный смысл этого слова почти совсем стерся для людей новых

времен: большинство принимает город за Гражданскую общину, а горожанина за

гражданина (43). Они не знают, что город составляют дома, а Гражданскую

общину граждане. Эта же ошибка в древности дорого обошлась карфагенянам. Я

не читал, чтобы подданному какого либо государя давали титул civis

(гражданин - лат.), ни даже в древности - македонцам или в наши дни -

англичанам, хотя эти последние ближе к свободе, чем все остальные. Одни

французы совершенно запросто называют себя гражданами, потому что у них нет,

как это видно из их словарей, никакого представления о действительном смысле

этого слова; не будь этого, они, незаконно присваивая себе это имя, были бы

повинны в оскорблении величества. У них это слово означает добродетель, а не

право. Когда Бодэн собрался говорить о наших Гражданах и Горожанах (44), он

совершил грубую ошибку, приняв одних за других. Г-н д'Аламбер не совершил

этой ошибки, и в своей статье "Женева" (45) хорошо показал различия между

всеми четырьмя (даже пятью, если считать простых иностранцев) разрядами

людей в нашем городе, из которых лишь два входят в состав Республики. Ни

один из известных мне французских авторов не понял истинного смысла слова

"гражданин".


Глава VII

^ О СУВЕРЕНЕ


Из этой формулы видно, что акт ассоциации (41) содержит взаимные

обязательства всего народа и частных лиц и что каждый индивидуум, вступая,

так сказать, в договор с самим собой, оказывается принявшим двоякое

обязательство, именно: как член суверена в отношении частных лиц и как член

Государства по отношению к суверену (42). Но здесь нельзя применить то

положение гражданского права, что никто не обязан выполнять обязательства,

взятые перед самим собой, ибо велико различие между обязательствами, взятыми

перед самим собою, и обязательствами, взятыми по отношению к целому, часть

которого ты составляешь.

Следует еще заметить, что, поскольку каждый выступает в двояком

качестве, решение, принятое всем народом, может иметь обязательную силу в

области отношений всех подданных к суверену, но не может, по противоположной

причине, наложить на суверена обязательства по отношению к себе самому, и

что, следовательно, если бы суверен предписал сам себе такой закон, от

которого он не мог бы себя освободить, - это противоречило бы самой природе

Политического организма. Поскольку суверен может рассматривать себя лишь в

одном-единственном отношении, то он попадает в положение частного человека,

вступающего в соглашение с самим собою (46); раз так, нет и не может быть

никакого основного закона, обязательного для Народа в целом, для него не

обязателен даже Общественный договор (47). Это, однако, не означает, что

Народ, как целое, не может взять на себя таких обязательств по отношению к

другим, которые не нарушают условий этого Договора, ибо по отношению к

чужеземцу он выступает как обычное существо, как индивидуум.

Но Политический организм или суверен, который обязан своим

существованием лишь святости Договора (48), ни в коем случае не может брать

на себя таких обязательств, даже по отношению к другим, которые

сколько-нибудь противоречили бы этому первоначальному акту, как, например,

отчуждение какой-либо части самого себя или подчинение себя другому

суверену. Нарушить акт, благодаря которому он существует, значило бы

уничтожить самого себя, а ничто ничего и не порождает.

Как только эта масса людей объединяется таким путем в одно целое, уже

невозможно причинить вред ни одному из его членов, не задевая целое, и тем

более нельзя причинить вред целому так, чтобы члены его этого не

почувствовали. Стало быть и долг, и выгода в равной мере обязывают обе

договаривающиеся стороны взаимно помогать друг другу; и одни и те же люди

должны стремиться использовать в этом двояком отношении все преимущества,

которые дает им объединение.

Итак, поскольку суверен образуется лишь из частных лиц, у него нет и не

может быть таких интересов, которые противоречили бы интересам этих лиц;

следовательно, верховная власть суверена нисколько не нуждается в поручителе

перед подданными, ибо невозможно, чтобы организм захотел вредить всем своим

членам; и мы увидим далее, что он не может причинять вред никому из них в

отдельности (49). Суверен уже в силу того, что он существует, является

всегда тем, чем он должен быть.

Но не так обстоит дело с отношениями подданных к суверену; несмотря на

общий интерес, ничто не могло бы служить для суверена порукою в выполнении

подданными своих обязательств, если бы он не нашел средств обеспечить их

верность себе.

В самом деле, каждый индивидуум может, как человек, иметь особую волю,

противоположную общей или несходную с этой общей волей, которой он обладает

как гражданин. Его частный интерес может внушать ему иное, чем то, чего

требует интерес общий. Само его естественно независимое существование может

заставить его рассматривать то, что он должен уделять общему делу, лишь как

безвозмездное приношение, потеря которого будет не столь ощутима для других,

сколь уплата этого приношения обременительна для него, и если бы он

рассматривал то юридическое лицо, которое составляет Государство, как

отвлеченное существо, поскольку это - не человек, он пользовался бы правами

гражданина, не желая исполнять обязанностей подданного; и эта

несправедливость, усугубляясь, привела бы к разрушению Политического

организма.

Итак, чтобы общественное соглашение не стало пустою формальностью, оно

молчаливо включает в себя такое обязательство, которое одно только может

дать силу другим обязательствам: если кто-либо откажется подчиниться общей

воле, то он будет к этому принужден всем Организмом, а это означает не что

иное, как то, что его силою принудят быть свободным. Ибо таково условие,

которое, подчиняя каждого гражданина отечеству, одновременно тем самым

ограждает его от всякой личной зависимости: условие это составляет секрет и

двигательную силу политической машины, и оно одно только делает законными

обязательства в гражданском обществе, которые без этого были бы

бессмысленными, тираническими и открывали бы путь чудовищнейшим

злоупотреблениям.


Глава VIII

^ О ГРАЖДАНСКОМ СОСТОЯНИИ


Этот переход от состояния естественного к состоянию гражданскому

производит в человеке весьма приметнут перемену, заменяя в его поведении

инстинкт справедливостью и придавая его действиям тот нравственный характер,

которого они ранее были лишены. Только тогда, когда голос долга сменяет

плотские побуждения, а право - желание, человек, который до сих пор считался

только с самим собою, оказывается вынужденным действовать сообразно другим

принципам и советоваться с разумом, прежде чем следовать своим склонностям.

Хотя он и лишает себя в этом состоянии многих преимуществ, полученных им от

природы, он вознаграждается весьма значительными другими преимуществами; его

способности упражняются и развиваются, его представления расширяются, его

чувства облагораживаются и вся его душа возвышается до такой степени, что ее

ли бы заблуждения этого нового состояния не низводили часто человека до

состояния еще более низкого чем то, из которого он вышел, то он должен был

бы непрестанно благословлять тот счастливый миг, который навсегда вырвал его

оттуда и который из тупого и ограниченного животного создал разумное

существо - человека.

Сведем весь этот итог к легко сравнимым между собой положениям. По

Общественному договору человек теряет свою естественную свободу и

неограниченное право на то, что его прельщает и чем он может завладеть;

приобретает же он свободу гражданскую и право собственности на все то, чем

обладает. Чтобы не ошибиться в определении этот возмещения, надо точно

различать естественную свободу, границами которой является лишь физическая

сила индивидуума, и свободу гражданскую, которая ограничена общей волей, а

также различать обладание, представляющее собой лишь результат применения

силы или право того, кто пришел первым, и собственность, которая может

основываться лишь на законном документе.

К тому, что уже сказано о приобретениях человека и гражданском

состоянии, можно было бы добавить моральную свободу, которая одна делает

человека действительным хозяином самому себе; ибо поступать лишь под

воздействием своего желания есть рабство, а подчиняться закону, который ты

сам для себя установил, есть свобода. Но я уже итак сказал по этому вопросу

более, чем достаточно, а определение философского смысла слова свобода не

входит в данном случае в мою задачу.


Глава IX

^ О ВЛАДЕНИИ ИМУЩЕСТВОМ


Каждый член общины подчиняет себя ей в тот момент, когда она

образуется, таким, каков он есть в это время, подчиняет ей самого себя и все

свои силы, составной частью которых является и принадлежащее ему имущество.

Это не означает, что вследствие такого акта владение, переходя из рук в

руки, изменяет свою природу и становится собственностью в руках суверена. Но

так как силы Гражданской общины несравненно больше, чем силы отдельного

человека, то и ее владение фактически более прочно и неоспоримо, хотя и не

становится более законным, по крайней мере, в глазах чужеземцев. Ибо

государство является в отношении своих членов хозяином всего их имущества в

силу Общественного договора, который в Государстве служит основою всех прав;

но для других Держав Государство является таковым лишь по праву первой

заимки, перешедшему к нему от отдельных лиц.

Право первой заимки, хотя оно и в большей степени является таковым,

нежели право сильного, превращается в подлинное право лишь после того, как

установлено право собственности. Каждый человек от природы имеет право на

все, что ему необходимо; но акт положительного права, делающий его

собственником какого-либо имущества, лишает его тем самым прав на все

остальное. Получив свою часть, он должен ограничиться ею и не имеет больше

никакого права на то, что принадлежит общине. Вот почему право первой

заимки, столь непрочное в естественном состоянии, безоговорочно уважается

всяким человеком, принадлежащим к гражданскому обществу. В понимании этого

права уважается не столько чужое, сколько то, что не принадлежит тебе.

Вообще же, для того чтобы узаконить право первой заимки на какой-либо

участок земли, необходимы следующие условия: во-первых, чтобы на этой земле

еще никто не жил; во-вторых, чтобы занято было лишь столько, сколько

необходимо, чтобы прокормиться; в-третьих, чтобы вступали во владение землею

не в силу какой-либо пустой формальности, но в результате расчистки и

обработки ее этого единственного признака собственности, который при

отсутствии юридических документов должен быть признаваем другими.

В самом деле, признать право первой заимки за потребностями и трудом

(50) - не значит ли это распространить это право настолько, насколько оно

может простираться? Можно ли не ставить границ этому праву? Достаточно

ступить ногою на общий участок земли, чтобы провозгласить себя тотчас же его

хозяином? Достаточно ли иметь силу, необходимую для того, чтобы прогнать

оттуда на некоторое время других людей, чтобы отнять у них право когда-либо

вернуться на этот участок? Как может человек или народ завладеть огромною

территорией, лишив человеческий род этой территории, иначе, как не в

результате наказуемого захвата, поскольку этот акт лишает других людей мест

обитания и источников существования, которые природа дает им всем в общее

пользование? Когда Нуньес Бальбоа (51), став на берегу, объявил от имени

Кастильской короны, что он вступает во владение Южным морем и всей Южной

Америкой, было ли этого достаточно, чтобы лишить всех жителей этих стран их

владений и преградить доступ в них всем государям мира? Такого рода

формальные акты повторялись впоследствии неоднократно и довольно безуспешно;

и католический король мог бы сразу завладеть из кабинета всем миром, но ему

пришлось бы затем исключить из своих владений все то, чем ранее еще

завладели другие государи.

Теперь понятно, каким образом соединенные и смежные земли частных лиц

превращаются в территорию, подвластную всему народу, и каким образом право

суверенитета, распространяясь с подданных на занимаемые ими участки земли,

становится одновременно вещным и личным, что ставит их владельцев в большую

зависимость, и самые их силы делает залогом их верности. Монархи древности,

видимо, не понимали как следует этого преимущества и, называя себя лишь

царями персов, скифов, македонян, считали себя не столько господами стран,

сколько повелителями людей. Государи нашего времени именуют себя более хитро

королями Франции, Испании, Англии и т. д. Владея таким образом землей, они

могут быть вполне уверены в том, что ее обитатели у них в руках.

Примечательно в этом отчуждении то, что община, принимая земли частных лиц,

вовсе не отбирает у них эти земли, - она лишь обеспечивает этим лицам

законное владение ими, превращая захват в подлинное право, а пользование в

собственность. Теперь уже владельцы рассматриваются как хранители общего

достояния (52), их права признаются всеми членами Государства и защищаются

всеми силами этого Государства от чужеземца, и эти частные лица, в

результате уступки, выгодной для всего общества, а еще более для них самих,

приобретают, так сказать, все то, что отдали: парадокс этот как мы это

увидим далее, очень легко объясняется различием прав, которые имеют суверен

и собственник на одну и ту же землю.

Может также случиться, что люди начинают объединяться раньше, чем они

стали чем-либо обладать, и, захватив затем участок земли, достаточный для

всех, пользуются им сообща или разделяют его между собой либо поровну, либо

в определенных соотношениях, устанавливаемых сувереном. Каким бы путем ни

происходило это приобретение, право, которое каждое частное лицо имеет на

свою собственную землю, всегда подчинено тому праву, которое община имеет на

все земли, без чего не было бы ни прочности в общественных связях, ни

действительной силы в осуществлении суверенитета (53).

Я закончу эту главу и эту книгу замечанием, которое должно служить

основою всей системы отношений в обществе. Первоначальное соглашение не

только не уничтожает естественное равенство людей, а, напротив, заменяет

равенством как личностей и перед законом все то неравенство, которое внесла

природа в их физическое естество; и хотя люди могут быть неравны по силе или

способностям, они становятся все равными в результате соглашения и по

праву*.

______________

* При дурных Правлениях это равенство лишь кажущееся и обманчивое; оно

служит лишь для того чтобы бедняка удерживать в его нищете, а за богачом

сохранять все то, что он присвоил. На деле законы всегда приносят пользу

имущим и причиняют вред тем, у кого нет ничего: отсюда следует, что

общественное состояние выгодно для людей лишь поскольку они все чем-либо

обладают и поскольку ни у кого из них нет ничего из лишнего.


КНИГА 2


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Жан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права iconЖан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права
В этом Исследовании я все время буду стараться сочетать то, что разрешает право, с
Жан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права iconРуссо Ж. Ж. Об общественном договоре. Трактаты / Пер с фр
В этом Исследовании я все время буду стараться сочетать то, что разрешает право, с
Жан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права iconЛион Фейхтвангер Мудрость чудака, или Смерть и преображение Жан-Жака Руссо
«Мудрость чудака» известного немецкого писателя Лиона Фейхтвангера – роман о великом просветителе Жан Жаке Руссо. В романе изображены...
Жан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права iconЖан Жак Руссо о политической экономии
Государство. Для того, чтобы различать сии два значения, в этом последнем случае экономию называют общей, или политической экономией...
Жан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права iconМишель де Гельдерод Феерия для театра господина де Жан-Жака. Действующие лица и исполнители: Господин де Жан-Жак

Жан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права iconОтветы для подготовки к экзамену по Уголовному Праву РФ
Понятие, предмет, метод, задачи и система уголовного права РФ. Соотношение уголовного права с другими отраслями права. Принципы уголовного...
Жан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права icon3. Принципы гражданского процессуального права
В учебнике есть всё – и классификация принципов (конституционные, отраслевые, межотраслевые принципы; применительно к процессу –...
Жан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права iconАлматинский колледж экономики и права
Принципы трудового права, их классификация и реализация в нормах трудового права
Жан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права iconЖан-Батист Мольер Тартюф, или Обманщик Мольер Жан-Батист Тартюф, или Обманщик
А что же мне, молчать пред гостем тем незваным, Который здесь, у нас, всевластным стал тираном?
Жан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права iconМольер Жан-БатистТартюф, или Обманщик Жан-Батист Мольер Тартюф, или Обманщик
Флипота, служанка госпожи Пернель. Действие происходит в Париже, в доме Оргона. Действие первое явление первое г-жа Пернель, Эльмира,...
Жан Жак Руссо. Об Общественном договоре, или Принципы политического Права iconПолитические права и свободы личности в современном мире
Права ч-ка это принципы, нормы взаимоотношений между людьми и гос-м, которые обеспечивают индивиду возможность действовать по своему...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы