Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия» icon

Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия»


Скачать 38.88 Kb.
НазваниеКак человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия»
Размер38.88 Kb.
ТипДокументы

Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей?

Арсений Нестеров - совладелец сети пиццерий «Академия» в Ярославле.

Вы придерживаетесь того мнения, что человек должен начать с себя и не ждать, что за него его позицию выскажет кто-то другой или кто-то другой начнет жизнь класть за то, чтобы он в соответствии с этой позицией что-то получил. «Начать с себя» - что здесь имеется в виду?

- Начнем с того, что мы даже сейчас не исполняем свой долг. Я имею в виду голосование. Мы то ходим голосовать, то не ходим. А это святая обязанность. Наша явка на выборы иногда бывает слишком минимальна. Хотя у народа постоянно спрашивают: «Народ, а как ты голосуешь?». Но большинство людей считает: «Плевать, без меня решат». А потом в итоге что-то не понравилось, и мы сразу уходим в оппозицию. Поэтому, давайте начнем с себя, и давайте будем хотя бы минимально выполнять то, что от нас просят, то, что от нас требуют.

С себя - означает трезво взглянуть и решать те проблемы, которые окружают нас, не ожидая команды сверху. Потому что это те вещи, которые нужно делать самому и не ждать, когда государство обратит на это внимание. Я имею в виду все аспекты нашей жизни. Начиная от того, что мне близко – это общественное питание. Например, когда я прихожу на предприятие (очень часто я ем на предприятии). Мне приносят суп, и я думаю: «Какой же вкусный суп!» Я думаю: «Такой же суп невозможно приготовить!». И выясняется, что оказывается, в него добавляют разрешенные государством усилители вкуса. Тогда я говорю: «Давайте разберемся. Это не то, что я хотел бы есть сам, и не то, чем я хотел бы кормить… Мы не должны переходить на химию. Мы же используем нормальные, качественные продукты. ТА получается, что один из поваров поленился взять соль, перец и приправы, которые способны довести до оптимального вкуса. Он просто кинул усилитель вкуса и больше ничего не надо. Мы посоветовались с моим компаньоном и решили запретить все это дело, хотя четко понимали, что наш суп, наше второе будут, соответственно, по вкусовым качествам ниже, чем у конкурентов. И это как раз то, что я называю «с себя». Это те вещи, которые внутренне коробят. Давайте сами, на местах, начнем их менять. Начнем их менять с простого замечания продавцу, который продает ребенку пиво. Начнем с себя, когда видим пьяного водителя, который едет по дороге. Ничего же не стоит позвонить в милицию и сообщить, что в таком-то месте едет пьяный водитель. Потому что в лучшем случае он сам попадет в аварию, и вы будете спасать ему жизнь, а в худшем случае - он останется в живых, но невинные люди могут пострадать. Поэтому давайте начнем с себя во всех отношениях. Давайте смотреть на этот мир по-другому. Мы сами можем его менять, а не ждать каких-то вещей от государства. И мы все-таки должны сами учить государство жить по нашим правилам, правилам, по которым мы хотим жить. Мы хотим иметь здоровое общество. У меня по этому вопросу многое накипело. Включая даже выключение телевизора, когда идет Дом-2. Это моя позиция, и я готов голосовать даже за лошадь, если она запретит Дом-2.

Надо начинать с того, что в нас еще осталось. Эти понятия духовности и морали, которые нужно вкладывать, воспитывать в молодежи. Если сейчас мы ничего не предпримем сами, это будет иметь последствия в дальнейшем. Мир большой, и переживает тяжелые времена. И сверху нашему «батьке» непросто смотреть на государство: есть нефть, есть внешние вопросы, есть враги государства, в конце концов, от которых он должен нас защищать. А то, что есть на твоей улице, то, что происходит с твоим соседом, то, что ты видишь что-то неправильное - все это зависит, прежде всего, от тебя.

- А вот в МК вышла статья «Кандидаты в депутаты прокладывают дороги к ярославцам»…

Тут есть два варианта. Либо люди асфальтируют за свой счет, потому что они состоятельные, и хотят показать свою готовность к помощи, либо это происходит за бюджетные средства. По-другому быть не может. Асфальтоукладчик просто так не приедет.

А вообще я это расцениваю… ну, не знаю… показуха – не показуха… Как-то уже выжили из этого, мне кажется. Я был затронут этой темой (по поводу дорог). Если взять в глубину, копнуть, то честно скажу, что это - показуха. Потому что это - не системное действие, это не то, что принесет благо в дальнейшем. Это конкретный шаг, ради того, чтобы показать, что «ВОТ Я!». Я к таким вещах не очень хорошо отношусь, потому что все, что не работает на перспективу для меня не интересно. А здесь должна быть долгосрочная перспектива.

И, интересуясь вопросом дорог, мы проезжали с автомобилистами и видели, как укладываются дороги. После этого у меня сложилось четкое мнение, что у нас нормальных дорог не будет вообще, пока мы не изменим сам подход к асфальтированию. Мы сейчас как раз и занимается асфальтированием, то есть мы дороги не строим. Это две разных вещи. Потому как, приходя на участок, который асфальтируют, я вижу серьезные технологические нарушения. Они видны, когда асфальт укладывается. Я стопроцентно уверен, что этот асфальт смоется через год, через два. И заново будут класть, и заново нарушать технологию. Хотя не нарушать технологию можно, и это не требует больших затрат.

- То есть речь идет о том, что делается сейчас в рамках гражданского патруля автовладельцев?

- Да. Именно. Люди могут добросовестно выполнять свою работу, и дорога простоит долго. Но сейчас люди работают там безобразно. Лишь бы сорвать денег и уехать. А в следующем году, может быть, еще сорвать. То есть, мы дорог-то и не делаем. Мы просто асфальтируем. Сменить подход, выработать механизм, чтобы такой безответственный исполнитель и подрядчик остался без денег. Ну, захотел ты сделать дорогу, - большое спасибо. Но ты не сделал дорогу, ты асфальт положил, а мы дорогу заказывали. Нужно изменять подход. Нужно заставлять людей работать, и работать качественно, работать на совесть.

- И это, кстати, еще один аспект гражданской позиции, потому что гражданская позиция может реализовываться не только в действиях, на которые способен обыватель, но и каждый человек на своем рабочем месте.

-Да. Он должен нести ответственность. Тот человек, прораб, который контролирует. Ты же смотришь, ты же видишь, ты же знаешь…. Ну, почему ж ты, редиска такая, не принимаешь меры, хотя и понимаешь, что делаешь халтуру?

Дело в том, что мы подходили и говорили с человеком, который как раз отвечал за эту дорогу: «Ты же здесь вот это не сделал. Ты же битумом не обработал. Ты же не убрал отсюда песок. Ты асфальт кладешь на песок. Ты же видишь? » И получали ответ: «Только что все обработали, а песок налетел».

Вы представляете уровень скотства человека, который тебе в глаза это говорит? Представляете уровень хлама в голове?! Человек даже не способен понять, что он делает СВОЮ работу.

Но представьте, это только дороги. А если возьмем наш злосчастный космос? Там тот же самый подход. Абсолютно тот же самый. Почему у нас ракеты уже не летают? То, чего мы добивались Советским Союзом, где были передовыми в мире… А сейчас не то, что удержать не можем, мы своей плохой, безответственной работой хороним миллиарды.

И так везде. И меня это коробит, меня это изнутри выворачивает. Мириться с этим я не могу внутренне, поэтому об этом и говорю здесь.

- Чтобы далеко не ходить, вот конкретно на Вашем примере. Вы тоже владелец бизнеса, то есть вы профессионал в своей области. Конкретно: как вы у себя реализуете вот этот подход?

- Во-первых, приведу небольшой пример (он радостный для нас) – один из наших работников (это мойщица посуды на одном из предприятий) родила тройню. На весь Ярославль был такой казус. Все подпрыгнули. Она хотела отказаться от детей, потому что профессия малооплачиваемая, как не крути. Троих детей у нас молодые полноценные семьи не могут воспитать, а тут женщина, от которой еще и мужчина ушел, бросил, узнав, что беременна. Ситуация сложная, тяжелая. Мэрия тут подключилась, потому что никак уже без этого. И общественное мнение…. Ведь человек попал в такую печальную ситуацию, когда понимает: «ну, одного-то ладно, а тройню вытащить, куда?...» Тяжело переживать это все. Мы уговаривали оставить детей. Потому что, она мать, и иначе нельзя. И это пример той ситуации, когда до сих пор держим руку на пульсе…. Управляющий периодически приезжает, и контакт поддерживает. Понятно, что какая уж тут работа? Тут трое детей. А потому помогали еще и с переездом. И здесь мы не безучастны и всегда открыты… Если какая-то жизненная ситуация возникает, - например, действительно нужны деньги на конкретные вещ и, - мы не отказываем тем работникам, которые у нас добросовестно работают.

Здесь я замечу, что есть такой ряд людей, которые работу выполняют халтурно. Тяп-ляп. Их нужно пинать. В этом случае большого желания оказывать помощь нету. Потому что это неправильно. Но есть те работники, которые уже долго проработали, зарекомендовали себя, и в отношении их мы понимаем, что это - наш работник, и мы хотим с ним работать, он нам нужен.

Я очень люблю тех молодых, кто что-то хочет, что-то пытается. Такие примеры есть на предприятиях. Меня очень порадовал тот факт, что когда недавно у нас открылось новое заведение, во главе его встал бывший официант. То есть, человек, который пришел к нам официантом. Меня это очень радует. И были моменты, когда мы (я имею ввиду меня и моего компаньона) кого-то тащили, воспитывали. А нам кидали заявления с соплями и со слезами: «Я ухожу!». Но мы находили силы, мы работали с этими людьми. Прошли большой этап. И теперь они - серьезные управленцы, которые могут управлять большими коллективами (а у нас там, как правило, меньше 50-ти человек и не бывает). Это тоже нужно уметь, это тоже люди, и конфликтные ситуации тоже бывают. В общем, - это живые организмы, на которые нужно тратить энергию, силы, помогать. Также сопереживать, наказывать… ну, и увольнять естественно, когда все это не помогло.

Я очень люблю вкладываться в молодежь и видеть отдачу от этого. И мне очень приятно, когда мои усилия не проходят даром, и человек растет. И не важно, остается он потом в «Академии» или нет. То даже тем людям, которые уходят (увольняются), я пишу рекомендательные письма, чтобы их и на новом месте заметили, увидели. И они пошли по профессиональной карьере выше, и, соответственно, по зарплате повыше.

- Еще об одной вещи обязательно хотелось бы упомянуть. Насколько я знаю, вы принимали участие в волонтерском движении во время ликвидации последствий трагедии в Крымске. Расскажите, каким образом все это получилось, и что вы там увидели.

- Я хотел бы выразить огромную благодарность Единой России, за то, что она есть. За то, что именно ненависть к Единой России заставила некоторых людей очень активно откликнуться. Татьяна Хватова – очень известный, особенно в молодежных кругах, человек. Мы с ней находимся на разных полюсах, но все-таки близки по духу, и часто с ней общаемся. И вот при каком-то из общений она говорит : «Вот, Единая Россия (помните, наверное, эту историю) клеит на коробки с гуманитарной помощью, которую принесли ярославцы, свои логотипы и отправляет в Крымск. Я не могу это терпеть! Нужно как-то реагировать!». И возникает идея самим поехать в Крымск.

Для меня здесь, в первую очередь, было интересно понять, не огрубела ли у меня душа? Мы идем по улице, даем подачки, тем кто просит. Даем денег алкоголику, который хочет выпить? Или, может, бабушке, которой действительно нужны деньги. То есть, какие-то простые вещи на примитивном уровне делаем. А здесь такое дело. И готов ли я? И что я вынесу вообще из этого? Мне это было очень интересно. Ну, и своими глазами увидеть, что же все-таки на самом деле, по факту, происходит. Потому что информация, на самом деле, очень противоречива: в интернете одно, по телевизору другое, люди пишут третье. И мы сами решили гуманитарную помощь собрать, сами упаковать, и сами поехать. Очень хорошо, что много людей сразу откликнулось. Больше всего, конечно, меня поразило то, что самые бедные у нас, оказывается, и есть – «самые богатые». Два пожилых человека, для которых каждая копейка на счету, крайне важна… И мы понимаем, что им тяжело живется, особенно с этими пенсиями, с их достатком. Несмотря на то, что они столько лет отработали на государство, но и все равно находятся за линией бедности. Причем с той, с другой стороны, с низов. Они принесли постельное белье, туалетную бумагу, еще какие-то вещи, которые не так дорого стоят для нас здоровых, молодых, имеющих работу. А для них - это действительно деньги. Эта та копеечка, которую они могли бы потратить на валокордин или еще на что-то. Но они смогли, купили это и принесли. Я спрашиваю: «А зачем вы это делаете?» И мне очень понравился ответ, и он мне в душу заложился: «А если с нами такое случится, мы надеемся, что из того города или из другого, какая-нибудь бабушка-пенсионерка принесет, и я здесь получу то, что мне нужно. И мне будет спокойно. На будущее». Здесь я сразу провел параллель – «возлюби ближнего своего». И люди в возрасте, наверное, еще с тех времен, с белых платков, еще сохранили православные ценности. И относятся они к этому как к должному, и с пониманием. Это первый пример.

Собрали мы помощь крайне быстро. И причем помощь на 95% была нужной. То есть люди не понесли изношенные вещи, в основном это были вещи нужные. Мы практически ничего не выкидывали. Не было никаких истоптанных каблуков, которые из помойки достали. Были реальные вещи вплоть до стиральной машины. Один из предпринимателей города принес большой тюк с брендовой одеждой и лично просил: «Арсений, я боюсь, что все это куда-то денут. Поехать я не могу, у меня магазин. Вот вещи, хотел помочь.».

Мы собрались. Я поехал на своей машине, как машина сопровождения. Поехала наша фура, в которую мы все погрузили. Мы поехали в Крымск.

- И как там пострадавшие отреагировали?

- Сейчас я уже могу сказать, что сильно переживал, особенно в первый день. Это было очень тяжело. Когда мы приехали, то очень быстро разобрались в ситуации. Таня держала руку на пульсе событий, с волонтерами связывалась. То есть, мы знали, куда мы едем, как объехать дороги, где пробки. В общем, мы приехали на место, где нас уже ждали, и ждали конкретные адреса конкретных людей: кому что нужно было. Гуманитарной помощи было достаточно много собрано, целые поля. Но не было возможности доставить ее до людей. Не было машин, не было людей. Когда ты приезжаешь, стучишься в дом без света, с фонариками, ищешь кого-то, кто бы мог тебе открыть… И вот первый, кто нам открыл, был мужчина… отрешенный совсем. С виду, как будто бы пьяный. Потом уже узнали, что после случившегося у него все болезни обострились: и давление, и сахарный диабет, - все, в общем. Он попросил только одно (в память врезалось) – это мыло и веревку. То есть человек был в отчаянии. Потому что для него это было уже второе подтопление. Дом вынесло вообще уже совсем. С одной стороны вода зашла, с другой вышла. Отодрало даже панели на стене. А мужчина уже в возрасте, понимает, что у него нет ни сил, ни здоровья, ни возможности восстановить дом. И есть понимание того, что этот дом уже никому не будет нужен: ты не продашь в подтопляемой зоне этот дом никому. И что тебе остается?.. Это очень тяжело. Ему ничего не нужно было на самом деле. Он спал на какой-то старой перине, сырой, и он ничего не просил. Он был в отчаянии большом, в горе. И Таня, когда с ним разговаривала, попыталась успокоить как-то, уговорить не накладывать на себя руки. Потому что мы не знали когда мы уедем, а вздернется мужик, и как-то тяжело это ощущать. Уйти мы не могли, хотя от помощи он и отказывался. И после разговора я увидел в глазах Тани то же самое: апатию, отрешенность. И нужно было Тане помогать, потому что она часть боли его на себя взяла. Пережила внутренне.

Я подумал: «Ну, нет. Надо все брать в руки». Вперед поехали. Зашли. Что нужно, не нужно? Поставили кровати, заправили на 2 этаже, записали, что ему необходимо. А ему нужно было все, что связано с сахарным диабетом. Все препараты, померить уровень сахара. И все это мы на следующий день смогли найти в лагере.

Вот так нас встретил Крымск. Но потом были разные типажи. Были типажи, которые просто нагло и хамски хотели, чтобы мы разгрузило всю машину с гуманитаркой у них во дворе, ссылаясь на то, что их соседи уже давно забили тюки. Были такие (в основном это были турки), которые по пунктам выдачи собирали детское питание, памперсы, набивали квартиры, которые не пострадали от затопления. А потом подгоняли газель и увозили это за 200-300 км, чтобы сбыть. Это, конечно, скотство. И это было неприятно. Когда приходили «смотрящие» и наблюдали за нашей фурой: что и куда мы разгружаем, - это было мерзко. Я это чувствовал. Потом еще подошли двое мужчин, попросили детского питания. Двое здоровых мужиков. А поскольку волонтеры мы были уже опытные, то я несколько хамски ответил: «Зачем вам это нужно? Вы это все в деньги перевернете и все!» Тут же получил нагоняй от Хватовой: «Ты что делаешь?! У них действительно могут быть дети!» Но по улыбке одного из них я понял, что это и есть те сволочи, про которых говорят «для кого война, а для кого и мать родна». Вот с этой мерзостью, с этим скотством пришлось столкнуться. И не знаешь, как действовать. Неужели у людей совершенно совести нет?..

Крымск разделился: половина находится в тяжелейшем состоянии, многие не могут даже выбраться (а мы приехали на девятый день) и - пол Крымска, у которого «пятница»! Там у них работают рестораны, у них свои дела, они живут. Эта половина Крымска могли подъехать к местам выдачи гуманитарной помощи, погрузить в машину и отвезти тем, кто нуждается. Это вопрос пяти-шести поездок двадцатой части города, которая на машинах. Почему этого было не сделано? Где был мэр, который не показал примера, не постучался в души людей, не сказал, что надо? Из других регионов приехали люди на машинах, а сам Крымск не хочет себя спасти.

Меня это бездушие, эта безответственность, причем на всех уровнях, очень возмутили. Но есть и хорошие примеры.

Скажу, что русская душа - жива. Как я это увидел? Проявилось это в тяжелый этот момент. Проявилось оно в том, что те люди, которые действительно пострадали, пострадали сильно, были скромны в своих желаниях. Люди, которым действительно нужна была помощь, были настолько крайне скромны, что зачастую их приходилось уговаривать принять помощь. Мы были на улице Речная. Это одна из тех улиц, что лежат на берегу этой реки. Та, на которой волна по второй этаж доходила. Вот эти люди были очень скромны. Когда мы привезли продукты и воду, они говорили: « Ну, возьмем 3 баночки тушенки и пачку макарон». Ну это что такое для семьи, где мать, отец и четыре девчонки, у которых нет дома? На что эта пачка? Ну, день проживут, ну два. Я говорю: «Берите сразу коробку тушенки, воды, сколько у нас есть и то, что без холодильника может храниться». А нам говорят: «Зачем нам столько?» И приходилось объяснять, что: вы сегодня покушаете, завтра покушаете, чем больше возьмете, тем меньше потратите на продукты. Тем больше сможете потратить на то, чтобы восстановить дом. И только тогда люди задумывались: «А, ну да!». И эта улица вся была такая. Правда, жены быстрее понимали, чем мужья. Мы два дня с этой улицей общались. Был такой мужчина, которому было наплевать, что случилось, он был полон сил, бодр и готов уже ремонтировать. Он уже ремонтировал и просил инструменты. Говорил, что надоело ему отверткой все отковыривать. На следующий день привезли ему болгарку и еще какие-то инструменты. И у этого мужчины было счастье… Он расцвел. И говорил, что ему ничего больше не надо. Вот инструмент дали - и все. И ботинки ему не нужны, хотя ему говорили, что ему завтра на работу не в чем идти. Он смотрит: у него одни сланцы и рубашка вонючая, которую не постирать. Воды ведь нету. Он смотрит и говорит: «Ну да, вообще-то не в чем идти…» Задумался. Начал смотреть одежду. А вещи как раз из того тюка - брендовой одежды. А люди хоть и живут в деревенском доме, но не дураки. Померял обувь и понимает, что такая обувь чуть ли не на свадьбу, а тут и дорог-то нет. Ну, извините, другой обуви нет. А рубашку выбирал… «А вдруг не подойдет ворот? Размер вроде тот, а вдруг ворот не подойдет?». Говорим: «Так возьми, да померяй». А он говорит: «Нет, я не буду, я боюсь ее испачкать,» . Меня это настолько глубоко впечатлило… Человеку дают новую рубашку, а он не хочет ее мерять, заботясь о том, что ее захочет померить кто-то другой, кто точно будет уверен, что это его размер. Вот уровень понимания и душевного состояния человека в тяжелой ситуации: – не принять помощь, думая, что она другому нужнее. Меня это очень тронуло. А жена его… Я, наверное, в первый раз услышал слово «спасибо» в том смысле, в котором оно было придумано. Жена его перенесла какую-то операцию на горле и не могла говорить, а только хрипела. Что-то ему шепотом говорила, показывала. Сын подошел, померил вещи какие-то. И когда мы уже собирались, она взяла меня за руку и прошептала, а может быть, просто губами сказала: «спасибо». И я понял, что не голосовыми связками это было сказано, а где-то изнутри человек настолько громко произнес эти слова, что до души они дошли как гром паровоза, который кричит. От этого стало приятно. Очень приятно. Я испытал это ощущение: когда ты что-то делаешь для человека, и слово «спасибо» - это не то спасибо, которое после «дайте чашку кофе», а то, которое идет из самой души.

Это были положительные моменты. Радостные. Что есть все-таки человеческие чувства и качества у нас, хоть на зачаточном уровне. Или может быть, их не настолько видно в повседневной жизни. Но они есть, они у нас всплывают, и русская душа - она жива! Есть за что биться, есть куда стремиться. И потому у меня руки не опускаются, и я понимаю, что благие вещи можно делать у нас в России. Можно идти вперед не под знаменем денег и власти, а под совершенно другими знаменами, человеческими. Это я понял. И что начинать нужно с себя. А хорошие люди у нас есть, и они могут организоваться. Это очень приятно, значит мы не одни. Те, кто может, кто понимает, кто думает, кто мыслит. Ну а остальные подтянутся, я так думаю.

Похожие:

Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия» iconКак человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия»
Вы придерживаетесь того мнения, что человек должен начать с себя и не ждать, что за него его позицию выскажет кто-то другой или кто-то...
Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия» iconКонкурс фотографий, демонстрирующих активную гражданскую позицию молодежи (далее Конкурс)
«Выбор за нами» конкурс фотографий, демонстрирующих активную гражданскую позицию молодежи (далее Конкурс)
Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия» iconВаша кровь может спасти человеческую жизнь
Каждый человек в течение жизни может оказаться в ситуации, когда ему будет необходимо переливание донорской крови. Поэтому донорство...
Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия» icon-
Помочь детям и подросткам понять себя как звено в непрерывной цепи поколений. Понять свою неразрывную связь с теми, кто жил до них....
Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия» icon-
Каждый человек, вступая в определенную фазу своей жизни, хочет знать, как Это протекает у других людей. Подросток переживает все...
Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия» iconДорогие друзья! Я хочу разъяснить свою нынешнюю позицию. А то некоторые думают, что это он придирается к хорошему человеку. Ну, во-первых, человек действительно прекрасный, кто бы спорил
Я хочу разъяснить свою нынешнюю позицию. А то некоторые думают, что это он придирается к хорошему человеку. Ну, во-первых, человек...
Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия» icon-
Как может человек, по отношению которого нет других национальностей, питать ненависть к этим другим национальностям? В его психике...
Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия» iconВладимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала
Сегодня в мире насчитывается 17 миллионов долларовых миллионеров. Может ли обычный человек, не имеющий стартового капитала и криминальных...
Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия» iconДеревня ужаса. Предисловие
Как это может быть опасно для нашей жизни. Ведь рядом с нами есть и другие миры, а в них живут такие же, как мы люди, а может и нет....
Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия» icon-
Эта информация так же жизненно важна для всех Думающих людей. Большинство людей отказывается верить своим глазам и ушам и первый...
Как человек, имеющий свою гражданскую позицию, может помочь жизни других людей? Арсений Нестеров совладелец сети пиццерий «Академия» iconПол А. Тот Сети
Шейлы, написать ее портрет. А читатель в это время попадает в сети, наброшенные фокусником Полом А. Тотом, и как зачарованный следит...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы