Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр» icon

Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр»


НазваниеСистемный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр»
страница1/17
Размер1.24 Mb.
ТипАнализ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Хайнц Кохут


Анализ самости

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К ЛЕЧЕНИЮ НАРЦИССИЧЕСКИХ НАРУШЕНИЙ ЛИЧНОСТИ

Перевод с английского

Москва

«Когито-Центр» 2003

УДК 159.9 ББК88

К 75

Перевод с английского и научная редакция

Л. М. Бокпвикова

Все права защищены. Любое использование материалов данной книги полностью гит частично без разрешения правообладателя запрещается

К 75 Хайнц Кохут. Анализ самости: Систематически» подход к ле­чению нарциссических нарушении личности / Пер. с англ. -М., "Когито-Центр", 2003. - 308 с. (Современная психотерапия)

УДК 159.9 ББК 88

В данной книге Кохут — известный австро-американский ана­литик — предпринимает попытку совместить дне цели — дать глубин­ное описание группы специфических нормальных и аномальных феноменов в сфере нарциссизма и понять специфическую фазу развития, которая генетически с ним связана. Данная монография завершает исследование либидинозпых аспектов нарциссизма, начатое автором в ранних работах.

Кинга адресована в первую очередь психотерапевтам и всем, кто интересуется проблемами психологин личности.

©«КогнтоЦентр», перевод на русский яп.ш, оформление, 2003

ISBN 0-7923-7121-0 (англ.) ISBN 5-89353-093-4 (рус.)

Содержание

^ М.В Ромашкевич. Предисловие к русскому изданию 7

Благодарности 12

ПРЕДИСЛОВИЕ 14

Глава 1. Предварительные рассуждения 17

ЧАСТЬ I

^ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ АКТИВАЦИЯ ВСЕМОГУЩЕГО ОБЪЕКТА

Глава 2. Идеализирующий перенос 55

Глава З. Клиническая иллюстрация

ИДЕАЛИЗИРУЮЩЕГО ПЕРЕНОСА 75

Глава 4. Клинические и терапевтические аспекты

^ ИДЕАЛИЗИРУЮЩЕГО ПЕРЕНОСА 92

Отличия идеализирующего переноса

от зрелых форм идеализации 92

Разновидности идеализирующего переноса 96

Процесс переработки и другие клинические

проблемы идеализирующего переноса 104

ЧАСТЬ 2

^ ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ АКТИВАЦИЯ ГРАНДИОЗНОЙ САМОСТИ

Гнлкл 5. Типы зеркального переноса: классификация

В СООТВЕТСТВИИ С ПРЕДСТАВЛЕНИЯМИ О РАЗВИТИИ 123

Слияние посредством расширения

грандиозной самости 132

Перенос по типу второго «я»,

или близнецовый перенос 133

Зеркальный перепое в узком значении термина 134

Клинические примеры 144

Глава 6. Типы зеркального переноса: классификация

^ В СООТВЕТСТВИИ С: ГЕНЕТИКО-ДИНАМИЧЕСКИМН

s представлениями 152

Первичный зеркальный перенос 152

Реактивная мобилизация грандиозной самости 154

Вторичный зеркальный перенос 156

Глава 7. Терапевтический процесс

при зеркальном переносе 161

Отыгрывание при нарциссических переносах:

Проблема активности терапевта 174

Цели процесса переработки в отношении

активированной грандиозной самости 188

Функции аналитика при анализе

зеркального переноса 194

Значение зеркального переноса

как инструмента процесса переработки 210

Общие замечания о механизмах, вызывающих

терапевтический прогресс в психоанализе 216

ЧАСТЬ 3

^ КЛИНИЧЕСКИЕ И ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ПРИ НАРЦИССИЧЕСКОМ ПЕРЕНОСЕ

Глава 8. Общие замечания по поводу

нарциссических переносов 223

Теоретические рассуждения 223

Клинические рассуждения 241

Глава 9. Клиническая иллюстрация

нарциссических переносов 261

Глава 10. Некоторые реакции аналитика

на идеализирующий перенос 282

Глава 11. Некоторые реакции аналитика

на зеркальный перенос 292

Глава 12. Некоторые терапевтические трансформации

при анализе нарциссических личностей 318

Усиление и расширение объектной любви 318

Прогрессивные и интегративные преобразования

в нарциссической сфере 319

Библиография 351

Предисловие к русскому изданию

Хайнц Кохут (1913-1981) — президент Американской психоаналитической ассоциации, основатель нового на­правления в современном психоанализе. На созданной им теории психологии самости основывается одно из ше-i гн направлений в современном психоанализе (наряду ( психологией влечений З.Фрейда, психологией-Я, тео­рией Кляйн, психоаналитической теорией развития, тео­рией объектных отношений). Идеи Кохута имеют много­численных последователей (возникают даже их новые ответвления, например, интерсубъективный подход Р. Столороу и др.). И вместе с тем психология самости, как и теория М. Кляйн, имеет большое число против­ников. Однако, несмотря на критику, эта теория сохра­няется и активно применяется до сих пор.

Попытаемся определить, почему психология самости так 'трудно принимается в ученых кругах и в психоаналити­ческой практике.

В свое время З.Фрейд выделил виды психопатологии, при которых образуется невроз переноса. По классифи­кации того времени, к неврозам переноса относились истерический невроз и невроз навязчивых состояний. \\. Фрейд в первую очередь работал именно с ними.

X. Кохут на основании проведенных исследований пришел к выводу, что неврозом переноса не ограничива­ются все виды переноса. Он открыл нарциссические виды переноса, описал их и разработал аналитическую технику работы с ними. Это стало началом новой эпохи психоана­лиза, так как резко расширился спектр психопатологии, и котором психоанализ стал теперь эффективным.

Во многом благодаря Кохуту вид патологии вообще перестал играть роль в предписании психоаналитического лечения. В основном оценка состояния пациента бази­руется на силе Я и других показателях, а вид патологии

имеет значение только для выбора вида аналитической техники (или психоанализ в чистом виде, или экспрес­сивная психоаналитическая психотерапия, или экспрессив­но-поддерживающая, или поддерживающая). Произошло то, что предсказывал Фрейд: найдены новые формы психо­анализа, которые помогают тем пациентам, которым не по­могал фрейдовский анализ. Для этого понадобилось опро­вергнуть некоторые утверждения самого Фрейда.

Понятно, почему нарциссический перенос не был так легко обнаружен, как невроз переноса. Невроз переноса, будучи объектным переносом, проявляется намного более явно в контексте отношений, чем нарциссический пере­нос. Обнаружение нарциссического переноса требует намного большей чувствительности аналитика, чем об­наружение объектного переноса. Только в редких случаях грубой нарциссической патологии он виден явно, но для аналитика, не вооруженного теорией Кохута, он ощуща­ется как «полная неспособность к переносу». Нарцис­сический перенос и контрперенос связаны с сильными чувствами стыда, в том числе — стыда их обнаружения. Это не просто что-то, о чем «неудобно говорить», как, на­пример, об инфантильной сексуальности, открытой Фрей­дом. Этот стыд более архаичный, доэдипов, испытывая его, хочется «провалиться сквозь землю», исчезнуть, пре­рвать контакты со всеми объектами, чтобы не «сгореть» от стыда, чтобы избежать фрагментации самости. Это од­на из сложностей принятия теории Кохута. Что-то подоб­ное было и с теорией сексуальности Фрейда: научному сообществу (и человеческому обществу) тоже надо было преодолеть чувства стыда и вины, чтобы принять ее.

Однако нельзя сказать, что Кохут открыл то, чего «совсем не знали» (это же можно сказать и об открытии Фрейда), — бессознательно человечество уделило много внимания нарциссическому контексту отношений. Если мы задумаемся о выработанной веками этике человече­ских отношений или же о многовековых правилах врачеб­ной этики, называемой деонтологией, наконец, если вспо­мним, какой заботой Фрейд окружал своих пациентов (не нарушая правил нейтральности), то мы поймем, что все эти правила в первую очередь выработаны людьми

дм я того, чтобы нарциссически не ранить и взаимно «уважать нарциссизм» друг друга. Почему человечество смогло создать этические правила обращения с нарциссической стороной человеческих отношений, а сам этот нарциссический контекст отношений так плохо осознан? Ответом
на этот вопрос будет следующее: эти правила и были созда­-
ны для того, чтобы избежать осознания. Мы знаем из ис-
тории, что если в первобытном архаическом обществе

существует что-то страшное или болезненное в челове­-
ческих отношениях, то на него налагается табу. По мере
эволюции общества, в средневековье, табу превращаются
и религиозные запреты, а в современном цивилизованном
обществе — в законы и правила поведения.

Законопослушный человек никогда не подвергнется судебному наказанию или тюремному заключению. То же можно сказать и об этических правилах: если человек их придерживается, то болезненно-нарциссическая сто­рона отношений остается для него незаметной. Для того эти нормы и были выработаны. Поэтому Фрейд, тща-тельно соблюдая все правила деонтологии, «не видел» нарциссического контекста отношений, нарциссических переносов. Конечно, в случаях нарциссической патологии даже соблюдение правил этики не спасает людей от нар­циссических конфликтов. Кроме того, даже у «нарцис-сически нормальных» людей существуют особо значимые ситуации с особо значимыми объектами, столкновение с которыми ведет к конфликту и боли даже при соблю­дении правил этики. Чаще всего люди бессознательно избегают таких болезненных ситуаций, поскольку имеют травматический опыт и выработанную систему защит. Это защитное избегание эмоционально заряженных отно­шений принималось Фрейдом за неспособность образо-вывать перенос.

Помимо того, Фрейду была присуща теоретическая позиция, согласно которой нарциссическое либидо, сущест­вующее у каждого ребенка от рождения, в процессе нор­мального развития полностью переходит в объектное либи­до. И только в случаях патологии нарциссическое либидо остается у взрослого человека. Однако Кохут обнаружил, что часть нарциссического либидо остается у каждого

нормального человека и имеет свои стадии развития парал­лельно стадиям развития объектного либидо. Эти стадии следующие: фрагментированная самость (примерно до по­лугода, т. е. до окончания симбиотической стадии, по клас­сификации М. Малер, а по Фрейду— до становления целост­ного телесного Я в оральной стадии развития); архаичная грандиозная целостная самость (примерно до пяти лет, т. е. при завершении конфликтов амбивалентности в диади-ческих и триадических отношениях, по классификации М. Малер, а по Фрейду — по завершении эдипова конфлик­та); зрелый взрослый нарциссизм (всю жизнь, являющийся основой творческой креативности у зрелой личности, о чем писал Д. Винникотт). Таким образом, Кохут стал обнару­живать не только нарциссический перенос в патологи­ческих случаях, но и нарциссический компонент переноса у пациентов с неврозами переноса, а также нарциссический контекст отношений у нормальных людей. Для невроти­ческих пациентов этот аспект переноса не актуален. Но он актуален для огромного числа пациентов, страда­ющих патологией, не поддающейся анализу при использо­вании техники Фрейда. Иначе говоря, он актуален для лече­ния пограничной и психотической патологии. Для многих тяжелых пациентов нарциссический перенос является единственной ниточкой, ведущей к здоровью. Эту нить очень легко порвать самым малейшим пренебрежением к пациенту. Обнаружение, поддержание и развитие этого переноса является очень трудной задачей для аналитика, требующей особой аккуратности, скрупулезности, посто­янной эмпатии и даже озабоченности, похожей на мате­ринскую.

Кохутом были также разработаны технические особен­ности работы с нарциссическим переносом. Главным правилом работы с ним в отличие от работы с неврозом переноса является отсутствие интерпретаций нарцис-сического переноса. Он должен вырасти, развиться и со­зреть в отношениях пациента с аналитиком. При этом важную роль играет нормальная фазово-специфичная идеализация объекта, необходимая для его интернали-зации в развитии (в отличие от защитной идеализации невротиков). Только тогда пациент достигнет состояния

константности либидинозного объекта и себя, которое ннляется мерой психического здоровья.

При эффективном анализе нарциссический перенос завершает свою эволюцию, и большая часть его превра­щается в объектный невроз переноса. Последний уже тре-бует интерпретации для проработки невротических проблем. Для любого вида переноса интерпретации губительны, они разрушают его. Но нарциссический перенос является «лекарством» сам по себе, его не надо разрушать. А невроз переноса является «болезнью», которую надо устранить с помощью интерпретаций. Часто бывают периоды в анализе, когда «ничего не происходит», как кажется с объект­ной точки зрения. Но на самом деле в такие периоды идет выздоровление благодаря действию «лекарства», называ­емого нарциссическим переносом. Сам процесс такого выздоровления часто незаметен, но, как правило, через какое-то небольшое время становятся очевидны его резуль­таты. Работа аналитика с нарциссическим переносом долж­на быть только поддерживающей и ни в коем случае не экс­прессивной.

В заключение следует отметить, что язык Кохута, к со­жалению, труден даже для англоязычного читателя. Одна­ко мы надеемся, что трудности чтения будут компенси­рованы значимостью изложенного в книге.

Заведующий кафедрой психоанализа Института практической психологии и психоанализа

^ М. В. Ромашкевич

Благодарности

Психоаналитик, излагающий взгляды, которые, как он надеется, отвечают представлениям глубинной психоло­гии, должен прежде всего выразить благодарность своим пациентам за сотрудничество. Кроме того, он признателен своим ученикам, вопросы и дискуссии которых являются неоценимым стимулом для учителя, решившего поде­литься своими новыми идеями и открытиями с молодыми коллегами. По разным, хотя и очевидным причинам благо­дарность этим двум группам помощников приходится выразить лишь в общей форме, а ее адресаты остаются анонимными.

Но существуют и те, кому я могу выразить мою призна­тельность непосредственно. Я крайне благодарен Анне Фрейд, которая прочла первый вариант этой работы. Ее вопросы позволили мне продвинуться во многих важ­ных направлениях. Я особо признателен доктору Мариан­не Крис за неизменную поддержку, которую она оказывала мне при проведении моих исследований. Я также благода­рен группе коллег, которые делились со мной своими замечаниями в процессе создания разных вариантов руко­писи: докторам Михаэлю Ф. Башу, Рут С. Эйсслер, Джону Э. Гедо, Арнольду Голдбергу, Джорджу Г. Клумпнеру, Паулю Г. Орнштейну, Полу Г. Толпину, Дженис Нортон. Кроме того, я благодарен доктору Чарльзу Клигерману, который помог мне найти название для этой книги.

Я чрезвычайно признателен коллегам, которые со мной консультировались, и кандидатам в психоаналитики, у ко­торых я был супервизором, за помощь. Ставший доступным благодаря этому клинический материал позволил мне рас­ширить эмпирическую базу моих исследований. В этом отношении я особенно благодарен докторам Дэвиду Марку­су, Дженис Нортон, Анне Орнштейн, Паулю Г. Орнштейну.

Я хочу поблагодарить издателей журналов «Journal of American Psychoanalytic Association», «International Journal of Psycho-Analysis» и «Psychoanalytic Study of the Child» за разрешение использовать материал, впервые появившийся в их публикациях.

Финансовая поддержка, благодаря которой был подготовлен окончательный вариант текста, добросовестно отпечатанный Региной Либ и Лилиан Биглер, была предоставлена а) Фондом Шарлотты Розенбаум через Учебную клинику психического здоровья и отделение психиатрии Чикагского университета и б) Исследовательским фондом Чикагского института психоанализа.

И, наконец, я хочу поблагодарить Лотти М. Ньюмэн за ее помощь в подготовке текста к публикации. Ее ценные советы, касавшиеся улучшения формы и содержания книги. служили нахождению наиболее ясного способа для выражения моих идей. Наше сотрудничество приносило мне самые приятные переживания.

Предисловие

Проблема нарциссизма, то есть катексиса самости (Гартманн), является очень распространенной и важной, поскольку есть все основания говорить, что она относится к половине содержания человеческой психики — другой половиной, разумеется, являются объекты. Таким обра­зом, чтобы всесторонне представить проблему нарцис­сизма, необходимо рассмотреть огромный материал, на­много превышающее знания и умения каждого отдельного исследователя.

Однако еще более важным, чем масштабы этой задачи, является то, что всестороннее рассмотрение проблемы предполагает более или менее устойчивое поле явлений или, по крайней мере, наличие исследований, которые, по всей видимости, достигли некоего плато. Другими сло­вами, учебный подход является пригодным только тогда, когда в данной области достигнуты значительные успехи и они нуждаются в беспристрастной оценке и интеграции в виде обзора, в котором делается попытка обобщить недав­но полученные знания и представить их в сбалансирован­ной форме. Если говорить о проблеме нарциссизма, то это состояние в настоящее время пока еще не достигнуто.

Обманчиво простым, но новаторским и важнейшим вкладом в психоаналитическую метапсихологию являются разделение понятий самости и Эго (Гартманн); интерес к достижению и сохранению «идентичности», а также иссле­дование тех опасностей, которым подвергается это (пред)со-знательное психическое содержание (Эриксон); постепен­ная кристаллизация раздельного психобиологического суще­ствования из матрицы единства матери и ребенка (Малер) и некоторые другие важные клинико-теоретические (Якоб­сон) и клинические (А. Райх) психоаналитические открытия последних лет. Вся эта работа свидетельствует о возрас­тающем интересе психоаналитиков к проблеме, которая

отодвигалась на задний план множеством работ, посвя­щенных исследованию мира объектов, например, изучению трансформации имаго в процессе развития или репрезента­ции объектов — если выражаться скорее в соответствии ( центральной позицией когнитивных процессов Эго, .1 in- влечений в контексте Ид.

Одно из препятствий, возникающих при рассмотрении теоретических проблем нарциссизма, — препятствие, кото­рое сейчас становится более серьезным, чем первоначаль­ное широко распространенное смешение понятий катексиса самости и катексиса функций Эго, — связано с часто выдвигаемым допущением, что наличие объектных отношений исключает нарциссизм. Напротив, как будет показано ниже, некоторые наиболее интенсивные нарциссические переживания относятся к объектам — либо к объектам, in пользуемым при обслуживании самого себя и сохранении связанной с инстинктами энергии, которую они инвести­руют, либо к объектам, которые сами воспринимаются как часть себя. Я буду называть их объектами самости.

Вначале необходимо будет пояснить некоторые основ­ные понятия. Понятие самости, с одной стороны, и поня­тия Эго, Супер-Эго и Ид — с другой, а также понятия личности и идентичности являются абстракциями, при­надлежащими к разным уровням понятийной структуры. Эго, Ид и Супер-Эго являются составляющими особой, высокоуровневой, не основанной на опыте психоанали­тической абстракции — психического аппарата. Несмотря на возможность использования в широком смысле таких понятий, как «личность» и «идентичность», они не явля­ются терминами психоаналитической психологии; они принадлежат к другой теоретической системе и скорее соотносятся с наблюдением социального поведения и опи­санием (пред)сознательного переживания человека во вза­имодействии с другими людьми, нежели с наблюдениями глубинной психологии.

Самость же проявляется в психоаналитической ситу­ации и концептуализируется на более низком уровне понятийной структуры, то есть в форме такой относительно близкой копыту психоаналитической абстракции, как содержание психического аппарата. Таким образом,

не будучи психическим фактором, она является струк­турой в психике, поскольку а) она катектирована инстинк­тивной энергией и б) является постоянной во времени, то есть обладает устойчивостью. Кроме того, являясь психической структурой, самость имеет психическую ло­кализацию. Если говорить более конкретно, то различные — и зачастую противоречивые — репрезентации самости представлены не только в Ид, Эго и Супер-Эго, но и в каж­дом отдельном психическом факторе. Например, такие противоположные сознательные и предсознательные репрезентации самости, как чувство грандиозности и не­полноценности, могут сосуществовать, занимая либо от­граниченные друг от друга области в сфере Эго, либо секториальные позиции в области психики, в которой Ид и Эго образуют континуум. В таком случае самость, во мно­гом похожая на репрезентанты объектов, является содер­жанием психического аппарата, но не является одной из его составных частей, то есть одним из психических факторов.

Эти теоретические разъяснения помогают определить концептуальные рамки данной книги, в которой предпри­нимается попытка совместить две цели — дать глубинное описание группы специфических нормальных и аномаль­ных феноменов в сфере нарциссизма и понять специфиче­скую фазу развития, которая генетически с ними связана.

Обширный материал данной монографии составляет, однако, лишь часть более широкой теории нарциссизма. В частности, эта работа почти целиком сосредоточена на исследовании роли либидинозных сил при анализе нар-циссических личностей; роль агрессии будет обсуждаться отдельно. С другой стороны, эта книга является продол­жением и развитием ряда работ, опубликованных в 1959, 1963 (в соавторстве с Зайтцем), 1966 и 1968 годах. Кли­нический материал, полученные на его основе выводы, а также теоретические обобщения, содержащиеся в этих работах, будут постоянно использоваться в дальнейшем изложении. Данной монографией завершается исследова­ние либидинозных аспектов нарциссизма, начатое в этих ранних эссе.

ГЛАВА 1. Предварительные рассуждения

Предметом данной монографии является изучение опреде­ленных феноменов, представляющих собой или напоми­нающих перенос, которые возникают при психоанализе нарциссических личностей, а также исследование реакций на них аналитика, включая его контрперенос. Основное внимание будет уделяться не шизофрении и депрессии, с которыми работают многие талантливые психоаналитики, проявляющие интерес к этой области, и даже не более мягким по сравнению с психозами формам, которые часто называют пограничными состояниями, а соприкасающимся с ними особым, менее тяжелым1 нарушениям личности, чеченце которых представляет собой значительную часть повседневной психоаналитической практики. Несомненно, что провести демаркационную линию между этими состоя­ниями и более серьезными расстройствами, с которыми они, по всей видимости, связаны, бывает достаточно трудно.

К период временных регрессивных колебаний в процессе анализа таких пациентов могут возникать симптомы, которые могут показаться тем, кто не знаком с ана­лизом тяжелых нарциссических нарушений личности, Проявлениями психоза. Но, как ни странно, ни аналитик, ни пациент не проявляют особого беспокойства по поводу этих временных регрессивных переживаний, даже когда их содержание (паранойяльная подозрительность, например, или галлюцинаторные телесные ощущения и глубо­кие изменения в самовосприятии), если судить о нем

' Среди приведенных в этой книге клинических случаев только один человек (пациент Г.) был психотиком. Все остальные пациенты были деятельными, достаточно социально приспособленными и нормально функционирующими людьми, лич­ностные нарушения которых, однако, в той или иной степени влияли на их работоспособность и продуктивность, а также на их благополучие и внутреннее спокойствие.

изолированно, и в самом деле позволяет говорить о грозя­щей опасности серьезного разрыва с реальностью. Однако общая картина остается обнадеживающей, в частности потому, что событие, провоцирующее регрессию, как пра­вило, можно установить, а сам пациент вскоре обучается распознавать нарушение переноса (например, категори­ческий отказ со стороны аналитика), когда происходит регрессивное развитие. Как только аналитик устанав­ливает близкие отношения с пациентом — в частности, когда он видит, что спонтанно возникла та или иная форма нарциссического переноса — он может, как правило, сде­лать вывод, что основное нарушение пациента не является психотическим, и в дальнейшем он сохраяеит это свое убеждение, несмотря на появление в процессе анализа вышеупомянутых тяжелых, но временных регрессивных феноменов.

Каким же образом можно отличить психопатологию поддающихся анализу нарциссических нарушений лич­ности от психозов и пограничных состояний? Благодаря каким распознаваемым особенностям поведения пациента или его симптоматики, или аналитического процесса мы можем получить чувство относительной безопасности, переживаемое анализандом и аналитиком, несмотря на на­личие внешне зловещих исходных симптомов и некото­рых опасных, на первый взгляд, регрессивных колебаний в процессе анализа? Мне не хотелось бы обсуждать сейчас эти вопросы — не только в надежде на то, что данная монография в конечном счете позволит постепенно про­яснить проблему дифференциального диагноза по мере того, как теоретическое понимание и клиническое описа­ние окажутся интегрированными в уме читателя, но пре­жде всего в силу того, что мой подход к психопатологии имеет глубинно-психологическую ориентацию, и я не рас­сматриваю клинические феномены в соответствии с тра­диционной клинической моделью, то есть как нозологи­ческие единицы или патологические синдромы, которые должны быть диагностированы и дифференцированы на основе поведенческих критериев. Однако в поясни­тельных целях я должен дать краткое предваритель­ное описание — в динамико-структурных и генетических

терминах — особенностей патологии этих поддающихся анализу пациентов и обрисовать в общих чертах то, каким образом можно истолковать жалобы этих людей в рамках метапсихологического подхода к их личностным расстройствам.

Эти пациенты страдают специфическими нарушениями и сфере самости и в сфере архаичных объектов, катектированных нарциссическим либидо (объектов самости), которые продолжают сохранять тесную связь с архаичной самостью (то есть в сфере объектов, которые не воспри­нимаются как существующие отдельно и независимо от самости). Несмотря на то, что точки фиксации главной психо­патологии локализованы в этих случаях на ранних участках посменной оси психического развития, важно подчеркивать не только недостатки психической организации них пациентов, но и ее сильные стороны 2
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр» iconСистемный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр»
...
Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр» iconСоциально-психологический подход к изучению личности
И это выступает объектом социальной психологии личности. Как видим, объект социальной психологии личности шире объекта социологии...
Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр» iconПеревод с немецкого языка Университетская клиника г. Фрайбурга Дерматологическая клиника Центр по лечению Epidermоlysis bullosa
Вам о пациентке Рузавина Мария, *20. 04. 2010, piz 29685428, которая находилась на дневном стационарном лечении в нашем Центре 14....
Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр» iconЭволюция концепций менеджмента. Особенности российского менеджмента
Современная система взглядов на менеджмент. Системный подход. Ситуационный подход. Комплексное управление качеством (tqm). Обучающаяся...
Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр» iconДэвид Льюис Управление стрессом Как найти дополнительные 10 часов в неделю Перевод с английского Москва • 2012
Автор предлагает апробированную методику, использование которой повышает самоорганизацию, способствует появ
Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр» iconКнига 1 Перевод на русский язык, примечания, редакция
Потом не следует удивляться: откуда у детей это, почему дети такие. Закономерный результат появление эгоистичной личности с антисоциальной...
Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр» iconПравила Гарварда и McKinsey правила магической пирамиды для делового письма перевод с английского москва ● росмэн-бизнес ● 2004
Эти правила, вы ускорите процесс формулировки идей и свяжете их надлежащим образом. Эти смысловые правила таковы
Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр» iconRobert A. Johnson he understanding Masculine Psychology
Он: Глубинные аспекты мужской психологии / Пер с англ. М.: "Когито-Центр", 2005. 176 с. (Юнгианская психология)
Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр» iconУдк 207. 14 Ббк 765. 21-07 Т66 Перевод с
Перевод с английского Н. И. Кароваева по изданию: focal po­int (a proven System to Simplify Your Life, Double Your Productivity,...
Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр» iconRobert A. Johnson she understanding Feminine Psychology
Она: Глубинные аспекты женской психологии / Пер с англ. М.: "Когито-Центр", 2005. 112 с. (Юнгианская психология)
Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности перевод с английского Москва «Когито-Центр» icon1. Системный подход
Системой понимается упорядоченная совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом и образующих определенную...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы