Ольга\nГромыко icon

Ольга Громыко


НазваниеОльга Громыко
страница18/26
Размер1.31 Mb.
ТипКурсовая
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   26

* * *


Мы приобщились к преступному миру, "одолжив" сапоги у Алмита. Это было несложно. Вымытые и начищенные до блеска штатными домовыми, сапоги преподавателей стояли напротив их комнат. Нет, мы не просто схватили первую попавшуюся пару и бросились наутек, Лён перемерил не меньше десятка, но ему то жало, то скрипело, то хлябало, то краска облупилась. По-моему, он делал это специально, чтобы подразнить меня, но с таким непроницаемо-серьезным лицом, что доказать это было невозможно.

Запасная куртка у Лёна была - та самая, обшарпанная, в которой он разгуливал по Догеве и в ней же приехал в Стармин.

- Что теперь? - Происходящее казалось мне дурным сном, тем более что на дворе прочно утвердилась ранняя и темная осенняя ночь. Свет в холле не горел, что было нам только на руку, хотя несколько замедляло спуск по пустынной лестнице.

- В конюшню. Берем лошадей и как можно скорее выезжаем из города. Ближайшее валдачье поселение находится к западу от Стармина в трех днях пути. Точнее выяснить не удалось, но можно порасспрашивать у гномов-торговцев в деревеньках - обе расы большую часть жизни проводят под землей и наверняка многое знают друг о друге.

- Лён, ты рехнулся! - не выдержав, вспылила я. - Что за ерунда?! Ты покидаешь Стармин ночью, тайком, как какой-нибудь тать из разбитой банды, вместо того чтобы прямо попросить помощи у Ковена Магов! Неужели ты думаешь, Учитель тебе откажет?

- Да, - отрезал он, предупредительно распахивая передо мною входную дверь.

- Ну почему ты так считаешь?

- Прежде всего, он захочет узнать, для чего мне понадобился этот камень.

- Не только он, - пробормотала я себе под нос.

- Вольха, ты мне друг? - Вампир неожиданно остановился и, развернув меня к себе лицом, пытливо заглянул в глаза.

- Ну… да, конечно.

- Так будь другом и не задавай лишних вопросов! - отрезал он, ныряя в темный коридор конюшни.

- С друзьями так не обращаются… - неуверенно заикнулась я.

Лён фыркнул, уверенно распахивая Ромашкино стойло. Ну конечно, Вольт снова был там.

- А с кем, по-твоему? С врагами?

- Какие, к лешему, враги? Ехал бы с Учителем… он наверняка знает, где валдачий город, да и защитит, если что. А то нашел кого в подручные брать!

- Я предпочитаю неопытного друга опытному чужаку, - сказал, как отрезал, Лён.

Но от меня не так-то просто "отрезаться".

- Учитель, Учитель… - проворчала я, затягивая пряжку на Ромашкиной уздечке. - Странно ты как-то к нему относишься. Словно презираешь и уважаешь в то же время. Признавайся, что тебя с ним связывает?

- Жизнь, - просто ответил Лён. Я ожидала продолжения, и он добавил: - Моя жизнь.

- Он твой отец?! - возопила я в священном ужасе.

- Тьфу, сплюнь! - открестился вампир, возмущенный не меньше меня. - Нет, все произошло чуть позже. Я выбрал самое неподходящее время и место для появления на свет - шел третий день битвы за Догеву, люди прорвали первое кольцо обороны и, воодушевленные успехом, бились со вторым. Ночная атака была внезапной, вчерашний тыл превратился в передовую, и большинство мирных жителей не успели ее покинуть. Старики, дети… не говоря уж о рожающей женщине. Отец защищал ее до последнего…


* * *


- Гля, парни, упыриный выродок! - хохотнул воин, брезгливо поднимая за ножку розовый вопящий комочек. Обступившие его дружки с жадным любопытством разглядывали новорожденного. Ребенок был совершенно нормальный, доношенный и симпатичный. Любая мать пришла бы в неописуемый восторг, приняв из рук повивальной бабки подобного младенца. Но воины взирали на ребенка с нескрываемым ужасом, замечая лишь зачатки крылышек на спине. Державший его человек оглянулся в поисках стенки или ствола, чтобы прекратить несмолкающий, противный писк. Не обнаружив ничего подходящего, наемник вышел из палатки, таща ребенка в вытянутой руке. Кое-кто из его дружков задержался, обшаривая изрубленный труп вампира.

В воздухе плавали хлопья копоти. Дымились огромные костры - тела вампиров надлежало сжечь до заката, а пепел развеять по ветру, чтоб поганцы не посмели воскреснуть. Наемник с наслаждением пошевелил горбатым носом, недоуменно глянул на ребенка и, приняв логичное решение, вразвалочку подошел к ближайшему костру. Размахнулся и бросил.

Маг, немолодой уже человек с нитками седины на коротко подстриженных висках, неожиданно матюгнулся и кинулся наперехват. Успел, упал, сжимая в руках захлебывающееся плачем тельце. Чудом не раздавил.

- Рехнулся, папаша?

Маг медленно сел, не удостоив воина ответом. Куртка, брюки, ребенок - все было покрыто слоем грязи пополам с кровью. От крика младенца звенело в ушах.

- Оглох, кудесник? Чего руки мараешь? Упыриное отродье-то, щас за руку цапнет и поминай тебя как звали. А нам без чаровников с упырьем биться несподручно. Бросай в костер, пока одежу не изгадил!

Уже лежа на земле и пытаясь восстановить сбившееся дыхание, воин осознал свою ошибку. Никогда не стоит перечить магам. Какая бы дурь ни взбрела им в башку.

- Чего это он? - удивленно осведомился друг, помогая ему подняться.

- Пес его знает. Может, чучелу из гаденыша набить хотел аль в декокте сварить. Дык сказать надобно было, а не молоньями швыряться. Тронутые они все малость, чаровники-то. Чародействование, оно по мозгам шибко ударяет!

- Зато силища-то в ём какая! - глубокомысленно добавил друг.


* * *


… - Примерно через три недели Ковен Магов собрался в полном составе, чтобы принять судьбоносное решение. Магам опротивела война. Она мешала заниматься наукой, воспитывать подрастающее поколение и, как ржавчина, разъедала нравы, - продолжал Лён. - Бандитизм, убийства, грабежи, ставшие нормой поведения; расплодившиеся упыри, средь бела дня пожирающие младенцев; заброшенные пашни; толпы вдов и сирот, умирающих с голоду. А тут еще эльфы сформировали двенадцать отрядов лучников и бросили их на оборону Долин, причем наконечники, которые вытягивали из трупов, были кованы элгарскими гномами и заговорены рирскими друидами. Пора, давно пора было что-то предпринять. Но в чью пользу? Споры затянулись на четыре дня. Большая часть магов принадлежала к человеческой расе, но, надо отдать им должное, высказывалась объективно, и скрытое голосование было проведено в спокойной, дружественной обстановке.

Люди сначала не поверили свалившемуся на них "счастью". Часть магов дезертировали из рядов человеческой армии, часть переметнулись на сторону противника. Придворные маги предъявили своим королям ультиматум - либо капитуляция, либо раскатаем дворец по бревнышку. Один-таки раскатали, остальные монархи присмирели, как мыши под веником. Просто на мир соглашаться не было смысла. Он был равнозначен победе людей со всеми вытекающими последствиями - межнациональной рознью, угнетением побежденных, беспределом на отвоеванных землях. А так, скрепя зубы, пришлось хапнутое вернуть. И выплатить немалую контрибуцию. Короли опасались восстаний - как это так, возмущался народ, уже почти победили - и сдаться?! Но обошлось, усталость взяла свое. Людям тоже надоело воевать, и десяток повешенных для острастки наемников-лихоимцев послужил уроком для остальных. Где-то через год волнение улеглось, жизнь вошла в привычное русло, и Ксандр отвез меня в Догеву. Ну что, ты довольна? Можем ехать?

- Поехали, - согласилась я. Лён едва слышно вздохнул, запрыгивая в седло. Это был вздох узника, из которого раскаленными клещами вырвали признание в малой толике содеянного и на время оставили в покое, чтобы чуть погодя возобновить пытки с удвоенным энтузиазмом.

Размытая сумерками фигура преградила нам дорогу. Всадник спешился и пошел к нам навстречу, ведя лошадь в поводу.

- Куда это вы намылились? - со всегдашней издевкой осведомился тролль.

- Тебя не спросили, - буркнул Лён. - Что тебе надо, Вал?

- Да вот, стою, наемщика своего жду. Холод собачий, думал, окочурюсь, пока придет.

- И кто же тебя нанял? - больше из вежливости спросила я. Тролли не брезговали никакими поручениями; ему вполне могли заплатить как за голову вампира, так и за чистку конюшни.

- Да вот этот упырь! - Вал бесцеремонно ткнул пальцем в сторону Лёна.

- Неужели? - хмыкнул вампир, опасно сужая глаза. - Когда же это я успел?

- Не успел - так еще успеешь, я не тороплюсь.

- А мы торопимся. Уйди с дороги.

Вал лениво посторонился, пропуская нас и коней, а затем ловко вскочил на свою животину и потрусил следом.

- Я могу проводить вас до валдачьей слободки, - равнодушно сказал он в пустоту. - Если хотите, конечно.

- Сколько? - коротко бросил Лён.

Тролль расцвел в ухмылке:

- Ну, если рассуждать логически, меч интересует тебя не с практической точки зрения. Сталь у него неплохая, гномья, однако не заговоренная. Драконоборцу здорово повезло, коль скоро он одолел легендарного Ожога с помощью этой железяки. Заслуживает внимания драгоценный камень в оголовье. Но и он не шибко дорогой. Бирюзу меньше ста каратов гномы отдают по цене горного хрусталя. Выходит, тебе понадобился конкретный камень. Опять-таки, зачем? Наслышан, наслышан о догевском Ведьмином Круге.

- Короче? - оборвал тролля вампир.

- Сто кладней, - торопливо сказал Вал, - и премиальные за риск.

- Никаких премиальных!

- Идет, - тролль даже не пытался спорить. За сто золотых можно было купить племенного жеребца-трехлетку. Для наемника это очень приличный гонорар.

- Но как ты догадался? - спросила я, когда сивый мерин Вала вклинился между Ромашкой и Вольтом.

- Интуиция, цыпа, - подмигнул тролль. - Наемник без интуиции - как баба без…

- Хватит, хватит, я поняла. Давай я подкину еще пару монет, и ты не будешь выражаться до конца операции.

- За невыполнимые задания не берусь, - с достоинством ответствовал тролль.


Лекция 9

Теология


- Где бы это надыбать денежку? - в который раз повторил тролль, крутя головой во все стороны. Увы, ни златые, ни вульгарные серебряные горы поблизости не возвышались. Деньги были нашим больным местом по той простой причине, что их не было. Никто из нас не позаботился их захватить. Взяли все - мечи, луки, ножи, запасные носки и фляги, а вот о деньгах и провизии как-то не подумали. Герои вообще отличаются редкой непредусмотрительностью. Что они берут, выезжая на смертный бой с чудом-юдом? Правильно. Верных коней, щиты и палицы. Редко какой дурак-царевич захватит с собой краюху черного хлеба. Ни один из нас не уподобился пресловутому дураку, в чем жестоко раскаивался. У Вала, как он выразился, "последняя денежка сделала ноги" еще на той неделе, у Лёна денег не было вообще, а я - о, венец глупости! - оставила выданное Учителем золото в кармане грязных штанов.

Проселок, которым мы ехали, как нельзя более располагал к мрачным мыслям. Было очень холодно, иней только к обеду выпустил придорожную траву из своих белых когтей. Деревья облетели и почернели от дождей; казалось, они умерли окончательно и скоро начнут падать - так зловеще скрипели их стволы в полном безветрии. Тускло светился маленький кусочек унылого серого неба, за которым коротало время сонное солнце. С обобранных, перепаханных полей веяло землей и холодом, как с кладбища. Заунывно каркали вороны, харчуясь на межах, где весной среди сорной травы проклюнулось пшеничное зерно, выметнув невостребованный сеятелем колос.

К концу дня я заметила, что парни, особенно Лён, подозрительно косятся в мою сторону. Я решительно заявила, что без боя не сдамся и, если уж на то пошло, будем кидать жребий. Но я недооценила благородство моих спутников - они просто опасались, не упаду ли я в голодный обморок прямо посреди дороги. Я их жестоко высмеяла, и странствие продолжалось.

С этими голодными мыслями мы вступили в роскошное, но словно вымершее село. Редко где хлопнет дверь, щелкнет ставень да кошка перебежит дорогу, задрав облезлый хвост. Три бабки на лавочках сотворили синхронный крест, а затем размашисто перекрестили нашу колоритную группу.

- Что это они? - подозрительно спросил тролль. - Чай, люди, не упырье какое.

- Может, они сами - упырье?

- Не похоже. Ишь, крестятся.

- Хорошо, что не гнилыми помидорами швыряются.

- Я бы и гнилой съел, - Вал подпрыгнул и сорвал с облетевшей ветки, нависшей над плетнем, одинокое желтое яблоко.

Бабки с ужасом следили, как яблоко идет по рукам, тая на глазах.

- Может, им работники нужны? Нанялись бы за жратву и ночлег.

- После Праздника Урожая? - скептически заметил Лён. - Праздника, означающего конец полевых работ?

- Коров доить, - предположила я, выплевывая жесткий хвостик.

- Вал, слышал? Работенка как раз для тебя.

- Я бы и корову съел, - гнул свое тролль. - Эй, бабоньки, здесь какой-никакой постоялый двор имеется?

- А как же, милок! - шамкнула одна, самая смелая. - Туточки, за поворотом. А вы из каких краев будете?

- Из Стармина, - ответила я, натягивая поводья. Парни согласно придержали коней, Вал спешился и вразвалочку подошел к лавке. - Скажите, у вас всегда так тихо?

- Та не, милочка! Молодь по сродственникам поховалась, перед Бабожником-то.

- С чего бы это? - поразилась я.

Бабожник - праздник нечистой силы. В канун Бабожника вылезают из своих нор лешие и кикиморы, шастают по трактам вурдалаки да завывают привидения на заброшенных кладбищах. Обретают неслыханную мощь некроманты, прочие же маги стараются воздерживаться от колдовства - некоторые заклинания теряют силу, а то и дают прямо противоположный эффект. Эту ночь лучше пересидеть дома, а еще лучше - в кругу, очерченном воском с храмовой свечки. Но… Люди - раса суеверная да бесшабашная. Выпить-то хочется. Разгул нежити - повод не лучше и не хуже многих других. И уже неизвестно, чего больше бояться - нечистой силы или шалостей нечестивой молодежи. На прошлый Бабожник мы, то бишь я, Важек и Темар, украли из музея Неестествоведения череп буротавра с рогами, напялили его на палку; палку и Темара, ее несшего, задрапировали старой простыней и ходили по дортуарам, тревожа покой сокурсников, причем я отвечала за неземное сияние, а Важек издавал "потусторонние" звуки. Распахнув очередную дверь, мы с жаром исполняли свои роли и, дождавшись сдавленных хрипов и криков ужаса, требовали "откуп за испуг". Иногда нам пытались свернуть шею, чаще, с нервным смехом и в холодном поту, выносили мелкие монеты, пиво и куски пирога, сала или домашней колбасы. В конце концов мы наткнулись на Алмита и остаток ночи простояли в разных углах учительской. Алмит заикался еще несколько дней.

Но у старух, очевидно, Бабожник вызывал куда менее приятные воспоминания.

- Боги с тобой, деточка! - в ужасе воскликнула одна из них и подкрепила слова еще одним крестом, видимо, желая привлечь ко мне внимание богов. - Ить в канун Бабожника страсти такие деются!

- Например?

- Да ить они не местные, - нараспев протянула ее подружка. - Растолковать надыть. И-и-и, милые, не в добрую годину вы к нам пожаловали. Ступайте в храмину, там хлопцы с дайнами заперлись, молебствия свершают и ставни крепят, чтоб всем скопом супротив ворога выстоять. Вы робяты справные, мечи да луки носите, там такие сгодятся.

- Против кого сгодятся-то? - поинтересовался Вал, машинально поглаживая оголовье меча. - Вы, бабоньки, я вижу, жуть как смелые, а мужики здоровые в храме забаррикадировались. Вам что, жить надоело?

- И-и-и, надоело-то как, милок! Только чаша сия не про нас. Мы, старики, для него интересу уже не имеем...

- Да для кого, в конце-то концов? - не выдержала я.

- А для вампира, - простодушно созналась бабка. - Ему молодых подавай, штоб кровь в жилах бурлила. А у нас, старух, кровь горькая, холодная, сама в землю просится…

- Так… - протянули мы в унисон, выразительно глядя на Лёна.

- Чушь какая, - фыркнул вампир.

- А от кого же тогда народ в храме попрятался?

- Местные суеверия. Эй, вы чего?

- Пойдем-ка мы действительно в храм. Порасспросим священнослужителя о местных суевериях.

- Жрать хочется - жуть, - простонал Вал. Съеденное яблоко только подстегнуло наш аппетит.

- Пошли, - согласился Лён. - В храме можно бесплатно получить освященную булочку с маслом.

- А ты сможешь в него войти? - удивленно спросила я.

- А почему нет?

- Ну ты же вампир. Ты должен плевать в иконы и избегать тени креста.

- Вольха, тебе желудочный сок в голову ударил.

- Извини. Не хотелось бы оправдываться перед прихожанами, когда тебя будет корчить при виде кропила.


* * *


В религии я не слишком разбиралась, но точно знала, что богов четверо, как концов креста, их жрецы прозываются дайнами, а верующих после смерти ждут либо хлебосольные небеса, либо огненная преисподняя с мракобесами. Естественно, у злостных атеистов, вроде меня, выбора не было.

Храм не вызвал у нас благоговейного трепета - быть может, из-за несоразмерно огромной копилки для пожертвований, прибитой у ворот. Копилку скреплял ржавый замок. Духовные пастыри не доверяли верующим и правильно делали, ибо Вал немедленно запустил в щель для монет два пальца. Но копилка была бездонна, как преисподняя, и, применив заклинание ясновидения, я убедилась, что в ней нет ни гроша - видимо, ящик только что опорожнили.

Сирые и убогие, для поощрения которых, судя по надписи на ящике, его и вывесили, были представлены в лице нищего, побирающегося самостоятельно. Он сидел, прислонившись спиной к решетчатой ограде маленького деревянного храма и ритмично, нечленораздельно мычал, высунув нечистый язык. Из рваного тулупа клоками выпирало сено. Пустые штанины калеки были демонстративно завязаны узлами. Перед ним валялась кепка, до середины наполненная медью с редким вкраплением серебрушек. Когда ветер веял в нашу сторону, дышать было невозможно.

Вал встал, как вкопанный.

- Жратва… - прошипел он.

- Ты с ума сошел, меня тошнит от одного запаха!

- Бестолочь, в кепке!

- Ты что, собираешься ограбить нищего?

- Этот нищий богаче нас всех, вместе взятых. Так уж и быть, я оставлю ему на выпивку.

- Не смей, слышишь? - возмутилась я. - Лён, скажи ему!

Вампир загадочно улыбнулся. Не обращая внимания на мои вопли, Вал нагнулся и широкой ладонью гребанул доброхотные дары прихожан.

И тут свершилось чудо! Прошлогоднее воскресение пророка Овсюга (злые языки поговаривали, что пророк был не мертв, а мертвецки пьян) ему и в подметки не годилось.

- Куда ты лапу суешь, поганая твоя морда! - возопил слепоглухонемой нищий, вскакивая на выросшие ноги. Узлы штанин болтались над голыми коленями. Оторопевший Вал не успел увернуться от ясеневого посоха, с хрустом прошедшегося по его спине.

Лён хохотал, я тоже. Медяшки рассыпались по дороге. Убогий торопливо набивал ими карманы, стоя на коленях.

- Ну, ты, мужик, даешь… - удивленно выдохнул тролль, почесывая лопатку. - Ни гхыра себе работенка.

Оглянувшись и убедившись, что его вспышки никто, кроме нас, не заметил, нищий смачно сплюнул и снова сел, бросив в шапку горсть меди - для приманки легковерных жертвователей.

- Ноги не затекают - весь день поджимать? - участливо спросила я.

- И как у тебя язык не отсохнет - над убогими издеваться, - буркнул нищий, прилежно втирая в бороду горсть придорожной пыли.

- А я сейчас тебя за шкирку - и в храм. Будешь на глазах у благодетелей ноги отращивать, - прорычал Вал, закатывая рукава.

- Эй, ребята, вы чего? - сменил тон "убогий". - Сколько вы хотите? Пять? Десять?

- Двадцать процентов. Единовременно, - решительно сказал Лён.

- И не стыдно вам… Не люди, а вампиры какие-то… - нищий вытряхнул на ладонь дневной улов, пошевелил монеты пальцем и со вздохами и причитаниями отсчитал пятую часть в услужливо подставленный мешочек. - Чтоб вы подавились, кровопийцы!

- Надо же, какой проницательный мужик, - иронично сказал Вал, хлопая Лёна по плечу, - вампира за версту чует. Пошли, от него разит, как из помойки, а в этом захолустье уйма гораздо более приятных запахов.

- А ты, как всегда, знал и молчал! - окрысилась я на Лёна.

- В предвкушении веселого зрелища.

- Лён, ты не человек, а…

- Ты права. Я не человек, - охотно согласился он.

- А настоящая скотина! - докончила я. - Мы - одна команда и действовать должны, как одно, а не выставлять друг друга на посмешище, правда, Вал?

- Тьфу на вас! - отвечал тролль. - Деньги есть, я корчму на холме приметил, нашли когда цапаться!


* * *


Но корчму уже закрыли, замкнули на амбарный замок и украсили плакатом "Сему заведению до завтрего зачиненному быть". Над трубой дотлевал вкусный дымок, разномастный выводок поросят сосредоточенно бороздил рылами кучу объедков, оставшихся после клиентов.

Я засмотрелась на вывеску негостеприимного пункта питания. Под надписью "Веселые русалки" были изображены две весьма потрепанные пучеглазые бабы с русыми косами, щербатыми ухмылками до лопоухих ушей и селедочными хвостами вместо ног. В руках бабы держали по кружке пенистого пива и вареному раку, тоже пучеглазому и несколько удивленному. С изобразительными способностями у художника было туговато, зато с чувством юмора - полный порядок.

Но организм путника мог вместить в себя лишь одно чувство. Практичную натуру тролля терзал волчий голод.

- А чтоб ты помер в сортире, ошган брыный! Угг ён вахуур! - ругался Вал, остервенело пиная толстую дубовую дверь. Русалки натурально вздрагивали обнаженными телесами. - Гхыр окбанный!

- Вал, успокойся, - увещевала я. - Пойдем в храм, попросим хлеба на пропитание, как-нибудь перебьемся.

- Хлеба? При чем тут хлеб?! Я хочу мяса! Вина! Девок!

- Тушеных или жареных? - невозмутимо уточнил вампир.

Я задумчиво осматривала корчму сквозь трехдюймовые брусья. Доски, которыми были обшиты стены изнутри, давали легкие помехи, но я сумела-таки разглядеть пивную стойку, бочку с неплотно закрытым краником, из которого капало в деревянную кружку, несколько столов и лавок, а также очаг с погасшими углями и жареным поросенком на вертеле.

- Подсадите-ка меня! - скомандовала я, подпрыгивая и хватаясь руками за водосточный желоб. Желоб заскрипел, но выдержал, я ощутила под ногой чье-то плечо, а затем и голову, оттолкнулась и подтянулась, навалившись животом на черепицу, и оказалась на крыше. Вскарабкаться к трубе было минутным делом. Утвердившись на узенькой приступочке для трубочистов, я пытливо заглянула в черное жерло. К моему восторгу, заслонка была открыта. Гаденько ухмыльнувшись, я поманила поросенка пальцем. Вертел вздрогнул и вышел из пазов.

- Ты что там делаешь, а? - Яростный окрик застал меня в процессе извлечения дичины. Рука дрогнула, и поросенок намертво застрял в трубе, закупорив дымоход.

- Изучаю местность, - нашлась я, вскидывая ладонь ко лбу и прожигая взглядом горизонт, словно былинный витязь в ожидании вражеской рати.

- А вы кто такие будете? - дотошно выспрашивал незнакомый лысый мужик. Я бдительно вгляделась в него, не убирая ладони ото лба. Когда мужик задрал голову, чтобы, в свою очередь, ознакомиться с нахальной ведьмой, я увидела дородную рыжую бороду лопатой и пухлые красные губы на щекастом лице. Под ногами у мужика путался худенький конопатый мальчишка лет десяти - видимо, сын.

- Мы - прославленные охотники на вампиров, - вдохновенно солгала я. - Я - Вольха Редная, а это мои ученики и помощники - Вал Лучезарный и Лён Красноречивый. Вознесите нам хвалу, и разойдемся с миром.

- Хвала вам, - машинально повторил мужик. - А я Лука Длинномерыч, корчмарь здешний. Тут моя хата недалече, гляжу из окна - шастают у заведения какие-то. Дай, думаю, выйду, шугану.

- Я те шугану! - освирепел тролль. - Давай корми путников, Гхыр Длинномерыч! Где это видано - героев голодом морить!

- Вы спервоначалу предводительницу свою с крыши сымите, - недоверчиво хмыкнул трактирщик. - Неча ей по черепице тыркаться. Не слыхал я чевой-то о вашей банде. Бродют тут всякие, потом куры пропадают.

- Эти "всякие" платят звонкой монетой, - холодно прервал излияния трактирщика Лён, встряхивая на ладони мешок с подаянием.

- Да мне-то что? - сразу остыл мужик. - Пива я вам, пожалуй, еще нацежу, а вот из кушаний, почитай, ничего не осталось. Разве что яичницу с ветчиной изволите…

- Изволим, шевелись давай! - гаркнул тролль. - Цыпа, прыгай, я поймаю.

Но поймал меня Лён. Просто удивительно, насколько хрупкой и беззащитной может чувствовать себя женщина в крепких мужских руках. И я впервые поймала себя на кощунственной мысли, что быть женщиной не так уж плохо…

1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   26

Похожие:

Ольга\nГромыко iconОльга Громыко Ведьма-хранительница
Кто сказал “Тяжело в учении, легко в бою”? А подать его сюда, в бой! Школа Чародеев, Пифий и Травниц закончена, но проблемы молодой...
Ольга\nГромыко iconОльга Громыко
Ромашка пользовалась моим расслабленным состоянием, все замедляя и замедляя шаг, надеясь, что я, увлеченная чтением, не замечу ее...
Ольга\nГромыко iconОльга Громыко Цветок камалейника
Спите спокойно, дикоцветные земли, пришлые твари и первородные лозы! Спите спокойно, ибо не скоро вам в следующий раз удастся выспаться...
Ольга\nГромыко iconОльга Громыко Верховная Ведьма
Что нужно для счастья Верховной Ведьме самой обычной долины, населенной самыми обычными вампирами? Любимая работа? Успешная карьера?...
Ольга\nГромыко iconОльга Громыко Капкан для некроманта
Верные враги Верес и Шелена снова вместе. Но жизнь не даёт им спокойно растить сына и преподавать в Школе пифий и травниц. Что ж,...
Ольга\nГромыко iconОльга Громыко Ведьмины байки
Особенно если это дипломированная ведьма, разъезжающая по белорским лесам и весям в поисках работы, а пуще того – приключений. Но...
Ольга\nГромыко iconОльга Громыко Верные враги
Это — кусочек белорской истории, не попавший в летопись, но воспетый в легендах. А что в ней ложь и что правда — пусть останется...
Ольга\nГромыко icon89635371466 Ольга 89635371466 Ольга
После этого стала недоверчиво относиться к людям. Сейчас учится заново доверять человеку
Ольга\nГромыко icon89635371466 Ольга 89635371466 Ольга
После этого стала недоверчиво относиться к людям. Сейчас учится заново доверять человеку
Ольга\nГромыко iconПОПЛАВСКАЯ Ольга Павловна
Рисунок 19" alt="Фото-0339-попр" align=bottom width=769 height=576 border=0 поплавская ольга Павловна
Ольга\nГромыко iconОльга Малинина Кукла Даша Кукла Даша – Ольга малинина
Ух ты! – радостно воскликнула Даша, повернувшись к огромному яблоку с красным бочком. Она, как жонглер, подкинула его вверх и тут...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы