Сияние скверны icon

Сияние скверны


НазваниеСияние скверны
страница2/10
Karazor
Размер0.85 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Глава третья



Рэйнбоу Дэш мчалась в небе над Понивиллем – крылья ритмично хлопают, глаза прикованы к похожему на торт силуэту бутика “Карусель”. Дистанция была короткой, особенно для самой быстрой летуньи в городе, и сейчас пегасочка очень этому радовалась. Потому что у неё оставалось меньше времени на раздумья.

Рэйнбоу никогда не была склонна к самокопанию. Но то, о чём она сейчас думала, постепенно подгрызало её разум по краям, и она держалась уже буквально на кончиках копыт. Перед мысленным взором Дэш мелькали видения: веселье праздника, сменяющееся внезапным ужасом, когда единороги начинают кричать, словно их режут; пронизывающий страх, когда Твайлайт не сразу отзывается на стук в дверь; Эплджек, падающая без сознания после удара кувшином и катящаяся по полу, как тряпочная кукла… а ведь Рэйнбоу не задержалась ни на миг, чтобы проведать свою подругу и вечную соперницу, и даже не попыталась выяснить, как дела у Пинки Пай. “Снова промах. Снова поражение.”

Она прикусила губу: “Не поддаваться. Нельзя сейчас раскисать, Рэрити и Твайлайт на меня рассчитывают!” Пегасочка отчаянным усилием выбросила видения из головы. “Так-то лучше!”

К сожалению, избавившись от этих мыслей, она просто освободила место для других. Сейчас она видела, как её копыта бьют по плечу Хаммера Н’Тонга, чтобы оттолкнуть его от Твайлайт. “Ты убийца, Рэйнбоу Дэш.” Снова и снова, словно в замедленной съёмке, она наблюдала, как под её копытами вспыхивает серебряное пламя, как оно брызжет во все стороны, будто взрыв, оставляя после себя разорванную и обожжённую плоть. “Как я это сделала? Как мне больше никогда так не делать? Неужели я теперь ни до кого не смогу дотронуться?” Больше никаких шутливых подталкиваний, никакой весёлой возни с друзьями, а если она забудется хоть раз, хоть на секунду…

Теперь она пыталась прогнать из головы образы кричащих друзей, сгорающих в серебряном огне из-за того, что она их коснулась. Рэйнбоу передёрнулась и чуть не сорвалась в штопор, когда это движение нарушило воздушный поток под крыльями.

Короткий полёт до бутика Рэрити, казалось, занял целую вечность.

Наконец добравшись до большого, круглого, изукрашенного здания, где жила и работала Рэрити, Рэйнбоу тяжело приземлилась перед дверью, едва не упав: неразбериха в мыслях лишила её точности движений, которой она так гордилась. Новая волна сомнений и колебаний захлестнула пегасочку. “Прекрати это” – яростно одёрнула Дэш саму себя, хлопнув копытом по лбу и чуть не взвыв: она опять забыла о шишке, полученной при ударе об стену амбара.

В окне второго этажа горел свет, и Рэйнбоу вдруг осознала, что слышит стрёкот швейной машинки. Пегасочка вздохнула с огромным облегчением: раз Рэрити продолжала работать, значит, с ней почти наверняка всё было в порядке, и то, что Рэйнбоу задержалась по пути, не привело к чему-то непоправимому. Впрочем, Дэш всё равно чувствовала себя виноватой.

На этот раз она смогла удержаться от того, чтобы начать отчаянно колотить в дверь, как у Твайлайт на балконе. Сделав глубокий вдох, пегасочка аккуратно постучала. Швейная машинка замолкла, и Рэйнбоу услышала, как её подруга откликнулась: “Одну секунду!” Голос Рэрити звучал совершенно спокойно, словно она ничего и не заметила.

Вскоре дверь бутика открылась, и Рэрити выглянула наружу:

– Да, чем я могу вам по… силы небесные, Рэйнбоу Дэш, что случилось? Дорогая, ты выглядишь просто ужасно, что с тобой? – шагнув вперёд, единорожка потянулась, собираясь обнять и успокоить подругу.

Рэйнбоу судорожно попятилась назад:

– Рэрити, нет, не трогай меня! Я не хочу… ой! – под её заднее копыто подвернулся камешек, и она упала на пятую точку. – Я не хочу тебя ранить!

– Ранить меня?.. – Рэрити застыла на месте, когда Дэш отшатнулась от неё, и теперь с тревогой смотрела на пегасочку. Рэйнбоу с радостью заметила, что белая единорожка выглядела невредимой, разве что грива была малость растрёпана, как обычно бывало, когда она беспокоилась. – Рэйнбоу, о чём ты говоришь? Что вообще происходит? – Рэрити настороженно подошла поближе.

– Т… там! На празднике! – напряжение, воспоминания, вина, шок и тревога разом набросились на Рэйнбоу Дэш, словно жалящий рой ос. Она ещё пыталась бороться с собой, но почувствовала, что у неё ноги дрожат. “Нет!.. нет времени, чтобы идти вразнос!” – Я… это… с тобой всё хорошо? – голос Рэйнбоу колебался, выдавая её отчаянные усилия удержать себя в копытах.

– Со мной? Дорогая, со мной всё прекрасно, неужели не видно? Вопрос в том, что с тобой! – Рэрити снова шагнула к ней с взволнованным выражением на лице. Пегасочка яростно затрясла головой:

– Н… нет! Не приближайся! Т.. Твайлайт и я… мы… мы убили Хаммера Н’Тонга! Я сожгла его, просто к нему прикоснувшись! – Рэйнбоу пыталась отодвинуться назад, не поднимаясь на ноги: её трясло так, что она боялась упасть.

– Хаммера Н’Тонга? Кузнеца?.. – волнение на лице Рэрити смешалось с недоверием. – Но зачем же вам понадобилось его убивать? Честное слово, Рэйнбоу, если это очередная шутка, выдуманная вами с Пинки, я буду очень…

– Это… не ш… шутка, Рэрити, – всхлипнула Рэйнбоу, теряя остатки самообладания. – Пинки… она без сознания… была, когда я улетала… Эплджек тоже! И я даже не узнала, что с ними! Все единороги сошли с ума и.. и я должна была проверить, как ты, т-тебя никто не видел уже… а теперь надо обойти другие дома и посмотреть, нет ли раненых… оуф, – дрожащие передние ноги Рэйнбоу внезапно подогнулись, и она упала лицом в землю.

Быстро перекатившись на бок, она попыталась подобрать под себя ноги и встать, но тело её не слушалось. До сих пор Рэйнбоу держалась на одной лишь силе воли, но страх и потрясение, которые она перенесла, всё-таки пробили её оборону. Сжавшись в комок, пегасочка содрогалась от нахлынувшего чувства вины, тихий голосок в её голове, который она обычно игнорировала, сейчас кричал на неё, снова и снова повторяя, что она опять облажалась, что она никчёмна. Что она навсегда останется никчёмной, как бы она ни старалась. И что она теперь ещё и убийца.

При виде упавшей пегасочки Рэрити ахнула и не раздумывая бросилась к ней, чтобы поддержать. Рэйнбоу в ужасе попыталась предупредить её, защитить свою подругу от гибельной участи Хаммера… но голос её не слушался, изо рта вырывались лишь бессвязные звуки, а сильная дрожь, охватившая тело, не позволила ей хотя бы отползти. Она беспомощно смотрела, как копыто Рэрити мучительно медленно тянется к ней, зная, что сейчас увидит, как единорожка получит страшный ожог, и что она будет в этом виновата. Дэш изо всех сил зажмурилась, чтобы не видеть серебряного пламени, и всем сердцем желала зажать себе уши, чтобы не слышать крик…

Копыто Рэрити прикоснулось к плечу Рэйнбоу, и пегасочка отчаянно вздрогнула… но не было ни жара, ни вспышки, ни крика. Дэш почувствовала, как Рэрити ласково погладила её, и рискнула приоткрыть один глаз.

Элегантная белая единорожка была цела и невредима. Ни тени страдания не было на её лице, только забота и сочувствие, когда она провела по плечу и передней ноге Дэш своим изящным копытцем. Рэйнбоу охватило чувство невероятного облегчения. “Она не сгорела!” Глаза Дэш защипало от слёз: она не искалечила и не убила свою подругу.

– Рэйнбоу Дэш, дорогая, прости меня. Я честно думала, что ты шутишь. Я и понятия не имела… – Рэрити осторожно улеглась рядом, прижав к себе дрожащее тело пегасочки и не обращая внимания на пыль, пачкающую её ухоженный хвост. Ободряюще подтолкнув спортсменку мордочкой, она заворковала: – Ну, ну, теперь всё в порядке. Всё будет хорошо. Со мной всё в порядке, и с тобой всё в порядке, так что просто сделай глубокий вдох…

Так они лежали несколько минут. Рэйнбоу всю трясло; когда она пыталась что-то сказать, выходила полная бессмыслица, из глаз лились слёзы. Рэрити ласково успокаивала пегасочку, то приговаривая что-то утешающее, то вообще напевая без слов, просто чтобы быть рядом с подругой.

Постепенно дрожь унялась, и Рэйнбоу сумела подняться на ноги. Рэрити встала следом, внимательно следя за пегасочкой, готовая в любой момент её подхватить.

– Спасибо, Рэрити. Просто… спасибо, – улыбнулась Рэйнбоу подруге-дизайнеру, и та улыбнулась в ответ. Глубоко вдохнув и медленно выдохнув, пегасочка сказала: – Ладно. Я очень, очень рада, что ты не пострадала. Теперь нам нужно обойти остальные дома в Понивилле и убедиться, что никто не ранен и не нуждается в помощи.

– Ну… хорошо, но Рэйнбоу, объясни мне всё-таки, что…

– Прошу прощения, – прервал Рэрити голос откуда-то сверху. Подруги подняли головы и увидели необычайно крупного пегаса, спланировавшего к ним. У новоприбывшей была тёмно-синяя шёрстка и чуть более светлые грива и хвост, и несмотря на явную принадлежность к женскому роду, она была одной из самых высоких пони, каких им доводилось встречать. Когда она обернулась и взглянула на подруг, причина такого телосложения стала очевидной.

Помимо крыльев, крупная пегасочка щеголяла длинным спиральным рогом. Конечно же, это была Луна, одна из сестёр-богинь Эквестрии. Обе пони поклонились.

– О нет, пожалуйста, встаньте. Мне нужна Твайлайт Спаркл. Помнится, вы её подруги? – Рэрити и Дэш переглянулись и кивнули. Прежде чем продолжить, принцесса внезапно принюхалась: – О… вот как. Не происходило ли здесь чего-нибудь… неприятного?

Рэйнбоу с несчастным видом кивнула, опустив голову, так что алая прядка из гривы упала ей на глаза.

Принцесса вздохнула:

– Мы надеялись, что… впрочем, неважно. Не могли бы вы подсказать, где пребывает Твайлайт Спаркл? Нам нужно кое-что обсудить.

– Э… Твайлайт сейчас в амбаре в “Сладком яблоке”, – ответила Рэйнбоу. – Рэрити, ты не могла бы проводить туда принцессу? А я начну обходить дома.

– Обходить дома? – переспросила Луна, прежде чем Рэрити успела ответить. – Но зачем?

– За… чтобы проверить, не пострадал ли кто-нибудь! У всех единорогов на празднике случился припадок, и мы беспокоимся, что кто-то, оставшийся дома, мог упасть и пораниться, так что надо пойти и проверить! – когда Рэйнбоу сказала про единорогов, глаза Луны сузились.

– Это… возмущение… оно случилось где-то поблизости? – спросила принцесса.

Рэйнбоу покачала головой:

– Нет, как раз в том амбаре. Твайлайт там помогает пострадавшим.

– Ясно, – кивнула Луна в ответ. – Я понимаю твою озабоченность, но чем дальше находился единорог от этого… явления, тем меньше ущерба он должен был получить.

– Я даже не поняла, что что-то не так, – вставила Рэрити. – Я весь вечер работала над заказом, и не почувствовала ничего, кроме какого-то странного озноба. Решила, что это просто сквозняк.

– Пользовалась ли ты в тот момент магией? – уточнила принцесса.

Подумав секунду, Рэрити ответила:

– Нет… думаю, нет. Если я правильно помню, я работала на швейной машинке, старалась сделать шов поровнее.

Луна кивнула:

– Совершенно как я и предполагала. Как я уже говорила, на таком расстоянии оно не могло никому повредить. Если вам нетрудно, сопроводите меня к амбару, мне бы хотелось кроме Твайлайт поговорить и с вами тоже. Вы знаете, где остальные Носительницы?

– Ага, – ответила Рэйнбоу притихшим голосом. – Мы все были на празднике. Пинки и Эй-Джей пострадали, а Твайлайт и Флаттершай должны быть ещё там, с ними.

Бирюзовые глаза принцессы (“почти такого же цвета, как у Флаттершай”, – мимоходом отметила Рэйнбоу) расширились от удивления:

– Они ранены?.. Насколько серьёзно?

Рэйнбоу снова ощутила острый укол чувства вины и от стыда повесила голову:

– Не знаю. Когда я улетела проведать Рэрити, их ещё никто не успел осмотреть. Эплджек получила по голове и отключилась; а что случилось с Пинки, я не видела, – её опять затрясло, и Рэрити шагнула к ней, прижавшись к боку. Пегасочка благодарно улыбнулась подруге в ответ на поддержку.

Принцесса заметно встревожилась:

– Не могла бы ты рассказать мне обо всём по дороге? – Рэйнбоу кивнула, и все трое двинулись по пустынным улицам.

Запинаясь, пегасочка постепенно пересказала всё, что увидела и пережила за последние полчаса или около того (^ Неужели прошло так мало времени?) Рассказ длился дольше, чем мог бы, потому что ей приходилось делать паузы, чтобы справиться с переживаниями. Принцесса несколько раз прерывала её вопросами, но в основном предоставила говорить так, как Рэйнбоу считала нужным.

Когда она закончила, они уже почти дошли до амбара. На лице принцессы застыло озабоченное выражение, а Рэрити была потрясена до глубины души.

– Ох, бедная! – воскликнула дизайнер, – всё это звучит как настоящий кошмар! Неудивительно, что ты была в таком ужасающем состоянии, когда прилетела ко мне; ты, должно быть, всё ещё была в шоке!

– Подозреваю, что так и было, – задумчиво добавила принцесса, – только, возможно, это был не совсем тот шок, который ты имела в виду, Рэрити. Рассказывал ли кто-нибудь вам шестерым об истинном предназначении и действии Элементов, которыми вы владеете?

Рэйнбоу настороженно взглянула на принцессу:

– Истинное предназначение и действие?.. Это вы о чём? Они же превратили вас из Найтмэр Мун обратно в Луну, так?

– Не… совсем, – мягко ответила Луна. – На самом деле, они были созданы для других целей, и точнее будет сказать, что Элементы сожгли существо, которое отчасти мною управляло, – помолчав, принцесса добавила: – Мне бы не хотелось повторять всё дважды, поэтому с полным объяснением я предпочту обождать, пока не смогу обратиться к вам шестерым одновременно.

Внезапно в голове у Рэйнбоу связались воедино события на празднике и слова принцессы:

– Существо, которое вами управляло? То есть, Найтмэр Мун была чем-то вроде того, что случилось с Хаммером Н’Тонгом?..

Луна взглянула на пегасочку с уважением:

– Ты очень быстро схватываешь. Да, сходство здесь имеется, хотя то существо, которое ты описала, почти наверняка было гораздо, гораздо менее грозным, чем то, что овладело мною. Как я уже сказала, я всё объясню вам шестерым, как только мы соберёмся вместе.

Остаток пути до амбара они проделали молча. Рэйнбоу призналась себе, что ей стало любопытно: она знала, что Элементы очень важны, но до сих пор как-то не задавалась вопросом, почему именно. Мысль о том, что они могут иметь отношение к тому, что случилось с Хаммером, изрядно пугала. Ей очень не хотелось, чтобы такое происходило регулярно. “Сражаться с чудовищами – не вопрос, да и не впервой. Должен же кто-то защищать Понивилль, – подумала пегасочка. – Но драться с пони, которых я хорошо знаю… я же вроде как сама окажусь чудовищем…”

Рэйнбоу всё ещё обдумывала эту неприятную мысль, когда они добрались до “Сладкого яблока”. Пони толпой бродили вокруг садовой беседки, а мэр пыталась их организовать. (Рэйнбоу понятия не имела, зачем. Возможно, просто ради самого процесса организации. Не иначе, влияние Твайлайт.) В приглушённом шуме голосов отчётливо слышались нотки страха и потрясения.

– Принцесса! – воскликнул кто-то, заметив тёмно-синюю крылатую единорожку. – Это принцесса!

По мере того как пони замечали богиню, голоса замирали. Рэйнбоу отчасти ожидала, что Луне будет неуютно в центре внимания; она помнила, что та была немного застенчивой на празднике в честь победы над Найтмэр Мун. Но принцесса совершенно спокойно отнеслась к направленным на неё взглядам; видимо, с тех пор она сумела освоиться.

Со своей стороны, Рэйнбоу Дэш смутилась от избытка внимания, адресованного ей самой. Обычно ей нравилось быть на виду, пусть даже и просто “за компанию” с кем-то знаменитым, вот как сейчас с Луной… но каких-то несколько минут назад она на глазах у всех пони совершила убийство. Кое-кто смотрел на неё враждебно, кто-то с любопытством, а кое-кто – и с благодарностью. Рэйнбоу очень хотелось, чтобы они перестали глазеть – совершенно необычное для неё чувство – и она едва подавила желание спрятаться от взглядов за спиной у Луны.

Когда они подошли ближе, вся толпа поклонилась, опустив головы в знак почтения к принцессе. От этого Луна, похоже, всё-таки почувствовала неловкость и быстро попросила всех подняться, как тогда, при встрече с Рэйнбоу Дэш и Рэрити. Пони повиновались, и прерванный гул голосов понемногу возобновился, но теперь вместо страха в нём ясно слышалось любопытство. Принцесса сделала быстрое движение, взмахнув крылом, и словно по волшебству внимание толпы рассеялось, пони вернулись к разговорам друг с другом. Рэйнбоу была потрясена: неужели принцесса применила какое-то заклинание? Но ведь рог у неё, кажется, не светился…

Сделав Рэрити и Рэйнбоу знак следовать за собой, Луна направилась к мэру и негромко, так что Рэйнбоу едва разбирала слова, произнесла:

– Прошу прощения. Я не вижу здесь госпожу Спаркл; не могли бы вы сообщить, где она пребывает?

Мэр моргнула, словно бы только сейчас заметив перед собой аликорна:

– О, она в амбаре, вместе с медсестрой Рэдхарт. Думаю, помогает тем, кто ещё не пришёл в себя.

– А не с ней ли Эплджек, Пинки Пай и Флаттершай?

Земная пони кивнула, качнув пепельной гривой:

– Думаю, да. По крайней мере, я не видела, чтобы кто-то из них выходил.

– Благодарю вас, мэр, – улыбнулась Луна и направилась к амбару сквозь расступающуюся толпу.

Рэйнбоу приблизилась к принцессе сбоку и, понизив голос, чтобы никто не подслушал, спросила:

– Эм… принцесса, а как вы вот так заставили всех не обращать на вас внимания? Это такое заклинание?

Луна тихонько хихикнула:

– Нет, магия тут ни при чём. Магию я применила чуть раньше, и лишь для того, чтобы сгладить психический шок от присутствия рядом с демоническим воплощением. Перенаправление внимания – это нечто вроде… лёгкого внушения. Селестия умеет такое гораздо лучше меня; полагаю, будь она на моём месте, ты бы вообще ничего не заметила, – принцесса помолчала, подбирая слова, и Рэйнбоу обратила внимание, что Рэрити держится рядом и жадно прислушивается к разговору. – Суть в знании того, как пони отреагируют на определённый жест в определённый момент. Это своего рода направление прикладной психологии; ему может научиться каждый, было бы желание и несколько тысяч лет практики.

– О, и всё? Я непременно запишу это себе в ежедневник, – съязвила Рэрити, чем вызвала у Луны ещё один смешок.

Войдя в амбар, они увидели, что Твайлайт и медсестра Рэдхарт переговариваются, стоя возле одного единорога, всё ещё лежащего на полу. Флаттершай что-то тихонько говорила, обращаясь к Эплджек, в то время как последняя отряхивала от пыли свою шляпу. Биг Мак молча слушал, сидя рядом с сестрой. Очевидно, они только что очнулись, и им были неприятны громкие звуки. Пинки Пай тоже пришла в себя и бессвязно бормотала что-то про “особый пунш”, который она точно не приносила, и про непонятно откуда взявшееся похмелье.

Точно так же, как это было снаружи, когда пони заметили принцессу, все разговоры прекратились. И, как и снаружи, все пони поклонились. Рэйнбоу начала понимать, почему Луна так небрежно относилась к приветствиям: сама она видела эти поклоны всего два раза, и они уже ей немножечко надоели. Её впечатлило, что принцесса не выказала ни намёка на раздражение, когда снова попросила всех подняться, и пегасочка задумалась о том, сколько раз в день это повторялось.

Луна прошагала к пострадавшему единорогу, и её рог засиял синим светом. Результат был поистине чудесным: жеребец поднялся на ноги и встряхнул головой, как будто очнулся ото сна.

– Прошу прощения, дорогие пони, – сказала принцесса, – но мне безотлагательно требуется поговорить с носительницами Элементов наедине, поэтому не могли бы остальные подождать нас снаружи?

Оправившийся единорог просто кивнул и протрусил к выходу. Медсестра Рэдхарт беспокойно взглянула на Эплджек, Биг Мака и Пинки Пай, но после некоторого колебания тоже повиновалась.

– Эм… принцесса, мой брат щас крепко получил по лобешнику, – нерешительно проговорила Эплджек. – Я думаю, мож, ему лучше тут побыть, а нам пойти поболтать куда-то ещё?

– Да не морочься, Эй-Джей, – протянул рослый жеребец. – В том году мне и похуже доставалось, и ничего, урожай собирать не мешало. Я снаружи подожду.

Эплджек это не успокоило:

– Ага, и тогда это тоже меня напрягало! А потом, одно дело огрести кувшином по башке и совсем другое – когда на тя дерево валится!

Биг Мак фыркнул:

– Да что в лоб, что по лбу, сестрёнка. Тебе по кумекалке прилетело не слабже, и если кому-то надо уйти, так пусть это буду я, – здоровяк поднялся и, не сказав больше ни слова, направился к двери.

Когда жеребец вышел, Луна сделала подругам знак собраться вокруг неё. Те подчинились, сверкая глазами от любопытства.

– Твайлайт Спаркл, Пинки Пай, Флаттершай, Эплджек, Рэрити и Рэйнбоу Дэш, – поворачиваясь по кругу, Луна кивнула каждой из них по очереди. – Знания и события, о которых я намерена вам поведать, известны лишь нам с Селестией. Вы должны поклясться в том, что никому и ничего не расскажете.

– О, о, секрет! – воскликнула Пинки. Ранения, похоже, не слишком на ней сказывались. – Я сохраню его, клянусь! Через сердце на луну, кексик в глаз себе воткну! – продекламировала она, сопровождая слова размашистыми жестами, в конце чуть не подбив себе глаз копытом.

Луна молча уставилась на неё, явно не зная, что на это ответить. Глядя на сияющую розовую пони, Рэйнбоу подавила смешок. “Хочешь лишить богиню дара речи – зови Пинки”, – подумала пегасочка. Неожиданно для себя она решила повторить жесты Пинки, хоть и без слов, и не удержалась от смеха, когда остальные четверо сделали то же самое. Отсмеявшись, она почувствовала себя лучше: напряжение, владевшее ею до сих пор, частично рассеялось. “Спасибо, Пинки.”

Пока Рэйнбоу хихикала, Луна смотрела на всех шестерых как на сумасшедших.

– Вы… хорошо себя чувствуете?.. – наконец спросила принцесса.

– Ну конечно хорошо, глупышка! Просто мы поклялись клятвой Пинки Пай! – ответила Пинки. – Это самое серьёзнейшее из всех серьёзных обещаний! Никогда и ни за что нельзя нарушить клятву Пинки, ею клянутся на-всег-ДА! – подняв бровь, принцесса сперва взглянула на Рэйнбоу Дэш, которая энергично закивала в подтверждение, а затем перевела взгляд на Твайлайт.

– Это действительно серьёзное обещание, ваше высочество, хоть оно и звучит немного глупо, – произнесла лавандовая единорожка. – Вы можете нам довериться.

Эплджек беспокойно шевельнулась:

– Эм… принцесса, я не уверена, что у меня выйдет всем врать. Я в этом не сильна.

Луна покачала головой:

– Я не требую от вас лгать кому бы то ни было. Это просто информация, которую нельзя распространять. И если бы не ваше участие в событиях этого вечера, я бы и вам ничего не сказала.

Оранжевая земная пони почесала лоб, стараясь не задеть здоровенную шишку, оставшуюся после удара кувшином:

– Ну… лады тогда. Я могу хранить секрет, если вы считаете, что оно того стоит.

– Определённо, – хмуро кивнула Луна, сделав глубокий вдох. – История будет долгой, так что наберитесь терпения. Для начала мне придётся рассказать вам кое-что об устройстве вселенной, – Рэйнбоу заметила, что на мордашке Твайлайт при этих словах отразился живейший интерес. – Физическая реальность, в которой мы с вами живём… скажем так, соседствует с реальностью иного плана. Эту иную реальность именуют по-разному, и среди всех названий “варп” и “Имматериум” – самые распространённые и наименее причудливые, так что на них и остановимся. Особенность этой реальности в том, что она полностью состоит из энергии и эмоций, питаемых мыслями и душами тех, кто живёт в материальной вселенной.

– Вселенная эмоций? – переспросила очарованная Твайлайт. – Никогда о таком не слышала, должно быть, это чудесное место!

– Отнюдь, – отрезала Луна. – Вселенная за пределами нашей звёздной системы – весьма неприятное место, Твайлайт, поскольку, по некоторым причинам, сила отрицательных эмоций в Имматериуме многократно превышает силу положительных. Главные обитатели варпа – четыре исключительно могущественных сущности, своего рода боги. Каждый из них воплощает собой набор определённых чувств, обособленный от трёх остальных. Суть первого из них – ярость, второго – похоть, третьего – отчаяние, и четвёртого – предательство.

– Ох… – Твайлайт заметно побледнела.

– Именно, – лицо принцессы было суровым. – Варп населяют чудовища, ближе всего подходящие под определение чистого зла. Когда-то давно они нападали на Эквестрию. Терзали её, забавлялись как хотели… пока не появились мы с Селестией, – прикрыв глаза, Луна погрузилась в воспоминания. – Мы были способны сражаться с ними, сдерживать их, но не могли успевать везде и всюду, и наш народ продолжал страдать самым ужасным образом. Прошли столетия, прежде чем мы нашли более приемлемое решение, – Луна открыла глаза, и Рэйнбоу увидела в её взгляде древнюю боль. – Мы с Селестией открыли, что существуют огороженные участки Имматериума, защищённые от его обитателей. Мы провели много исследований, поставили множество опытов и со временем поняли, как это было проделано, и выяснили, как сделать нечто подобное в большем масштабе. Затем ещё не одно столетие понадобилось, чтобы возвести нашу крепость, заключив Эквестрию вместе со всей звёздной системой в защитную сферу, и всё это время, стоило нам лишь немного отвлечься, демоны продолжали измываться над нашим народом.

– Демоны? – перебила Твайлайт, рассмеявшись. – Ох, ваше высочество, а я уже почти купилась на это! Демонов не бывает, это же просто страшные сказки для жеребят!

– Демоны существуют, Твайлайт Спаркл, – без тени улыбки сказала Луна. – Для всех в Эквестрии лучше думать, что это всего лишь сказки, но здесь и сейчас вам следует знать: на самом деле они абсолютно реальны, – при этих словах смех Твайлайт неловко затих. – Завеса, которую мы с Селестией возвели тысячелетия назад, обычно удерживает их на расстоянии, но этой ночью, благодаря уникальному стечению обстоятельств, несколько из них смогло проникнуть в Эквестрию.

Глаза Твайлайт стали огромными, и она обернулась к обугленному пятну на полу.

– Значит…

– Да. Этим вечером вы сражались с демоном и победили его. Пусть это был лишь мелкий хищник из варпа, едва заслуживающий такого титула, но всё-таки именно демон.

– Так вы говорите, что Хаммер Н’Тонг?.. – спросила растерянная Рэйнбоу. – Но он же был не демон, а просто безумец…

– Безумец, что моментально самоисцеляется? – перебила Луна. – Чьё тело мутирует и искажается прямо у тебя на глазах, и который ведёт себя так, как никогда не вёл раньше? Безумец, что сгорает, как свеча, стоит силе Элементов лишь коснуться его? И, главное, носящий знак Врага вместо Метки? – с сочувствием взглянув на пегасочку, принцесса покачала головой: – Нет, Рэйнбоу Дэш, тот, кого ты видела, больше не был вашим городским кузнецом. Это был демон, одевшийся в его плоть как в костюм, чтобы проникнуть в наш мир.

Рэйнбоу лишилась дара речи. Она всё ещё лихорадочно пыталась осмыслить выводы, идущие из этого открытия, и тут в разговор включилась Эплджек:

– Погодьте… так это Элементы его жгли? Я про то, когда Пинки над ним смеялась? Но почему?

– Смеялась над ним? – переспросила Луна, и Эплджек быстро рассказала ей о том, что случилось после того, как Рэйнбоу Дэш улетела звать Твайлайт на помощь.

Луна ненадолго задумалась.

– Варп, кроме прочего, ещё называют Хаосом, мои дорогие пони, – произнесла она наконец. – А Элементы Гармонии были созданы давным-давно с единственной целью: любыми путями препятствовать слугам Хаоса и защищать Эквестрию от их умыслов. В прошлом носителям Элементов случалось одолевать могущественных демонов и даже грозных принцев Гибельных Сил, вышвыривая их, визжащих, вон из Эквестрии. Когда мы с Селестией создали нашу грандиозную Завесу, мы тоже основали её на мощи Элементов, и она защитила Эквестрию от варпа и его обитателей, отрезав им дорогу в наш мир. С тех пор лишь один из них сумел проникнуть сюда, прокравшись в мой разум и превратив меня в ту, кого вы знали как Найтмэр Мун. Когда Пинки смеялась над этим существом, Элемент Смеха, видимо, откликнулся на её веселье, и часть его мощи поразила демона. Я подозреваю, что в тот момент Пинки была очень близка к тому, чтобы уничтожить его.

Твайлайт поскребла в затылке:

– Но… если то, что вы говорите – правда, и вы были одержимы так же, как Хаммер, почему Элементы не уничтожили вас, когда мы использовали их против Найтмэр Мун?

Принцесса Луна опустила голову, закрыв глаза от неприятных воспоминаний:

– Обстоятельства были другими. В моём случае, демон овладел мной не полностью. Он шептал мне на ухо, уверяя, что его ложь была правдой, а его голос был моим собственным. Он дёргал за ниточки, а я плясала, как марионетка, – в словах Луны послышались нотки гнева и горечи. – Но даже когда эта жестокая, страшная тварь вселилась в меня, я в основном оставалась самой собой; несмотря на всю его мощь, ему не хватало сил, чтобы целиком меня контролировать. Когда Селестия изгоняла меня, присутствие демона было ещё незаметно, к тому же он скрывался в самой глубине моего естества, поэтому Элементы не среагировали. Я спала на луне, а он всё шептал и шептал, понемногу убеждая меня отдавать ему всё больше и больше власти над собой. Затем, спустя тысячу долгих лет, демон и Четверо, которым он служил, дали мне достаточно сил, чтобы вернуться сюда, – аликорн снова открыла глаза, сурово взглянув на шестерых подруг. – А потом появились вы. Вы ударили меня Элементами, и демона во мне охватил огонь. И когда я это почувствовала, мне наконец открылась истина, я поняла, что происходит, и закрыла свой разум от влияния твари. Если бы не вы, страшно подумать, что бы я могла натворить. И я в огромном неоплатном долгу перед всеми вами, за то, что вы спасли не просто мою жизнь, но саму мою сущность, – и с этими словами принцесса склонилась в поклоне.

– О, эм… ваше высочество, но мы просто сделали то, что должны были сделать! – неловко сказала Твайлайт.

– Я знаю, – ответила принцесса, выпрямляясь. – Вы никогда не поступили бы по-другому. И это ещё более примечательно.

Моргнув, Твайлайт улыбнулась, вместе с остальными подругами, собравшимися вокруг Луны. Затем она, видимо, что-то вспомнив, наклонила голову:

– Эм… ваше высочество, но вы так и не ответили на вопрос: если вы были одержимы, как и Хаммер, то почему Элементы вас не сожгли?

– Вообще-то сожгли, – вымученно улыбнулась Луна. – Они выжгли часть меня, поражённую демоном. Будь на моём месте любая другая пони, она бы погибла. Но зато я увидела демона как захватчика, а не как часть своего разума. И пока вы сжигали его снаружи, я сражалась с ним изнутри. Так мы изгнали его назад в варп… но это избавление мне дорого обошлось. Неужели вы никогда не задумывались, почему я настолько меньше моей сестры?

Сперва Рэйнбоу не поняла. Затем пришло осознание, и ей чуть не стало плохо. Ради уничтожения Найтмэр Мун принцесса пожертвовала частью себя. Она буквально горела, точно так же, как Хаммер, и уменьшилась из-за этого. Взглянув на Твайлайт, стоявшую по другую сторону от принцессы, пегасочка увидела на её лице выражение такого же ужаса.

– Нет, нет, не думайте, что я виню вас! – торопливо добавила принцесса. – Как я сказала, вы сделали то, что дóлжно, и этим спасли меня. Магия превращений позволила мне сохранить то, что осталось от моего тела, без видимых повреждений. И хоть я и стала меньше, это не мешает мне выполнять мою работу.

– Н… но… Хаммер… – выдавила Рэйнбоу, оглядываясь при чуть безумной мысли о том, что какой-нибудь обрывок плоти кузнеца мог всё ещё лежать где-то в углу, продолжая цепляться за жизнь.

– О, прости. Я не сразу поняла, что тебя беспокоит, – бирюзовые глаза Луны наполнились грустью. – Нет, как я уже говорила, в его случае всё было по-другому. Хищнику варпа, который напал на него, не хватало искусности демонпринца, совратившего мой разум, а самому Хаммеру не хватало силы, чтобы сопротивляться. От него не осталось и следа; бедняга умер в тот самый миг, когда тварь вошла в его плоть. То, что вы видели, дёрганые движения, неестественная речь… это был просто демон, учившийся управлять его телом. Настоящий Хаммер к тому времени был уже мёртв. Вот почему Элементы сжигали его даже простым касанием: каждая частичка его тела была пропитана и анимирована Хаосом.

– Он был мёртв? – переспросила Рэйнбоу. – Но он говорил, что он всё ещё там…

– Он лгал, – перебила Луна. – Такова их суть. Демонам нельзя верить, никогда и ни в чём. Они лгут всегда, даже если говорят правду.

Вихрь противоречивых эмоций захлестнул Рэйнбоу. “Он был мёртв? Но Твайлайт разговаривала с ним! Как он мог быть мёртвым? Как эта… штука могла использовать его тело вот так? Стоп… стоп… но ведь если Хаммер уже был мёртв, значит, мы с Твайлайт его не убивали?”

Последний вопрос разноцветная пегасочка повторила вслух, заметив, что Твайлайт так и вскинулась, услышив его. Луна покачала головой:

– Нет, Рэйнбоу Дэш. Вы никак не повредили Хаммеру Н’Тонгу; вы имели дело с существом, которое убило его и украло его тело. Более того, судя по вашим рассказам о его поведении, оно могло иметь отношение к Принцу Излишеств или к Богу Лжи и Предательства. Твой дух Верности и дух Честности Эплджек, успей она до него добраться, вероятно, были для него особенно опасны, равно как и элемент Щедрости Рэрити. Я подозреваю, что твой удар мог целиком и полностью уничтожить эту тварь, а не просто изгнать её.

Отлично, – ядовито процедила Рэйнбоу. Её подруги посмотрели на неё с той или иной степенью беспокойства, озадаченные её тоном.

– Эй, сахарок, у тебя всё хорошо? – спросила Эплджек, выйдя из-за спины Рэрити, чтобы взглянуть Рэйнбоу прямо в глаза.

– Нет, Эплджек, не всё, – прорычала пегасочка, отвернулась и сделала несколько шагов в сторону. Её горе, стыд, шок и тревога сплелись в один тугой комок чистой ярости. Крутанувшись, Дэш лягнула ближайший стол, разнеся его в щепки, и её друзья изумлённо ахнули.

– Это.. этот монстр, – Дэш очень хотелось обозвать его как-то покруче. Обычно пони не ругаются, но сейчас она об этом жалела, – убил Хаммера прямо у нас на глазах, а мы этого даже не поняли! А потом он использовал его тело, не давая нам понять, что случилось, и напал на тебя, Биг Мака и Пинки!

– Но ведь теперь с нами всё в порядке, – нерешительно заметила Пинки, вздрогнув, когда Дэш проорала в ответ:

– Да не в этом дело!!! Главное то, что он ранил тебя, а не то, что не до смерти! А потом… – скрипнув зубами, Дэш разнесла ещё один стол, – …потом мы с Твайлайт убили его, только вот мы думали, что это был Хаммер, и посчитали себя убийцами! Но у нас не было выбора! – сквозь жгучие слёзы гнева и боли Дэш встретила взгляд Твайлайт, в котором увидела отражение собственных страданий. Лавандовая единорожка лучше справлялась с собой, но, несомненно, разделяла её чувства.

– Да, Рэйнбоу, – тихо сказала волшебница. – Я чувствую себя так же.

– Но… – начала было Эплджек, но принцесса её перебила:

– Я понимаю вас, – произнесла она. – Думаю, на вашем месте любая пони, особенно такая же добрая и славная, как вы, испытывала бы те же чувства. Но вы должны понять: сейчас ваши чувства вам лгут. Они просто ещё одна ложь, которую вам внушил демон. Не верьте своему сердцу, верьте разуму и моим словам. Неважно, как эта тварь выглядела: она не была тем пони, которого вы знали. Уничтожив её, вы отдали Хаммеру Н’Тонгу дань уважения и оказали услугу, поскольку он вряд ли хотел бы, чтобы демон использовал его тело так, как намеревался.

Рэйнбоу кивнула, хотя она всё ещё кипела от гнева. Гнева от того, что ей пришлось увидеть, гнева от всего, что случилось, и гнева на этого монстра, который так жестоко ранил чувства её самой и её подруг.

– Эй, сахарок, тебе, по-моему, лучше малость остыть. Это вредно, так сильно злиться.

Эплджек была права, и Дэш пару раз глубоко вздохнула, пытаясь прийти в себя. Красная пелена перед её глазами рассеялась, и она перестала стискивать зубы, но всё ещё злилась про себя, и, похоже, это было надолго.

Оранжевая земная пони заметила, что Рэйнбоу немного расслабилась, и просто спросила:

– Лучше?

– Лучше, – нехотя признала Дэш. – Не слишком, но всё-таки.

Принцесса заговорила снова:

– Хотя моя сестра не согласилась бы со мной, я всё-таки советую тебе запомнить это чувство. В отличие от обычной ярости, праведный гнев, особенно в сочетании с силой Элементов, может быть невероятно могущественным оружием против Хаоса. Я знаю это по личному опыту.

Рэйнбоу сделала ещё несколько глубоких вдохов, стараясь окончательно успокоиться. Это было непросто. Большая часть эмоционального напряжения, полученного за вечер, превратилась в гнев, и развеять его полностью было трудно. Рэйнбоу не пыталась сдерживать себя; ещё с тех пор, как она была жеребёнком, она знала, что это ни к чему хорошему не приведёт. Вместо этого она старалась не обращать на свой гнев внимания. Между тем, подруги ждали её, а Дэш не хотела задерживать разговор, так что она сделала им знак продолжать, сосредоточившись пока на глубоком, ритмичном дыхании.

– Эм… ваше высочество, – спросила Твайлайт, – но если Эквестрия защищена этой “Завесой”, о который вы упоминали, то как тогда демон добрался до вас? А сегодня – до Хаммера Н’Тонга?

– В первом случае я сама была виновата, – вздохнула Луна. – Самые одарённые маги иногда могут слышать шёпот демонов, даже под защитой Завесы. В основном они не представляют угрозы, но тот был исключительно хитрым и коварным. Потратив не одно столетие, со временем он всё-таки убедил меня в том, что его голос исходит от меня самой, и когда я наконец начала черпать его силу, то делала так потому, что считала, что поступаю правильно. Вот почему мы с Селестией так старались принять меры, чтобы никто в Эквестрии не знал о существовании Хаоса, и вот почему мы превратили демонов в героев глупых сказок, в которые никто не верит: когда все думают, что их не существует, это многократно уменьшает шансы на то, что кто-нибудь позволит им проникнуть через Завесу, впустив их в наш мир, – Луна подняла голову, взглянув вверх, как бы сквозь крышу амбара. – Но сегодня случилось нечто иное, – Твайлайт хотела было что-то сказать, но Луна остановила её, подняв копыто: – Одну минуту. Я перехожу к тому, ради чего сюда и прилетела, но разговор вышел длиннее, чем я думала, и теперь у меня мало времени. Этим вечером наша с Селестией Завеса была прорвана. Несколько обитателей варпа смогли просочиться сквозь дыру, прежде чем я успела задержать их, и я думала, что мы с Селестией уже справились с ними, но оказалось, что один из них нанёс удар прямо сюда.

– Прорвана? – с ужасом переспросила Твайлайт. – Значит, эти твари в любой момент могут напасть на нас снова?

– Нет, – Луна быстро и выразительно качнула головой. – Мы с сестрой удерживаем вокруг прорехи временный барьер. Его им не преодолеть, но поддержание барьера требует изрядной доли наших сил и внимания. А вскоре нам придётся заняться починкой Завесы, что займёт нас уже целиком, без остатка, и будет продолжаться целый месяц, а то и дольше. Поэтому, Твайлайт Спаркл, у нас есть задание для тебя.

– Задание? – опять повторила Твайлайт, и Рэйнбоу мысленно задалась вопросом, не начиталась ли её подруга книжек про попугаев.

– Да, и это и есть та причина, по которой я прибыла сюда. Я никак не ожидала, что мне придётся рассказывать вам шестерым всю правду о Хаосе! – усмехнулась Луна. – Но я продолжу. Разрыв Завесы не был случайностью; его вызвал прибывший к нам корабль.

Твайлайт наморщила брови:

– Но какое отношение это имеет ко мне? Здесь даже моря поблизости нет!

– Не о морском судне речь, моя милая пони. Этот корабль летает меж звёзд, движимый силою пламени, прокладывает курс к небесным телам сквозь поля гравитации, сражается с эфирными бурями в Имматериуме. Никогда ещё пони не встречались ни с чем подобным, кроме как в фантастических рассказах, и управляют им существа, которых не встретишь нигде в нашем мире.

Услышав такое, Рэйнбоу действительно почти забыла о своём гневе. “Ух ты… погоди, пришельцы? Настоящие? Да это же круто!” – Рэйнбоу Дэш всегда отлично ладила с не-пони, и мысль о встрече с существами, которых никто из пони никогда не видал, немедленно её увлекла. Остальные пять подруг выразили смесь неожиданности и удивления.

Луне, похоже, понравилась их реакция. Её слова подтвердили это:

– Я надеялась, что эта новость заинтересует вас всех, поскольку мы с Селестией хотим, чтобы Твайлайт была нашим послом к этим существам, если они пожелают приземлиться.

– Я?! – пискнула Твайлайт. – Но почему я? Я не дворянка, и не дипломат… я же просто студентка!

– И любимая ученица Селестии. Она доверяет тебе, Твайлайт, и твоим подругам тоже, – продолжила Луна. – Вообще-то, моя сестра и порекомендовала тебя назначить. Если эти звёздные странники решат посетить Эквестрию, мы направим их к Понивиллю, где ты сможешь вести с ними дела как избранная представительница Селестии.

Лавандовая единорожка выглядела ошеломлённой. Эплджек, чтобы её подбодрить, произнесла:

– Не переживай, сахарок. Если чего надо будет помочь, у тебя есть все мы, – остальные кивнули в знак согласия.

– Пфф. Да только попробуй меня удержать, – добавила Рэйнбоу. “Пришельцы! Ведь это же… это круче всего на свете! Я встречусь с пришельцами!” – радостное возбуждение начало вытеснять остатки страха и гнева. Впрочем, чувство вины пока что оставалось при ней.

– О-о-о, интересно, какие вечеринки им нравятся? – задумалась Пинки. – Лучше я буду держать наготове всё, просто на всякий случай!

Глаза Рэрити сияли от восхищения:

– Подумать только, ведь они могут навести меня на что-то совершенно новое. У меня были такие чудесные идеи насчёт модных аксессуаров после той нашей встречи с бизонами…

Только Флаттершай выглядела обеспокоенной:

– Эм. А вы… не расскажете, на что они похожи, ваше высочество? Они страшные?

– Я… вообще-то, не знаю толком, как они выглядят, – смутилась Луна. – Они принадлежат к тому же виду, что и друг, который когда-то давно был у нас с Селестией, но мы общались только посредством мыслей, и я не вполне уверена, каков был его внешний вид, – тут она повернулась к Твайлайт. – И это, моя юная пони, напомнило мне, что у меня к тебе есть ещё и личная просьба. Постарайся по возможности разузнать, не помнят ли наши гости чего-нибудь о моём старом друге. Я буду очень, очень тебе признательна, если ты сможешь выяснить, что с ним случилось, – взгляд принцессы сделался грустным. – Ни я, ни Селестия ничего не слышали о нём больше десяти тысяч лет. Мы волнуемся за него. Пожалуйста, если будет возможность, расспроси их об их соплеменнике, который должен значить для них то же самое, что мы с Селестией для тебя.

Твайлайт сжала челюсти, и в её глазах зажёгся решительный огонёк:

– Я позабочусь об этом, ваше высочество, – тут она чуть расслабилась. – И вы оказываете мне большую честь своим доверием.

– Я знаю, что ты достойна его, – Луна развернулась, оглянувшись через плечо. – А теперь, боюсь, я вынуждена отбыть. Мы с Селестией должны приступить к починке Завесы. Когда мы начнём, у нас не останется времени почти ни на что, кроме подъёмов солнца и луны, но мы непременно будем выделять минуту-другую на чтение отчётов, которые вы будете нам посылать, – она снова повернулась, встав лицом к шестерым подругам. – Берегите себя, малышки. Эти существа не будут похожи ни на что, с чем вам доводилось встречаться. Они могут оказаться опасными, но я верю, что вшестером вы способны справиться с чем угодно, что может выставить против вас Вселенная, – принцесса улыбнулась напоследок, её рог засиял, и она исчезла во вспышке заклинания телепортации, оставив друзей обсуждать, как можно иметь дело с чем-то, чего раньше никто не видел.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Сияние скверны iconСияние скверны
Пролог 2, Глава 1 2, Глава 2 7, Глава 3 22, Глава 4 38, Глава 5 45, Глава 6 67, Глава 7 81, Глава 8 103, Глава 9 119, Глава 10 –...
Сияние скверны iconРасписание на сентябрь (в будни 18: 00, в выходные в 11: 00, батут в субботу в 15: 00) Островитянова д. 9 кор. 5, Гиляровского д. 39, Сокол
Печем алфавитные оладьи, блинчики с припеком и готовим коктейль «Солнечное сияние»
Сияние скверны iconСтивен кинг сияние
Уильям Дж. Томпсон, человек мудрый и здравомыслящий. Его вклад в эту книгу велик, и я благодарю его за это
Сияние скверны iconКнига Внутреннего Сияния
Сияние, исходящее из Источника, облекается четырьмя покровами, скрывающими Его внутренний Свет. Но для мудрого, зрящего Вещим Оком,...
Сияние скверны iconСатгуру Свами Вишну Дэв Сияние драгоценных тайн Лайя-йоги
В практике йога-тантры сиддхов линии Матсиендранатха и, в частности, в Лайя-йоге, большое внимание уделяется энергии — вселенскому...
Сияние скверны iconБбк 63. 3(2) с 347 Г. А. Сидоров. Сияние Вышних Богов и крамешники М.: Родович, 2013 520 стр., ил
Охватывает, то вместо боли, он, наоборот, чувствует, эйфорию радости и хорошего настроения. В этом суть наркотического воздействия....
Сияние скверны iconФилип Владимировна Пулман Северное сияние
И где ученые проводят эксперименты, о которых даже говорить страшно. Лире предназначено судьбой не только одолеть великое зло, но...
Сияние скверны iconСтивен Кинг Сияние Стивен Кинг
Редактором этой моей книги, как и двух предыдущих, был мистер Уильям Дж. Томпсон, человек мудрый и здравомыслящий. Его вклад в эту...
Сияние скверны iconФилип Пулман Чудесный нож
«Чудесный нож» — вторая книга трилогии «Темные начала» Ф. Пулмана. Эта книга, как и «Северное Сияние», — удивительная сказка для...
Сияние скверны iconПервые нижние 3 чакры отвечают за физическое развитие человека
Этот энергетический центр до сей поры носит древне-славянское – чакра, Чак-Ра, где чак (есть даже такая руна) означает круговращение...
Сияние скверны iconФилип Пулман Янтарный телескоп
Лой опасностью. Но на помощь приходят старые друзья: бронированный медведь Йорек Бирнисон, ученый Мэри Малоун, ведьмы и ангелы, знакомые...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы