Название: Искупление icon

Название: Искупление


Скачать 316.87 Kb.
НазваниеНазвание: Искупление
страница4/6
Размер316.87 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6
глава 4





Свет - это лишь попытка преодолеть тьму, ибо тьме не нужны источники.


Дженсен проснулся рано утром и испуганно огляделся вокруг - незнакомый дом, чужая постель. Но дыхание рядом - родного и любимого человека – успокоило, и он, улыбнувшись, повернулся к Мише и стал смотреть, как он спит. Слушать его спокойное дыхание, наблюдать, как едва заметно подрагивают ресницы, и как призывно приоткрыты губы.

Сил сдержать себя не хватило, и Дженсен потянулся к спящему Мише, провел языком по нижней губе и едва заметно прикусил её, наслаждаясь вкусом.

Внезапно Миша ухватил его за затылок и притянул к себе ближе, углубляя поцелуй и делая его не утренним, робким, а наполненным животной страстью и силой.

Дженсен застонал, перекинув через Мишу ногу, он оседлал его бедра, сжимая коленями. Не разрывая поцелуя, сжал пальцами возбужденный член Миши.

- Дженс, не сейчас, нам надо встав...ооох, - оборвавшись полуслове, Миша откинулся назад, толкаясь у руку Дженсена. Ощущение гладкой кожи под пальцами сводило с ума. Двигая рукой, Дженсен ловил каждую эмоцию на лице, понимая, насколько невероятно видеть его таким. Сонным, застигнутым врасплох и обездвиженным. Покорным. Стряхивая остатки дремы глухим стоном, Миша вздрогнул, кончая, и пару минут лежал, закрыв глаза, пока Дженсен не слез с него, сдергивая одеяло.

- Подъем, падре, у нас много дел!


Только с этого дня Дженсен начал жить и дышать по-настоящему. Казалось, что до этого все было пустое и ненужное. Хотелось проводить каждую минуту рядом с Мишей, касаться его, видеть, улыбаться и ловить каждое движение и взгляд.

Обманывать жену стоило больших усилий, но Дженсен уже не мог спать рядом с ней и целовать её как прежде. Это было как наваждение. Он готов был бросить все и уйти к Мише. Пару раз он даже начинал разговор об этом, но Миша умело уходил от ответа, затыкая его то поцелуем, то шикарным минетом.


Работы по реконструкции велись уже вовсю, приехали рабочие, и Дженсен с Мишей много времени проводили за чертежами, часами болтая о чем угодно, бродили по окрестностям. Миша почти не рассказывал о себе, иногда замыкался глубоко внутри, а иногда внезапно срывался по каким-то важным делам в город. Дженсен не знал, стоит ли спрашивать у него об этом, потому что видел, как напрягается каждый раз Миша. А навязываться он не хотел. Ему просто было хорошо, и этого было достаточно.

Жене он врал, говорил, что очень много работы и приходится оставаться на ночь, но в те редкие минуты, когда он заезжал домой - старался больше общаться с детьми, чем с Дани. Никогда Дженсен не думал, что придется сдерживать крик, когда она дотрагивалась до него. Одному богу известно, скольких усилий требовало это от него.

И, в конце концов, он не выдержал.

Обманывать ее не хотелось, все-таки она была близким ему человеком. Он объяснился, сказав, что не может с ней больше жить, но о главной причине умолчал. Он будто подсознательно чувствовал, что Дани не поймет, а Миша не одобрит.

Жена восприняла эту новость на удивление спокойно, сама сложила его вещи в чемодан и молча проводила до машины. Дженсен остановился у самой дороги:

- Дан, прости, я не хотел.

- Ничего, Дженсен, я знаю, что ты вернешься, - произнесла она холодным голосом и пошла в дом, оставив его со своими мыслями наедине.

Дженсен не знал, как воспримет Миша его ссору с женой, но дома никого не оказалось. Видимо, Миша снова уехал по своим сверхсекретным делам. Дженсен растянулся на диване в гостиной, заложив руки за спину и изучая потолок. Что он творил, зачем? Он пустил весь свой привычный уклад под откос ради…

Ради священника?

Ради человека, который по определению никогда не может принадлежать кому-то кроме церкви. Какой абсурд. Почему Миша позволял всему этому продолжаться, почему не останавливал…? Дженсен не знал. Что будет завтра и как теперь дальше строить свою жизнь? Болван, какой же он болван. Но это тянущее ощущение в груди было сильнее. Мурашки по коже и учащающее дыхание, когда Миша оказывался рядом. Это было как наваждение, как наказание. Проклятый Коллинз.

Почему он не впускал Дженсена в свою жизнь, почему так и не приоткрыл дверь в свою душу? От всех этих вопросов только голова шла кругом, и неприятно покалывало сердце. К черту все это. Встав с дивана, Дженсен достал из сумки бумагу, карандаш и стал делать наброски, привычно погружаясь в штрихи на бумаге и рисуя в голове образы.

Так, за работой, его и застал Миша. Он тихонько открыл дверь и почти бесшумно зашел в гостиную. Оперевшись об косяк, он удивленно посмотрел на сумки.

- Дженсен, что это?

- Я ушел от жены.

Вот так просто. Всего четыре слова и так легко дышится после них. Дженсен и не предполагал, что все окажется так...

Миша тяжело вздохнул и присел на краешек дивана.

- Зачем? Что ты собираешься делать? Здесь жить ты не сможешь.

Дженсен вскинул голову и посмотрел ему прямо в глаза, обида медленно, но верно разливалась внутри едкой жижей.

- Почему? Я и так постоянно с тобой, какая разница. К тому же это ненадолго, пока я не подберу что-то другое. Да и вообще, к чему все это? Я хочу жить с тобой, я люблю тебя.

Дженсен умоляюще посмотрел на Коллинза и отшатнулся - в его глазах было лишь холодное равнодушие.

- Я сказал, нет.

- Нет? - Дженсен встал с кровати, выпуская из рук листы. Они с легким шуршанием рассыпались по полу. - Я люблю тебя, Миша.

Он молчал, опустив голову. Потом встал, привычно одергивая сутану и, наконец, взглянул в глаза, пристально как тогда, при первой встрече.

- Не надо, Дженсен.

- Что не надо?! Ты... - Дженсен чувствовал, как медленно в нем закипает ярость. - Неужели ты не понимаешь, как изменил меня? Неужели не видишь этого? Я разрушил семью ради чего? Чтобы услышать твое "нет"? Да пошел ты... - подняв с пола сумку, Дженсен закинул ее на плечо, отворачиваясь к двери. Прежде чем он успел ее открыть, Миша встал у него на пути.

- Выслушай меня, прошу...

- Отвали, Коллинз, - он попытался его оттолкнуть, но не получилась. Миша подошел ближе, касаясь рукой плеча. - Не трогай меня!

- Дженсен...ты не понимаешь..

- О, нет, я наконец-то все прекрасно понял. Ты решил поиграть со мной и моими чувствами, а сам…просто трус. Трус и обманщик.

- Я ни разу не солгал тебе... - Миша опустил руку, отступая на шаг и упираясь спиной в дверь.

Подойдя вплотную, Дженсен уперся рукой в стену над Мишиным плечом, выдыхая прямо в приоткрытые губы.

- Вы солгали себе, падре Коллинз. И продолжаете лгать своим чувствам, прикрываясь богом, церковью и чем там еще...Я открылся тебе, доверился, а ты не смог просто принять меня? Как хочешь, я не намер... - Миша вдруг подался вперед, затыкая Дженсена поцелуем, проталкивая язык сквозь сжатые зубы и обнимая за шею. Дженсен уперся руками ему в грудь, чувствуя под ладонью биение сердца. Нащупав дверную ручку, он распахнул дверь, отталкивая Мишу, и выбежал на улицу, чувствуя, как саднит губы. Миша застыл на пороге, встрепанный, покрасневший и совершенно потеряный.

- Я…я...просто хотел защитить тебя, Дженсен.

Дженсен замотал головой.

- Себя, Миша, ты хотел защитить себя. Не пустить никого в свою жизнь, в свое сердце, закрыться...Что ж, тебе это удалось.

Дженсен спустился с крыльца, доставая ключи от машины. Начинал накрапывать мелкий, холодный дождь.

- Дженс, прошу тебя...

- Будь ты проклят, Коллинз. Ты и твоя чертова церковь, - не оборачиваясь Дженсен сел в машину, хлопнув дверцей, и завел мотор. Руки тряслись и перед глазами все плыло. Дождь пошел сильнее, заливая лобовое стекло и снаружи поднялся сильный ветер.

Выехав на дорогу, Дженсен обернулся, и увидел, что Миша все так же стоит на пороге, неотрывно глядя ему вслед и обхватив себя руками, будто от холода.

"К черту", подумал Дженсен, вжимая педаль до упора.


До окраин он добрался быстро, снял номер в мотеле и рухнул на кровать, кинув сумки у порога. Хотелось только забыться и выть от тоски. Дженсен перевернулся на спину и посмотрел в потолок. Воспоминания сплошным потоком проносились в голове. Две недели счастья, за которые он бы отдал всю жизнь. И такой обман в итоге. Наверное, он это заслужил. Заслужил тем, что разрушил свою семью, бросил жену и детей. Заслужил, как кару за прошлые грехи. Но почему сейчас, когда казалось, что он нашел настоящую любовь, когда вся жизнь сосредоточилась до масштабов черной сутаны и хриплого голоса. Когда во сне не видишь ничего кроме синих глаз, они сводят с ума, выворачивая душу наизнанку. Искушение, перед которым не устоял бы и сам Господь, слишком соблазнительно, слишком прекрасно, совершенно...

И он поддался ему, зная, что нельзя. Зная, что неправильно.

Но, как говорится, лучший способ избежать искушения - поддаться ему. Поэтому Дженсен не жалел ни о чем.

Его неудержимо тянуло обратно, он понимал, что сорвался зря, и Миша не виноват ни в чем, кроме того, что ничего ему не обещал. Но обида, какая-то совершенно детская, разъедала его изнутри.

Необъяснимое чувство, в котором он невольно признался сегодня Мише, никуда не уходило, а только росло, причиняя боль. Хотелось выплеснуть куда-то накопившуюся энергию.

Он вскочил, подошел к бару и дрожащими руками налил себе виски.

Злость. Он точно знал, что сейчас очень злится на Мишу. Потому что он отдал все, бросил все к его ногам. Без оглядки и мыслей о будущем. Наверное, он слишком…любил.

Он понимал, что завтра пожалеет о своем поступке, но сейчас хотелось поддаться и побыть проигравшей стороной. Ведь это он все потерял, тогда как у Миши все осталось на своих местах, он даже не запятнал свою безупречную репутацию.

Дженсен с силой сдавил бокал и тот предательский треснул в его ладони, оставляя после себя глубокий порез. Выпитый виски притупил боль. Дженсен вытащил из аптечки бинт, на скорую руку перевязал ладонь и приложился к полупустой бутылке, пытаясь алкоголем залить боль в груди.

Когда Дженсен откинул пустую бутылку на кровать, в голове уже созрел план.

Сейчас он сядет в машину и поедет к Коллинзу. Просто потому, что не может быть один. Каждое мгновение в его жизни должно быть рядом с падре. Пусть даже тому это совсем не нужно.

Он схватил ключи от машины со столика и захлопнул за собой дверь.

Тут же споткнувшись на пороге, он осел на пол, пытаясь собраться с мыслями. Волна отвращения и ненависти к себе поднялась в нем. Он был просто жалок. И ненавидел себя. А еще он ненавидел Мишу. За то, что тот так быстро, резко и, кажется, навсегда, ворвался в его жизнь. Он понял, что лучше ни к кому и никогда не привязываться.

Привязанность – боль, а когда пытаешься избавиться - только испытываешь потери. Но с другой стороны… Миша подарил ему те чувства, о которых он доселе не знал. Слышал, но не испытывал. Только теперь он понял, что не сможет без его рук, глаз, мягких и податливых губ, без долгих бесед с ним и уютного молчания. Просто все станет неважным и несущественным.

Поэтому смысла сидеть и ждать у моря погоды не было. Дженсен встал и направился в машину.

Наверное, сам Господь Бог управлял им сегодня, как иначе объяснить то, что он в таком состоянии добрался до Миши.

Он с силой вжал звонок и начал колотить по двери.

- Иду, иду, - послышалось из глубины дома,- кто там такой нетерпеливый?

- Миша, открывай - прохрипел Дженсен и надавил на дверь когда раздался щелчок замка. Дверь распахнулась, и Миша отлетел к стенке, больно ударившись затылком. Но Дженсену сейчас было наплевать, он с силой захлопнул дверь и в мгновение ока оказался рядом с Коллинзом, прижимая его к стенке и жадно кусая его губы.

Протестующе замычав, Миша уперся руками Дженсену в грудь:

- Что…ты что?

- Заткнись, - придавливая его сильнее к стене, Дженсен снова протолкнул язык ему в рот, кусая нижнюю губу. Слишком сильно, слишком...

Миша сдавленно охнул, чувствуя, как бежит по подбородку капля крови. Дженсен слизнул ее, кажется, даже довольно заурчав при этом.

Миша никогда не видел его таким.

Несдержанным, грубым. Он пах алкоголем и еще чем-то горьким.

Тяжело дыша, Дженсен отстранился, вжимаясь в Мишу всем телом. Он был возбужден. Очень возбужден. И разозлен. Гремучая смесь, Миша понимал это.

- Дженс, пусти меня, ты пьян.

- Заткнись, - повторил Дженсен и потащил его к кровати, схватив так сильно, что не было не единого шанса вырваться и убежать. Миша понимал, что в данной ситуации лучше расслабиться и переждать бурю, поэтому притих.

А Дженсен разошелся не на шутк, он швырнул его на кровать и начал судорожно сдирать одежду с них обоих, будто это последняя ночь на земле и нужно как можно больше всего успеть. Когда одежда изорванными тряпками легла к ногам Дженсена, он с животным рыком накинулся на Мишу, сминая его в своих объятиях, стремясь обхватить его всего и со всех сторон.

Обнаженный, совершенно потерявший контроль, доведенный до предела Дженсен пугал и возбуждал одновременно. Миша нежно коснулся его щеки, но Дженсен мотнул головой, сбрасывая руку и хватая за запястье. Пару секунд они неотрывно смотрели друг на друга, а потом Дженсен оседлал его, склоняясь, прикусывая шею, оставляя отпечаток. Как будто клеймя, он грубо целовал то шею, то плечи, то вылизывал соски, то дразняще касался пальцами напряженного живота, заставляя Мишу метаться по кровати, вскидываясь навстречу.

- Хватит, Дженсен, прошу тебя, хватит...Не надо...

Но Дженсен будто оглох к его просьбам, дикий зверь проснулся у него внутри и готов был снести все на своем пути. Он резко развел ноги Миши в стороны, достал из под матраца забытую со вчерашнего дня смазку, щелкнул крышкой и толкнулся сразу двумя вымазанными пальцами внутрь.

Никаких ласк и прелюдий. Только дикое желание овладеть этим телом. Миша выгибался на кровати, сжимая пальцами простыни, и молил о пощаде, одновременно насаживаясь сам. Эта жестокость дико возбуждала и в то же время смущала его, он уже и сам не знал, чего хотел, подчиниться этой силе или грубо толкнуть и выгнать. Но когда Дженсен навис над ним, хищно облизываясь, вариант остался только один. Он не мог не сдаться. Он хотел сдаться.

- Боже, Дженсен... - прохрипел Миша, обхватывая его ногами и подаваясь навстречу. Режущая боль сводила с ума, хотелось отстраниться и приблизиться одновременно. Дженсен замер, дразняще приставив головку к самому краю сжимающихся мышц, не давай даже шевельнуться.

- Вы уж определитесь, падре... - резко толкнувшись вперед, Дженсен перехватил Мишу под колено, заставляя бесстыдно раскрыться, видя как он краснеет, откидывая голову назад, как комкает простыни, упрямо сдерживая стон.

- Я заставлю тебя кричать, - прошептал Дженсен и толкнулся ещё раз, до предела растягивая податливые мышцы. Миша сдавленно застонал и откинулся назад. Пот тонкой струйкой стекал по виску, Дженсен наклонился слизать её языком и входя до упора. А потом ещё раз, и ещё, все быстрее и быстрее, наращивая темп, и не давая ни на секунду расслабиться. Он приподнялся и ещё шире развел ноги Миши, так чтобы было видно, как член входит и выходит из покрасневшего и воспаленного отверстия, а яйца шлепаются о ягодицы при каждом толчке.

- Дженс...я…не могу больше... - оставляя на плечах красные следы, Миша подался вперед, ощущая, как его будто разрывает изнутри, а собственное возбуждение уже пульсирует где-то в мозгу. Дженсен глухо зарычал, накрывая пальцами его член и кусая за плечо. Миша вскрикнул, по-кошачьи выгибаясь на кровати, и кончил, сжимая Дженсена со всех сторон.

Дженсен практически сразу же последовал за ним, с громким стоном вколачиваясь в податливое тело и изливаясь глубоко внутри.

Миша притянул его к себе и крепко сжал в своих объятиях, давая понять, что никуда не отпустит.

- Тихо, тихо, - прошептал он в ответ на всхлипы Дженсена и попытку подняться, - я с тобой, и все будет хорошо.

Дженсен выдохнул, скатился с него и лег рядом, обхватывая руками и ногами и пытаясь выровнять дыхание.

- Ты можешь завтра привезти свои вещи, я не против, - Миша поцеловал его в висок и закрыл глаза.


глава 5





Правда начинается со лжи. Подумай об этом.

Хаус.


Проснувшись с утра, Дженсен испуганно распахнул глаза, садясь на кровати. Но заметив, что Миша все так же лежит рядом, он выдохнул, откидываясь обратно на подушку. Прекрасный сон продолжался.

Он спал, уткнувшись щекой в подушку, растрепанный и теплый. На шее и плечах красовались укусы и царапины, и Дженсен довольно потянулся. Потом встал и, приняв душ, отправился на кухню приготовить кофе. Происходящее все еще казалось невероятным, пока он не вошел в комнату и не увидел, как возится под одеялом проснувшийся Миша, ероша и так торчащие во все стороны волосы.

- Я думал, ты сбежал, - он откинул одеяло, потягиваясь.

- Ага, щас, - Дженсен запрыгнул на кровать, обнимая Мишу и чувствуя тепло и запах его кожи. - Никуда от меня не денетесь, падре.

Они так и сидели, обнявшись, и молчали добрых полчаса. Дженсен наслаждался этой безмолвной близостью, а Миша позволял наслаждаться. Дженсен чувствовал - никогда Миша не был полностью его. Но сейчас, когда ты уже попробовал запретный плод и вероятность потерять его велика как никогда, надо довольствоваться малым, и Дженсен был благодарен и за эти минуты счастья.


- Хочешь, съезжу с тобой?

- Нет, я быстро... - Дженсен завел машину, высунувшись из окна и притянув Мишу к себе, легонько поцеловал в уголок губ. - Заеду за вещами и обратно.

Миша кивнул, улыбаясь. Так непривычно, открыто и тепло. От глаз в стороны разбегались морщинки, и Дженсен снова почувствовал, как зашевелилось в груди это приятное чувство, будто по коже проводят невесомым перышком. Не хотелось уезжать ни на секунду, не тратить время, но он решил доехать до города и забрать вещи, чтобы, наконец, переехать совсем.

До мотеля он доехал довольно быстро, благо в дороге было над чем подумать и поразмыслить. Миша..., святой отец, Дженсен и в самых смелых мечтах и фантазиях не мог себе представить, что они могут быть вместе. Слишком все нереально и хрупко. Но раз так сложилось, значит, грех жаловаться.


Он быстро зашел в номер и забрал оставшуюся там сумку, зашел на ресэпшен и отдал ключи консьержу, поблагодарив за номер. Сев в машину, Дженсен на секунду задумался, а потом с улыбкой свернул с шоссе, решив заехать в торговый центр и купить Мише подарок - синий галстук, который он видел там несколько недель назад. Он сразу же подумал тогда, что он идеально подойдет к глазам падре.

Припарковав машину недалеко от входа, Дженсен зашел в магазин, пытаясь вспомнить, где именно видел галстук. Обойдя пару магазинов и найдя, наконец, подарок, он проголодался и зашел перекусить с кафе, набирая номер Миши, чтобы предупредить, что задержится. Телефон не отвечал. Наверное, он где-нибудь в церкви или занят в доме. Дженсен отпил сладкий кофе, разглядывая синий галстук, в прозрачном пакете лежавший рядом, откинулся назад, раздумывая о том, сколько им еще всего нужно успеть, что рассказать и показать друг другу, куда съездить и...

- Дженсен?

Он вздрогнул, чуть не пролив на себя кофе и обернулся на голос.

" О нет, - мысленно простонал Дженсен, выдавливая из себя приветливую улыбку, - только не Брок".

Приятель, видимо, не разделял недовольства Дженсена и с улыбкой до ушей подошел к нему, заставляя встать, и крепко поцеловал в губы, обнимая своими ручищами так, что правая ладонь оказалась аккурат на заднице.

Дженсен отстранился и приобнял Брока за плечи, указывая на стул рядом.

- Садись, кофе попьем. Какими судьбами тут?

Но Брок не спешил отходить от него, ещё крепче прижимаясь к нему бедром и не сводя с него своих бледно-зеленых глаз.

- Я скучал, Дженни, - он положил ладонь Дженсену на щеку и погладил большим пальцем скулы. Попытался придвинуться ближе для очередного поцелуя, но Дженсен с улыбкой отстранился и снова указал на стул.

- Брок, извини, я не могу.

- В смысле? - парень недоуменно приподнял брови, садясь напротив. Заметив галстук, он одобрительно хлопнул Дженсена по плечу. - Ах вот оно что...Познакомишь?

- Нет. - Дженсену внезапно захотелось встать и уйти, поскорей вернуться домой и не обсуждать ни с кем Мишу.

- Ууу…какой-то ты стал скучный. А как же женушка твоя, а? Она в курсе?

Дженсен встал, хватая со стола пакет и уже жалея, что вообще зашел сюда. Надо было сразу домой, надо было...

- Ладно тебе, чувак, не кипятись ты так, я понял, - Брок примирительно поднял ладони, не переставая пожирать Дженсена глазами.- Присядь, просто поболтаем, как старые друзья.

- Мне надо идти, извини, - кинув на стол деньги за кофе, Дженсен пулей вылетел из кафе.

Пока Дженсен шел к своей машине, нервно теребя в руках ключи и проклиная все на свете, за соседним столиком в той самой кафешке сидела мисс Саливан, няня Эклзов. Она разговаривала по телефону, неотрывно наблюдая за столиком, за которым сидел Брок и пару минут до этого сидел Дженсен. Захлопнув крышку мобильника, она довольно откинулась на спинку стула и с улыбкой прошептала:

- Ещё одной мразью будет меньше.


По дороге домой, Дженсен вспомнил, что ноутбук остался у жены, а там важные чертежи и рабочие материалы, без которых он не мог. Нехотя свернув в сторону дома, он понял, как соскучился по сыновьям. Семья всегда была важной и всегда рядом, но то, что случилось за последние месяцы, будто перевернуло всю жизнь. Он все больше думал о том, как так получилось, что он потерял голову? Откуда это непривычное тепло в груди и желание свернуть горы. Ради кого? Ради того, чья душа принадлежит не ему? Но оно того стоило, как бы отчаянно Дженсену не хотелось убедить себя в обратном.

Дженсен издалека увидел играющих на крыльце Колина и Брэдли.

Выйдя из машины, он машинально сунул в карман куртки пакет с галстуком.

- Папа, папа приехал! - Колин, сжимая в руках игрушечный самолет, на все парах несся к нему.

- Ну, привет, проказники, как дела? - подхватив сына на руки, Дженсен приобнял и подбежавшего Брэдли, потрепав его по макушке.

- Хорошо, а где ты был?

- Ну...работы много, вы же знаете. - они шли по направлению к дому, когда из дверей вышла Дани, вытирая об фартук руки.

- Да, папа весь в работе, дети, не покладая рук трудится, - едко сказала она, сверля Дженсена взглядом. Он молился, чтобы под воротником она не разглядела на шее следов его "работы". Не хватало еще навести на Мишу подозрение.

- Я..за ноутом заехал, там чертежи нужные.

Дани кивнула, скрываясь в доме, и Дженсен, поставив Колина на лестницу, зашел следом. Привычная обстановка, светлые стены и запахи с кухни сейчас, казалось, давали на него чувством вины и стыда и страха. Не за себя, впрочем, а за падре. Компрометировать его разборками с женой было бы неправильно и глупо, поэтому Дженсен быстро поднялся в комнату, замечая сквозь распахнутое окно, как к дому подъезжают две машины.

Он не придал этому особого значения, мало ли кто там мог приехать, но когда через пару минут в дверь позвонили и Дженсен услышал, как Дани переговаривается с кем-то, а потом завет его, насторожился.

Почему то сразу подумалось – что-то произошло с церковью или с падре. Но тогда бы позвонили…

Дженсен в недоумении остановился посреди комнаты.

- Дженсен, - ещё раз позвала Дани, подойди быстрее.

В её голосе чувствовался такой неподдельный страх и ужас, что Дженсен бросил ноут на кровать и в одно мгновение оказался внизу.

На пороге стояли двое полицейских и какой-то незнакомый мужчина. Маленький, полноватый и лысый. Под ложечкой заскребло в предчувствии беды. Лучше бы он не выходил.

- Дженсен Росс Эклз? - спросил лысый. Дженсен кивнул.

- Дженсен, от имени мэра Мидленда вы арестованы. Вы обвиняетесь в мужеложстве и осквернении имени Божьего. Данное преступление в нашем городе карается смертной казнью, поэтому советую вам не сопротивляться, и это зачтется вам на суде.

Дженсен стоял как громом пораженный, думая, что все это ему привиделось. Дани начала медленно сползать вдоль по стенке с широко открытыми глазами, зажав рот ладонями, чтобы не закричать.

- Постойте, - Дженсен подошел ближе в надежде объясниться и выяснить все прямо сейчас, - что за бред вы несете?

- У нас есть весомые доказательства и показания свидетелей, будет лучше, если вы сами поедете с нами, не вынуждайте нас применять силу.

- Пап, папа, - подергал его за руку Брэдли, - что случилось? Ты опять уезжаешь?

- Нет, постойте, это какая-то ошибка...Дани, уведи детей.

Сидя на полу, жена мелко вздрагивала, глядя полными ужаса глазами.

- Брэдли!

Старший молча кивнул, взял Колина за руку, поднимаясь по лестнице. Только когда они скрылись наверху, Дженсен повернулся к лысому мужчине.

- У нас есть свидетель, мистер Эклз, и вам придется проехать с нами, иначе мы вынуждены будем применить силу, – повторил один из мужчин.

Дани коротко взвыла, пытаясь встать с пола, и Дженсену вдруг стало страшно. Свидетель? Кто-то видел его с падре? Только не это, если Миша попадет под подозрение...

- Хорошо, я поеду с вами, - тихо сказал он.


Он молча прошел к машине патрульных и сам захлопнул за собой дверь. Прислонившись к лобовому стеклу, он увидел, как вдоль дороги стоят соседи, эти абсолютно незнакомые люди пришли посмотреть на него, посмеяться над ним.

Ощущение беды не покидало не на минуту, но Дженсен твердо решил про себя, что Мишу не предаст, ну не будут же они его пытать, в конце концов.

По дороге он несколько раз пытался заговорить с патрульными и сидящим рядом человеком, но все упорно молчали, и Дженсен решил, что выяснит все в участке, к тому же у него же есть право на один звонок. В уме он уже прикидывал, какому позвонить адвокату, своему в Нью-Йорке или лучше воспользоваться услугами местного.

Все происходящее казалось каким-то одним большим недоразумением - всего час назад он уже ехал к Мише, а теперь даже не сможет ему позвонить. Нелепые обвинения казались просто смехотворным, смертная казнь - что за чушь, какой-то фарс из средневекового романа. Этот гребаный городишко удивлял все больше и больше. Они проехали мимо полицейского участка, не сворачивая, и Дженсен удивленно обернулся:

- Эй, мы проехали...

- Не болтай, - сидевший рядом мужик ощутимо ткнул его в плечо и Дженсен вздохнул. День медленно клонился к закату, и он подумал, что давно был бы дома, если бы не дурацкая идея заехать к жене. Хотя нет, если бы его схватили у Миши, было бы хуже.

Что вообще происходит? Голова шла кругом от всех этих мыслей, а еще он понял, что голоден, ведь днем только кофе успел перехватить.

Днем...Черт! Брок.

Вот с кем его видел "свидетель", но как...С чего они решили..? Какая глупость.

Сжав ладонями голову, Дженсен мечтал, чтобы все это оказалось шуткой.

Самым глупым и нелепым сном, который он когда-либо видел. Более нелепой и абсурдной ситуации он не знал, и судорожно вспоминал, не является ли, в самом деле, мужеложство в этом штате уголовно наказуемым. Но нет, не одной связной мысли в голове.

Дженсен поднял голову и увидел, что машина вырулила за город и выехала на шоссе. Вот тут-то нервы и сдали, он схватился за решетку, разделявшую его и полицейских, и закричал что есть мочи:

- Какого черта! Куда вы меня везете!

Лысый мужичок, было, попытался успокоить его, положив руку на плечо, но Дженсен с силой дернул его на себя и зажал ему горло одной рукой.

- Остановите, немедленно. Это незаконно.

Машина резко затормозила на обочине и оба полицейских пулей вылетели из машины, распахивая дверь и за шиворот вытаскивая Дженсена с заднего сидения. Они с трудом смогли отцепить его от мужчины, швырнув Эклза на капот, один из полицейских вывернул ему руки и защелкнул на запястьях наручники.

- Заткнись, грязный пидор, - зло зашипел он ему на ухо, - иначе твой труп пойдет на съедение койотам.

- Он мне надоел, - отрывисто сказал второй полицейский, недовольно мотнув головой.

А потом Дженсен увидел стремительно приближающийся к лицу кулак и все померкло.


***


Когда он очнулся, то первое что понял - душно. Не хватало воздуха, и голова гудела после удара.

Он обнаружил, что сидит на полу, и, к счастью, наручники исчезли. Оглядевшись, он встал на ноги, пытаясь привыкнуть к полумраку. Отлично, это тюремная камера.

Ну, правда, средневековый роман, не хватает толпы фанатичных инквизиторов во главе с коварным епископом. При мысли об этом, Дженсен напрягся, подумав о Мише. Наверняка, Дани ему уже сказала...или еще кто, весь город ведь в курсе наверняка.

Сжав руками виски, Дженсен плюхнулся на жесткую кровать и попытался успокоиться. Не вышло. Тогда он встал и начал колотить руками в дверь с маленькой решеткой наверху, но только ободрал костяшки пальцев о железную обивку. С той стороны была тишина. Он выглянул в маленькое решетчатое окошко и увидел дорогу, бескрайние поля по бокам и вечернее небо. И ни-ко-го.

Ситуация становилась все хуже, видимо на телефонный звонок ему даже и рассчитывать не стоило. Оставалось надеяться, что Дани не оставит это просто так и примет меры, хотя бы позвонит адвокату.

Хотя..., какой тут адвокат, Дженсен практически был уверен, что попал в руки помешанным сектантам и фанатикам веры. Истерика медленно, но верно подступала к горлу приступом тошноты. Ладони были влажные и липкие.

Так вот он какой, страх. Дженсен с ужасом всматривался в давящие стены камеры, будто видя в кромешной тьме безысходность своего существования.

В голове образовался вакуум, и организм просто сам решил, что хватит. Он сполз вдоль по стене на пол, на кучу грязной соломы и тряпья и вырубился.


Дженсен проснулся от скрипа открываемой двери. Он вскочил, приготовившись к нападению, но в этот раз бить его не стали. Может, приказ получили от начальства? Как бы там ни было, охранник всего лишь махнул рукой в сторону двери.

- Пошли, Эклз.

- Куда? - он настороженно сделал шаг назад.

- Без лишних вопросов, а то снова схлопочешь кулаком.

Но когда они вышли в плохо освещенный коридор, подтолкнув его в спину, охранник нехотя буркнул.

- На допрос.

Ну, конечно, куда же еще. Хотелось есть, пить и принять душ. Дженсен вздохнул, понимая, что это все ему не светит. Он и не знал, что в городе может быть такое место, с длинными коридорами, влажным запахом подземелий и пляшущими на стенах тенями. Жуть. Жуткий сон.

Пару раз завернув, они подошли к тяжелой железной двери и охранник с трудом открыл её, пропуская Дженсена вперед. Комната была под стать всему зданию. Сырая, грязная, с низкими, давящими потолками и с решетчатыми окнам. Посредине стоял большой, деревянный стол и три стула.

Охранник подвел Дженсена к одному из них и слегка надавил на плечо, заставляя сесть.

Дверь за спиной скрипнула, и в комнату зашел грузный, высокий, пожилой мужчина. Обогнув стол, он уселся напротив, попутно раскладывая папки перед собой.

Подняв глаза на Дженсена, он смерил его холодным и равнодушным взглядом:

- Дженсен Росс Эклз, вы обвиняетесь в преступлении, караемом в нашем городе смертной казнью. Признаете ли вы себя виновным в том, что прелюбодействовали с мужчинами? – без прелюдий вдруг сказал он.

Дженсену вдруг стало страшно. Истерика накатывала волной, вырвавшись наружу нервным смешком.

- Я не...я не понимаю, о чем вы говорите. Какое еще преступление?

- Отвечайте на вопрос, мистер Эклз.

Дженсен скользнул взглядом по бумагам на столе, исписанным разными почерками. Боже, у них тут что, целый архив...Какой бред, какой все это бред. Дженсену никогда не было стыдно или неловко за свои связи, но в этот раз все было иначе. Если они узнают, с кем...

- Мистер Эклз, я вас предупреждаю…

- Да, - казалось, голос отразился от стен, сосредотачиваясь у Дженсена в голове. - Да, у меня были отношения с мужчиной, и что? В половине штатов это официально разрешено, и я не понимаю, почему должен оправдываться перед...

- Замечательно, - сделав пометку в листе, мужчина продолжил, шурша бумагами. - Вы приехали в наш город мистер Эклз, полгода назад, и, воспользовавшись нашим гостеприимством, нарушили закон. Это недопустимо. И вы будете наказаны.

Бред. Бред. Бред.

Боже, какой абсурд.

- Да вы что, сдурели тут все в своей глухомани? Это вам что, средневековье? Какое еще наказание?

Дженсен попытался встать, но охранник, стоящий рядом, молча положил ладонь на плечо и с силой надавил, практически впечатывая в стул.

- Я могу позвонить? - Дженсен поднял глаза и посмотрел на мужчину напротив.

- Пока вряд ли, мистер Эклз. После допроса совет решит, имеете ли вы право голоса. Но ваша жена уже обо все знает. Сейчас подойдут остальные участники собрания, и мы продолжим допрос.

Дженсен обхватил голову руками и закрыл глаза, не веря в происходящее.

Дверь сзади снова скрипнула, и в комнату вошли ещё двое.

Дженсен поднял голову, и на миг ему показалось, что от всех этих переживаний у него начались галлюцинации.


1   2   3   4   5   6

Похожие:

Название: Искупление iconНазвание: Искупление
Предупреждения: au, оос, затронута религиозная тема, пытки, насилие, смерть второстепенных персонажей
Название: Искупление iconРаспространяйте, Христа ради! Источник: pantokrator2012.narod2.ru/audio/
Славьте Бога, когда несчастья настигнут и вас, чтобы эти несчастья шли во искупление грехов. Спасайте ваши души, ибо Иоанн Златоуст...
Название: Искупление iconРаспространяйте, Христа ради! Источник: pantokrator2012.narod2.ru/audio/
Славьте Бога, когда несчастья настигнут и вас, чтобы эти несчастья шли во искупление грехов. Спасайте ваши души, ибо Иоанн Златоуст...
Название: Искупление iconРаспространяйте, Христа ради! Источник: pantokrator2012.narod2.ru/audio/
Славьте Бога, когда несчастья настигнут и вас, чтобы эти несчастья шли во искупление грехов. Спасайте ваши души, ибо Иоанн Златоуст...
Название: Искупление iconРаспространяйте, Христа ради! Источник: pantokrator2012.narod2.ru/audio/
Славьте Бога, когда несчастья настигнут и вас, чтобы эти несчастья шли во искупление грехов. Спасайте ваши души, ибо Иоанн Златоуст...
Название: Искупление iconНазвание команды (название факультета, который представляет команда)

Название: Искупление iconДжеймс Макэвой «Я все еще учусь!»
На российские экраны вышла новая лента знаменитого Дэнни Бойла «Транс». Главный герой картины, звезда фильмов «Джейн Остин»,«Искупление»,...
Название: Искупление iconНазвание команды
Название (вуза, факультета, организации)
Название: Искупление iconНазвание сми (для теле- и радиоканалов название передачи)
Обязуетесь ли Вы подготовить серию информационных материалов об организации и проведении bfw?
Название: Искупление iconНазвание коллектива
При подаче заявки не забывайте прикреплять треки по всем танцевальным номерам. В названии треков необходимо указать название тацевального...
Название: Искупление iconНазвание команды (название блюда)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы