Книга источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры icon

Книга источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры


Скачать 217.86 Kb.
НазваниеКнига источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры
страница4/6
Размер217.86 Kb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6

— Боги наши ждут врагов наших, себе те, Вышень грядет на марицех до нас.

Говорит:

— Идите, гадятся града ваши, укрепите их, либо будет Зура. Крепка. То Сварог меня пошлет до вас, это темные те силы небесные. Завшивленные.

Также рассуждайте. Воинов бережет.


5.б


От времени до времени все.

Рождаются среди нас. Своих же сисек, либо есть по самую смерть. Назад забегаем мы, также ильмерцы, которые нас охраняли не единожды. С нами соединялись. Кровь свою давали и нам. Дривь была на Руси, хазары, сегодня свои варяги. Мы же сами русичи, никогда не были варягами.

Оставляем на солнце молоко, наше на травах, за нашими отличие, до их жалуются, ни травное, также говорит пора старости. Даем осуриться и отопьем трижды во Славу Богам, пятикратно за день. То наша старая традиция, Богам должная есть потребность. Треба та будет связью между нами и Богами. Ни Мара, ни Морока не смеем славить. Те Дивы ведь наше несчастье. Наш Дидо есть в ее Сиверзе.


Веда 10

об исходе из Ини


2.б-III


Это будет нового времени Оседень, огнищанин. Это его благо будет. Боги ему давали овец много, и скота опасности в степях. Это будет новая его пора в травах многих. Боги давали ему скотины приплод и умножали его. Так идет перед очами странник-муж и говорит ему:

— Изойдут сыны твои в земле той до края чудного, который и есть в захождении солнца. То солнце спит в одре золотом.

Это всадник скачет до него и говорит солнцу:

— Грядет солнце до лузы своей синей. То имеет уклон до повоза твоего и наблюдается от востока.

Так решено было скакать отсюда до иного края. Вечер скачет, близок его Инь, всадник рассуждает:

— Ежели солнце зайдет за горы свои, возницу свою золотую не покинет.

То вороги хотят утаить. Те приближаются, всадник скачет до иного края. Так заря идет. Ведет лучи свои и одежды Дажьбовы трясет. Лучи текут до края небесного и это говорят.

Так два сына шли до захождения солнца. Видели там много чудес. Травы злачные. Возвратились до отца, рассказали ему, как прекрасен край тот. Многие племена и роды изъявили волю стать до тропы той. Собрались все по Оседню. Тут говорит Орей отец сыновьям своим:

— Быть во главе у всех родов.

Не захотели они и разделились на этих и новых, это либо князь Иден ведет людей своих в полдень. Орей ведет в края морские. Тут была сушь великая и песка много. Дошли до горы и там осели на пол века, опережая в сотворении конницу великую, идя в земле чужой. Там воины стали на тропы его, до Сильча его прятались, были разведены. Таковыми шли дальше. Видели земли теплые. Не берегли их, так как многие чужие племена там сидели. Пошли дальше, это Боги ведущие, как люди, свои. Потекли вновь до горы великой. Там перо учили, во врагах идя дальше. Те многократно имели всем воспоминания на то, тянутся за своими также.

Отцы наши очищали мольбу омовением. Мылись, мольбы творя, очистив души свои и тела, как Сварог в Уставе том очищался, Купалец на то указывает. Не смеем того ослушаться. Все моем тела и умываем дух свой в чистой воде живой, то идем трудиться, все каждый день мольбы творя и сурью пьем, когда готовую имеем. Ту пятикратно выпиваем за день и хвалим Богов наших в радости той, так как всем в сурье молоко наше, на пропитание наше. Корм идет в крови до нас, тем живем. Травы злачные отвариваем, новые до молока. Так ожидаем каждый часа своего, текут то рекою те сыны мои, так как времен они утраченных, нежели его вечность перед нами. Там видим пращуров своих и матерей, которые отошли до Свароги. Там стада свои попасут. Мутят. Венки свои свивают. Жизнь имеют, так как наши там, ни есть иегунште, ни еланьште, нежели Правь княжит ими.

Та Правь — истина, так как Навь совлечена, нежели Явь дана и пребывает в веках вечных в Свентувиде. Это Заребог идет краями теми и разговаривает с пращурами нашими, так как живем в землях и так как страдаем. Ждем, из-за ожидания имеем зол много. Там зла не имеют. Травы зеленые встречаются им, встречается шелест свой в воле божественной и счастье людей тех. Так умеем видеть степи райские в Сварге, как синеву его. Та синь идет в Бога Сваргою и Велес идет править стадами их. Текут на золоте и водой живой. Никакой одерени в крае том. Рабов иных не имеется там и жертвы иные, когда хлеба не имеют. Это виноград и мед, и зерно дают до молебен тех.

Так провозглашаем Славу Богам, которые ведь отцы наши и есть мы сыны их. Достойными будьте в чистоте телесной и душе нашей, которая никогда не умирает. Не помирает за время смерти телес наших. Погибшему в поле, при перуннице, дает воду живую опыта и напоив им, идет до Сварги на коне белом. Там Перунько его встретит и ведет до благих своих чертогов. Там перебудут время они и достанут тела новые. Так живые имеются в радости при сне и до веков вечных, про нас мольбы творятся.


Веда 11

О междоусобице.


8


Так стала мерзка русам распря.

О междоусобице.

Жаля стала между нами. Почаще плакала. Ворчала им. Да не пойдем за ней, так как там стала беда, погибель наша. Дождались до той поры. Так как, ожидая, не уменьшится от нас ничего воспоминаниями о том, как об отце Орие, един род Славене. Поэтому трое сынов его разделились на троих. Так стало в Русколане. Винницкие тоже все разделились надвое. Та Ботева об боросах, которые были разведены надвое. Тогда имеем скоро десять. Пошли гряды городить. Границы обустраивать, те если бы имели все делящееся, до бесконечности. Та Борусь едина может быть. Не десять. То родится. Родичи все делятся. Потчуют.

Тот раз враг налез на нас, имамов браните, это Орцень. Не скажите, какого отца и матери. Еще либо имеете десять кровей. Сгинувшей от врага немного в учете есть. Пребывает в родах до конца твоего десять, ими сотворите тысячу, они годами теми, оглядывая коров, водили по степям.

Тем многократно говорили слова многие о родичах своих. Посчитай сам от себя, вычислишь пращуров. Орея отца, то-то вредного творить не будем сами, имена на стенах сидят, либо следы свои, не пойдем по Галарреху, его убудут годь до полуночи. Там исчезнут.

Берендеи шли до нас. Рассказывали нам, как Вельма велика, притеснения имели от ягов, которые поставили на след иегунов. Так Боллоярь и им говорил:

— Подождите прежде донь.

Ходила с пятью тьмами донь неожиданно. Били ягов, которых разогнали во все стороны, как блаженных, беря коров их. Дочерей, юношей и старших побили наскоро, мы семьи русичей имеем, гордитесь походу нашему. Держались едино одни. Примите это до смерти правило.

То еще помянем Дория нарицательно, того, который на нас учился. Побили нас за наши разделения, то-то либо варяжский Ерек. Асько уселся на границе нашей. Мерзячат нам до границы той своими потомками, роду славуней которые пришли до ильмерцев.

— Руси объединяйтесь до годи. И тут будет тысячелетнее подчинение на нас, кельтов, с железом своим.

Подкачали нас, поворачивая до захода солнца, такова есть твердая рука держащая нас и того, от Риела до измечен. Астрахо ему.

Венды чертили слоги от выступающего, от земли нашей. Илморцы, на то глядя, не все обороняли до целого. Заглядывали ничего сами на многое, то разворачивали иначе, так как илмо не хотели железо брать до рук своих.

— Не все браните от врагов, таким образом роды иссохнуть могут.

Боимся иных наслоений, гром гремит в Сварге синей. Умеем лететь на врагов как ласточки борзые. Громовые. Та скорость и есть меч новый. Русский. Метки умеем донести Иня, чтобы стала степь Скуфская болеть за нас. Всякий бродящий в ней пришедшим стал. Енме нашей крови там хотят иметь. Наши родичей житие имеют, либо раскол вчерашний его, ведь днями варензе и греки.

Только не домысливают все до того, ведь их будничность отрокова, размножаясь, брали земли Руси. Брали себе. То Бина, не Бендла на той Корче. Поэтому врагов манит, не дала всем охомутаться. До переправы правила Вяждена, чтобы тянули те и до Камы: хотят чужой владеть. Не было той, хотят и те, сама Жаля великая тому, которые не домысливают слова тайные. Гром ему небесный, чтобы поверг всех далее.

Не восстановишь владения наши, единый есть Хорс. Перун, Яро, Купалва, Лада, Дажьбо. Если ждем, Купалва придет в венце, который же возлежит на голове его рассеченной от ветвей зеленых. Цветие. Плоды тем временем имеем далекие в Днепре. До Руси скачите, в смерти нашей немыслимо стать.

Жизнь наша на поле есть прекрасном, бьет крыльями Матерь Сва, Слава! Призывает нас идти до сечи. Быстро идти и нам, не доедая, беря тук питательный, под открытым небом уметь спать, на сырой земле. Есть траву зеленую, пока не будет Русь вольна и сильна, за те ее времена, покуда годь идет от полуночи, Иерменрех — это тоже иегуны. Так это поддержат они. Сами имеем два врага, на два конца земель наших. Так Болорев перед трудами великими. Засомневается в том, что Матерь летает. Сказано:

— Как смели припасть не иегунам. Раньше ей. Разделите их. Все поворачивайте на годь.

Той так делая, разбили иегуны. Это повернуло на годь, там утвердили сына Иерменреха.

Насмерть


8/1-III


и тут свои родичи бывшие делятся. Кому старше почин будет, который либо все знает, да до отцов. Пора отца Марищенска, который в Дон идет. Который забудет — простец. Так великая свара одолела русов, которые порой будут все до расторжения и расторгнутся так горько, от своей земли же не я, не ботев. Не имели и силу сцепиться на кругу. До крыльев всякий свой стал поглядывать на соседа своего. От этого веры не имели, какова межа, ворожит до сечи, так пройдет воспоминание. Подчиненность оспаривается стать на поход и у кого обод лучше. Какая еще чернота в древности была, наречие, о витязевстве.

Тогда о напевах, о походах от отцов своих, такое либо Русколанье пало до ниц от годи. Иегунского зверства.

Тогда Киевская Русь творилась Антова. Годь этому страшилась, идти стала вон до своей Рензе, так как вехой своей Рензе ведь две, одна вендов стала, а другая годи. Тут годь прибывала до них. Годь всем усилилась там оттого. Венды стали ослабевать всем, как те до того, потому, что Жеменд была около той. Та была Литавой и это назовется Илмо от нас, ежели назвали ильмеры. То либо Дахом стала и нету, так как стала Глутве.

Тогда будем с Иры. Нас еще и боть, иного железа наточат. Наших иных:

— Тора извергнуть, оттого свои это либо аски. Ерек по непрам ходит. Людей наших зовет до Бореи. То как дары имеем при себе, так не можем сами идти до них, оттого да будет во учение.

Понимать стали наши ошибки. Имеем другую стать, от веры это либо Аск имеет и воинов своих посаженных на ладьях. Идет, загребая иначе. Вместе идет на Грець, да нищие их города. Да жертвует Богам в земле их, на тот день истина такова, так как Аск не истинный русич, не Ботева Варензь.

Имеем иную метку, то Гмоть русскую попирали нами. Злое деяние погибель имеет и Ерек не истинный русич. Тоб, то лис, идет хитростью до степи.

Были гости иные, которые тому доверялись, все на старые погребения ходить сами стали. Там помысливали, как действовали пращуры наши возле трав зеленых. Там выведывать стали, какова бытность. За что и те


8/2-III


от морских берегов Годьского моря, идем до Непры.

— Инда не видим, сами иного бродица, как рус.

Те то иегуны. Яги ведь отрешены так, имеем сами боярина в Голенде, который нами погордился. Нас дерет на части от утра до утра, видим иное зло всем делается на Руси. Ждем, когда будет до добра, это не наступит никогда, если силы свои не сплотим. Везем метку единую до мысли нашей, то глаголет Вам голос предков. Тому поверьте, так как иного не стоит делать, идя до степей наших. Боритесь за жизненность нашу, так как города новые, нежели скоты бессловесные, которые не ведут.

Это прилетела до нас и осела на дерево. Спела птица и всякое перо ее иное. Сиять цветами разными стали, и в ночи, как днем. Спела песню до Борея. До поры то будем сами, прячем оврагами воспоминания о том, каково его отцовство, наше донес во Сварге синей. Голендь — до нас. Это лучше усомниться до этих. Так самостоятельные с отцами нашими, не едины сами.

Мыслим о помощи приуныло. То видим, как скачет в Сварге вестник на коне белом. Тон меча сдвинет, до небес расторгнет облака. Громи. Течет вода живая на нас. Пьем ту, то либо та всяко от Сварога до нас жизненно течет. Ту пьем, так как истощается жизнь божеская на земле, тут либо то Корова Земунь идет до поля синего и опущена есть траву ту. Молоко дает, и течет то молоко до хлябей. Светит в ночи звездами над нами. Тут молоко видимо сияет нам, та либо путь Прави. Другого не имеем, имейте то чувство и потомки слова тайного. Держи сердце свое в Руси, которая его. Прибудет нашей земле.

Ту, имея, обороняйте от врагов. Умрете за нее, как день умирает без солнца, свет не потому, что есть темень, имеется вечер. Умирает вечер. И наступает ночь, в ночи Велес идет во Сварге, по молоку небесному. Идет до чертогов своих. В заре это подводит до ворот, там ждем своего спева зачатие. Велеса славьте от века до века и хоромину его, которая блестит огнями многими. Ставьте огнище часто, Велес учил предков наших землю пахать. Злаки сеять. Жать, венцы обвивать, в полях страдных. Ставить снопы до огнища. Чтить его, как отца божеского, — отцом нашим.

Матерям Слава! которые нас учили до Богов наших. Водили по рукам до стези Прави, так идем вместе. Не будем становиться нахлебниками, потому что Славуне русы, которые Богам Славу спевают. Так ведь Славуне оттого тут, либо красная заря идет. Камни нижет на убранства свои. Ту ее наблюдаем от сердца, так как русские, не то, что греки, которые не встают в Богах наших. Болтают злое за глаза, то либо всем сами себя именуют славы. Славу от нее укажем их, на железе ихнем, идем, вместе становясь. На меч ту, «медведева» остается, сыскав славу ту, его. Эллинов покореженной останется.

Говорят иные о русах, они то не убьют, ежели лежащий, не бывает без нужды; греки же, наоборот, враждебные на похоть свою, такая-то русов гордость имеется. Похлебку дают не так, как грек, который берет. Всем озлоблен на дающего, ту либо Славу орлы кричат в разные стороны, так как русичи ведь вольны.

Сильно поступают,


8/3-III


если же наши пращуры сооружения всем творили, починя, греки, которые пришли гостями на торжища наши, прибыль усматривали, видя землю нашу, посылали до нас множество юношества. Дома строили. Города для обмена и торжища. Однажды видим воинов их омеченных и с броней. Скоро нашу землю прибрали до рук своих. Сотворили игрища иначе сами и тут видим, греки новые ведь празднуют. Славуне все батрачат на них. Так наша земля, которая четыре века была наша, стала грецкой и сами там как псы, да женят нас скоро камнями вон оттуда, тайно земля огречена ими, такое донесение имеем, станем сами доставать ее. Кровь нашу прольем, чтобы стала больно родива.

Жирно летит в Сварге Перуница. Несет рог Славы, надо испить его до дна. Память нашу имеем, стали отставать от врагов наших. Та перунница ворчит.

— Какие русичи ослабшие, проспали Орию свою, бореяне вместе все должны быть тем днем. То боть, сурья ворчит. Идите вместе русовичи. Щадитесь в том. Конь будет идти от края своего, то либо сами ударимся о стены те. Утворим вместе дыру про нас.

Про наше.

Будем сами себе о дне этом.

Кому отсудит Перун, тот будет в раю есть еду вечную, в Сварге от ее стана не быть погибшими, сами дни эти. Не имеем иные ворота. Будем сами ходившими в живых лучше, чем мертвыми будем, так как, живя, батрачим на чужих. То никогда отрок не живет лучше деспота же его, по — отрочески имеем нашего князя, слушает всех. Ставит землю нашу, как того желают нам, и та иная Тора придет до нас, чтобы все сохраняли сами силу, до травли.

Станем тварью в памяти своей, обойдем либо силу божескую нашу. Будем не витязями в поле, станут те пожертвовать Богам своим на ручьях. За ручьем и тайна, которую ищите, став кобом. Должны, будете долю выражать до праха коровы, их если наотмашь кулаком бить осмелится, так греки подустанут затем, так как не имеют силу ту. Ведь обабленные. Такие мечи имеют тонкие. Щиты легкие, в борзости она вялая, земля кидает ту в слабости своей, не станет им помощи от Василис.

Должны сами стать на защиту свою, тут Суренже нашей быть другой. Быть нашей. Никогда не имели селений хатных их, говорит она, уставила на нас письмено свое, чтобы имелось оно. Утрачиваем свое воспоминание, ту боть, тень Иларе, ежели хочет учить детей наших, должен стать прятать все в домыслах. Былое, его не зная, учились на наших письмах.

Нашим безумно правит, перебирая. То повернул вам, уже по прочтению вместе та грецкая, как будто всем ясень тот. Видится "К" и отцов наших. Тон жестким, ежели по иному вместе она. Зницихом стала Хорсунь. Умань страдает мерзостью. Бодехом стала великая держава, с книги нашей города великие. Не считана «жлезва». Либо «ДЪ» не считана, потом и "Ц", "Ь", "Ъ" наши. Греки поуменьшат все. Будут на милость свою дивиться. Покачивать головами, делая так, будет на нас много угроз. Громом гремите «АI», два «IЕ», да на «IA», все становится другим почином. Так сможем называть до конца, утверждая всем до «ВЬЭК», множество жестких «ДЬЪКА», «БОЗЪМ» и ничто нас не занизит, станут те как левые, один за другим.

Дорожите всем, станет князь свой и Перун будет около вас. Победу даст на вас, Слава Богам нашим до конца, кончатся века земли той. До благ всяких Руси отцовской, земли нашей. Так будет, либо та словесность имеется от Богов.


Веда 12

О приходе варягов на Русь.


14-III


Это иной враг — Герьманарех идет на нас в полуночи, он является внуком внучатым Отореху, это варяжец на нас воинами своими с рогами на голове, воронженцы советуют нам идти на них, не сумеем отличить оба поля их, также ведь враги, которые первые. Не имеем разделения промежуточного, это либо ясь идет на нас в Танаис. Там торку мощная конница. Рати бесчисленные. Тьма в тьме течет, продолжая течь на нас, в этом не имеем иной помощи, когда Боги волей нам и удесятеряем силы свои. Течем на них, это Белобог ведет наши рати и конницу, и там выждем волшебниц, в лисах были идущие в рати. Брали мечи и видели кудесниц чудеса велико творящих. Демонстрирующих движения до Сварги, рати встали Сварожьи. Они текут на врага. Могилят его и там видим птицы великие летят до нас.

Действует это на врагов, бьет крыльями Матерь Сва. Кличет нас:

— Как всегда, идем за землю нашу и бьемся за огнище племен наших. Это ведь русичи, течете, братья наши, племенами, в племенах род, в родах и бейте врагов на земле нашей, которая принадлежит нам и никогда иным, там и умрете. Не повернете зады свои, ничто вам не устрашится, ничего не станется, когда есть в руках сваражица. Тем вас везде, во все дни, к победе. Гордости многой.

По невежеству это идет враг на ней, соберем сами мечи. Одержим вещенные от Матери Сва слова, также будущее наше и ее славно и течем до смерти, как до празднованья. Сказано нам о временах старых, когда же имели храмы свои Карпатские и там имели гостей старых времен, арабов и иных, это либо те гости Радогощь чтили и так ищем от дней новых гостей, сравнивая истины их, либо еще Боги нам повелевали и чтим о нас это либо то и имеем указицу на времена наши.

Былое не пустое имелось. Отцам почести уложим, не просто бездеянны, тлеем в дереве, не будут руки наши утружденными оралами своими. Мечами и имеем не легкость нашу, тайна нам повелела идти на кромы наши. Вместе гнете ее от вражды, это дымы, поднимаясь, текут до Сварги, это означает беду великую на отцов, детей, матерей наших и это есть, час борьбы пришел и не смеем все заботиться о других делах, иначе как об новых, это либо пришли варяги до Непры. Там же имеем землю нашу, его той вершат люди и землю под селения берут, то либо не имеем в соглашении иного, как только о мече нашем и Ерека отрешите от земель наших. Турните под зад, откуда придет, это либо границы наши, врагами окружены. Земли наши попирает враг, и то его обязанность, наша иная, жертвовать не хотим.


Веда 13

о Боспоре.


19-III


Это либо видится всеми в Нави, тут огонь либо и волочет, изойдет из него змей чудный и оточит землю, течет кровь из нее и тот лижет, это придет муж сильный и расколет змея надвое, станет два змея, расколет еще и станет четыре, это муж вопит Богам до помощи, они идут на конях от Сварги, они змея убьют, это либо те силы несут людям, небо еще черное есть и это либо змей ведь враги, идущие от полудня, поэтому Боспору забыты, каковы деды наши, ратями отрешены, это хотят греки отречь землю нашу, ту не дадим, так как жены ведь наши.

Не упустим и сотворит та змея, есть погибель на нас, имеем все пора те и животы положите за землю нашу, та тянется от нас до поляней и Дреговиц, Руси тянутся до моря и гор, до степи Поленде, это Руси ведь и от Руси то Коня имеем до помощи, также Дажьбовы внуки, ведь молим Патар Дыя, так как тот изведет огонь и ждет Матерь Сва Слава, пороется на крыльях своих предком нашим и тут песни поем о дали костровищ вечерних, часто повторяем старые слова Славы нашей в свете Семиречья нашего и ждем, города отцы наши имея строили, ту землю упустили до земли иной идя, идем же самостоятельно во время той державы, за древностью имеем колуни наши, города, села, огнища в землях, творяще, те поэтому умываем тела и души наши, да имеем части русских колуней, ежели сильна была походка и на врага страху изумительно наводили, потому что от Кысень овцы ходили там же и та земля есть в день тот хождения от нас.

О нас же творят иначе.

Боятся нас от старой давности, нас ссорят, то зрим и руку держат воинственно. Боятся, видели как Зурен день идет и крови хочет, ту прольем на земли свои русские. Это руса города каменные, вопят на нас, этим имамы огорчены и ссорят досмерти.

Почтите сына моего. Умрите за нее!


Веда 14
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Книга источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры iconКнига источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры
Аннотация: Велесова книга — первый полный литературный перевод на русский язык священных текстов новгородских волхвов IX века. Велесова...
Книга источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры iconЗотов Денис Валентинович учебники
Риторика возникла в Греции в V веке до нашей эры и сложилась в самостоятельную систему в III-II веке до нашей эры (всё там же – в...
Книга источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры iconЗотов Денис Валентинович учебники
Риторика возникла в Греции в V веке до нашей эры и сложилась в самостоятельную систему в III-II веке до нашей эры (всё там же – в...
Книга источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры iconПервый фест новой эры
«РК» произошло грандиозное событие. Выжившие после апокалипсиса музыканты и любители тяжелых рифов собрались на одном месте, что...
Книга источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры icon"Мир через силу." - Приписывается римскому императору Адриану в первом столетии Нашей эры.
Тот, кто заигрывается игрушками Дьявола, не замечает знамени его за своей спиной
Книга источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры iconИстория мусульманского мира от халифата до блистательной порты
Хиджра Мухаммеда и его последователей из Мекки в Медину. Начало мусульманской эры
Книга источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры iconОпасность реальна, а страх это то, что мы придумываем себе сами
Тут вам и Том Круз,борющийся с пришельцами, целое семейство «марвеловских» героев, несколько проектов на тему космоса и многие другие....
Книга источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры iconКнига Билла Гейтса очень убедительна и реалистична. Он, обладая даром предвидения, заглядывает чуточку вперед, чтобы показать нам, как изменят
Накануне 21-го века на нас обрушился нескончаемый поток разговоров и рассуждений на тему информационной магистрали (information highway)...
Книга источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры iconТема №1 государство. Понятие и признаки государства. Механизм государства
По данным науки, наша планета образовалась примерно 4-5 млрд лет назад. Человек — разумный — появился 40 тысяч лет назад. Первые...
Книга источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры iconНаталия Ивановна Басовская Человек в зеркале истории. Отравители. Безумцы. Короли Древний мир Цинь Шихуанди: первый император Китая в российских школьных учебник
Вряд ли каждому понятно, что III век до нашей эры, когда первый император Китая объединил враждующие разобщенные царства, – это и...
Книга источник, в котором отражена история и верования многих европейских и азиатских народов от конца II тысячелетия до нашей эры до IX века нашей эры iconЛитература: История России с древнейших времен до конца XVII века
История России с древнейших времен до конца XVII века. / Под ред. А. Н. Сахарова. – М., 1997
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы