Протяни руку над пропастью icon

Протяни руку над пропастью


НазваниеПротяни руку над пропастью
страница5/8
Размер0.64 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8
Хаос


Я особенно ничего не почувствовала: на мгновение оглохла и ослепла, подавилась отчего-то горячим и пыльным воздухом, внутри будто лопнула туго натянутая струна, - и вот я уже смотрю на очередное чёрно-белое поле с высоты выхода из штопора. При этом чувствовала я себя превосходно, не осталось ни холода, ни боли в голове и саднящих порезах, ни прежде дававшего о себе знать голода. Под ногами был будто бы стеклянный пол, сквозь который прекрасно просматривалось с трёх сторон окружённое лесами поле, изрытое свежими и застарелыми воронками взрывов, прямо подо мной над землёй поднимался лёгкий дымок – здесь чёрно-белое полотно разнообразили полосы ярких брызг. Вызывающе ярко-красных. Осознание произошедшего приходило ко мне до неприличия медленно. Я покрутила головой в поисках подсказок и тут же наткнулась на одну. В паре метров от меня на стеклянном полу стояло – а казалось, что парило, - пластиковое кресло с мягкой обивкой, будто сошедшее из приёмной моего начальства. В единственном на всё окружающее пространство предмете мебели вальяжно развалился не кто иной, как ныне покойный Константин. Он наблюдал за мной с рассеянной улыбкой неопределённого значения и, судя по всему, наслаждался моментом. Живым мужчина выглядел гораздо приятнее: мягкие черты лица, выразительные глаза какого-то сине-зелёного оттенка, тонкие, чётко очерченные губы, аккуратный округлый подбородок, словно бы невзначай покрытый двух-трёх дневной щетиной. Константин смотрел на меня с пассивным любопытством и явно не собирался говорить первым. Однако, само его присутствие здесь позволяло сделать довольно очевидный вывод…

- Я умерла, что ли? – недоверчиво спросила я, даже не пытаясь каким-то образом адресовать своё любопытство.

Может, стоило выразиться как-то покрасивее, но окружающее пространство меня обескураживало – я представляла себе посмертие малость иначе. Минимум, как нечто, решающее проблемы, а не создающее новые…

- Нет, - односложно ответил Константин бархатным баритоном, которым стоило не разговаривать, а исключительно петь длинные печальные баллады.

Ответ мне понравился – коротко и по существу. Однако ясности он не добавлял.

- Хорошо, допустим, - с сомнением согласилась я. – Но есть один факт, порождающий противоречие, - вы совершенно точно мертвы. И раз мы с вами находимся в одном месте, то есть основания полагать, что и состояния наши схожи.

Мужчина усмехнулся, хоть и как-то странно, без особых эмоций, будто из вежливости.

- В вашу безупречно выстроенную логическую цепочку вкралась досадная ошибка – я не совсем мёртв. Но и не настолько жив, как хотелось бы.

- Стоп, стоп. Никак не могу согласиться с вами по этому вопросу, - я покачала головой для пущей убедительности. – Я видела ваш, извините, труп и совершенно уверена, что это было безжизненное тело. Пульс я, правда, не проверяла, - тут же исправилась я, - но там вроде и так всё было ясно…

- Ничего, со мной такое не впервые, - рассеянно отмахнулся Константин.

Равнодушие мне показалось напускным, да и голос его едва заметно дрогнул, но в тот момент значения этому я не придала – меня куда больше волновали свои собственные проблемы, чем подоплёка некоторой неискренности собеседника. По моему мнению, в разговоре мы ушли чересчур далеко от первоначальной чёткости и, если продолжать его в том же стиле, он может затянуться, не давая при этом никакой конкретной информации. Мужчина наблюдал за моими умственными потугами всё с той же красивой, но раздражающей ухмылочкой, и у меня впервые зародилась мысль, что он надо мной просто издевается. Однако немедленно уличать его в этом не было смысла – всё равно здесь я не обладала должным авторитетом. Поэтому я отвернулась к безжизненно-спокойному чёрно-белому пространству и сосредоточилась на поисках объяснения ситуации. Пожалуй, отталкиваться следовало от наших с ним ролей в заданном сценарии. Если он апортер – а это заведомо так – то при жизни обладал каким-то особым умением, которое, по идее, должно было передаться мне, когда я до него неосмотрительно дотронулась. Вполне вероятно, его пребывание в этом странном месте как-то связано с этим даром, и я здесь оказалась по той же причине. Слишком уж сильно было подозрение, что если порыться в тех сугробах с уже неразличимыми следами крови, то без особого труда можно обнаружить три тела разной степени целости. Что там было по списку возможностей апортеров? Вся необходимая информация напрочь вылетела у меня из головы. Впрочем, похоже, Константин сам знает, каким умением обладал, только не спешит поделиться этим знанием. Надо задать ему вопрос, который выведет его из равновесия…

- Каким даром вы обладали, Константин? – прямо спросила я, в некоторой степени обделённая фантазией.

Впрочем, ни простота формулировки, ни непроизвольное обращение в прошедшем времени не умалили произведённого эффекта.

- Э-э… - впервые растерялся Константин, поражённый моей осведомлённостью. – Откуда вам известно моё имя? – довольно быстро сориентировался он, странным образом расставляя приоритеты.

Пришло моё время важничать и отмахиваться от интересующих собеседника вопросов. С мстительной небрежностью я пожала плечами, напуская на лицо скучающе-равнодушное выражение – в ношении масок у меня был богатый опыт. Нарочито медленно и чётко выговаривая слова – только теперь я осознала, что успешно беседую на родном мне языке, - я ответила:

- Это не слишком важно. Я точно знаю, что у вас есть какая-то особая способность, но какая именно – мне не известно. И раз мы оба не совсем мертвы, то объясняться это может только этим вашим даром.

- Да кто ты такая, чёрт побери?! – Константин вскочил с кресла, и маска интеллигентности на миг слетела с его лица, но он невероятно быстро взял себя в руки, что свидетельствовало о длительной практике. – Простите, я немного нервничаю. Я растерян: вы говорите на языке Западного сепарата и знаете обо мне больше многих, что исключает случайность нашей встречи и даёт мне повод всерьёз интересоваться вашей личностью.

Если бы я не видела глаза Константина несколько секунд назад, то, быть может, и поверила бы в искренность его раскаяния. Теперь я понимала, что под его флегматичным спокойствием всё это время скрывалась буря эмоций, причём эмоций отнюдь не положительных, а все эти вроде бы безобидные насмешки, возможно, призваны были заглушить куда более агрессивные настроения. Рядом с Константином, похоже, надо оставаться настороже, а пока я решила просто немного сбавить обороты: я перехватила инициативу в разговоре, а большего и не требовалось.

- Я не была достаточно вежлива, - примирительно улыбнулась я – эта гримаса всегда удавалась мне безупречно, правда, внимательному наблюдателю меня наверняка бы выдали глаза. – Ваше имя мне известно, но и мне следовало представиться. Меня зовут Энн Брейсбонд. И давайте, если вы не против, перейдём на «ты»: полагаю, мы практически ровесники, а прочие тонкости этикета нам, как выходцам с разных сепаратов, а значит, приверженцам совершенно разных культур, можно опустить.

- Хорошо, - согласно кивнул мужчина, опускаясь обратно в кресло. – Пожалуй, я тоже вёл себя несколько невежливо. Я отвечу на твои вопросы, но после ты окажешь мне ту же любезность, идёт?

Я ничего не имела против такого расклада и, скрестив ноги, села прямо на стеклянный пол, приготовившись слушать. Мои мечты о близости к небу в этот момент, пожалуй, были как никогда схожи с реальностью – лёгкое ощущение парения кружило голову. Константин же удобно откинулся в кресле, прикрыл на несколько секунд глаза, не то щурясь, не то действительно собираясь с мыслями, а затем наконец начал говорить:

- У меня и правда есть… хотя, сейчас вернее будет сказать, был, некий дар, если можно так это назвать. Я был в состоянии перемещаться между сепаратами без каких-либо технических средств. Покидая свою физическую оболочку, я мог свободно перемещаться по Хаосу без вреда для себя. При этом связь с телом сохранялась, и я как бы… носил его с собой, восстанавливая на интересующем меня сепарате. Прошу прощения, мои объяснения довольно сумбурны, но я никогда прежде не пытался облечь весь этот процесс в слова, - мужчина смущённо улыбнулся, полностью вернувшись к своей первоначальной роли. – Так вот, тут есть ещё одна особенность. Этот дар в определённой степени обеспечивал мне нечто вроде бессмертия, потому что, покинув тело добровольно или насильственно, я мог перебраться на другой сепарат и восстановить его в первоначальном виде, какие раны или травмы бы ни были мною получены. Место, где мы сейчас находимся, именно то, куда я обычно попадал, покидая оболочку. Только обстановка раньше здесь отвечала моим представлениям, а теперь… Да и связью с телом я больше не располагаю и не способен ни на что из того, что мог бы сделать раньше.

Константин говорил ровно и спокойно, однако я сомневалась, что этим он демонстрировал своё истинное отношение к произошедшему. И пусть я поняла далеко не всё из его рассказа, одно мне было ясно: дар этого апортера я получила невероятно вовремя.

- Что ж, теперь, полагаю, моя очередь, - вздохнула я, никак не обозначив своих впечатлений. – Мой рассказ будет не менее фантастичен.

И я коротко обрисовала Константину возникшую ситуацию, во всех отношениях дурацкую. История о демонах, восьмом сепарате и сложном многокомпонентном оружии из моих уст звучала ещё более безумно и глупо. Меня должно было насторожить, что мужчина так легко в неё поверил, но тогда я только обрадовалась этому.

- Значит, теперь ты обладаешь моими способностями… - задумчиво протянул Константин, потирая пальцем подбородок. – Но я потерял связь с телом раньше, чем ты забрала мой дар, выходит, это дело рук убийцы…

- Может, у неё было какое-то особое оружие? – без энтузиазма предположила я – после того, как мне не удалось его спасти, дальнейшая судьба Константина волновала меня мало. – Кстати, а как я должна ощущать эту связь с телом?

Я задала этот вопрос нарочито небрежно, не желая демонстрировать, насколько больше меня интересуют собственное состояние. Константин перевёл на меня невидящий взгляд, моргнул несколько раз, неохотно отвлекаясь от размышлений.

- Почувствовать это так сразу слишком сложно, но связь имеет визуальное представление, - вяло, зато витиевато ответил он, кивая куда-то мне под ноги.

Я встала и ещё раз окинула взглядом чёрно-белое поле, повнимательнее. Присмотревшись, я заметила тонкую перламутрово-золотистую ниточку, тянущуюся почему-то от моего левого запястья к привлекшим ранее моё внимание свежим рытвинам. Скрываясь под землёй, она подтверждала опасения по поводу местонахождения моего трупа. Заметив одну ниточку, я тут же увидела и вторую: она тянулась почти в то же место, но уже не от меня, а от запястья левой руки Константина.

- Но ведь и у тебя есть такая, - подозрительно нахмурившись, констатировала я.

Константин украдкой раздражённо выдохнул, однако терпеливо пояснил:

- По неизвестным мне причинам я намертво привязан к ножу, которым меня убили. Причём воздействовать я на него не могу, а потому жёстко ограничен в передвижениях радиусом связи.

- А нельзя её как-нибудь разорвать? – наивно поинтересовалась я.

- О, это нетрудно, - язвительно согласился Константин. – Но эта связь – единственное, что удерживает меня на этом свете, а я, знаешь ли, как-то не спешу на тот.

Мужчина внезапно вскочил с места, в два шага оказался рядом и мёртвой хваткой вцепился мне в плечи.

- Ты же хотела спасти мне жизнь? Так помоги мне теперь, помоги мне вернуть тело! – чуть не кричал он, слегка встряхивая меня через слово.

Противоречивые инстинкты заставили меня вжать голову в плечи и стиснуть кулаки, но богатый опыт общения с Дэвидом позволил мне удержаться от применения приёмов самообороны. Константин был немного выше и нависал надо мной отчасти трогательно, отчасти зловеще, но хоть он и придал лицу просительное выражение, в его безупречно красивых глазах застыли отрешённость и холод. Нет, я не сомневалась, что он нуждался в моей помощи, просто на самом деле мужчина ставил перед фактом, а не просил, потому как отказ здесь не подразумевался ни в какой форме.

- Ну, я попробую, - расплывчато пообещала я, криво улыбаясь.

Если бы Константин не отпускал меня ещё секунду, мои нервы не выдержали бы, и он всё-таки получил бы какой-нибудь чувствительный удар. Однако, мужчина, похоже, верно оценил пределы моего терпения, и разжал руки до наступления критического момента.

- Спасибо, - смиренно кивнул он, делая шаг назад. – И прости за мою несдержанность.

Я только фыркнула: я чувствовала во всём этом некоторое лицемерие, но столь искусное, что разобрать, где фальшь, а где истина, пока не представлялось возможным. Вместо анализа более эффективным мне показалось перейти к каким-то конкретным действиям.

- Так как же мне… э-э… ожить? – не слишком уверено поинтересовалась я.

- На этом сепарате – уже никак, - с готовностью, но всё же насмешливо ответил Константин. – Это одно из правил: вернуться в тело, покинув его, можно на любом другом сепарате, кроме того, где произошло разделение.

Никогда не жаловалась на сложности с восприятием информации, но сегодня я до отвратительного медленно вникала в суть происходящего. Совершенно некстати возникла мысль, что сам процесс моих размышлений донельзя абсурден, потому как мой мозг, который должен бы принимать в этом участие, находится, вполне вероятно, не в целости и уж точно не на положенном месте…

- Выходит, мне нужно… уходить? – с сомнением уточнила я.

- В принципе, да. Только не забудь прихватить своё тело, иначе не уйдёшь дальше, чем на пару десятков метров.

Раздражение неуклонно просачивалось сквозь новизну впечатлений и попытки сохранять рассудительность. Меня выводила из себя манера Константина не давать очевидно необходимых пояснений без дополнительных вопросов с моей стороны. Вот и сейчас он сказал ровно столько, чтобы я не смогла сделать следующий шаг без десятка лишних уточнений, и мне стоило немалых усилий сохранить самообладание и не наорать на мужчину. Однако ещё и задавать вежливые вопросы сейчас было выше моих сил. Мечась между гордостью, злостью и необходимостью, я с трудом разжала стиснутые зубы и торопливо заозиралась в поисках объекта, способного отвлечь моё внимание от разрастающейся волны раздражения. Мой взгляд наткнулся на игриво поблескивающую нить, обхватывающую моё запястье. В безотчётном порыве я потянула за неё и та легко поддалась, не без натяжения, но мягко выскальзывая из разнородной глубины воздуха и земли. На другом конце нити, показавшемся из сугроба, мерно покачивался матовый полупрозрачный шар, будто улов на крючке манипулятора удильного автомата. Добыча спокойно прошла сквозь стеклянный пол (впрочем, я понимала, что на самом деле никакого пола тут быть не может) и в то же мгновение потеряла свой вес, воспаряя на уровне моего пояса. Нить как-то незаметно укоротилась – длина её теперь составляла не более метра, при этом её целостность и внешний вид никак не изменились, так что куда исчез излишек, оставалось загадкой. Внутри массивного шара, имевшего, наверное, не менее полуметра в диаметре, при ближайшем рассмотрении виднелась какая-то блеклая субстанция неприятного розоватого оттенка.

- Что это?! – со смесью отвращения и любопытства спросила я, увлечённая экспериментом, благодаря которому напрочь забыла о раздражении.

- Это твоё тело в доступной для перемещения на данном уровне форме, - снизошёл до нормального ответа Константин, явно разочарованный моей самостоятельностью.

- Это?! – я возмущённо ткнула пальцем в шар, отчего тот слегка покачнулся в воздухе. – Мне что, придётся собирать своё тело из молекул? Боюсь, я недостаточно подкована в анатомии.

Перспектива вернуться на твёрдую землю в виде бесформенного сгустка вещества меня решительно не вдохновляла, но Константин только рассмеялся.

- Тело будет принимать прежнюю форму на основании твоих воспоминаний о нём. Первые разы ты, скорее всего, не сможешь контролировать этот процесс, но потом, при должном опыте, ты будешь осознанно придавать ему любой вид, какой захочешь. Ну, с некоторыми ограничениями, конечно…

- Даже так… - вяло удивилась я, мгновением ранее ощутив переполнение головы новой информацией и впечатлениями. – Значит, теперь уже можно идти?

- Стоп, - отчего-то нахмурился парень. – А как же я? Ты обещала мне помочь, а я не могу пойти с тобой, пока ты не заберёшь эту штуку, к которой я привязан. У меня самого эти фокусы больше не выходят.

Я неопределённо пожала плечами, затем, подумав, дополнила этот нехитрый жест кивком, подтверждая своё согласие. Подойдя к Константину, я попыталась схватиться за его нить, но та прошла сквозь пальцы так, будто её и вовсе не существовало.

- Связи материальны только для их владельцев, - сухо пояснил мужчина. – Ты должна забрать нож как обычную вещь.

- И как же это сделать? – раздражённо буркнула я, вновь вынужденная задавать уточняющие вопросы, и отнюдь этим не обрадованная.

- Представь нечто вроде той нити, что связывает тебя с телом. Это место отвечает теперь, как я понимаю, твоим потребностям, так что ты можешь материализовать любой необходимый предмет, стоит только подумать о нём. Попробуй закрыть глаза, если не получается. – Я послушно зажмурилась, воображая моток тонкой серебристой нити, а когда вновь посмотрела перед собой, тут же обнаружила его парящим в нескольких сантиметрах от моего лица. Константин благосклонно качнул головой. – Хорошо, а теперь возьми её за один конец, а другой сбрось на землю, думая о том, что хочешь «выудить».

Алгоритм показался мне не слишком очевидным, но я всё же попробовала ему последовать. Размотав верёвку, я сбросила её вниз, вернее, попыталась, потому что дальше пола падать она не захотела.

- Проклятье! – раздражённо топнула ногой я, отчего стекло подо мной неожиданно разлетелось вдребезги.

Я почти успела испугаться, когда поняла, что никуда не проваливаюсь, в отличие от верёвки, плавно устремившейся к земле. Сложно сказать, о чём я думала в тот момент, когда её конец скрылся в сугробе, но нить натянулась и потяжелела, что явно свидетельствовало о наличии «улова». На конце её вновь оказался матовый шарик, только куда меньшего размера, да и внутри него на просвет виднелось нечто, облечённое в форму.

- Ну и что за ерунду ты вытащила? – разочарованно протянул Константин, недовольно изогнув тонкие брови.

Шар проскользнул сквозь пол, вновь отчего-то ставший целым, и неподвижно замер на одном уровне с предыдущим. Нить сама отцепилась от него и безвольно обвисла в моих руках. Похоже, в порыве раздражения я подумала о том, что было бы неплохо получить инструкцию ко всем этим новым странным способностям, - в мутной глубине шара виднелась книга - с несколько искажёнными чертами, но узнаваемая.

- Это совсем и не ерунда, - уязвлено возразила я, довольная своей добычей. – Это книга с инструкциями, она поможет нам разобраться.

- Бесполезно, - безапелляционно прервал меня Константин. – Всё равно здесь прочитать её ты не сможешь. Достань уже наконец этот чёртов нож!

Я не любила, когда на меня кричат, тем более не собиралась позволять этого мужчине, с которым не была связана обязательствами штрафных санкций.

- Не советую повышать не меня голос, - холодно проговорила я, непроизвольно сжимая кулаки.

Наверное, взращённая годами посещений Инкубатора ненависть полыхнула в моих глазах, иначе с чего бы Константин так резко отшатнулся, спадая с лица. Страх мужчины был мимолётным, как и моя вспышка, и уже в следующую секунду я вновь нацепила маску спокойной доброжелательности, а он насмешливо скривил губы, играя покровительственное превосходство.

- Прости, - неискренне извинился Константин.

- Инцидент исчерпан, - фальшиво улыбнулась я.

В тишине, пропитанной хорошо скрываемым, но ощутимым напряжением, я закинула свою «удочку» повторно, старательно сохраняя в голове необходимый образ. То, что вторая попытка удалась, стало ясно сразу: к повисшему на моей верёвке шару тянулась золотистая нить связи Константина.

- Спасибо, - вежливо поблагодарил мужчина, принимая «улов».

Он попытался сдвинуть шар, спокойно замерший рядом с остальными, но тот даже не шелохнулся, будто прилипнув к воздуху. Константин беспомощно обернулся ко мне: ему всё ещё удавалось удержать эмоции в узде, однако черты его при этом словно окаменели в своей притворной безмятежности. И только в глазах мужчины плясал панический страх, систематически срывающий все запоры и грозящий в любой момент бесконтрольно выплеснуться наружу.

- Кажется, тебе придётся носить и его, - натужно проговорил Константин, криво и неестественно улыбнувшись.

Что ж, похоже истерика мне всё же не грозит. Я облегчённо улыбнулась, чуть более искренне, чем обычно, и заверила мужчину, что у меня его нож только сохраннее будет.

Сам по себе за мной таскался, как игрушечный самолётик на верёвочке, только шар, содержащий моё тело (правда, о том, что это оно, вспоминать мне не хотелось). Остальной багаж нужно было перемещать механическим путём, то есть тянуть, толкать или носить под мышкой. Учитывая неудобную форму, таскать его таким образом решительно не хотелось, но мне до странного быстро пришло в голову решение этой проблемы. Закрыв глаза, я представила сплетённую из верёвок сетку, стягивающую все три шара. Как и предполагалось, заказанный объект материализовался и волноваться о перемещении лишних предметов больше не приходилось. Увидев моё изобретение, Константин смерил меня крайне подозрительным взглядом и задумчиво протянул:

- Надо же, я всегда поступал точно так же…

По всей видимости, своей находкой он очень гордился, и теперь был серьёзно уязвлён тем, что я быстро и самостоятельно пришла к тому же решению.

- Я рада за тебя, - серьёзно кивнула я, не давая мужчине развить тему. – Давай уже сдвинемся с места, мы и так потратили тут кучу времени. В какую сторону идти?

- Это смотря куда мы хотим попасть, - легко перестроился Константин. – Ближайшие сепараты – Западный и Северный, чуть подальше Юго-Восточный, остальные совсем далеко.

А вот об этом я как-то и не подумала… Действительно, куда теперь направиться? Неизвестно, где произойдёт следующее убийство, да и теперь я особенно отчётливо понимала, что шанс предотвратить его один на миллион… Однако, это не слишком последовательно – сдаваться так легко, и раз уж я ввязалась в эту историю, верхом глупости будет вернуться сейчас домой. К тому же, меня там ждала прежняя серая меланхолия безразличия, по сравнению с которой даже местный чёрно-белый реквием агрессии выглядит привлекательнее, и куча вызванных моим длительным отсутствием неприятностей, способных сделать моё унылое существование и вовсе невыносимым. Значит, остаётся выбирать из пяти сепаратов, которые на данный момент я способна оценить лишь по территориальному признаку…

- Давай на Северный, - решила я, безосновательно полагая, что Мара будет двигаться по сепаратам в порядке их следования.

Константин безропотно согласился, потому как ему место назначения и вовсе не было важно, и беспечно зашагал в нужном направлении. Я поспешила следом, стараясь сохранять разделяющее нас расстояние минимальным: не хотелось ненароком дёрнуть мужчину за «поводок» связи, ограничивающей его передвижения относительно моего багажа.

Постепенно я освоилась с передвижением в этом странном пространстве. Здесь у меня не было тела, и хоть осознать этот факт до конца мне так и не удалось, я научилась пользоваться преимуществами отсутствия веса и плотности. Как невыразимо прекрасно было, раскинув руки, нестись вперёд, как истребитель с превосходными аэродинамическими свойствами! Не прилагая никаких усилий, увеличивать скорость, скользить сквозь разреженный воздух, не встречая сопротивления, не чувствуя ветра, сама уподобляясь ветру… О, небо, только ради одного этого мига стоило и родиться на свет, и умереть!

Экспериментируя со стилем движения, я то и дело протаскивала Константина за собой на привязи и, наоборот, тормозила его, проскользнувшего вперёд. Сквозь эйфорию до меня периодически долетали отрывки его ругани, но я, неоднократно сталкивавшаяся с подобным во время тренировочных полётов с курсантами, едва замечала их. Остановиться меня заставила только багровая стена Хаоса, словно бы внезапно выросшая передо мной.

- Могла бы и поаккуратнее быть, - тут же воспользовался возможностью высказаться Константин.

- Извини, - рассеянно протянула я, не то чтобы искренне раскаиваясь, но признавая неумышленность своих действий.

Осуждающе покосившись на меня, мужчина всё-таки не стал развивать тему, чем заслужил определённую долю уважения, и тоже повернулся к зловеще мерцающему Хаосу. Хотя я не раз представляла себе, как врезаюсь в него на своей «Траектории», на самом деле мне было морально сложно переступить эту границу. Инстинкт самосохранения истерично орал об опасности, разум мягко напоминал о неотвратимой смерти, а сердце опасливо замирало, хоть и находилось сейчас, по идее, в составе бесформенной массы в моём багажнике…

- Понимаю, что ты чувствуешь, - мягко и даже как-то ностальгически улыбнулся Константин. – Я долгое время не мог избавиться от страха, это табу у нас в крови. Но поверь, здесь Хаос абсолютно безвреден для нас.

- В принципе, я в этом и не сомневаюсь, - мысль, нечаянно произнесённая вслух, прозвучала грубовато, но мужчина не обиделся – наверное, и правда понимал.

- В Хаосе рекомендую двигаться быстро и не смотреть по сторонам. Уверяю, ты не захочешь видеть то, что можно встретить в его глубинах, - серьёзно предупредил Константин и первым перешагнул границу.

Его потемневший силуэт, слегка замутнённый и расцвеченный окраской Хаоса, вдохновил меня тоже двинуться вперёд…

Хаос отличался от сепаратов так же, как вода отличается от воздуха. Вроде бы идти-лететь также легко, как снаружи, но всё вокруг без причины кажется вязким и тягучим. Воздух гасит инерцию, большая скорость кажется маленькой, даже звук будто бы медленнее растекается от источника, вместо того, чтобы мчаться. Ничто здесь не требует больших усилий, но любое действие отчего-то убийственно утомительно, чужеродно и неестественно для вязкого застывшего мира. Иногда краем глаза я замечала какое-то движение, далеко внизу проносились очертания загадочных объектов, но я следовала совету Константина и ни к чему не присматривалась. Да я и сама чувствовала, что стоит остановить на чём-нибудь взгляд, как я мгновенно застряну в этой тягучей массе и буду долго, бесконечно долго выползать из неё… Неподдельно глубокое облегчение я ощутила, увидев впереди тёмную полосу границы Хаоса. В последнем героическом усилии я устремилась к ней и выскользнула наружу. Оглядеться и вдохнуть я не успела: сразу по пересечению границы, тело моё будто налилось свинцом, и я почувствовала, что падаю…

1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Протяни руку над пропастью iconПротяни руку над пропастью
Финансовая система: наличные деньги не в ходу, все расчёты производятся в электронной форме, условная денежная единица – кредит
Протяни руку над пропастью iconКак часто проходя мимо… мы отводим глаза…
Группа волонтеров помощи бездомным животным в Липецке проводит предновогоднюю акцию «Протяни руку помощи»
Протяни руку над пропастью iconДжером Д. Сэлинджер. Над пропастью во ржи
Но, по правде говоря, мне неохота в этом копаться. Во-первых, скучно, а во-вторых, у моих предков, наверно
Протяни руку над пропастью iconДжером сэлинджер над пропастью во ржи
Но, по правде говоря, мне неохота в этом копаться. Во-первых, скучно, а во-вторых, у моих предков, наверно
Протяни руку над пропастью iconДжером Д. Сэлинджер Над пропастью во ржи
Откровенная история подростка Холдена Колфилда, рассказанная им самим, и по сей день не оставляет равнодушными сердца юных читателей,...
Протяни руку над пропастью iconДжон Ирвинг Последняя ночь на Извилистой реке
Затем руку потенциального спасителя с двух сторон сжало бревнами, которые столкнулись и сломали ему запястье. «Крыша» из движущихся...
Протяни руку над пропастью iconВечером во ржи: 60 лет спустя Джон Дэвид Калифорния
Его единственный роман – «Над пропастью во ржи» – стал переломной вехой в истории мировой литературы. Название книги и имя главного...
Протяни руку над пропастью iconДжером Д. Сэлинджер Над пропастью во ржи
«Спрятанная рыбка», там про одного мальчишку, который никому не позволял смотреть на свою золотую рыбку, потому что купил ее на собственные...
Протяни руку над пропастью iconДжером Д. Сэлинджер Над пропастью во ржи
«Спрятанная рыбка», там про одного мальчишку, который никому не позволял смотреть на свою золотую рыбку, потому что купил ее на собственные...
Протяни руку над пропастью iconРэй Брэдбери Сборник 1 Тёмный карнавал
Одни над Европой, другие над Азией, некоторые — над Островами, иные — над Южной Америкой, — сказала Сеси, по-прежнему не открывая...
Протяни руку над пропастью iconСтою в этом замке одна, Без тебя а над городом дождь… и солнца лучи Пробиваясь сквозь облака, Воображают, что ты рядом идешь… За руку нежно с любовью берешь, Как жаль что это всего лишь дождь

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы