Love is forever icon

Love is forever


НазваниеLove is forever
страница27/32
Размер1.11 Mb.
ТипДокументы
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   32
Невозможно. Нереально. Но однако это правда...Как? Каким образом? Когда? Почему?

-Что с Джейн?

-Она тяжело ранена. Но она сильная. Справиться.

Это какая-то чёрная полоса. Сначала Шон, потом Джейн, Билл, Георг и вот, наконец, Том…

Так не может быть.

Нет, нет, нет.

Нет.

-Билл, мне страшно… я боюсь, что с нами будет?

Я смотрю в его шоколадные глаза. Мои любимые, прекрасные глаза…

За один их взгляд стоит жить, а, может, и отдать свою жизнь.

-Не бойся, Кристи,- он касается моей щеки,- Всё будет хорошо…

Я чувствую его теплое дыхание на своей ледяной коже и закрываю глаза, наслаждаясь его голосом.

Его шепот согревал мою душу, заставляя сердце биться чаще и вырастать крыльям, которые должны были унести меня прочь от всего этого, к нему и только к нему…

-Я не позволю больше никому причинить тебе боль. Никому, никогда, Кристи. Всё обязательно будет хорошо…

Он прижимает меня к своим губам и мысли уносятся водоворотом куда-то далеко, в потайные комнаты сознания. Я вернусь к ним потом: сейчас существует только Он, его нежные губы, ласково касающиеся моих, и заставляющие думать, что всё действительно будет хорошо.

Ах, если бы это было так…

-Не больше десяти минут,- напомнила медсестра, прежде чем закрыть за собой дверь,- Она ещё очень слаба.

-Да, спасибо, я помню…- он даже не повернул головы, не желая увидеть равнодушный взгляд и лёгкое пожимание плечами. Ему наплевать, как относятся к этому другие, наплевать, что думают осуждают или одобряют. Он не уйдёт, пока будет видеть, что нужен Ей…

Её глаза плотно закрыты, губы сжаты. Рыжие волосы падают на лицо, под глазами залегли синие круги от нескольких бессонных ночей, но даже сейчас она прекрасна. Он не устанет любоваться ею никогда…

Георг Листинг подходит к больничной кровати аккуратно, стараясь не задеть громадный аппарат измерения пульса. Лишь кривая линия, скачущая вверх-вниз, доказывает, что она все ещё жива, очнувшись от тяжёлого сна всего каких-то пару часов назад.

Он касается её руки. Она холодна, как камень такое ощущение, будто она уже мертва. Это правда почти, правда. Теперь каждую секунду она в шаге от этого…

-Ты пришёл…

Её шёпот звучит в его ушах, губы розовеют, щеки заливает краска, а веки открываются, сверкая хрустальными гранями её прекрасных изумрудных глаз.

-Я не мог не прийти,- он шепчет ей в ответ, прикасаясь к её холодному лицу, чувствуя, как её кровь стучит в висках, согревая тело, приобретая едва не покинувшую её жизнь.

Она даже не о чём не спрашивает. Видимо, они не стали скрывать нечего. Именно поэтому он не отпустит её сегодня до захода солнца он не уйдёт отсюда и ему плевать на правила…

-Слишком мало времени…- она закрывает глаза, касаясь его лица.

-Я не уйду…- Георг касается её нежных губ, обвивает руками шею,- Я не уйду никогда…

И прикасается к её губам, тоже закрывая веки, чувствуя вкус её губ, вдыхая её аромат; он не отпустит её, пока она не попросит он будет рядом до конца, до самого финала. Будет, обещает, клянётся любить её вечно, всегда, всю жизнь и даже после смерти на его сердце будет кровавой печатью выжжено её имя, а в глазах он будет всегда видеть только её лицо.

Всегда.

И она отвечает на его поцелуй, не в силах пошевелиться и самой прижаться к нему. Но он и не требует этого она и так сделала слишком много впустила его сюда…

Он сам приближается к ней, касаясь её шеи, чувствую, как гулко бьётся её сердце и кровь наливается теплом. Снова живёт, живёт рядом с ней, оживая и отбрасывая в сторону все тревоги и страхи. Он будет сильным. Хотя бы в её глазах.

-Я люблю тебя, Джейни…

Он будет повторять эту фразу снова и снова. Она - его жизнь ,его любовь, смысл, разум и его сердце…

-Я люблю тебя!..

Он снова целует её, целует так, как ни целовал никогда в своей жизни.

POV Tom

Я проснулся в каком-то подвале. Зеленоватый свет лился из единственного оконца где-то ближе к крыше. На моих запястьях висело что-то тяжёлое - только подняв правую руку, я обнаружил чугунные кандалы. Прикованный к стене, я постарался пошевелиться.

-Не советую,- сказал чей-то голос, и я поднял голову. Надо мной стоял Шон Прейгрейст,- Я могу случайно прострелить тебе голову, если будешь двигаться.

Я не мог поверить в это. Он направил на меня дуло пистолета.

-Хотя, ты сослужил мне огромную услугу,- я почти не видел его в темноте, только слышал презрительный голос,- Я безумно благодарен тебе, Томми!

Он издевательски хмыкнул.

-Шон, зачем ты это делаешь? Ты же не такой…

Он опустился передо мной на колени. Синие глаза сверкнули в полутьме.

-А тебе откуда знать какой я, Каулитц?- он злобно уставился на меня,- Того Шона Прейгрейста, которого ты знал, больше нет и не будет.

-Почему? Зачем, Шон?

К моему виску прижали револьвер.

-Будешь задавать много вопросов, я сам закончу их поток!- прорычал он.

Снаружи открылась дверь, лязг замка и мелодичный, до боли знакомый голос, от которого всё внутри перевернулось вверх тормашками.

-Милый, я могу войти?

-Конечно.

Он смирил меня ненавистным взглядом и дверь открылась.

-Медисон, а кто-нибудь знает о вас с Густавом?

Девушка передёргивает плечами, закрывая дверь кабинета.

-К сожалению, да,- она с беспокойством смотрит на Билла,- Впрочем, это неважно.

Они идут по серым коридорам полицейского участка.

-Итак, запомни главное если вопрос тебе кажется очень каверзным, то молчи.

-А если она будет допытываться?

-О, она будет это делать!.. Но всё равно молчи. Ты имеешь право не говорить на личные темы.

Они остановились у бетонной двери.

-Странно, сто лет не пользовались этой допросной. Видимо, Клэр считает, что это на тебя подействует…

Медисон открывает дверь и глубоко вздыхает. Билл Каулитц входит в допросную комнату.

В желтоватом свете помещения, освещённого одной масляной лампой, его лицо кажется болезненно-жёлтым. Глаза не выражают никаких эмоций. На лице мёртвая маска, лишь подрагивающие руки открывают его обеспокоенность. Он осматривает помещение. Из-за стола из грубого дерева поднимается девушка.

Её платиновые волосы изящно убраны в тошнотворно блестящие локоны, губы накрашены зефирно-розовой помадой, а неестественно голубые глаза презрительно сморит на него через стёкла очков, щедро изукрашенных драгоценными камнями. Губы искривляются в презрительной улыбке, а кошмарно длинные ногти, щедро размалёванные кроваво-красным лаком, впиваются в поверхность стола и сжиматься, а глаза глядят на Билла, как будто она хочет сомкнуть руки на его горле.

-М-м-м…- она ядовито улыбается,- Вёргенд? Вот уж не ожидала, что ты возьмёшь это дело. Гиблое, хочу сказать, безнадёжное...

-Может, приступим, Клэрия?- девушка смиряет её злобным взглядом,-Никому не интересны твои мысли.

-Хорошо, приступим!- Клер обходит вокруг стула, на который уже опустился Билл,- Итак, Билл Каулитц, вы обвиняетесь в покушении на убийство Кристен Стауер. Вы отрицаете это?

-Да,- он жестко говорит это.

-Вы также отрицаете, что состояли в интимных отношениях с мисс Стауер?

-Нет, не отрицаю,- Билл старается не выдавать эмоций.

Она подходит к нему ближе, хищно впиваясь взглядом, предвкушая шоу.

-В тот вечер Вы приревновали её к вашему другу, Георгу Листингу?

Он не замечает предупреждающего взгляда Медисон.

-Да.

Клер ядовито улыбается. Да, это именно то, что она хотела услышать. Теперь он не отвертится точно не отвертится.

-Значит, у вас был веский мотив для того, что бы убить вашу, как я понимаю, бывшую девушку?..

Платиновые кудри Клэр уже почти касаются его, а кровавые ногти впиваются в подлокотник его кресла. Он, не поднимая глаз, уже собирается ответить…

-ХВАТИТ!- Медисон вскакивает со стула и подбегает к нему, отталкивая Клер,- Ты не имеешь права задать ему такие вопросы!

-Да ну?- она оскаливает «обворожительные» зубки,- А кто тебе такое сказал?

-Не имеешь, ясно! Это для судебного разбирательства!

-Медди, а что ты командуешь?- она обходит вокруг стола,- Он всё равно сядет.

-Никогда!- её черные волосы растрепались, белые губы сжаты,- Справедливость будет восстановлена!

-Да кому нужна твоя справедливость?- она перегибается через поверхность стола, пристально смотря в глаза,- Все будут видеть лишь то, что хотят! Ко мне идут люди, дают мне миллионы, миллиарды, что бы увидеть это очаровательного мальчика за решёткой! И как ты думаешь? Я взяла их, и сделаю всё, что бы это случилось, а делать я буду очень много!

Клер дотрагивается до руки Медисон, «сочувственно» улыбаясь:

-Медди, да бросай ты это дело он всё равно обречён.

Он никогда не видел её такой. Грудь тяжело вздымается, в глаза стальной блеск. Она больше чем зла, больше чем в бешенстве. Он-то привык видеть добрую, милую Мед…

-ПРОДАЖНАЯ ЛЖИВАЯ ДРЯНЬ!- выкрикивает она, готовясь броситься на Клер.

-Может и так…- она ласково улыбается,- Но кем же тогда будешь ты, когда судья Гелфорд узнает о твоей связи с Шеффером?

Она застыла, как вкопанная.

-Ты не посмеешь…

-Ты хоть веришь в то, что говоришь?- Клер наигранно рассмеялась,- О, да я посмею! Посмею! И кто из нас окажется дрянью, а?

Губы Медисон плотно сжаты, кажется, она вот-вот броситься на неё.

-Увидимся в суде, Вёргенд!- она «обворожительно» улыбается, закрывая за собой дверь, оставляя в комнате приторный аромат каких-то духов.

Стакан летит в только что закрывшуюся дверь и разлетается на мелкие осколки. Он подходит к ней, не зная, что сказать. Медисон лежит на бетонном полу, и её плечи подрагивают от рыданий. Он кладёт ей руку на плечо.

-Медди, прости меня…

Она встаёт, и он видит в уголках её глаз размашистые смольные пятнышки от потёкшей туши.

-Ничего, Билл,- девушка оглядывает помещение.

-Пойдём отсюда.

Они выходят за дверь.

-Я не позволю этой стерве обвинить тебя даже в мелком мошенничестве, чего бы мне это не стоило!

Билл Каулитц закрыл дверь. Он застонал от бессилия, сползая по стене. Всё, что накопилось внутри его, не могло найти выхода. Оно разрывало его ненавистная, жгучая злоба, ярость. Он чувствовал себя ничтожеством. Боль, чудовищная боль...

Эта ночь была худшей в его жизни. Он думал, что она была после того, как они впервые расстались... потом считал, что это было, когда он думал, что потерял её. Но одно - отпускать её, зная что она счастлива, и совсем другое видеть её смерть и понимать, что он ничем не может помочь. Да к тому же тогда рядом с ним был Том...

Том! Его родной брат! Единственный человек, которому он мог доверить всё, с которым жил все годы под одной крышей, который помогал ему в любую секунду, который понимал его, как никто другой! Как он мог?.. Да разве это был он?.. Нет, это слишком страшно, что бы быть правдой. Но правда не бывает сладкой...

Он закричал, одним ударом разбив зеркало. Осколок врезался ему в кисть, но он лишь отшвырнул его, не обращая внимая на кровь, что хлестала из руки. Ничто не может быть больней, того, что он сейчас чувствует...

Билл упал на кровать, заливая одела алой кровью, которая по-прежнему лилась с новой силой. Он не достанет бинт - нет, пусть он даже скончается здесь. Даже смерть лучше его участи...

Она, она сильная... она обязательно выживет… кому он лжёт?.. Он прекрасно понимает, что может в эту самую минуту она задыхается, умирает и кричит от боли, а он даже не в силах встать в постели, так чудовищно кружиться голова.

Билл кричит. Его разрывает изнутри, сметая все прочие чувства. Он прокусывает губу и чувствует вкус крови на своих губах и тут же вспоминает вкус её губ… вкус счастья, который он может уже не сможет почувствовать.

Наверное, глубоко в душе, он хочет, что бы за ним пришли и утешили. Это мог быть Георг, Густав, Медисон... Но нет - Мед и Густав допоздна засиделись в полицейском участке, а Георгу он ясно дал понять, что в этот вечер он занят. И даже если он зайдёт проверить его, то он не откроет двери - он должен пережить эту боль сам. Сам, без чьей либо помощи. И если умрёт она, то и он уйдёт в тот мир - ему не нужен никто, никто, кроме неё. Она - его смысл, единственное, ради чего стоило жить... и умереть.

Всё расплывается перед глазами, видимо, осколок задел какую-то артерию. Он не протянет руку за бинтом, нет, он лучше умрёт... он не в силах выжить. Это слишком сложно.

-Билл?

Он услышал голос Георга. Да, он пришёл, простив ему все грубые слова. За это он и любит его - никогда не отойдёт в сторону, понимая, что нужна помощь. Но слишком поздно - видимо сама судьба распорядилась, что он должен умереть.

-БИЛЛ!

Он кричит, стуча в дверь. Да, он мог бы открыть, мог бы доползти до замка, но он не хочет. Видимо, всё так - видимо, он обязан умереть.

-
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   32

Похожие:

Love is forever iconLove is forever
Стук дождя очень сильно действовал ей на нервы. Раскат грома, сокрушивший спальню, возвестил о начале грозы
Love is forever iconTo the Scorpions with love (part 2) I fell in love with you the day

Love is forever iconLove is Love is…
Жевательная резинка имеет обёртку из двух цветов и содержит два вкуса, которые символизируют «любовь двух фруктов»[1]. Всего производится...
Love is forever iconForever young

Love is forever iconMake up forever professional

Love is forever iconMake up forever professional

Love is forever iconDiamonds Aren't Forever Diamonds Aren't Forever

Love is forever iconMake up forever professional

Love is forever icon2 Pac California Love (Original Version) 2 Pac California Love

Love is forever iconI. Общие положения: Конкурсы в группе "I love Komi" проводятся с целью привлечения внимания к группе 2
Администраторы группы "I love Komi" оставляет за собой право в любой момент внести изменения в правила и/или порядок проведения текущего...
Love is forever iconАнкета участников Областного конкурса пар «Love story»
Анкета участников Областного конкурса пар «Love story», посвящённого празднованию Дня Святого Валентина
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы