Николай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2 icon

Николай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2


НазваниеНиколай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2
страница10/17
Размер0.83 Mb.
ТипДокументы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   17

Глава двадцатая

Как Незнайка и его друзья встретились с инженером Клёпкой


На следующее утро Кнопочка проснулась раньше всех. Пока Незнайка и Пёстренький спали, она сбегала на улицу за газетой и, возвратившись, стала читать. Сначала она читала спокойно, но потом вдруг у неё на лице появился испуг. Прибежав в комнату, где спали Незнайка и Пёстренький, она закричала:

– Вставайте скорее! Про нас написали в газете!

– Что ты? – удивился, просыпаясь, Незнайка. – Мы ведь, кажется, ещё ничего хорошего не сделали.

– Да тут ничего хорошего и не пишется. Вот читай!

Незнайка взял газету и стал читать напечатанную в ней заметку. Вот что там было написано:

«На Восточной улице, недалеко от Кисельного переулка, двое неизвестных прохожих, завладев шлангом для поливки цветов, использовали его не по назначению и, вместо того чтоб поливать цветы, начали поливать прохожих. Подоспевший на место происшествия милиционер Свистулькин задержал одного из нарушителей порядка и отправил его в отделение милиции. Сейчас же вслед за этим в помещении милиции произошёл обвал. Рухнули стены и потолок комнаты, в которой находились милиционер Свистулькин и задержанный им нарушитель. Как тот, так и другой не были найдены среди обломков разрушенного здания, и в настоящее время является загадкой, куда они делись. Несмотря на непрерывные поиски, ни милиционер Свистулькин, ни нарушитель порядка, имя которого осталось пока неизвестным, нигде обнаружены не были. Находившийся при исполнении служебных обязанностей милиционер Караулькин не мог дать никаких объяснений о причинах обвала, так как был в это время в другом помещении. Приняты все меры к отысканию исчезнувшего нарушителя порядка и милиционера Свистулькина. Причины обвала выясняются».

– Вот выяснят, что это ты своей волшебной палочкой устроил обвал – за это небось не похвалят, – сказала Незнайке Кнопочка.

– Значит, надо молчать и никому не говорить, что у меня волшебная палочка есть, – ответил Незнайка.

– Но милиционер то ведь видел у тебя палочку, – сказала Кнопочка.

В это время раздался стук в дверь. Незнайка вообразил, что это милиционер за ним пришёл, и уже хотел спрятаться от него под стол, но дверь отворилась, и в комнату вошёл Кубик.

– Здравствуйте, дорогие друзья! – закричал он, широко улыбаясь. – Как я рад, что отыскал вас! Куда вы вчера пропали?

– Мы не пропали, – ответил Незнайка. – Просто Пёстренький задремал на заседании, и мы его вывели на улицу, чтоб он немножко проветрился.

– Ах, вот в чём дело! – воскликнул Кубик. – А я даже испугался и не знал, что делать. Я ведь не исполнил своего обещания – рассказать вам об архитектуре и показать дома Арбузика.

– Ну, это чепуха! – махнул Незнайка рукой.

– Нет нет, это не чепуха! У нас принято сдерживать свои обещания. Я так волновался из за этого, что ночью даже уснуть не мог. Потом я решил во что бы то ни стало разыскать вас утром и только после этого спокойно заснул.

– Как же вам удалось отыскать нас? – спросила Кнопочка.

– Я ведь знал, что вы приехали из другого города, поэтому я решил звонить по телефону во все гостиницы и спрашивать, не остановились ли у них Незнайка, Пёстренький и Кнопочка. Как раз в этой гостинице мне сказали, что Кнопочка здесь живёт.

– Вы очень догадливы, – похвалила Кубика Кнопочка.

– Подумаешь! – фыркнул Пёстренький. – Это каждый осел догадался бы!

– Было бы хорошо, если бы ты догадался быть немножко повежливей, – сказала Кнопочка.

– Пёстренький прав, – засмеялся Кубик. – Это действительно каждый догадался бы сделать. А теперь, я думаю, мы можем отправиться на улицу Творчества и посмотреть дома архитектора Арбузика.

Все вышли из комнаты. В коридоре Пёстренький остановил Незнайку и сказал ему шёпотом:

– Это что же такое получается? Разве мы сегодня завтракать не будем?

– Подожди ты с завтраком! – сердито ответил Незнайка. – Не могу же я при Кубике устраивать завтрак! Никто не должен знать, что у нас волшебная палочка есть. Понял?

Путешественники спустились по лестнице, вышли из гостиницы и очутились на улице. Незнайка пугливо осмотрелся по сторонам. Он очень боялся, как бы не встретить милиционера Свистулькина. Увидев, что поблизости ни одного милиционера не было, Незнайка с облегчением вздохнул, но в это время у тротуара остановился автомобиль, и из него стремительно выскочил коротышка в светло сером спортивном костюме с коротенькими штанами. На голове у него была какая то блестящая круглая шапка с наушниками, напоминавшая не то каску, не то шлем, вроде тех, какие бывают у мотоциклистов. Незнайке показалось, что это милиционер, и внутри у него все похолодело от испуга. Коротышка, однако, не обратил на Незнайку внимания, а подскочил к Кубику и закричал:

– Здравствуй, Кубик! Вот приятная встреча! Ха ха ха! Ты куда идёшь? – А, здравствуй, дружище! – радостно отвечал Кубик. – Я гуляю со своими друзьями. Нам надо на улицу Творчества. Познакомься, пожалуйста: вот это Кнопочка, это Незнайка, а это Пёстренький.

– Очень приятно познакомиться! – закричал коротышка и громко расхохотался.

Было заметно, что ему на самом деле было приятно познакомиться с путешественниками. Он быстро подскочил к Кнопочке и с такой силой пожал ей руку, что у бедняжки чуть не выступили на глазах слезы. Подскочив с той же стремительностью к Незнайке и Пёстренькому, он поздоровался с ними и сказал:

– А меня зовут Клёпка. Инженер Клёпка.

Пёстренький фыркнул, услыхав это чудное имя.

– Что это за имя такое – Клёпка? – удивился он. – Вы, наверно, хотели сказать: Заклёпка?

– Ха ха ха! – громко захохотал Клёпка и по приятельски хлопнул Пёстренького рукой по плечу.

– А тебе, Пёстренький, следовало бы думать, прежде чем говорить, – сказала Кнопочка. – Ты бы сам, наверно, обиделся, если бы кто нибудь стал утверждать, что твоё имя не Пёстренький, а Запестренький.

– Запестренький! Такого имени не бывает, – ответил Пёстренький.

– Ну и Заклёпки никакой не бывает, – строго сказала Кнопочка.

– Нет, вы ошибаетесь, – продолжая смеяться, возразил Клёпка. – У меня есть знакомый, которого действительно зовут Заклёпкой, но это совершенно другой коротышка, совсем не такой, как я. Имена всякие бывают, уверяю вас, а некоторые из них даже очень смешные. Ха ха ха! Что касается меня, – обратился он к Пёстренькому, – то моё имя на самом деле Клёпка, но, если вам доставит удовольствие, можете называть меня Заклёпкой.

– Ещё чего не хватало! – возмутилась Кнопочка. – Он будет называть вас Клёпкой, как полагается. Нечего его баловать!

– Мои друзья впервые в Солнечном городе, – сказал Кубик. – Они приехали к нам из Цветочного города.

– Ах, вот как! – воскликнул Клёпка. – Значит, вы наши гости? Так чего же мы тут стоим? Вам на улицу Творчества надо? Садитесь. Я тоже с вами поеду, а по дороге, если хотите, заедем на одёжную фабрику и осмотрим её. У меня там все мастера знакомые.

Одним прыжком Клёпка очутился в машине и уселся за руль. Его автомобиль был обтекаемой формы и внешним своим видом напоминал несколько сдавленное сверху яйцо, которое стояло на четырех колёсах и тупым своим концом было направлено вперёд, а острым – назад. В верхней части кузова имелись два овальных отверстия, внутри которых помещались сиденья для водителя и пассажиров. Сверху над сиденьями была расположена круглая крыша вроде зонтика. Впереди колёс торчали какие то буфера, с виду напоминавшие сапоги.

Простым нажатием кнопки Клёпка открыл все четыре дверцы, имевшиеся в кузове автомобиля, и пригласил наших друзей садиться. Пёстренький не заставил себя долго просить и уселся впереди вместе с водителем, а Кнопочка, Кубик и Незнайка поместились сзади.

Как только посадка была закончена, все четыре дверцы моментально захлопнулись. Клёпка нажал какую то педаль, мотор взвизгнул, и машина рванулась вперёд с такой силой, что не ожидавший этого Пёстренький чуть не вылетел из неё. Ухватившись за рукоятку, которая имелась на переднем щитке, он со страхом смотрел прямо перед собой. Машина мчалась с головокружительной скоростью, обгоняя все автомобили, которые ехали впереди, а через некоторые даже перепрыгивала, что достигалось при помощи специального прыгающего приспособления.

Это прыгающее приспособление имело очень простое устройство. К оси каждого из четырех колёс было приделано по пружинистому железному сапогу. В выключенном состоянии эти пружинистые сапоги свободно торчали вперёд каблуками на манер буферов, что способствовало амортизации, то есть смягчению удара в случае столкновения. Однако, как только прыгающее приспособление включалось, все четыре пружинистых сапога совершали вокруг оси оборот вместе с колёсами. При этом сапоги упирались каблуками в землю и, продолжая вращаться, отталкивались от неё, в результате чего машину подбрасывало кверху, и она перелетала через любое препятствие, встреченное на пути. Красные светофоры на перекрёстках также не являлись для машины помехой, так как она свободно перепрыгивала через поперечные улицы, пролетая над головами пешеходов и потоками автомобильного транспорта.

Подивившись на диковинные прыжки машины. Пёстренький хотел было высказать своё удивление, но вовремя спохватился, так как вспомнил о своём правиле. Поскольку он всё таки успел уже открыть рот, то спросил:

– А скажи, пожалуйста, Клёпка, почему ты носишь коротенькие штанишки? Разве у тебя длинных нету?

– В коротких прохладнее, – отвечал Клёпка.

– Зачем же ты надел шапку с наушниками? В ней же ведь жарко.

– Вот и видно, что ты в автомобильной езде ничего не смыслишь. Это вовсе не шапка с наушниками, а шлем. Снаружи у этого, шлема защитный стальной каркас, а внутри вата. Если случится авария и я хлопнусь о мостовую в шлеме, то голове ничего не будет; а если я хлопнусь без шлема, то… ха ха ха!

От смеха Клёпка даже не смог говорить дальше.

– А у тебя нет случайно ещё одного шлема? – озабоченно спросил Пёстренький.

– Нет, ещё одного шлема у меня нет.

Пёстренький боязливо поёжился и оглянулся назад. Он уже жалел, что сел впереди. Ему стало казаться, что в случае столкновения с какой нибудь машиной безопаснее было бы сидеть сзади.

В это время автомобиль подъехал к реке, но, вместо того чтоб ехать по набережной, перемахнул через ограду и плюхнулся прямо в воду. Взвизгнув от страха. Пёстренький отворил дверцу и уже хотел выпрыгнуть из машины, но Клёпка успел схватить его за шиворот.

– Пустите! Тонем! – завопил Пёстренький, стараясь вырваться.

– Да мы вовсе не тонем, а плывём, – успокаивал его Клёпка. – Автомобили этой конструкции ездят не только посуху, но и плавают по воде.

– Ну, если плавают, то и утонуть могут, – ответил, понемногу приходя в себя, Пёстренький.

– Это, конечно, верно, – ответил со смехом Клёпка. – Но вы не бойтесь. В автомобиле под каждым сиденьем хранятся спасательные круги.

Пёстренький сейчас же поднял сиденье, достал спасательный круг и надел на себя.

– Мы же ещё не тонем, – сказал Незнайка.

– Ничего, – ответил Пёстренький. – Когда начнём тонуть, будет поздно.

– Но это ещё не все, – сказал Клёпка. – Моя машина приспособлена не только для плавания по воде, но и для полётов по воздуху.

С этими словами он ткнул пальцем имевшуюся на щитке приборов кнопку. Раздалось жужжание. Незнайка и Кнопочка взглянули вверх и увидели, что круглая крыша, которую они приняли вначале за зонтик, превратилась в пропеллер, вращавшийся с бешеной скоростью. В то же время машина плавно взмыла кверху и, сделав крутой вираж, понеслась над водой.

– А па парашюты у вас тоже под сиденьем хранятся? – спросил, заикаясь от страха, Пёстренький.

– Парашюты у нас нигде не хранятся, потому что никаких парашютов не нужно.

– Это почему же? – озабоченно спросил Пёстренький.

– Потому что, если вы прыгнете с парашютом, он сейчас же запутается в лопастях пропеллера, и вас изрубит вместе с парашютом в куски. В случае аварии лучше прыгать вовсе без парашюта.

– Но без парашюта ведь можно о землю удариться, – сказал Пёстренький.

– Зачем о землю? Мы ведь над водой летим, а об воду если и ударитесь, то не больно. – А, ну тогда ничего, – сказал Пёстренький. – В воду упасть – это ещё не так страшно.

– Конечно, – поддакнул Незнайка. – Ты только не забудь умыться, когда попадёшь в воду. Тебе это не помешает.

Все засмеялись, потому что Пёстренькому на самом деле уже пора было умыться.

Автомобиль взлетел высоко, и весь город был виден как на ладони. Это было очень красивое зрелище. Крыши домов светились на солнышке, как перламутр, и переливались всеми цветами радуги. Они имели чешуйчатое строение.

– А что, у вас крыши делаются из рыбьей чешуи, что ли? – спросил Незнайка.

– Нет, – сказал Клёпка. – То, что вы принимаете за чешую, это солнечные батареи, то есть фотоэлементы, установленные на крышах домов. В фотоэлементах солнечная энергия преобразуется в электрическую, которая накопляется в специальных аккумуляторах и служит для освещения и отопления помещений, заставляет работать лифты и эскалаторы, вращает моторы вентиляторов и прочее. Излишки электроэнергии направляются на фабрики и заводы, а также на центральную электростанцию, где они преобразуются в радиомагнитную энергию, которую можно передавать куда угодно без проводов.

– А почему солнечные батареи устанавливают на крышах? – спросил Незнайка.

– Лучше места и не найти, – сказал Клёпка. – Во первых, крыши всегда пустые, там никто не ходит, и место все равно пропадает даром; а во вторых, крыши всегда на солнышке, на них попадает самое большое количество солнечных лучей.

Покружив над рекой, Клёпка решил опуститься вниз. Машина круто спикировала и шлёпнулась в воду, подняв вокруг себя целый сноп брызг. Описав на воде несколько кругов и зигзагов, чтоб показать манёвренность машины, Клёпка повернул к берегу. Незнайка, Кнопочка и Пёстренький не знали, радоваться им этому или печалиться, потому что никак не могли решить, что безопаснее: ездить на Клепкиной машине по земле, плавать по воде или летать по воздуху.


Глава двадцать первая

Незнайка и его спутники совершают экскурсию на одёжную фабрику


Выскочив на твёрдую почву, автомобиль снова помчался по улицам и через несколько минут остановился возле круглого десятиэтажного здания, покрашенного очень красивой краской телесного цвета.

– За мной! – закричал Клёпка. – Приехали!

Он молниеносно выскочил из машины и, словно на приступ, бросился к входу. Пока Кубик, Незнайка и Кнопочка вылезали из машины и помогали Пёстренькому освободиться от спасательного круга, Клёпка несколько раз успел вскочить в дверь и выскочить из неё обратно.

– Что же вы там застряли? – кричал он, размахивая руками, словно ветряк крыльями. – За мной!

Наконец наши путешественники вышли из машины и направились к входу.

– Смелей! – командовал Клёпка. – Со мной вы можете ничего не бояться. У меня тут все мастера знакомые.

Друзья вошли в дверь и очутились в большом круглом зале с блестящим белым кафельным полом и такими же белыми стенами и потолком. Со всех сторон доносилось приглушённое жужжание механизмов и мягкое шуршание изготовляемых тканей. В ту же минуту к путешественникам подошёл коротышка в чистеньком, хорошо выглаженном синем комбинезоне с большими белыми пуговицами на груди и на животе и открытым воротом, из под которого виднелся беленький галстук. Коротышка был толстенький и плотненький, но плечи у него были узкие, поэтому он к середине как бы расширялся, а кверху и книзу суживался, напоминая своей фигурой рыбу или веретено.

– Здравствуй, Карасик, – сказал Клёпка этому веретенообразному коротышке. – Я привёл к тебе экскурсию. Покажи, братец, как вы тут шьёте для нас одежду.

Вместо ответа Карасик вдруг принял театральную позу и продекламировал:

– Прошу пожаловать за мной! Я вам, друзья, открою все тайны здешних мест!

Потом властно протянул вперёд руку, скорчил страшную физиономию и завыл страшным голосом:

– Вперёд, друзья, без страха и сомне е нья!

Пёстренький вздрогнул, услышав этот душераздирающий крик, и спрятался за спину Кубика.

– Что это – сумасшедший? – спросил он в страхе.

Но Карасик был вовсе не сумасшедший. Дело в том, что он не только работал мастером на одёжной фабрике, но был, кроме того, актёром в театре. Задумавшись в одиночестве над какой нибудь ролью, он не сразу приходил в себя, когда его о чем нибудь спрашивали, и часто отвечал собеседнику на актёрский лад, воображая себя на сцене театра.

Увидев, какое впечатление произвели его актёрские способности на Пёстренького, Карасик самодовольно улыбнулся и повёл путешественников к центру зала, где стоял высокий, заострённый сверху металлический цилиндр. Он был сделан из воронёной стали и отблескивал синевой. Вокруг него вилась спиральная лесенка, оканчивающаяся вверху площадкой. К цилиндру со всех сторон были подведены провода и металлические трубки с манометрами, термометрами, вольтметрами и другими измерительными приборами.

Остановившись возле цилиндра, Карасик заговорил, но уже не театральным, а своим обычным голосом, пересыпая речь такими ничего не значащими фразами, как «так сказать», «если можно так выразиться» и «извините за выражение».

– Перед вами, друзья мои, если можно так выразиться, большой текстильный котёл системы инженера Цилиндрика, – начал Карасик. – Внутренность котла заполняется, так сказать, сырьём, в качестве какового служат измельчённые стебли одуванчиков. Здесь сырьё, если можно так выразиться, подвергается действию высокой температуры и вступает в химическую реакцию с различными веществами, благодаря чему получается, извините за выражение, жидкая, студенистая, клееобразная масса, обладающая свойством моментально застывать при соприкосновении с воздухом. Эта масса поступает из котла по трубкам и выдавливается, извините за выражение, при помощи компрессоров сквозь микроскопические отверстия, имеющиеся на концах трубок. Выходя из микроскопических отверстий, масса, так сказать, застывает и превращается в тысячи тонких нитей, которые поступают в ткацкие станки, расположенные вокруг котла. Как вы можете проследить сами, нити превращаются в ткацком станке в материю, которая выходит из станка непрерывной, если можно так выразиться, полосой, после чего попадает под штамп. Здесь материя, как вы видите, раскраивается на куски, которые склеиваются между собой особым составом и превращаются в готовые, так сказать, рубашки. На остальных штампах, которые вы видите вокруг, также изготовляется нижнее, извините за выражение, бельё разных размеров.

Осмотрев весь производственный процесс – от изготовления нити до упаковки готовых рубашек в коробки, наши путешественники поднялись на второй этаж и увидели, что здесь точно таким же образом изготовлялись различные куртки, пиджаки, пальто и жакеты. Разница была лишь в том, что здесь нити, прежде чем попасть в ткацкий станок, проходили процесс окраски, то есть непрерывно протягивались через сосуды с окрашивающими растворами. Карасик объяснил, что хотя нити и делались из одного и того же сырья, но материи получались разные. Это зависело как от метода химической обработки нити, так и от устройства ткацких станков, которые могли изготовлять не только тканые материи, но и трикотажные, то есть вязаные, кручёные и плетёные, а также валяльно войлочные, вроде фетровых и велюровых, и комбинированные, какими являются, например, вязально тканые, войлочно кручёные или валяльно плетёные.

Поднявшись ещё этажом выше, путешественники увидели, что там изготовлялись брюки разных фасонов и размеров. Четвёртый, пятый и шестой этажи были заняты производством различных платьев, юбок, блузок, кофточек. Здесь поступающие из ткацких станков ткани протискивались между так называемыми печатными валиками, благодаря чему на них появлялись разные клеточки, крапинки, полосочки, цветочки и вообще всевозможные рисунки. На седьмом этаже изготовлялись гетры, чулки, носки, галстуки, бантики, ленточки, шнурки, пояса и тому подобная мелочь и носовые платки, на восьмом – всевозможные головные уборы, а на девятом – обувь. Здесь были в ходу валяльные, фетровые, а также толстонитяные, многослойные и прессованные ткани, из которых в Солнечном городе любили делать ботинки.

На всех девяти этажах наши путешественники не встретили ни одного коротышки, кроме Карасика, так как все процессы, вплоть до упаковки готовой продукции, выполнялись машинами. Зато на десятом этаже все оказалось наоборот, то есть машин совсем не было, а малышей и малышек было множество. Одни из них стояли за мольбертами и что то рисовали, другие сидели за столами и что то чертили, третьи что то шили из разных материй. Вокруг во множестве стояли манекены, то есть большие, в настоящий коротышечий рост, куклы, на которых производили примерку готовых платьев.

– А здесь у нас, извините за выражение, художественный отдел, – сказал Карасик, появляясь со своими спутниками на десятом этаже.

К нему сейчас же подскочила малышка в изящном сером халатике и сердито заговорила:

– Что это значит – «извините за выражение»? За что тут тебе понадобилось извиняться? Художественный отдел – это художественный отдел, и извиняться тут не за что.

– Ну, художественный отдел ведь происходит, так сказать, от слова «худо», – ответил Карасик.

– И совсем не от слова «худо», а от слова «художник»!

– Ну извини, Иголочка, я не знал. Вот я к тебе экскурсантов привёл.

– Привёл – и прекрасно! – сказала Иголочка. – Можешь теперь отойти в сторону и не мешать, я сама объясню все… Так вот, – обратилась она к экскурсантам. – Что является нашим бичом?.. Нашим бичом является не что иное, как мода. Вы уже сами, наверно, заметили, что никто не хочет ходить всё время в одном и том же платье, а норовит каждый раз надевать на себя что нибудь новое, оригинальное. Платья носят то длинные, то короткие, то узкие, то широкие, то со складками, то с оборочками, то в клеточку, то в полосочку, то с горошинами, то с зигзагами, то с ягодками, то с цветочками… Словом, чего только не выдумают! Даже на цвет бывает мода. То все ходят в зелёном, то вдруг сразу почему то в коричневом. Не успеете вы надеть новый костюм, как вам говорят, что он уже вышел из моды, и вам приходится сломя голову бежать за новым.

Это утверждение очень насмешило инженера Клёпку, и он громко фыркнул.

– Я попросила бы вас не фыркать, когда я объясняю, – строго сказала Иголочка. – Вы не лошадь и находитесь не в конюшне. Вот когда пойдёте в конюшню, тогда и фыркать будете.

Замечание насчёт конюшни насмешило, в свою очередь. Пёстренького, и он еле удержался от смеха. Иголочка строго взглянула на него и сказала:

– Так вот… Прошу всех подойти ближе. Здесь перед вами художники, которые создают рисунки для новых тканей и новые фасоны одежды. Прошу всех познакомиться с художницей Ниточкой… Встань, пожалуйста, Ниточка, чтоб тебя всем было видно.

Ниточка встала со стула. Это была маленькая малышка в белом халатике, с бледным лицом и светлыми, как лён, волосами. Она стояла, скромно потупив глазки, отчего её длинные ресницы казались ещё длинней. От смущения она не знала, что делать, и застенчиво теребила в руках кисточку для рисования.

– Ниточка – самая лучшая наша художница, – продолжала Иголочка. – Сейчас она работает над созданием рисунка для новой ткани, которая называется «Утро в сосновом лесу». Вот смотрите: здесь кругом лес, а здесь медведица с медвежатками. Очень забавно, не правда ли? А недавно Ниточка создала образец ткани под названием «Божья коровка». Представьте себе зелёненькую матерьицу, усыпанную оранжевыми божьими коровками с чёрными крапинками. Это же прелесть! Платья из этой ткани шли нарасхват. Никто не хотел носить ничего другого. Но прошло несколько дней, и какой то умник сказал, что он боится выходить на улицу погулять, так как ему всё время мерещится, будто по всем прохожим божьи коровки ползают. После этого никто уже не хотел носить эти платья. Все говорили: «Не хотим, чтоб по нас коровки ползали». В другой раз Ниточка придумала ещё более интересную материю, под названием «Четыре времени года». Это было что то сказочное – целая картина, а не материя! Её печатали в восемь красок, для чего изготовили восемь новых печатных валиков. Весь город нарядился в эти платья с картинками. Вдруг одна модница говорит: «Мне это платье не нравится, потому что все смотрят не на меня, а на картинки на моём платье». И что бы вы думали? На другой день платье вышло из моды, и пришлось нам в спешном порядке другую материю придумывать.

Клёпка опять рассмеялся, но, спохватившись, принялся закрывать рот руками, отчего вместо смеха у него получалось какое то хрюканье.

– Я попросила бы вас также не хрюкать! – с укоризной сказала Иголочка. – У нас хрюкать не принято, а если вам уж так хочется, то можете пойти дома похрюкать, а потом приходите снова. Гм!.. На чём мы остановились? Ах, да! На моде. Так вот, как видите, мы вовсе не подчиняемся моде. Наоборот, мода подчиняется нам, так как мы сами создаём новые модные образцы одежды. А поскольку мы сами создаём моду, то она ничего не может с нами поделать, и дела наши идут успешно. Нас только изредка, как это принято говорить, лихорадит.

Клёпка, которого не переставал разбирать смех, снова закрылся рукой и хрюкнул. Глядя на него, захрюкал и Пёстренький.

– Ну вот! – развела руками Иголочка. – Дурные примеры, как говорят, заразительны. Сначала один хрюкал, а теперь и второй хрюкает! Кончится тем, что мы все здесь с вами захрюкаем и пойдём домой… Да! Так вот… Опять вы меня перебили! На чём мы остановились?

– На том, что мы все захрюкаем и пойдём домой, – ответил Незнайка.

– Нет, на том, что нас лихорадит, – подсказала Ниточка.

– Да, правильно! Нас лихорадит. Это случается, когда к нам приезжает какой нибудь путешественник из другого города. Увидев на нём не совсем обычный костюм или какую нибудь необычную шляпу, наши жители начинают воображать, что появилась новая мода, и бросаются за этими костюмами или шляпами в магазины. Но поскольку в магазинах ничего этого нет, то нам приходится в спешном порядке готовить новую продукцию, а это вовсе не просто, так как необходимо сделать новые образцы материи, новые выкройки, новые штампы и печатные валики. Публика ждать не любит, и нам приходится делать все это в спешке. Вот поэтому мы и говорим, что нас лихорадит. Как с этой лихорадкой бороться?.. Очень просто. Мы держим связь с магазинами. Из магазинов нам сообщают о каждом новом требовании коротышек. Вчера, например, нам сообщили, что уже несколько коротышек приходили за жёлтыми брюками. Отсюда мы делаем вывод, что к нам в город приехал кто то в жёлтых брюках… Вот скажите, вы к нам давно прибыли? – спросила Иголочка Незнайку.

– Позавчера, – ответил Незнайка.

– Видите! – обрадовалась Иголочка. – Вы только позавчера приехали, а у нас уже вчера было известно, что в городе появился некто в жёлтых брюках. Но этого мало. Мы уже сами готовимся к выпуску жёлтых брюк. Прошу вас подойти ближе и познакомиться с художницей Пуговкой. Пуговка создаёт проект жёлтых брюк, поскольку жёлтых брюк у нас до сих пор не делали.

Незнайка и его спутники подошли к Пуговке и увидели, что она рисовала на большом куске бумаги жёлтые брюки в натуральную величину.

Тем временем Иголочка внимательно осмотрела со всех сторон Незнайку и даже украдкой пощупала материю на его брюках.

– Это хорошо, что вы к нам зашли, – сказала она Незнайке. – А то мы могли бы сделать совсем не такие брюки, какие требуются. Подобные случаи уже с нами бывали… Ты, Пуговка, обрати внимание и сделай поправки в своём проекте. Брюки не должны быть ни узкие, ни широкие, ни длинные, ни короткие, а такие: чуть чуть пониже колена, чуть чуть повыше щиколотки. Это самый лучший фасон, так как в нём очень удобно ходить. Материя шелковистая, глянцевитая. Это также выгодно, потому что глянцевитая материя меньше пачкается. Цвет не лимонный, как ты нарисовала, а канареечный. Такой цвет гораздо приятней для глаз. И потом, не нужно внизу никаких пуговиц. Малыши не любят, чтоб у них на штанах внизу были пуговицы, так как эти пуговицы постоянно за что нибудь цепляются и в конце концов все равно оторвутся.

Встреча с Незнайкой очень благотворно подействовала на Иголочку. Она даже перестала бросать гневные взгляды на Клёпку, который донимал её своим смехом. Усадив гостей на диванчике, она стала очень приветливо разговаривать с ними. Узнав, что наши путешественники прибыли из Цветочного города, она подробно расспросила Кнопочку, как одеваются в Цветочном городе малыши и малышки и какие там бывают моды.

Остальные художницы тоже приняли участие в беседе. Одна художница, по имени Шпилечка, спросила Пёстренького, что ему больше всего понравилось в Солнечном городе.

– Газировка, то есть газированная вода с сиропом, – ответил Пёстренький. – Главное, что газированную воду можно пить в любом киоске и притом в неограниченном количестве.

– Нашёл чему удивляться! – вмешался в разговор Клёпка. – У нас все так. Вы можете зайти в любую столовую и есть что хотите. В любом магазине вам дадут любую вещь и ничего не возьмут за неё с вас.

– А если кто нибудь захочет автомобиль? – спросил Незнайка. – Автомобиль то небось не дадут!

– Почему не дадут? Дадут! С тех пор как появились кнопочные такси, никто и брать не хочет этих автомобилей, – сказал Кубик. – Скажите, пожалуйста, зачем мне автомобиль, если я на кнопочном такси доеду куда угодно без всяких хлопот! Ведь с собственной машиной очень много возни. Её нужно мыть, чистить, смазывать, чинить, заправлять горючим. Для неё нужен гараж. Когда вы едете на своей собственной машине, вам нужно управлять ею, следить, как бы на что нибудь не наскочить, на кого нибудь не наехать, то есть всё время работать и быть в напряжении. Когда же вы едете на кнопочном такси или автобусе, то вам и горя мало! Вы можете спокойно читать газету или книжку, можете думать о чём хотите, можете вовсе ни о чём не думать и даже стихи сочинять или спать себе преспокойно. Когда то у меня была своя собственная машина, но только с тех пор как я её выбросил, я почувствовал себя по настоящему свободным коротышкой.

– Но ведь многие коротышки у вас имеют свои машины, – сказал Незнайка. – У Клёпки, например, тоже свой собственный автомобиль.

– Я – дело другое, – ответил Клёпка. – Я старый автомобилист, и езда на этих новых автомобилях, которые сами везут вас куда надо и с которыми ничего не может случиться, – такая езда не по мне. Для меня наслаждение сидеть за рулём и самому управлять машиной. Я люблю, чтоб езда была сопряжена с опасностями, так как привык ко всему этому с давних пор и мне трудно расстаться со своей привычкой. Я понимаю, что это во мне старая закваска сидит, пережитки, так сказать, прошлого, но пока ничего не могу с собой поделать.

Пёстренький, которого с самого утра донимал голод, наконец не вытерпел и сказал:

– Братцы, а нет ли у вас тут чего нибудь покушать или хотя бы газированной водички с сиропом? Я с утра ведь ещё ничего не ел.

– Ах мы ослы! – закричал, спохватившись, Клёпка. – Что же мы тут сидим и разговорами занимаемся! Пойдёмте скорее в столовую. Ведь соловья, как говорится, баснями не кормят.

Эта пословица очень понравилась Пёстренькому, и с тех пор он всегда, когда хотел есть, говорил: «Соловья баснями не кормят».

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   17

Похожие:

Николай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2 iconНиколай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2
Зелёном городе и городе Змеёвке, о том, что они увидели и чему научились. Вернувшись из путешествия, Знайка и его друзья взялись...
Николай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2 iconНиколай Николаевич Носов Незнайка на Луне (с иллюстрациями) Приключения Незнайки – 3
Эта книга – продолжение приключений забавных коротышек Незнайки и его друзей – профессора Звездочкина, Пончика, доктора Пипюлькина,...
Николай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2 iconНиколай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе
Вторая книга сказочной трилогии Н. Носова. В ней рассказывается о том, как Незнайка получил волшебную палочку и вместе со своими...
Николай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2 iconНиколай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе
Зелёном городе и городе Змеёвке, о том, что они увидели и чему научились. Вернувшись из путешествия, Знайка и его друзья взялись...
Николай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2 iconПриключения Незнайки – 1 lib aldebaran ru «Николай Носов. Собрание сочинений в трех томах. Том 2»
Книга известного советского писателя рассказывает о приключениях Незнайки и его друзей
Николай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2 iconНиколай Николаевич Носов Незнайка на луне
На улицах появилось множество автомобилей, спиралеходов, труболетов, авиагидромотоколясок, гусеничных вездеходов и других разных...
Николай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2 iconНиколай Николаевич Носов Приключения Незнайки и его друзей
Там даже улицы назывались именами цветов: улица Колокольчиков, аллея Ромашек, бульвар Васильков. А сам город назывался Цветочным...
Николай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2 iconБотвин Николай Иванович
Два моих деда — Выползов Михаил Николаевич и Белобородов Николай Васильевич — вернулись с войны живыми. Оба остались жить в селе...
Николай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2 iconНиколай Носов Фантазёры Мишкина каша
Один раз, когда я жил с мамой на даче, ко мне в гости приехал Мишка. Я так обрадовался, что и сказать нельзя! Я очень по Мишке соскучился....
Николай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2 iconБойченко Николай Николаевич
Концепция сайта- информирование нынешних и привлечение внимания потенциальных клиентов. Поддержка имиджа
Николай Николаевич Носов Незнайка в Солнечном городе Приключения Незнайки – 2 iconМы защищали Ханой
Николай Николаевич Колесник — Председатель Президиума Межрегиональной общественной организации ветеранов войны во Вьетнаме
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы