Плохое время для героев icon

Плохое время для героев


Скачать 23.44 Kb.
НазваниеПлохое время для героев
Размер23.44 Kb.
ТипДокументы

Плохое время для героев.

Герой ехал в трамвае и нехотя разглядывал неинтересные лица своих попутчиков. Ему с ними было не по пути, разве только в трамвае. Вечные пассажиры, они даже вне трамвая вели себя так, будто едут в трамвае: слишком проторены и безальтернативны были их дорожки, тесные и грязные конвейерные ленты, везущие их из роддома через завод в могилу. Скорбь, тоска и улыбки на их лицах были по сути одним и тем же. Они все равно были довольны своей скотской жизнью – ведь не зря же только ее одну и ценили.

Он не был ими ни в малейшей степени. Даже сравнивать глупо.

Им, крысам, всегда хорошо. Ну, если не хорошо, то, по крайней, мере – одинаково. Для него же, Героя, настало плохое время. Ибо некуда податься. В его мире герои были не востребованы, отныне и навсегда.

Война, извечное ремесло героев, ушла в прошлое. Скукожилась, локализировалась, согласилась называться «конфликтом». Заняла свое скромное место в выпусках новостей. Спецэффектовая война, кто не в курсе, хорошо идет под колу с попкорном.

Война перестала рожать своих героев и неблагодарна в отношении пришлых. В героев войны принято плевать и считать дураками, поющими под водку свои быдляцкие песни. Еще их лечат в клиниках вместе с наркоманами. От неведомых географических синдромов.

Эпоха революций кончилась, не успев толком начаться. Остались только оранжевые. Но на них героям делать нечего: если только они не хотят превратиться в героев информационных войн – единственных из сохранившихся, самых массовых и кровопролитных. Впрочем, этим героям истинно геройские качества лишь во вред. Как героям психологических романов.

Значки героя соцтруда упразднили два десятилетия назад. Чтоб никто по ошибке не воспринял существительное из своего псевдо-звания всерьез.

Что же делать тому, кто родился на этот свет героем? Герой уже подумывал поглядеть в газетах: вдруг от этого начали лечить, как от географических синдромов?

Геройство – в крови, оно рвется наружу, призывает к великим свершениям, не дает спокойно жить. Энергия молодости, бойкая и неукротимая, блестит в глазах, улыбается нагло, вызывающе. Сердце Героя не хочет биться зазря, чтобы остановиться в престарелом и обрюзгшем теле, не нажившем шрамов. Руки жаждут оружия, плоть – крови, мышцы – постоянного напряжения. Все существо Героя жаждет одного – Подвига.

Но для него нет пространства. Это время против героев, их зарубают на корню, заучивают в универах, гробят на работах, закармливают бигмаками, заливают водярою, накуривают косяками, затрахивают блядями, зашучивают мартиросянами, заглушают хардкорами, завлекают скидками, заполняют скепсисом, женят на дурах, закабаляют ипотеками – и все, опа, минус один герой! Герои несут опасность, а этот мир стремится быть безопасным и бесполезным, как секс в презервативе.

Серые лица. Быдло, синячье, пройдохи, пробляди и выблядки, дрочеры и пиздострадатели, юные бездельники и живые трупы. «Рады, суки, что меня загнали?!». Видят, что он чужой и измученный. Радуются. Не могут, черви, нарадоваться на его неизбежную гибель.

«Этот мир придуман не вами, слышите, суки?!». Нараспев: этот мир придуман не вами!.. Все лучшее в этом мире – заслуга героев; все худшее – последствие нарушения исторической наследственной цепи, когда на смену одним героям неизменно приходили другие. «Мир достался в ваши руки, и вы превратили его в ЭТО!».

Ни одно выражение, ни один жест не мог в полной мере отразить вселенскую тоску Героя. Роденовская поза. Крик Мунка. Шлепок по лбу, «ёбаный стыд». Герой испробовал их все, но жесты были ни к чему.

Герою стало душно и тесно. Не только в трамвае – в этом мире.

Герой закричал неистово, выбил головой стекло и выскочил на ходу, помчался сквозь пространства и время, подальше отсюда, от мира кривых и кривляющихся, стонущих и ржущих, сорящих деньгами и встающих раком за копейки. Ветер в лицо, серые пятна в высохших глазах, черно-белый мир, свист в ушах, поглощающий звуки песен о любви. Ноги несутся сами, сучья, кусты, ямы – все нипочем, ничто не остановит! Дальше, дальше, назад, к своим! Прыжками, кувырками и перекатами, сквозь города, поля, реки, горы. Дальше, дальше!

Угрюмые бородачи в лесном лагере, «Калашниковы» за плечами, суп из «сникерсов», один потрепанный Коран на всех. Смотрят на Героя недружелюбно, но не трогают – хоть и враг, но свой, из героев. Где-то неподалеку, в полуразрушенной школе, сидит лысый парень в берете и вспоминает детство, подбирает слова для будущего романа. Думает, на хуй он сюда приперся.

Дальше, дальше!

Вновь бородачи, далекий дивный горный край, подбитые БМП-хи, отчаянные и заранее преданные родиной солдаты. Дальше, дальше, сорок лет бежать, все нипочем.

Рейхстаг, ура, Алёши, Победа, одна на всех, не постояли за ценой, герои из героев, ничто не забыто, никто не забыт. (Деды еще не знают, что воевали за «Ягу» и гей-парад). Рядом – «Хайль Гитлер!» и пуля в висок; стреляются те, кто проебал в грандиознейшем испытании. Дальше! Гастелло устремляет горящий самолет на «Тигр» Виттмана, подбивающий 101-ый по счету «Шерман», но не долетает – четко сработал «Мессер» Хартманна. Камикадзе атакуют авианосцы, взрываются, вылезают из-под обломков и бьются самурайскими мечами до последней капли крови. Матросов презрительно смеется над дырами в животе, слазит с амбразуры и со связкой гранат бросается под танк. Бессмертные Герои Великой Войны. Дальше, дальше!

Настоящий, не пелевинский Чапай поправляет папаху, Буденный рубает белых до седла, веселые пацаны барагозят на Украине, «Бей жидов, спасай Россию». Все, и красные, и белые, и даже таинственный барон Унгерн были бы рады увидеть Героя в своем строю. Он улыбается, откланивается наспех и бежит дальше – он мало еще видел, не добежал до истоков. Хотя с радостью повоевал бы, причем за всех одновременно – безыдейно, но искренне, от широкой геройской души.

Революционные матросы, всеобщее ура, Смольный, Ленин на броневике. «Товарищи, рабоче-крестьянская революция, о необходимости которой…». Плавали, знаем. Дальше, дальше!

Пулемёты, окопы, жертвы газовой атаки, уродливые стальные чудища. Дождь омывает горы трупов на побережье Соммы. Раненые в лазаретах пытаются чесать отрезанные конечности. Ремарк с тоской собирает материал. Солдаты устали и прокляли все. Дальше, дальше. Герой помчался в прошлое не за унынием – от него!

Через века, галопом по Европам! Наполеон, уставший и довольный, горделиво смотрит на подбежавшего к нему Героя. «Видал, сынок?», - надменно, но без упрека. Он только что победил под Аустерлицем и еще не знает про своё Ватерлоо. Герой из солидарности не стал его расстраивать и побежал дальше. В Альпах наткнулся на Суворова и его молодцов, готовящихся к торжественному и вполне заслуженному параду в сердце Берлина. Подмигнул старику уважительно, и не стал отвлекать.

Флориан Гейер со своими разудалыми ландскнехтами, свита Жанны Д’арк, шервудские разбойники, тамплиеры и госпитальеры, сельджуки Нур’ад‘Дина и Саладиновские мамелюки, повстанцы Уоллеса и ненавистные ими англичане – все они, встреченные Героем на его пути, несмотря на различия, были сродни друг другу. Они все были героями. И фанатичные защитники острова Руян, и не менее фанатичные тевтонцы, его осаждавшие. И яростные татаро-монголы, и отчаянные русичи Евпатия Коловрата. Все: и католики, и православные, и мусульмане, и язычники. Это было время героев, их эра. Время войн не за нефть или золото, но за Веру и Честь. Время настоящих мужчин, рвавшихся с мечом в руке вглубь сечи, без тени страха и сомнений. В те стародавние времена люди не ставили свою шкуру выше всех ценностей. Во времена нашего Героя – ставят. Прогресс человечества.

Назад, дальше, дальше.

Викинги, самураи, русы, германцы, римляне, македонцы, греки, египтяне… Назад, в седую, частично изученную и бессовестно перевранную нынче древность. Герои, воины, бесстрашные, родственные души. Герой уже не бежал – шел, с улыбкой на лице. Среди себе подобных.

Остановился на Родине, в те времена, когда никому и в голову не приходило отсчитывать года от рождения еще не родившегося чужеземца. На кургане хоронили воинов, павших в неизвестной битве. Бабы затянули обрядовую песню. Мужчины уже точили топоры, готовились мстить за братьев и сынов. Герой постоял рядом из уважения, осматривая скорбные лица, да и пошел восвояси – обратно, в свое время. Здесь и без него героев хватало.

Герой не торопился, шел не спеша, оглядывался по сторонам. На родине демократии рабы дохли на глазах у философов, но это не мешало им после анального секса с мальчиками-учениками рассуждать о высоких материях. В Риме распяли того, от чьего рождения в последствии начали отсчитывать года. Рим не долго протянул – рухнул под весом собственного разврата. Фанатичные христиане-вандалы разобрали его по кусочкам. Викинги, разграбляя очередную деревню, насиловали местных женщин. Предложили герою присоединиться. Отказался – не заслужил.

На Руси Владимир вырезал язычников. Чужеродная религия приживалась медленно, с большим трудом. Врагов «истинной веры» никто не жалел и не считал.

Чума косила поселение за поселением, грязные крестьяне выпрашивали зерно у скупых феодалов. Прихоти Римских Пап приводили к бесконечным войнам. Некогда прекрасные Брунгильды, чьи мужья не вернулись из крестовых походов, не имея возможности снять пояс верности, ходили под себя до конца своих дней. Бесчисленное множество девушек зарабатывали себе на пропитание в борделях.

На Руси женщины рожали от татар детей грядущего многонационального народа.

Инквизиция сжигала всех неугодных. Суровые патеры недоверчиво поглядывали в сторону Героя. Он прибавил шаг.

Пытки, казни, телесные наказания. Фантазии садистов не было предела. Дракула, графиня Батори, Джек Потрошитель. Кровь лилась реками.

Пушка уничтожила феодализм. Наемники-ландскнехты отправили в историю рыцарей. Вместе с их доблестью и благородством.

Ренессанс. Меньше жестокости, меньше героизма. Закономерность?

Новый Свет, конкистадоры, золотая лихорадка, авантюристы и сброд со всего мира. К черту, обратно в Европу!

Плеяда бесталанных русских правителей. Петр III, перевернутые имперские знамена. Расправа над Пугачевым. Русский бунт захлебнулся в собственной крови.

Индустриализация. Капитал. Машина вытесняет человека. Только начинает вытеснять.

Наполеон увидел свое Ватерлоо. Казнь декабристов – как назидание потомкам. Эсеры не прониклись – Александр получил свою бомбу. Героя чуть не задело осколками. Загляделся на императора.

Нигилисты. Маркс. Ленин еще с кудрявой головой, гордо признается, что что-то расхерачил у какой-то хозяйки. Эсеры продолжают разбрасываться бомбами. Герои-воины уступают место героям-террористам.

Бесталанный Николай. Проигранные войны, наш гордый Варяг скрывается под водой. Европа на пороге большой войны. Издалека начинает попахивать хлоркой. Герой знает, что будет дальше, ему уже не интересно, он ускоряет шаг.

Первая Мировая, революции, Лига наций, Сталин, Беломорканал, 37-й. Гитлер, Муссолини, Франко. Легион «Кондор». Польша, Франция, Бенилюкс… Известно, все уже давно известно… Хатынь, концлагеря, евгеника, Сталинград, Курск… Герою все известно. Он кланяется всем погибшим воинам и сворачивает в сторону.

Хиросима, Трумэн, холодная война, ГДР и ФРГ… Скукотища! Вот уже на горизонте вырисовываются Че, Париж-68, толпы хиппарей. Тут же, следом: сексуальная революция, гей-парады, Вудсток. Герой уже жалеет, что захотел вернуться. Обдолбанные дети цветов в лицо оскорбляют ветеранов Вьетнама. Начало конца – для героев. Последняя стадия заката их эры.

У нас – пятилетки, перевыполненные планы по кукурузе. Гагарин, яблони на Марсе. Стареющие герои и герои соцтруда. Оттепели, застои. КПСС, Брежнев, Три Трупа. «Только б не было войны». Все, отжили.

Герой чуть не плачет: «У Вашего поколения была война, у нашего – нет!». «Так не честно, не честно, блядь!». Старики укоризненно качают головами. Дурак, мол. Герой в сердцах машет рукой.

Дальше он все знает, дальше он сам родился.

Он вернулся на то место, где давеча десантировался из трамвая. На асфальте поблескивало битое стекло. Серые люди были заняты своими делами и совершенно не обращали на него внимания. Пришлось ущипнуть себя за руку. На месте, на месте.

Герой понял, что остался совершенно один в этом мире, последним представителем своей породы. Только он в состоянии спасти или хоть как-то изменить этот мир. Поднапрячься, вылезти из под кожи, пожертвовать собой во благо… Во благо чего?

У постмодернистского мира нет качественно нового будущего. Это – конец, общепризнанная вершина развития общества. Дальше – некуда. «Так зачем пытаться его спасти?», - осенило Героя. Обезьяны сами погубят свой мирок, просто не надо им мешать. «Побыстрее бы только, побыстрее!». И все будет хорошо, как в сказочке: все мы умрем в один день.

С этой мыслью новоиспеченный не-Герой, словно в конце жизнеутверждающего фильма-антиутопии, поправил куртку с капюшоном, уверенно напялил наушники, улыбнулся и не спеша зашагал по оживленному тротуару. В сторону МакДональдса, разумеется. Титры.

Похожие:

Плохое время для героев iconПлохое время для героев
Скорбь, тоска и улыбки на их лицах были по сути одним и тем же. Они все равно были довольны своей скотской жизнью – ведь не зря же...
Плохое время для героев iconДепартамент образования города москвы региональный общественный фонд поддержки героев советского союза и героев российской федерации имени генерала е. Н. Кочешкова всероссийский Союз общественных объединений ветеранов десантных войск
Региональный общественный фонд поддержки героев советского союза и героев российской федерации имени генерала е. Н. Кочешкова
Плохое время для героев iconПрыжок с парашютом
Время рождаться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное; 3 время убивать, и время врачевать; время разрушать,...
Плохое время для героев iconЖанр: романтика
Рубак. Задумалась о философии жизни двух героев, об их отношении друг к другу… Только не подумайте, будто в этом фике герои восхваляют...
Плохое время для героев iconКнига для героев
Владимира Тарасова. В притчевой форме, интерпретируя восточные сюжеты, она в то же время излагает строго западную, макиавеллистскую...
Плохое время для героев iconИ вот дорогие друзья пришло время вновь вернуться в нашу квартиру, полную жизни и шума
И вот дорогие друзья пришло время вновь вернуться в нашу квартиру, полную жизни и шума. В прошлый раз мы оставили наших героев на...
Плохое время для героев iconГалерея “пионеров–героев”
Мы занимаемся детским туризмом. За годы практики у нас накопилось столько леденящих душу историй пионерского героизма, что мы решили...
Плохое время для героев iconМэйкаут-вечеринка Эй, у тебя прелестный маленький ротик! Думаю, я хочу сделать с ним кое-что плохое. Хочешь покрутить бутылочку, поиграть в труса? (1)

Плохое время для героев iconРаботу
Желание создать роман о Доне, показать казачество в период драматических событий, предшествовавших революции 1917 г возникло у писателя...
Плохое время для героев iconФлэгг Фэнни Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»
Ф. Флэгг рассказывает о дружбе женщин, живших в первой половине нынешнего столетия и в наше время. Тонко проникая в психологию героев,...
Плохое время для героев icon1. Исправьте речевые недочёты в предложениях, связанные с употреблением имён существительных
Ых героев повести. Прежде чем отправиться в поход, надо запастись продовольствиями. В книге хорошо написано про окрестность города...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы