Рэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери icon

Рэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери


Скачать 337.25 Kb.
НазваниеРэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери
страница5/7
Размер337.25 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7

Глава 14


Метлы дочиста вымели все небо.

Мальчишки, оседлавшие восемь метел, своими воплями дочиста разогнали остатки облаков.

Поглощенные, они не заметили, как их испуганные вопли перешли в крики восторга, и почти позабыли про Пифкина, который мчался рядом с ними среди облаков-островков.

– Правьте сюда! – приказал Пифкин.

– Сию минуту! – откликнулся Том Скелтон. – Слушай, Пиф, оказывается, удержаться на метле ужасно трудно!

– Ты будешь смеяться, – сказал Генри-Хэнк, – но мне тоже. – Все поддержали его – то и дело приходилось цепляться, карабкаться, чтобы не расстаться со скакуном.

Метлы в небе летели так густо, что на небе не осталось ни облачка, не было места даже клочку тумана, не говоря о мальчишках. Образовалась невиданная дорожная пробка из метелочного транспорта; можно было подумать, что все леса на земле с гулом встряхнулись, сбросили ветки и, шаря по осенним полям, срезали под корень и обматывали удавками все колосья, из которых могли получиться хорошие веники, метлы, выбивалки, пучки розог, – и взлетали прямо в небо.

Со всего света слетелись и все шесты, на которых натягивали веревки, чтобы вешать белье на задних дворах. А с ними прилетели и пучки травы, охапки сена, колючие ветки – разогнать стада облачных овец, начистить до блеска звезды, напасть на мальчишек.

Эти самые мальчишки, каждый на своем тощем скакуне, оказались под градом бесчисленных ударов, затрещин, оплеух, их хлестали наотмашь прутья, палки, плети. Так им влетело за то, что взлетели в небо. На каждого пришлось по сотне синяков, по дюжине царапин и точно по сорок девять шишек на каждый беззащитный череп.

– Эй, мне расквасили нос! В кровь! – радостно ахнул Том, разглядывая свои красные пальцы.

– Плюнь! – крикнул Пифкин; он влетел в облако сухим, вылетел мокрым-мокрехонек. – Чепуха! Мне подбили глаз, дали в ухо и выбили зуб!

– Пифкин! – воззвал к нему Том. – Ты все твердил, чтобы мы тебя искали, а мы понятия не имеем… Где?

– В воздухе! Везде! – сказал Пифкин.

– Во дает! – пробормотал Генри-Хэнк. – Да ведь вокруг земли накручено два биллиона сто миллиардов девяносто девять миллионов акров воздуха! На каждом из них искать Пифкина?

– Я хотел сказать… – Пифкин задохнулся.

Прямо перед ним целая толпа метел пустилась в пляс, руки в боки, встала стеной, как кукуруза в поле или как деревенский плетень, внезапно спятивший или сбесившийся.

Облако – раздутая бесовская харя – разинуло пасть. Оно заглотало Пифкина вместе с метлой, потом захлопнуло рот, и в глубине его туманного чрева послышалось урчание – видно, от Пифкина у него начались колики.

– Пробивайся наружу, Пифкин! Лягни его в пузо! – крикнул кто-то.

Но никто не лягался в брюхе у облака, и оно, сытое и довольное, проплыло, смакуя свой вкусный и питательный обед из мальчишки, по Заливу Безвременья к Рассвету Вечности.

– «Ищите меня в воздухе»? – фыркнул Том. – Елки-моталки, да это как в страшной сказке:

«Пойди туда, не знаю куда»! Жуть!

– Я вам покажу еще не такую жуть! – сказал Смерч, проплывая мимо на помеле, похожем на мокрую разъяренную кошку на палке. – Хотите поглядеть на ведьм? На колдуний, ведуний, ворожей, колдунов, ведунов, черных магов, демонов, дьяволов? Вы их увидите – во множестве, целыми толпами. Разуйте-ка глаза!

И вправду – внизу, по всей Европе, по всей Франции, по Германии и Испании, ночные дороги так и кишели толпами, шайками, процессиями невиданных грешников, спешащих на север, впопыхах бегущих с юга, от теплого моря.

– Так, так! Скачите, бегите! В сторону ночи – это сюда. В царство мрака – по этой дороге! – Смерч спикировал вниз, пошел на бреющем полете, громко крича над скопищами и толпами, как генерал, ведущий в бой опытных, беспощадных солдат. – Быстрей! В укрытие! Затаись! Переждите век-другой!

– От чего им прятаться? – удивился Том.

– Христиане! Христиане идут! – громко закричали голоса внизу, на дорогах.

Это и был ответ.

Том моргнул и стал всматриваться, паря в воздухе.

Все толпы со всех дорог бежали, собирались на уединенных фермах или на перекрестках трех дорог, на сжатых полях, в городах. Старики. Старухи. Беззубые, они в дикой ярости вопили, грозя небу, пока метлы снижались к земле.

– Да-а, – сказал Генри-Хэнк, – вот это ведьмы!

– Отдай мою душу в химчистку и повесь сушиться на забор, если ты не прав, мальчуган, – согласился с ним Смерч.

– Вон ведьмы сигают через костры, – сказал Джи-Джи.

– А там – мешают варево в котлах! – сказал Том.

– А те – чертят знаки в пыли, на дворе фермы! – добавил Ральф. – Они что, взаправдашние? То есть я всегда думал…

– Взаправдашние? – Смерч так разобиделся, что чуть не свалился со своей метлы, похожей на взъерошенную кошку. – О вы, святые негодники, великопутаники, будьте мне свидетелями! Да в каждом городишке есть своя ведьма. В каждом юроде прячется какой-нибудь древнегреческий жрец-язычник, какой-нибудь римский поклонник карманных божков, и все они удирают по дорогам, залегают в канавах, затаиваются в пещерах от христиан! Да в каждой деревушке из трех домов, на каждой убогой ферме затаились последыши древних религий. Видели, как друидов порубили в щепки? Они прятались от римлян. А теперь римляне, которые бросали христиан голодным львам, сами бегут куда глаза глядят и прячутся подальше. Так все мелкие, идолопоклоннические культы, какие только есть, отчаянно борются за существование. Смотрите, как они удирают, ребятки!

И он был прав.

Костры горели по всей Европе. На всех перекрестках и у каждого стога сена черные силуэты прыгали в облике кошек над языками огня. Котлы кипели. Старые ведьмы изрыгали проклятия. Псы играли раскаленными угольями.

– Ведьмы! Да их видимо-невидимо! – сказал потрясенный Том. – Я и не знал, что их такое множество!

– Толпы, легионы, Том. Европа кишела ведьмами. Ведьмы под ногами, под кроватями, и в погребах, и на чердаках.

– Ну и ну! – сказал Генри-Хэнк, гордясь своим костюмом Ведьмы. – Настоящие ведьмы! А они умели разговаривать с покойниками?

– Нет, – сказал Смерч.

– А вызывать дьявола?

– Нет.

– Держать бесов в дверных петлях и выпускать в полночь, с визгом жалобным и воем?

– Нет.

– Лететь на помеле?

– Отнюдь.

– Напускать на людей чих и чох?

– Увы – нет.

– Изводить людей, втыкая булавки в куколок?

– Нет.

– Эгей, да что же они, в конце концов, умели?

– Ничего.

– Ничего! – закричали все мальчишки в страшной обиде.

– Зато они думали, что умеют, ребятки!

Смерч повел свою летучую бригаду на метлах на бреющем полете над фермами, где ведьмы кидали лягушек в кипящие котлы, толкли в ступках сушеных жаб, брали понюшку пыльцы из мумий, кривлялись, корчились от смеха.

– Ну-ка, призадумайтесь. Что значит слово «ведьма»?

– Это… – начал Том, но ничего не успел сказать.

– Ведение, – продолжал Смерч. – Ум. Вот что это значит на самом деле. Знание. Так что каждый мужчина, каждая женщина – у кого хватало мозгов что-то проведать, разведать, сведать, кто хотел знаний, – поняли?.. – каждый, у кого ума было не занимать и кто позабыл об осторожности, назывался…

– Ведьма! Ведун! Ведьмак! – закричали ребята.

– И кое-кто из этих знатоков, ведающих и знающих, притворялся ведьмой или знахарем или внушал себе, что видит привидения, бродячих мертвецов или ковыляющих мумий. А если кто-нибудь ненароком умирал в одночасье, они приписывали себе всю честь. Им нравилось верить, что они владеют силой, а на деле они ничего не могли, ребятки, увы и ах, но это чистая правда. Послушайте-ка! Там, за холмом. Все метлы родом оттуда. И туда они все слетаются.


Вяжем метлу мы,

Метла непростая;

В небе угрюмом

Птицей летает!

Ведьме раздолье,

Как ветру в поле, —

Знай, погоняет!

С визгом и воем

Волны прибоя

С облачной пеной

В море-Вселенной

Одолевает!


Внизу полным ходом работала фабрика ведьминых метел, все суетились, вырезали палки, вязали метлы, а те, как только их насаживали на палки, в снопах искр вылетали из дымовых труб. А ведьмы прыгали на них с коньков крыш и мчались по звездному небу.

По крайней мере, так казалось мальчишкам, и до них доносилась песня, где-то пел хор:


Вставали ль ведьмы в час ночной,

В полночный час,

И с нежитью и чертовней

Пускались в пляс?

Нет!

Все это – самооговор,

Все – болтовня!

Ну, станет ли хвалиться вор,

Что свел коня?

Расхвастались себе во вред

Да на беду!

За этот безобидный бред —

Предать суду!

Материками овладел

Безумный страх:

Младенцев, бабок, юных дев

Жгли на кострах!


Толпы свирепствовали, метались по деревням и фермам, с факелами, с проклятиями. Костры пылали от Ла-Манша до берегов Средиземного моря.


Когда в десятке европейских стран

Десятки тысяч «колдунов» и «ведьм»

Плясали в воздухе чудовищный канкан —

Повешены, другие сожжены, —

Народ честил друг друга: ах, подсвинок сатаны,

Ух, чертова свинья! Взбесившийся кабан!


Дикие кабаны, на которых ведьмы сидели как влитые, трусили по черепичным крышам, высекая искры, храпя клубами дыма:


Европу затянул дым ведьминых костров.

Их судей жгли другие в свой черед.

За что? За пару слов!

Додумались: "Невиноватых – нет!

Все – ложь, все – грех!"

Так что ж нам делать?

– Истребляйте всех!


Дым клубился в небе. На каждом перекрестке болтались на виселицах ведьмы, вороны слетались, черные, как оперение мрака.

Мальчишки висели в небе, цепляясь за свои метлы, выкатив глаза, разинув рты.

– Может, кто-нибудь хочет стать ведуном? – помолчав, спросил Смерч.

– О-ой, – сказал Генри-Хэнк, дрожа в своих ведьминых лохмотьях. – Только не я!

– Не позавидуешь, а, мальчуган?

– Не позавидуешь!

Метлы понесли их дальше сквозь дым и копоть.

Они приземлились на безлюдной улице, на открытом месте, и это был Париж.

Метлы выпали у них из рук – свалились замертво.


Глава 15


– А ну-ка скажите, ребятки, что нам нужно, чтобы напугать пугальщиков, нагнать страху на страховальщиков, напустить ужас на ужасальщиков?

– Самые главные боги?

– Самые главные колдуны?

– Самые большие соборы? – сказал Том Скелтон.

– Молодчина, Том, правильно! Всякая мысль растет, так? Религия разрастается. И как еще! Воздвигают храмы, которые так велики, что могут бросить тень на весь континент. Строят башни, которые видны за сто миль. Строят такой высочайший и величайший храм, что там живет горбун, звонит во все колокола. Так вот, ребята, помогите-ка мне воздвигнуть храм кирпичик за кирпичиком, контрфорс за контрфорсом. Давайте построим…

– Нотр-Дам! – закричали восемь мальчишек.

– И у нас есть очень веские причины, чтобы построить Нотр-Дам, потому что… – сказал Смерч. – Прислушайтесь…

Бом!

В небе ударил колокол.

Бом!

– …На помощь… – прошелестело над ними, когда звон затих.

Бом!

Мальчишки взглянули вверх и увидели, что на недостроенной колокольне, на луне, громоздятся какие-то леса. И на самой верхушке был подвешен бронзовый колокол, звонивший во всю мочь.

А изнутри колокола после каждого удара, рывка, толчка слабый голосок молил:

– На помощь!

Ребята посмотрели на Смерча.

У них в глазах горел один вопрос: Пифкин?

– Встретимся в воздухе! – вспомнил Том. – Так и есть!

Так оно и было: там, в колоколе, болтался вниз головой бедняга Пифкин, вместо языка отбивая удары своей головой. Ну если не сам Пифкин, то его тень, дух, заблудшая душа.

То есть поймите: когда колокол отбивал часы, вместо языка в нем качался живой, из плоти и крови, Пифкин. И его голова ударяла в колокол. Бом! И снова: бом!

– Да ему мозги вышибет! – ахнул Генри-Хэнк.

– На помощь! – звал Пифкин, тень, мотавшаяся в пасти колокола, призрак, подвешенный на цепи вверх ногами, чтобы отзванивать четверти часа и полные часы.

– Летите! – крикнули мальчишки своим метлам, но те лежали замертво на парижской мостовой.

– Испустили дух, – мрачно пробормотал Смерч. – Ничего не осталось – ни духу, ни огня, ни задора. Ну что ж… – Он потер пальцами подбородок, так что искры брызнули во все стороны. – Как нам забраться в такую высь выручить Пифкина?

– Может, вы слетаете, мистер Смерч?

– Э нет, не пойдет. Вы сами должны его спасать, ныне и вечно, снова и снова, до последнего, главного спасения. Погодите-ка. Ага! Блестящая идея! Мы собрались построить Нотр-Дам, точно? Так давайте его строить, мы его непременно построим – и взберемся туда, на самый верх, где висит наш твердолобый, колокольно-звонкий, отбивающий часы Пифкин! Вперед и выше! Бегите вверх по ступенькам!

– По каким ступенькам?

– Да вот они! Вот! Вот! И вот!

Кирпичи слетались, складывались. Мальчишки прыгнули. И стоило им выбросить ногу вперед, вверх, опустить – как под ногой оказывалась ступенька, единственная. До следующего прыжка.

Бом! – загудел колокол.

– На помощь! – простонал Пифкин.

Ноги мальчишек, бегущих в воздухе, опускались, с топотом каблуков, шарканьем, стуком на ступеньку. На следующую.

Ступеньки одна за другой возникали в пустоте.

– Помогите! – сказал Пифкин.

Бом! – гулко откликнулся колокол.

Так они и взбегали по пустоте в пустоту, а Смерч понукал их, даже подпихивал сзади. Они бежали под бликами света, по чистому ветру, но кирпичи, каменные плиты и известковый раствор, тасуясь, как колода карт, метали себя им под ноги, застывая на лету, затвердевая под каблуками.

Им казалось, что они взбегают на слоеный торт, который наслаивается сам собой, слой за каменным слоем, под сполошный звон колокола и жалобный голос Пифкина, умолявший о помощи.

– Вон там – наша тень! – сказал Том.

И вправду – тень от собора, от грандиозного собора Парижской Богоматери, тянулась в лунном свете по всей Франции и наполовину захватывала Европу.

– Выше, ребята, выше! Не ждите, бегите!

Бим-бом!

На помощь!

Они бежали со всех ног. Они стали спотыкаться на каждой ступеньке, но новые ступеньки оказывались на месте и не давали им упасть, а вели их все выше и выше, и тень шпилей тянулась все дальше и дальше, через реки и поля, гасила последние костры ведьм на перекрестках. Ведьмы, бесовки, колдуны, знахари, дьявольские прислужники, за тысячу миль отсюда гасли, как свечи, курясь дымком, с воем разбегались, прятались куда попало, а собор рос в самое небо, все выше, выше.

– Как римляне срубили друидские рощи и подрубили под корень их Бога Мертвых, так мы, ребята, этим храмом отбрасываем такую тень, в которой ни одной ведьме не выжить, а жалкие колдунишки и потрепанные волшебники пикнуть не смеют. Конец мелким колдовским кострам. Одна лишь великолепная пламенеющая свеча – Нотр-Дам. Вперед!

Мальчишки залились счастливым смехом.

Потому что последняя ступенька утвердилась у них под ногами.

Они добежали до верха, запыхавшись.

Собор Парижской Богоматери был построен, завершен.

Бом! – негромко пробило очередной час.

Громадный бронзовый колокол содрогнулся.

И опустел.

Мальчишки наклонились, заглядывая в его разверстый зев.

Внутри не было никакого языка, похожего на Пифкина.

– Пифкин! – окликнули они.

– …кин, – прошелестело эхо, как из пещеры.

– Он где-то здесь. Он же обещал встретиться с вами в воздухе. А Пифкин всегда держит слово, – сказал Смерч. – Посмотрите вокруг, ребятки. Отличная работа, а? Вместо того чтобы трудиться не покладая рук несколько веков, – пробежались, отдышались – и все? Ах ты, да ведь тут не хватает не только Пифкина. А чего? Смотрите! Ищите! Ну?

Мальчишки озирались в полном недоумении. – Э-эээ…

– Вам не кажется, что постройка ужасно скучная, а? Унылая, ничем не украшенная…

– Горгульи!

Все обернулись, уставились на… Уолли Бэбба, который вырядился Горгульей на Канун Всех святых. Он просиял от гордости.

– Горгульи! Здесь нет ни одной горгульи, ни одной химеры.

– Горгульи. – Смерч произнес диковинное слово раздельно, тягуче, смакуя, ощупывая его своим языком ящерицы. – Горгульи. А не рассадить ли нам их по местам, а, ребятки?

– Как?

– Пожалуй, можно просто свистнуть им – и они тут как тут! А ну свистите, зовите сюда бесов, свистите чертям, зовите заливистым свистом адских чудовищ и клыкастых ночных тварей!

Уолли Бэбб набрал полную грудь воздуху.

– Я готов!

Да как свистнет!

Все засвистели.

А чудища?

Они примчались со всех ног.

1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Рэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери iconРэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери
С любовью – мадам манья гарро-домбаль, которую я встретил двадцать семь лет назад на кладбище в полночь на острове Жаницио, что на...
Рэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери iconРэй Дуглас Брэдбери 451 градус по Фаренгейту Рэй Брэдбери
Уокигане (штат Иллинойс). А летними месяцами вряд ли был день, когда меня нельзя было найти там, прячущимся за полками, вдыхающим...
Рэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери iconРэй Дуглас Брэдбери Тёмный карнавал (сборник)
«Марсианские хроники», «Вино из одуванчиков», и других не менее достойных произведений, лауреат многих литературных премий и так...
Рэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери iconРэй Дуглас Брэдбери Механизмы радости
В книгу вошли рассказы, составляющие авторский сборник Рэя Брэдбери «Механизмы радости» (The Machineries of Joy)
Рэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери iconРэй Дуглас Брэдбери Апрельское колдовство Рэй Брэдбери Апрельское колдовство
Она сидела в прохладной, как мята, лимонно зеленой лягушке рядом с блестящей лужей. Она бежала в косматом псе и громко лаяла, чтобы...
Рэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери iconРэй Дуглас Брэдбери Кошкина пижама
В книге собрано больше десятка старых, но не публиковавшихся ранее рассказов (очевидно, не вписывавшихся в основной поток) и несколько...
Рэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери iconРэй Брэдбери Вино из одуванчиков
Уолтеру А. Брэдбери, не дядюшке и не двоюродному брату, но, вне всякого сомнения, издателю и другу
Рэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери iconРэй Брэдбери Зеленое утро Брэдбери Рэй Зеленое утро
Он так же встал на рассвете, чтобы успеть как можно больше сделать лунок, бросить в них семена и полить водой из прозрачных каналов....
Рэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери iconРэй Дуглас Брэдбери У нас всегда будет Париж
Поздний Брэдбери в своих рассказах выкристаллизовал основу своего писательского метода: короткие зарисовки, написанные под сильным...
Рэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери iconРэй Брэдбери Канун всех святых
С любовью — мадам манья гарро-домбаль, которую я встретил двадцать семь лет назад на кладбище в полночь на острове Жаницио, что на...
Рэй Дуглас Брэдбери Канун всех святых Рэй Брэдбери. Собрание сочинений (`Азбука`) – Рэй Брэдбери iconРэй Дуглас Брэдбери 451 градус по Фаренгейту
Пожарные, которые разжигают пожары, книги, которые запрещено читать, и люди, которые уже почти перестали быть людьми… Роман Рэя Брэдбери...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы