Сияние скверны icon

Сияние скверны


НазваниеСияние скверны
страница5/10
Karazor
Размер0.85 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Глава седьмая



Уже открывая дверь в библиотеку, где жила Твайлайт, Рэрити спросила:

– Итак, какие у тебя есть документы внушительного вида? – обе пони вошли внутрь, Твайлайт лихорадочно пыталась вспомнить, есть ли среди её книжных запасов нечто подобное.

Над перилами второго этажа показалась удивлённая физиономия Спайка:

– Твайлайт? Рэрити? Что вы здесь делаете? Я же всего пару минут назад слышал этот жуткий рёв снаружи! Неужели Рэйнбоу Дэш уже успела их спугнуть, а я с ними так и не встретился?

– Спайк, как не стыдно, – одёрнула его Твайлайт. – Между прочим, Рэйнбоу прекрасно себя ведёт, – лавандовая единорожка начала рыться в разделе библиотеки, где хранились официальные документы. Но там были в основном результаты каких-то переписей и налогового учёта, выглядящие на редкость уныло.

– Ну… а почему тогда вы тут, а не там? – спросил Спайк.

– Нам нужны документы, – ответила Рэрити, быстро просматривая стопку бумаг, в которых Твайлайт узнала погодные отчёты, оставшиеся со вчерашнего дня, когда она помогала Рэйнбоу Дэш. – Бумаги, свитки, книги, что-то такое. Что-то внушительное, но не кричащее.

– Как насчёт писем от принцессы Селестии? – Спайк скрылся в спальне Твайлайт, появившись через секунду с пергаментным свитком в короткопалых лапках. – Они с печатями и всё такое.

– Давай посмотрим, – ответила Рэрити, левитируя свиток и разворачивая его в воздухе. – О, да это же просто прекрасно! Королевская печать Селестии, и такой изумительный, изящный почерк. Ох, неужели она действительно иллюстрирует первую букву на каждой странице? Я думала, никто уже не использует буквицы в обычной переписке, что за восхитительная классическая манера! А ещё есть?

– Да целая куча! Погоди! – Спайк снова метнулся в спальню и вернулся с целой охапкой свитков.

– Превосходно! Спасибо, Спайк! – Рэрити лучезарно улыбнулась дракончику, левитируя к себе всю охапку.

– Для тебя – всё, что угодно, Рэрити, – сказал Спайк, но белая единорожка уже думала о другом:

– Так, где-то здесь у меня были ленты, – дизайнер расстегнула у себя в накидке небольшой кармашек, который Твайлайт раньше не замечала, и левитировала оттуда несколько лент. – А у тебя тут есть свечи, значит, будет и воск. Сейчас добавим ещё печатей и ленточек, чтобы всё выглядело повнушительней, одну минутку…

– Рэрити, тебе понадобится моя помощь? Я бы хотела быстренько поискать одно заклинание, но если я тебе нужна… – Твайлайт выжидающе замолчала.

– Мм? – отозвалась Рэрити, подняв глаза от пачки писем. – О, нет, дорогая, я прекрасно справлюсь сама. Действуй, но имей в виду: я скоро закончу!

Кивнув, Твайлайт быстро протрусила в раздел книг о магии, оставив Рэрити, охваченную творческим порывом. Волшебница точно знала, что искать, и даже примерно помнила, где стоит нужная книга. И действительно, она почти сразу нашла сборник лингвистических заклинаний, сняла его с полки и начала быстро пролистывать. Твайлайт решила, что ей очень пригодится способность понимать людей, не завися от этих их жутких черепов. Обнаружив почти в самом конце книги универсальное переводящее заклинание, она принялась вчитываться в него, сосредоточенно нахмурив брови.

Заклинание было удивительно сложным, но не требовало большой магической силы. Его мог сплести почти любой единорог… если он искусно владел магией или был наделён подходящим талантом.

К счастью, уровня умения Твайлайт было достаточно, хотя это заклинание находилось почти на пределе её текущих возможностей. Несколько раз перечитав текст и убедившись, что полностью его понимает, она отложила книгу в сторону и закрыла глаза. Обратив мысленный взор внутрь себя, единорожка начала плести чары. Твайлайт не умела колдовать быстро, особенно когда требовалась такая тонкая работа, но в отсутствие спешки для неё не было почти ничего невозможного.

Постепенно в её разуме сформировалась фрактальная структура заклинания, мерцающие силовые линии пронизывали друг друга в запутанном танце мысли и энергии. Твайлайт никогда раньше не занималась сколь-нибудь продвинутой лингвистической магией, и поэтому увлечённо следила за процессом. Невероятно сложная сеть образов и понятий, созданная заклинанием, просто очаровала её, и единорожке пришлось напомнить себе, что нужно закончить начатое. Она позволила магии впитаться в свой мозг, безупречно слившись с речевыми центрами. Теперь Твайлайт могла понимать речь почти любого существа, владеющего хоть каким-нибудь языком. Это было небезопасно; использование этого заклинания для общения с кем-то, чьи принципы коммуникации радикально отличались от её собственных, могло травмировать психику, но, судя по её короткой беседе с людьми и отчётам из Мэйнхэттена, она сильно сомневалась, что они настолько уж чуждые. Люди не походили на бесформенных монстров, общающихся запахами – напротив, их жесты и мимика были очень близки к нормам пони, так что на этот счёт можно было не беспокоиться.

К сожалению, она никак не могла поделиться этой магией с другими пони. Тонкое, хитроумное плетение переводящего заклинания требовало подробнейшего знания нейронной структуры, с которой оно должно было слиться; получить такое знание мог только тот, кто в этой самой структуре жил. Твайлайт была совершенно уверена, что Рэйнбоу Дэш наверняка с радостью ухватилась бы за такую возможность, и подозревала, что остальных четверых она тоже могла бы в той или иной степени заинтересовать.

Ну ладно. По крайней мере, сама Твайлайт теперь могла понимать людей без помощи переводчиков. Вернув книгу на место, волшебница направилась назад, к Рэрити.

Белая единорожка стояла там, где Твайлайт её и оставила, добавляя последние штрихи к своему творению. Пачка писем теперь выглядела как нельзя более внушительно, увешанная множеством печатей и лент всех видов и размеров. Если бы Твайлайт не знала, что это просто старые письма, она бы, наверное, и сама обманулась. Впрочем, им ещё только предстояло выяснить, удовлетворит ли это людей. Рассыпавшись в благодарностях дизайнеру, Твайлайт заодно рассказала Рэрити про переводящее заклинание, спросив, не хочет ли она попробовать его тоже. Эта магия требовала точного контроля и аккуратности, что было как раз по её части.

– Хм, – задумалась Рэрити, сворачивая законченные “верительные грамоты” и укладывая их в футляр для свитков, который она тоже успела украсить. – Я бы хотела попробовать, дорогая, но, думаю, у нас нет на это времени. Нам лучше вернуться назад как можно скорее. Может, я взгляну на него ближе к вечеру?

– Ну хорошо, – сказала Твайлайт, поворачиваясь к выходу. – Тогда пойдём обратно. Спайк! Присмотри за библиотекой, пожалуйста!

– Эм, а можно мне пойти с ва… – дракончика прервал звук захлопнувшейся двери. – …Блин.

Обе единорожки поспешной трусцой направились в сторону окраины, стараясь двигаться быстро, но при этом не сбиться с дыхания. Рэрити не хотела, чтобы они выглядели так, словно торопятся; она утверждала, что люди отнесутся к ним более уважительно, если они будут вести себя спокойно и невозмутимо. Задержавшись позади здания возле самого места высадки, пони привели в порядок одежду и чинно вышли из-за угла, глядя по сторонам.

Пинки Пай прыгала вокруг людей-дипломатов, бомбардируя их вопросами о том, какая еда им нравится, в какие игры они играют на вечеринках, есть ли у них любимая музыка, и прочее в том же духе. Высокий лысый человек, стоявший позади, следил за розовой пони с таким выражением на лице, словно считал её то ли совсем сумасшедшей, то ли просто одержимой. Остальные люди её по большей части игнорировали, лишь провожая глазами, когда она попадала в их поле зрения, и только сгорбленный человек в коричневой рясе, кажется, старался что-то отвечать на бесконечный поток вопросов, негромким, но отчётливым голосом.

В то же время Рэйнбоу Дэш висела перед одним из людей-стражников. Твайлайт порадовалась, что пегасочка не пыталась дразнить бедное существо, чтобы заставить его реагировать, как она однажды проделывала со стражниками Селестии. На этот раз она довольствовалась тем, что старалась что-нибудь разглядеть сквозь зеркальный смотровой щиток маски (по всей видимости, безуспешно). Лавандовая единорожка подивилась отменной выдержке человека: глаза Рэйнбоу были меньше чем в двух сантиметрах от маски бедняги, она смотрела, скашивая глаза, так и сяк наклоняла голову, пыталась затенять зеркальную поверхность копытом, но человек, кажется, не шевелился ни на миллиметр. А ведь с той стороны щитка это, наверное, было то ещё зрелище.

Твайлайт и Рэрити неспешным шагом пробирались через толпу. Приблизившись, они услышали чей-то голос, обращающийся к людям и сопровождаемый металлическим эхом перевода на человеческий язык:

– …И пожалуйста, простите моих друзей; они хоть и занимают важные посты, но не слишком осведомлены в вопросах этикета, поэтому могут порой вести себя грубовато, – в голосе слышался отчётливый мэйнхэттенский выговор, речь текла гладко и культурно. Твайлайт терялась в догадках, кем могла быть эта кобылка; никто, кроме неё и её подруг, пока не должен был заговаривать с пришельцами, но этот голос был ей совершенно незнаком.

– Конечно, ничего страшного, – послышался в ответ высокий баритон Тангро. – В наших странствиях по галактике мы привыкли встречаться и с менее вежливыми манерами. Но хочу заметить, что ваши собственные манеры более чем компенсируют некоторую неучтивость ваших друзей, госпожа Эплджек.

Эплджек?!

Обе единорожки выбрались из толпы как раз в тот момент, когда оранжевая земная пони начала отвечать в стиле урождённой мэйнхэттенки, совершенно не похожем на её обычный деревенский говорок:

– Спасибо за добрые слова, сэр. Должна признаться, что я и сама уже немного подзабыла этикет, но искренне благодарна вам за ваши доброту и терпение. Рэйнбоу, дорогая, если ты до сих пор не смогла ничего рассмотреть сквозь это стекло, то, скорее всего, и не сможешь.

– Да ладно, Эй-Джей, я уже почти нашла нужный угол! Кстати, а чего это ты вдруг заговорила как Рэрити? – Рэйнбоу оглянулась через плечо на земную пони и заметила вернувшихся единорожек. – О, а вот и Твайлайт. Нашла, что нужно?

– Да! Всё в порядке! – бодро ответила Твайлайт.

Эплджек обернулась, тоже увидела подруг и дождалась, пока они подойдут и встанут рядом.

– Да где вас столько носило? – тихонько пробурчала она. – А с тебя, Рэрити, теперь причитается. Чтоб мне ещё раз пришлось так вот выделываться, городскую всю из себя изображать… – и яблочная пони погрузилась в сердитое молчание.

Несколько секунд Рэрити глазела на Эплджек, разинув рот от изумления. Наконец она немного пришла в себя, встряхнулась и привычно изловила Пинки Пай, оттащив её в сторону. Тем временем Твайлайт извлекла из седельной сумочки свежеподделанные документы и сказала, удерживая их перед собой в светло-фиолетовом ореоле:

– Господин Тангро, вы ведь хотели взглянуть на мои верительные грамоты? Прошу вас.

Светлогривый оратор шагнул вперёд и царственным жестом протянул руку. Твайлайт, поборов внезапное желание отшатнуться от него, аккуратно вложила свёрнутые письма в подставленную ладонь. “Почему он мне так неприятен? Он самый маленький из всей группы, и он пока не сделал ни единого агрессивного жеста. Так что же я тогда нервничаю?” – это стоило обдумать. Возможно, когда остальные люди заговорят, они тоже вызовут у неё те же чувства. Не хотелось бы.

Стараясь не показывать волнения, она вежливо подняла бровь, когда светлогривый развернул свёрток. “О-о-ох, только бы сработало!” Человек перевернул первую страницу, и сделал это так скоро, что Твайлайт поняла: он её не прочёл. “Уфф!” Тангро пролистнул ещё несколько страниц, демонстративно водя глазами по строчкам, но было совершенно очевидно, что он просто делает вид. Единорожка подавила облегчённую улыбку, когда человек удовлетворённо кивнул и вернул ей бумаги.

Пока Твайлайт убирала свёрток, светлогривый обратился к лидеру:

– На мой взгляд, смотрится убедительно, мой лорд, хотя я, естественно, не понял там ни фрагова слова. Думаю, можно быть уверенными: это именно та, про которую нам сказали, что она будет говорить от имени богини солнца или правительницы планеты. И либо она и есть правительница, а богиня – просто миф, либо она и впрямь представляет ту богоподобную сущность, которую тогда почувствовал Сетарон. Может, стоит показать им Патент? Пусть посмотрят и обомлеют? – сенешаль говорил всё это прежним ровным, уважительным тоном, и у Твайлайт чуть челюсть не отвисла от такой неожиданной грубости.

Темногривый Андерокус мрачно кивнул:

– Действуйте, сенешаль. Только не усердствуйте сверх меры: нам нужно их поразить, а не запугать.

Твайлайт не верила своим ушам, изо всех сил пытаясь не показывать, как она шокирована откровенными высказываниями людей. И только тут до неё дошло, что во время их диалога череп-переводчик не произнёс ни слова; она понимала человеческую речь лишь благодаря переводящему заклинанию, и люди явно не подозревали, что она знает, о чём они говорят.

Теперь её терзали сомнения: признаться им, что она их понимает, и этим поставить их в неловкое положение? Не признаваться и рисковать тем, что со временем они сами догадаются? После нескольких секунд мысленных метаний туда-сюда, которые она отчаянно старалась скрыть от людей, Твайлайт решила промолчать. В конце концов, ей ещё надо было попытаться что-то разузнать об этом друге принцесс, и на тот случай, если люди не проявят желания о нём рассказывать, способность понимать их речь без их ведома могла оказаться полезной.

Пока Твайлайт боролась с нерешительностью, Тангро обернулся к летательному аппарату и сделал подзывающий жест. В ответ оттуда с жужжанием вылетели два летучих черепа, несущие между собой большой, роскошно отделанный ларец. Опустив его между Тангро и Андерокусом, они отлетели, складывая на лету суставчатые металлические лапки, приделанные туда, где эти черепа при жизни крепились к шеям. Тангро с величайшей торжественностью открыл защёлки ларца, медленно поднял крышку и вытащил оттуда пачку скреплённых между собой гибких металлических листов. Удерживая их обеими руками, невысокий человек церемонно развернулся к единорожке.

– Посланница Эквестрии Твайлайт Спаркл, перед вами Торговый патент Андерокусов, – провозгласил Тангро. – Именем Бога-Императора дарованный династии Андерокусов семь тысячелетий назад Высшим Лордом Тесеем из Совета Святой Терры, сей нетленный документ даёт его владельцу силу и власть, ставящие его наравне с правительствами планет. Из него со всей очевидностью следует, что мы представляем силу и мощь Империума Человечества даже здесь, за пределами его необъятных границ. Где мы шагаем, там сам Император оставляет свой след!

Твайлайт одновременно поразила древность этой книги (семь тысяч лет?..) и позабавила невероятная помпезность, с которой Тангро произнёс свою краткую речь (“сила и мощь Империума Человечества”? Ха! Самомнения им явно не занимать). Ещё она почувствовала, что переводящее заклинание вносит в беседу заметную путаницу: ей приходилось дважды выслушивать то, что говорил человек, и Твайлайт заподозрила, что получающееся в результате странное эхо в ближайшее время может устроить ей головную боль. Кроме того, она взяла на заметку идею о Боге-Императоре; это понятие отдалённо смахивало на некое описание Селестии, и вполне могло иметь отношение к тому существу, о котором Луна просила что-нибудь разузнать.

И в то же время, возраст этого документа завораживал. Единорожка шагнула вперёд, несмотря на чувство мурашек по шёрстке, которое у неё вызывал человек, и тот опустился на одно колено, чтобы она смогла получше разглядеть металлические листы. Как и сам Тангро минуту назад, Твайлайт совершенно не понимала, что там было написано (переводящее заклинание не действовало на текст), но сама книга была великолепна. Страницы из блестящего металла, выложенные тончайшими кусочками драгоценных камней, были заполнены удивительно замысловатыми рисунками и письменами, такими мелкими, что их, должно быть, гравировали иголкой. Металлическая основа страниц была столь тонкой, что они гнулись, словно бумажные. Несомненно, это был не только исторический документ, но и произведение искусства, от красоты которого захватывало дух. Твайлайт заподозрила, что Рэрити точно так же была очарована этой прекрасной работой, но не решилась оглянуться на подругу, чтобы не проявить неуважения.

Наконец, волшебница заставила себя спокойно кивнуть, признавая очевидную ценность этого замечательного документа. Тонко улыбнувшись, Тангро выпрямился и осторожно уложил Патент обратно в его хранилище. Всё те же два летучих черепа спикировали вниз, расправляя механические лапки, и унесли ларец назад, на борт транспорта.

Разумеется, суровая торжественность момента не продержалась против Пинки Пай и секунды:

– Эй! Твайлайт! – шёпот розовой пони был, должно быть, слышен на другом конце поля. – Мне очень-очень надо кое-что подправить перед праздником. Выиграй мне хотя бы пять минут, с меня печеньки! – Пинки метнулась прочь, задержалась в толпе, собрав там несколько помощников, и вместе с ними галопом умчалась в город.

Люди выглядели несколько ошарашенными, и Твайлайт нервно им улыбнулась:

– Итак… – произнесла она, просто чтобы заполнить неловкую тишину, – теперь, когда мы удостоверились, что имеем право здесь находиться, может быть, представим остальных? – единорожка указала на своих подруг. – Как я уже говорила, моё имя Твайлайт Спаркл, и я представительница принцессы Селестии и принцессы Луны. Это Эплджек, с которой вы, думаю, уже официально знакомы, – пони-фермер неопределённо кивнула и поправила шляпу, – это Рэрити, – белая единорожка поклонилась, – вон там Флаттершай, – Твайлайт не слышала от неё ни слова с момента посадки транспортов, но хотела упомянуть всех друзей. Под взглядами людей жёлтая пегасочка пискнула, и Твайлайт торопливо продолжила: – А… гм, вон там, перед вашим стражем, висит Рэйнбоу Дэш, – спортсменка так и не оставила человека в покое, всё ещё упорно пытаясь заглянуть за смотровой щиток. Услышав своё имя, она обернулась, радостно помахала передней ногой и тут же вернулась к своему занятию. Твайлайт пришлось сделать над собой усилие, чтобы не накрыть лицо копытом. – …А ту, что сейчас убежала, зовут Пинки Пай. Она отвечает за организацию праздника в честь вашего прибытия, и, как я поняла, ей понадобилось что-то изменить в последний момент.

– Нет нужды беспокоиться, – ответил Тангро, понимающе улыбнувшись. – Уж я-то прекрасно знаю, как мажордом может ставить в центр внимания своё дело, игнорируя всё вокруг. Мы польщены, что вы за такое малое время успели спланировать в честь нас праздник!

Он шагнул вбок, видимо, собираясь представить своих спутников, но, к его очевидному раздражению, его перебили. Высокий человек в украшенных доспехах, стоявший за левым плечом Андерокуса, с самого возвращения единорожек посматривал в сторону Рэйнбоу Дэш и стражника, и теперь наконец заговорил:

– Госпожа Рэйнбоу Дэш, – позвал он пегасочку глубоким контральто, чуть резковатым, возможно, от возраста, – эти смотровые щитки – односторонние. Вы ничего не сможете увидеть сквозь них, под каким углом ни посмотрите, – в тоне этого замечания скрывался лёгкий намёк на веселье.

– У-у, – Рэйнбоу Дэш, явно разочарованная, отлетела назад от стража, по-прежнему сохранявшего каменную неподвижность. – Я хотела посмотреть, похожи ли эти, в шлемах, на остальных.

– Вы могли просто спросить, – Твайлайт пришла к выводу, что голос командира стражи звучит по-женски, и мысленно решила думать о ней как о кобылке. – Сержант, пожалуйста, снимите шлем и респиратор, – этот приказ был обращён напрямую к стражу, которого донимала Рэйнбоу, и летучие черепа опять не стали его переводить. “Хм. Значит, они переводят, только когда говорят с нами?” – задумалась Твайлайт.

– Есть, мэм, – судя по голосу, эта стражница тоже оказалась женского пола. Она повесила на плечо ту штуку, которую держала в руках, и потянулась к застёжкам шлема и маски. Показавшееся из-под маски лицо немного отличалось от тех, что Твайлайт уже видела, хотя она не могла взять в толк, в чём именно заключалось отличие. Кожа стражницы была довольно бледной, а очень коротко остриженная грива, как и глаза, оказалась совершенно обычного коричневого оттенка.

– О, спасибо! – улыбнулась Рэйнбоу главе стражи. Наклонив голову, пегасочка внимательно изучила открывшееся лицо, а потом отлетела в сторону, повиснув перед следующим стражником. Несколько мгновений она молчала, глядя в никуда, а потом сказала, обращаясь к нему:

– Как там это… мм… серр-жант, па-жа-лу-ста, сни-ми-те-шлем и-ри-спи-ра-тар, – как ни удивительно, Рэйнбоу произнесла это на языке людей, довольно похоже сымитировав произношение командира.

Твайлайт увидела, как расширились глаза Тангро, когда он услышал, как пегасочка повторяет слова человеческого языка. Но стражник остался стоять неподвижно, а из-под шлема командира донёсся смешок:

– Неплохо, но не сработает. Он не сержант.

Рэйнбоу вновь наклонила голову, задумчиво посмотрев на лидера стражи:

– Эм, а не могли бы вы это ещё раз сказать?

– Он не сержант, – повторила пришелица, а вслед за ней – череп-переводчик. Рэйнбоу прикрыла глаза, и Твайлайт увидела, как она беззвучно шевелит губами. Мгновение спустя глаза пегасочки вновь открылись, и она метнулась обратно к стражнику, с которым только что безуспешно пыталась заговорить. Зависнув перед ним, Рэйнбоу сказала:

– Па-жа-лу-ста сни-ми-те-шлем и-ри-спи-ра-тар! Ха!

Твайлайт была искренне потрясена. Похоже, Рэйнбоу умудрялась одновременно слушать и чужой язык, и его перевод, и таким образом смогла выделить слово-обращение, которое ей нужно было убрать. Произношение у неё, конечно, хромало, но смысл был вполне понятен. Пожалуй, идея насчёт включения разноцветной пегасочки в делегацию действительно оказалась удачной!

Страж, к которому она обращалась, пошевелился, неуверенно обернувшись к командиру. Получив от неё утвердительный кивок, он повторил действия сержанта, повесив на плечо угловатую штуку и сняв шлем. У этого лицо оказалось более тёмным, скорее не розоватым, а светло-коричневым, а грива, подстриженная так же коротко, как у сержанта, была почти чёрной. Чертами лица он неуловимо напоминал Андерокуса, Тангро и высокого лысого человека, и Твайлайт задумалась, не являются ли те отличия, которые она заметила в лице сержанта, характерными для человеческих кобылок. Андерокус и Тангро, очевидно, были мужского пола, как и этот стражник… она пока видела слишком мало людей, чтобы быть уверенной, но как гипотеза это выглядело вполне убедительно.

Рэйнбоу торжествующе улыбнулась, явно довольная собой.

Тангро прочистил горло, привлекая внимание Твайлайт:

– Да. Итак, может быть, я всё-таки представлю вам нашу сторону? – он пристально взглянул на Рэйнбоу, та описала в воздухе короткую полупетлю и приземлилась между Твайлайт и Эплджек. Пегасочка по-прежнему улыбалась до ушей, и светлогривый человек хмыкнул:

– Ну что ж. Как я уже говорил, я – Алерон Тангро, сенешаль и старший мажордом моего повелителя, вольного торговца Парсеона Андерокуса, – Тангро поклонился, указывая на высокого темногривого лидера, который до сих пор ни разу не заговорил ни с кем из пони. – Это командор Сэйрия, глава стражи торгового Дома лорда Андерокуса, – продолжил сенешаль, показав на закованную в доспехи пришелицу, только что говорившую с Рэйнбоу. Командор стукнула правым кулаком по нагрудной броне и отвесила лёгкий поклон. – Позади неё стоит исповедник Кессар Дэвмос, полноправный священник Экклезиархии и преданный слуга Бога-Императора Человечества, – высокий лысый человек с хмурым лицом чуть наклонил голову. Он смотрел куда-то поверх голов пони, очевидно, по какой-то причине не желая встречаться с ними взглядом. – А рядом с исповедником стоит Малахай Сетарон, старший астропат “Света Хартии”, – закутанный в мантию силуэт не пошевелился, но, видимо, Тангро имел в виду именно его. Твайлайт пригнула голову, пытаясь заглянуть под капюшон, но безуспешно. Тем временем сенешаль указал куда-то влево от неё: – И, наконец, нас сопровождает магос Терсиард из Адептус Механикус, высший жрец Марса и глава техножрецов “Света Хартии”.

Твайлайт посмотрела туда, куда указывал сенешаль, и подпрыгнула от неожиданности. Гигант в алой мантии стоял не дальше чем в трёх шагах слева от Эплджек, каким-то образом переместившись туда от своего летательного аппарата, пока Тангро представлял остальных членов делегации. Он был настолько близко, что мог бы легко дотянуться до оранжевой пони одной из своих странных металлических лап. Следуя то ли за жестом Тангро, то ли за взглядом Твайлайт, Эплджек машинально повернула голову влево, ойкнула от испуга и чуть не упала, инстинктивно отпрыгнув от громадного многолапого силуэта. Заодно она едва не сбила с ног Рэйнбоу Дэш, которая, вопреки обыкновению, глубоко сосредоточилась на речи Тангро и не смотрела по сторонам. “Как вообще кто-то настолько огромный может так бесшумно двигаться?” – удивилась Твайлайт.

Теперь, вблизи, она смогла рассмотреть лицо гиганта, скрытое под капюшоном. И почти пожалела об этом: зрелище было не из приятных. Верхняя часть лица выглядела то ли как маска, то ли как литой металлический череп, с тремя несимметрично расположенными зелёными линзами, которые единорожка раньше приняла за глаза. Нижняя часть лица была кошмарной мешаниной из каких-то металлических отростков, похожих на жвалы, трубок и ребристых шлангов, и непохоже было, чтобы там, под ними, оставалось место для настоящего лица. Общий вид был настолько чуждым и неестественным, что почти вызывал тошноту; и если бы Твайлайт всего три дня назад не пришлось видеть ту мерзость, в которую превратился Хаммер Н’Тонг, её бы, наверное, и впрямь затошнило. Испуг Эплджек при виде этого почти на расстоянии протянутого копыта легко можно было понять. Даже Рэйнбоу казалась слегка выбитой из колеи, когда тоже оглянулась, чтобы посмотреть, на что так бурно среагировала Эплджек.

– Извиняюсь, сударь, – сказала Эплджек гиганту, чувствуя себя неловко за свой испуг. – Вы меня малость напугали.

– Я не обиделся, – ответил Терсиард. Он говорил очень низким голосом, звучащим металлически гулко, словно через длинную железную трубу. Тон голоса был холодным, но самое интересное – магос не пользовался переводчиком. Лавандовая единорожка поёжилась, когда заметила, что нижняя половина его лица почти не шевелилась во время речи; слова на отличном современном эквестрийском просто исходили откуда-то изнутри лица, сопровождаемые лёгким колыханием каких-то металлических деталек.

– Ну что ж, мы все очень рады, что с вами встретились! – объявила Твайлайт. – Насколько мне известно, вы первые космические путешественники, прибывшие в Эквестрию, поэтому добро пожаловать! – она снова улыбнулась. Её воодушевление было вполне искренним, даже несмотря на то, что от Тангро у неё по-прежнему бегали мурашки, а громадный Терсиард её откровенно пугал.

– А это тоже маска, как на тех шлемах? – спросила Рэйнбоу у Терсиарда, опять прервав Твайлайт.

– Я не ношу маску, – ответил холодный голос, по-прежнему на эквестрийском. – Как и подобает старшим членам моего ордена, я заменил большую часть своего тела на чистый, совершенный металл Машины, – конечности, торчащие из-за плеч Терсиарда, согнулись, позволив Твайлайт полюбоваться на целый набор инструментов, которыми они оканчивались. Многие инструменты выглядели… неприятно острыми.

– Вы… заменили тело? На машины? – повторила Дэш широко раскрыв глаза и с восторженным ужасом в голосе, вполне отражавшем чувства самой Твайлайт, а судя по выражению лица Эплджек, и её тоже. Несколько секунд пегасочка подбирала слова, и наконец выдавила из себя: – …Но как?!

– Непосвящённым не положено задумываться о тайнах Машины, – ответил гигант металлическим голосом, в котором, несмотря на отсутствие интонаций, внезапно зазвучала угроза. Несколько железных лап, торчащих из спины Терсиарда, изогнулось, выставив вперёд тяжёлые крабьи клешни, по поверхности которых зазмеились небольшие молнии.

Дэш недоумённо моргнула, глядя на Терсиарда, захваченная врасплох его реакцией. Три зелёных линзы на металлическом лице уставились в ответ холодным немигающим взглядом, от которого у Твайлайт мороз по спине пробежал.

– Рэйнбоу, – прошептала Рэрити, – больше ни о чём его не спрашивай.

– Я тож так думаю, сахарок, – Эплджек осторожно шагнула вбок, встав между Рэйнбоу и Терсиардом.

Краем глаза Твайлайт заметила движение сбоку, и мгновением спустя командор стражи Сэйрия очутилась рядом с Эплджек, между пегасочкой и многолапым гигантом.

– Магос, сэр, хватит. Она не имела в виду ничего такого, – Сэйрия стояла в расслабленной позе, опустив одну руку на бедро, где находилась рукоятка длинного, тонкого предмета, висящего у неё на поясе. И хотя командор была одной из самых высоких среди тех, кто прилетел в серебряно-синем аппарате, голова и плечи Терсиарда возвышались над ней.

– Эта ксено задала вопрос. Я предоставил ответ, – сказал гигант тем же холодным тоном, легко переключившись на человеческий язык. – Я не намерен делиться тайнами моего ордена.

– Я и не пытаюсь их выведать, – ответила Сэйрия. – И они тоже. Это был просто спонтанный вопрос, она не хотела вас оскорбить.

– Возможно, – мимика Терсиарда не изменилась, но она, кажется, не менялась вообще. Механические лапы подались немного назад, и их место заняли несколько металлических щупалец. Твайлайт не знала, что ей делать; Эплджек и Рэйнбоу застыли в напряжённых позах, на лице спортсменки было написано испуганное замешательство, а крылья полурасправлены. Видимо, она никак не могла понять, придётся ей сейчас защищаться или нет, и только переводила взгляд с Терсиарда на Сэйрию и обратно. Очевидно, здесь разыгралось какое-то противостояние, но что его вызвало – оставалось загадкой. Не мог же гигантский пришелец так резко отреагировать на самый обычный, совершенно риторический вопрос?!

– Магос, пожалуйста, отойдите на несколько шагов назад. Вы заставляете их нервничать, – Сэйрия по-прежнему была расслаблена, но её поза заставила Твайлайт задуматься, что это за штуковина у неё на поясе, и почему командор держится так, чтобы Терсиард точно видел, что её рука лежит на рукоятке штуковины.

Терсиард не пошевелился. Твайлайт обвела взглядом остальных людей. Тангро невозмутимо наблюдал за безмолвной стычкой, и только в его глазах сверкали странные огоньки. Андерокус определённо что-то скрывал, а исповедник Дэвмос просто смотрел прямо перед собой, явно игнорируя происходящее. Десять стражей почти неуловимо изменили хватку на угловатых штуках, которые держали в руках, и хотя они по-прежнему не двигались, воздух вокруг них буквально дрожал от напряжения.

Волшебница сумела встретиться глазами с Андерокусом и бросила ему умоляющий взгляд, надеясь, что он сможет что-нибудь сделать, пока никто не пострадал. Она не знала, что может случиться, но огромный техножрец её пугал, и, несмотря на расслабленный вид Сэйрии, реакция её подчинённых говорила, что они в любую секунду готовы применить силу. В ответном взгляде Андерокуса Твайлайт увидела тревогу, а потом он отвёл глаза, покосившись на Тангро. Но сенешаль, похоже, ничего не заметил, и тогда темногривый лидер людей прочистил горло и произнёс, обращаясь к гиганту в алой мантии:

– Магос, командор сейчас говорила от моего имени. Пожалуйста, отойдите немного, чтобы не пугать местных.

Долгую секунду Терсиард продолжал стоять, а затем наконец сделал ровно два шага назад. Нависшее напряжение сейчас же рассеялось, и Сэйрия убрала руку с пояса. Командор опустилась на колено рядом с Рэйнбоу Дэш, которая всё ещё выглядела смущённой и чуточку обиженной, и тихо произнесла:

– Не волнуйся, это не твоя вина. Просто не разговаривай с ним какое-то время, и всё будет хорошо, – как и магос, Сэйрия говорила на эквестрийском без переводчика, но у неё, в отличие от гиганта, был сильный, хорошо заметный акцент, хоть и не мешавший её понимать.

Рэйнбоу моргнула:

– Вы говорите по-эквестрийски? Но зачем тогда вам эти жуткие черепа? – она всё ещё выглядела чуть напуганной, но её любопытство уже опять брало верх – ситуация, очень хорошо знакомая Твайлайт.

Выпрямившись, Сэйрия покачала головой в шлеме:

– Только я знаю этот язык. Проще уж с сервочерепами.

^ Стоп, а как же Терсиард? – удивилась Твайлайт, – он же отлично говорит по-нашему!” – но этот вопрос она тоже решила отложить на потом, чтобы не приставать к командору сразу после того, как та помогла её подруге. Тем временем, Сэйрия развернулась и быстро прошагала на прежнее место за плечом Андерокуса.

– Спасибо, сэр, а то я уж подумала, что сейчас будет совсем паршиво, – поблагодарила она, снова перейдя на человеческий.

– Всё в порядке, командор. Я и сам уже начал волноваться, – глава делегации несколько раздражённо покосился на сенешаля. – Тангро, вообще-то я ждал, что вы сами разрядите обстановку.

– Я не хотел показывать наши разногласия, мой лорд, – без запинки ответил Тангро. – Но вышло очень удачно: теперь они считают, что Сэйрия на их стороне, и будут гораздо лучше к ней относиться. Это можно использовать.

Шлем Сэйрии резко повернулся к Тангро:

– Я вмешалась не поэтому, – сказала она уничтожающим тоном. Рэйнбоу и Рэрити внимательно наблюдали за людьми, не зная, о чём говорят двуногие. Твайлайт жалела, что не может им переводить: сейчас она вдвойне не хотела показывать людям, что понимает их язык. Зато ей хотелось, чтобы люди наконец угомонились и прекратили спорить, дав ей возможность разузнать то, о чём просила принцесса. Сэйрия между тем продолжила:

– Мне показалось, что магос сейчас нападёт на эту радужную. И я не собиралась просто стоять и смотреть.

– Он бы так не сделал, – насмешливо фыркнул Тангро. – Я знаю магоса Терсиарда дольше, чем любой из нас. Да, он раздражителен. Да, он иногда ворчит. Но он умеет расставлять приоритеты, и точно не стал бы рисковать нашим планом по починке его драгоценного корабля.

^ Починка корабля? Он что, сломан, или я чего-то не понимаю?”

– Вы ведь осознаёте, что он вас слышит? – Твайлайт впервые услышала, как говорит Дэвмос. У высокого лысого человека оказался глубокий, звучный, прекрасно поставленный голос. Единорожка заподозрила, что исповедник – отличный оратор.

– Естественно, слышит, – ядовито ответил Тангро. – Скорее всего, он слышит все до единого звуки на этом поле. Но ему всё равно. В том-то и дело! Магоса Терсиарда обычно не волнует ни то, что говорим или делаем мы, ни то, что говорит или делает кто-то ещё. Так с какой стати он стал бы нападать на кого-то из-за лёгкого проявления неуважения?!

– А как насчёт случая, когда он убил моего солдата за неправильно починенный вокс? – спросила Сэйрия с ноткой угрозы в голосе.

– Недоразумение, – беспечно отмахнулся Тангро. – И вообще, тому человеку не следовало играться с машинами.

– Эм… прошу прощения, – вмешалась Твайлайт, надеясь, что сможет как-то их успокоить. – Мне жаль прерывать вашу дискуссию, но, может быть, мы отправимся в городской парк и начнём праздник? – упоминание о том, что техножрец убил кого-то из своего же народа за такую мелочь, как починка машины, серьёзно её обеспокоило. Единорожка решила не спускать с Терсиарда глаз.

– Конечно, – сейчас же ответил Тангро, и теперь один из черепов перевёл его слова. – Пожалуйста, указывайте дорогу.

– Прекрасно, прошу за мной, – когда Твайлайт развернулась, чтобы отвести людей в город, её внимание привлекла Флаттершай. Жёлтая пегасочка за всё время так и не сказала ни слова ни людям, ни своим друзьям. Шагнув к ней, Твайлайт тихонько спросила: – Флаттершай, ты точно хочешь пойти с нами на праздник?

– Эм, вообще-то, если честно, эти люди немножко страшные, – оветила она так тихо, что Твайлайт едва расслышала, несмотря на то, что стояла рядом. – Если ты не против, я лучше пойду домой и посмотрю, как там мои зверюшки. Может, встретимся позже?

– Понимаю, – ответила единорожка. – Может, они будут не такими страшными, когда немного к нам привыкнут, – она услышала эхо своих слов от одного из черепов, и немного смутилась, вспомнив, что люди подслушивают её, даже когда она говорит не с ними.

Рэрити успокаивающе потёрлась о Флаттершай мордочкой:

– Дорогая, я загляну к тебе как только смогу. И непременно расскажу всё про праздник!

Флаттершай кивнула, блеснув бирюзовыми глазами из-под длинной розовой чёлки. Затем она расправила крылья и улетела домой, на опушку Вечносвободного леса.

Люди выжидающе глядели на Твайлайт, так что она пока отбросила прочь другие заботы и направилась в сторону городского парка, где Пинки устраивала праздник. “Надеюсь, я выиграла ей достаточно времени, – подумала единорожка. – Впрочем, готова она или нет, а пора начинать.”

Люди следовали за ней, вежливо приноровившись к её походке. Похоже, благодаря длинным ногам они могли двигаться довольно быстро, даже шагом. Стражи повторили свой манёвр в обратном порядке, выстроившись двумя колоннами позади дипломатов, а громадный магос держался позади, на приличной дистанции, что несколько озаботило Твайлайт. Она надеялась, что техножрец будет вести себя прилично.

Рэйнбоу Дэш отстала от остальных пони, зависнув возле командора:

– Эм… привет, вы – Сэйрия, верно?

Её шлем повернулся к пегасочке:

– Если это вы ко мне обращаетесь – то да, – она всё ещё говорила на человеческом, и Твайлайт услышала, как череп повторяет её слова.

– Я просто хочу сказать спасибо. Ну, за то, что вы утихомирили этого здорового, – Рэйнбоу нервно оглянулась назад, на магоса. – А то я уж думала, что влипла. Хотя, конечно, если что – я бы его уделала.

– Не стоит благодарности, – махнула рукой командор. – На самом деле он вряд ли стал бы на кого-то из вас нападать, но вы-то об этом не знали, так что я решила вмешаться, – голова в шлеме качнулась, оценивая Дэш. – И на вашем месте я бы не была так уверена насчёт победы в схватке. Магос… очень хорош.

^ Стоп, тут что-то не то, – подумала Твайлайт, прислушиваясь к разговору у себя за спиной. – Она же всего несколько секунд назад говорила, что боялась, как бы он не напал на Рэйнбоу! – лавандовая единорожка не понимала, почему пришелица решила соврать её подруге. И хуже того, она соврала очень убедительно. От этого Твайлайт стало ещё больше не по себе: ведь она знала, что люди говорили друг другу. – А их черепа переводят все наши слова, даже когда мы разговариваем между собой… так вот, значит, как…”

– Ну, спасибо всё равно, – продолжила Рэйнбоу. – Вы меня реально выручили. Но всё же, что его так завело? Я же просто спросила!

– Механикусы любят секреты. Сильно любят, – Сэйрия пожала плечами и добавила серьёзным тоном: – Вам лучше быть очень осторожной, когда вы задаёте ему вопросы, и очень аккуратно их выбирать. А лучше всего вообще ни о чём его не спрашивайте, обращайтесь к кому-то из нас.

– Запросто! – просияла Рэйнбоу. – Значит, если я захочу что-то узнать, я должна спросить у вас?

– Конечно, вы можете обращаться с вопросами к любому из нас, – быстро вставил Тангро. Со стороны Дэвмоса послышалось угрюмое ворчание, и сенешаль добавил с натянутой улыбкой: – Ну, кроме исповедника Дэвмоса, он слегка не в настроении. Но все остальные с радостью вас просветят… если, конечно, в ответ вы согласитесь отвечать на наши вопросы тоже.

– О, эм… спасибо! – синяя пегасочка выглядела слегка расстроенной, и Твайлайт заподозрила, что Рэйнбоу, как и ей самой, не по себе рядом с Тангро. – Я с радостью! Но вообще-то, если хотите получить ответ, то лучше спрашивайте у Твайлайт.

После этого Рэйнбоу засыпала Сэйрию вопросами о летательных аппаратах, на которых прибыли люди, Тангро время от времени вставлял свои реплики, и Твайлайт перестала вслушиваться в разговор. Конечно, их беседа была интересной, но к текущим делам никакого отношения не имела, а они тем временем уже почти добрались до парка. Твайлайт огляделась вокруг, убеждаясь, что всё в порядке. Только вот… на западном небосклоне обнаружилось несколько облаков. А ведь она специально попросила Рэйнбоу обеспечить сегодня безоблачный день, и точно знала, что пегасочка передала её пожелание своей погодной бригаде! Твайлайт прочистила горло:

– Рэйнбоу Дэш?

– Чего? – спортсменка обернулась к Твайлайт, явно недовольная тем, что её оторвали от разговора. Твайлайт многозначительно мотнула головой, пытаясь привлечь внимание подруги к облакам так, чтобы не говорить о них прямо, но с Рэйнбоу намёки никогда не проходили.

– Что? У тебя к рогу что-то прилипло? – покосилась Дэш на голову волшебницы, но, разумеется, ничего там не нашла.

Твайлайт вздохнула:

– Нет, Рэйнбоу. Посмотри на небо.

Пегасочка повиновалась, недоумённо взглянув наверх. Наконец, до неё дошло, и её глаза сузились:

– Да чтоб тебя. Я же ясно сказала всей бригаде вычистить всё как следует. Назначила сектора и всё такое, чтобы никто часом не перетрудился! – раздражённо застонав, она на секунду прикрыла глаза копытом. – Видимо, кое-кто решил, что раз я здесь, внизу, а Нимбус в ночной смене, то можно и похалявить. Щас вернусь, – она сильнее захлопала крыльями и унеслась прочь, оставляя радужный след.

– Чья бы корова мычала, – фыркнув, пробормотала Эплджек. Рэрити хихикнула.

– Прошу прощения, – раздался голос Андерокуса, которому вторил перевод из черепа. – Куда она направилась в такой спешке?

Твайлайт оглянулась через плечо на главу делегации:

– О, ничего важного. Мы собирались устроить для вас хороший, безоблачный день, но, похоже, вышла небольшая накладка. Рэйнбоу сейчас обо всём позаботится. И она, на самом деле, особенно не торопилась, это её обычный темп.

Подняв тёмные брови, человек посмотрел в небо и заметил, что облака начали исчезать. Он несколько раз моргнул, всё ещё с поднятыми бровями, и на его лице появилось задумчивое выражение. Остальные люди в основном не обратили на это внимания, за исключением Терсиарда. Магос поднял голову, неотрывно следя своими зелёными линзами, как Рэйнбоу Дэш быстро убирает облака, и единорожка заметила, что голова техножреца слегка поворачивается, отслеживая все движения пегасочки. Твайлайт подавила дрожь. Такое пристальное внимание точно было не к добру.

Внезапно зазвучали фанфары, отвлекая Твайлайт от металлического гиганта. Воздух заполнился разноцветными воздушными шариками, а несколько пегасов начали разбрасывать сверху конфетти.

– Всем привет, и добро пожаловать в Понивилль! – раздался голос Пинки Пай. Фейерверки взмыли в небо, рассыпая искры и оставляя за собой дымные хвосты, а потом взорвались с таким треском, что люди-стражники нервно оглянулись по сторонам. Поперёк улицы развернулся огромный плакат с надписью “Добро пожаловать!”, сделанной гораздо ровнее и красивее, чем Твайлайт сумела в своё время добиться от помощников, когда однажды сама готовила праздник (нет-нет, она не завидовала ни капельки). Неподалёку расположилась хорошо знакомая волшебнице музыкальная группа, наигрывающая бодрую музыку. Пинки Пай стояла в самом центре парка, одетая в шляпу-цилиндр и с дирижёрской палочкой, зажатой в передней ноге.

О, нет! – в панике подумала Твайлайт. – Нет-нет-нет-нет, она ведь не собирается петь, правда? Мы же договорились: никакого пения, хоть весь замок в болоте утони, какого бы сена это ни значило! Что, мало было едва не начавшейся войны с бизонами?”

Её опасения оказались напрасными. Пинки, умудряясь удерживать палочку копытом, начала размахивать ею, указывая на разные места в парке:

– У нас есть для вас игры, угощения, музыка и танцы! Можете начать с “приколи пони хвост”, ведь у вас нет хвостов, значит, вы вряд ли играли в неё раньше, так что точно будет весело и интересно! Научиться играть очень просто, и я не сомневаюсь, что у вас сразу всё получится! Ещё есть вылавливание яблок, метание подков и колец, гонки и уйма всего прочего, а если вы захотите добавить ещё игру, просто скажите мне: я знаю одну розовую пони, которая всё тут же сделает! – Пинки, улыбнувшись, подмигнула и приподняла шляпу. – Если вы не настроены на игры, то вон там есть танцпол и самые лучшие музыканты во всей стране, потому что я попросила сестру привезти свой оркестр прямо из Кантерлота, а они умеют играть любую музыку! – когда Пинки упомянула сестру, серая земная пони с изящно-ухоженной тёмной гривой и выразительными лиловыми глазами оторвалась от контрабаса и коротко поклонилась. Несколько пони уже выбрались на танцпол и весело цокали копытцами в классическом линейном танце. – И-и-и, если вы проголодались, – продолжила Пинки, – а кто бы не проголодался по дороге из космоса, нет, я серьёзно! …то у нас есть целая куча чудесных угощений, фрукты, овощи, конфеты и выпечка, всё свежайшее и уж-жасно вкусное, я лично проверила! – розовая пони подбросила вверх кексик, поймала его ртом и слопала с нарочитым смаком. Или не с нарочитым? Твайлайт услышала за спиной пару удивлённых смешков. Пинки широко улыбнулась, сияя голубыми глазами: – А если вы вдруг заметите, что я чего-то не учла – просто дайте мне знать! Приятного веселья!

Андерокус поклонился, вежливо улыбаясь:

– Благодарю вас, госпожа Пинки Пай, – он обернулся к своей свите: – Дамы и господа, обычный регламент светского приёма. Общаемся, ведём себя вежливо и по возможности не расходимся слишком далеко.

Послышался нестройный хор утвердительных ответов, и группа людей быстро и, видимо, привычно разделилась. Исповедник Дэвмос расположился у входа в парк, воткнув в землю посох и встав по стойке “смирно”, по-прежнему с хмурым видом. Сам Андерокус двинулся к столам с закусками, Тангро присоединился к нему, и следом направились двое стражей. Сэйрия, заложив за спину руки, не торопясь пошла в сторону танцпола, приглядываясь к танцующим пони. Остальные стражи разбили строй, перевесили свои угловатые штуковины на плечи, освободив руки, разделились по двое и отправились бродить по парку. Терсиард остался на улице, всё ещё следя за тем, как Рэйнбоу Дэш очищает от облаков западный горизонт. Снова поёжившись, Твайлайт решила по возможности держать спортсменку подальше от громадного пришельца. Она подумала, что Дэш вряд ли будет сопротивляться: неожиданная враждебность Терсиарда явно её напугала. Пожалуй, было бы неплохо, чтобы кто-нибудь из пони постоянно присматривал за магосом, и Твайлайт задумалась, кому бы это поручить.

Тем временем летучие черепа тоже разлетелись в стороны; по одному повисло над плечом каждого из людей-дипломатов, по одному досталось каждой паре стражей, один с жужжанием слетел к плечу Твайлайт, заставив её вздрогнуть, и ещё два заняли места возле Рэрити и Эплджек, которые вскоре разделились: пони-фермер решительно повернула к игровой зоне, а Рэрити пошла следом за Андерокусом.

Твайлайт тоже двинулась было к лидеру делегации, решив, что ей следует уделять ему побольше внимания, но заметила человека в коричневой рясе, который стоял, озираясь вокруг, словно бы заблудился. Лавандовая единорожка направилась к нему, на ходу пытаясь вспомнить, как его зовут; это было непросто, поскольку он до сих пор почти не вступал в разговоры и старался держаться в тени. В тот момент, когда единорожка открыла рот, чтобы заговорить с ним, она наконец вспомнила:

– Господин… Сетарон, верно? С вами всё хорошо?

Капюшон повернулся к ней, открывая безволосое, изборождённое временем лицо с доброй улыбкой:

– Всё в порядке, спасибо. Просто мне очень давно не доводилось бывать на праздниках, и я чувствую себя немного не в своей тарелке. Не знаю, чем заняться.

Пока он говорил, капюшон ещё немного соскользнул назад, и Твайлайт наконец увидела глаза человека… точнее, то место, где они должны были быть. Единорожка покачнулась и ахнула:

– О небеса! Вы ранены? Вас проводить к доктору?..

– К доктору? – его брови нахмурились над пустыми глазницами. – Но со мной всё прекрасно. Или я выгляжу больным?

Твайлайт вздрогнула от болезненного воспоминания: человек случайно (как она надеялась) почти слово в слово повторил фразу, три дня назад сказанную демоном, убившим Хаммера Н’Тонга. Поборов приступ ужаса и несколько раз сглотнув, она наконец вернула себе дар речи:

– Я… я про ваши глаза.

– А, теперь я вижу, что вас смутило. Простите за каламбур, – Сетарон снова улыбнулся. – Нет, всё нормально. Я лишился глаз давным-давно. Прожил без них почти всю жизнь. И теперь, в общем, не очень по ним и скучаю, – тут Твайлайт осознала, что, несмотря на жутковатое безглазое лицо, Сетарон, в отличие от Тангро, не вызывает у неё никакого беспокойства. И Андерокус с Сэйрией – тоже. Она снова удивилась, почему коротышка-сенешаль так её нервирует.

– Но что с вами случилось? Не сочтите за обиду…

– Ну… – слепой опять нахмурился, – я вообще-то не уверен, стоит ли это рассказывать, – он задумчиво наклонил голову. – Не вижу, как это может повредить, но всё-таки…

Разумеется, это резко подогрело любопытство Твайлайт:

– Если это что-то личное, я клянусь, что никому не скажу.

– Нет, ничего личного, просто… – Сетарон замолчал, но потом пожал плечами: – А, ладно, почему бы и нет? Я астропат. Использую свой талант, чтобы передавать сообщения между разными мирами, кораблями, и всё такое.

– Какие сообщения? – спросила Твайлайт.

– Вообще-то любые. Мм… у вас есть что-нибудь вроде почтовой службы?

– Конечно! Мы отправляем посылки и письма из города в город, обычно этим занимаются пегасы. А, и мой помощник Спайк тоже умеет делать нечто подобное: он дракон, и с помощью своего пламени может передавать сообщения в обе стороны, на большие расстояния.

Местным почтовым отделением заведовала серая пегасочка по имени Дерпи, страдавшая сильным косоглазием. Твайлайт подумала, что рано или поздно люди с ней встретятся. Возможно, у неё с Сетароном найдётся много общего.

– Вот и я занимаюсь чем-то похожим, только передаю лишь содержание послания, а не письмо как физический объект, – помолчав, Сетарон потёр пальцами подбородок. – Точнее даже, не содержание, а мысли, которые его составляют. На самом деле всё это довольно сложно, и плохо поддаётся объяснению.

Мысли… астропат…

– А! Так значит, вы телепат? Это очень редкий талант, я знаю, что лишь немногие единороги обладают такой способностью! – Твайлайт помолчала, пытаясь вспомнить, что она знала о телепатии. На самом деле, она ни разу ещё не встречала телепатов, но читала о них. – И я никогда не слышала, чтобы кто-то из пони мог передавать мысли даже на долю того расстояния, о котором вы говорите. У вас такое в порядке вещей?

– Такое… для астропатов – да, обычное дело.

Получив явно уклончивый ответ, Твайлайт подняла бровь:

– Ясно. Так значит… астропаты отличаются от обычных телепатов? Чем?

– Гм, – Сетарон незряче покачал головой. Наконец, его плечи опустились: – Ладно, не вижу причин хранить это в тайне. Астропаты связывают свои души с Императором; этот ритуал многократно увеличивает нашу силу и чувствительность, и даёт нам защиту от хищников варпа, но при этом выжигает зрение. Небольшая цена за то, чтобы служить Императору, – последнюю фразу астропат произнёс благоговейным тоном, поглаживая тонкую цепочку, которую носил на шее.

– Императору? А вы можете рассказать мне о нём? – Твайлайт уже второй раз слышала об этом Императоре, и надеялась, что это именно тот, о котором её просили разузнать.

– Он – Бог-Император Человечества. Тот, кому служат все граждане Империума, тот, кто хранит нас от Гибельных Сил, – нараспев произнёс Сетарон.

– Эм… простите, но это мне мало о чём говорит, – Твайлайт виновато улыбнулась, но потом вспомнила, что собеседник её не видит. – Кто такой Император?

– Это короткий вопрос с очень длинным ответом, – после паузы проговорил Сетарон. – И, боюсь, я не вполне подхожу для того, чтобы это объяснить. Вам лучше бы спросить исповедника Дэвмоса. Из всех нас он наиболее сведущ в Имперской Вере.

Твайлайт обернулась к исповеднику, который всё ещё стоял возле входа в парк. Он держался прямо, как аршин проглотив, а лицо его было настолько мрачным и жёстким, что единорожка удивилась, как оно ещё не потрескалось.

– У меня такое чувство, что он… не очень расположен к разговору.

– Тогда, может быть, позже. К исповеднику иногда бывает трудно найти подход. Если хотите, я могу вас представить…

Сетарона прервало внезапное появление Рэйнбоу Дэш, которая стрелой примчалась откуда-то с неба. Спортсменка затормозила лишь в самый последний момент, легко приземлившись точно в центре парка на все четыре копыта. Это был весьма эффектный, привлекающий внимание и вне всякого сомнения рассчитанный на публику трюк. Но пегасочка не учла вихрь, который она подняла крыльями при резком торможении. Порыв ветра пронёсся по парку, взметая пыль, и унёс прочь несколько плакатов и множество ленточек, развешанных Пинки. Андерокус еле успел поймать свой роскошный плащ, а вот Тангро свой упустил, и сердито зыркнул на Рэйнбоу.

– Упс. Хе-хе, извиняюсь, – сконфуженно хихикнула пегасочка. – Эм… хотите, я за ним слетаю?

– Нет, благодарю вас, – ледяным тоном ответил Тангро. – Так я хотя бы остальную одежду сохраню, спасибо большое.

Они с Андерокусом вернулись к беседе с Рэрити. Сенешаль нарочито игнорировал Рэйнбоу, которая заметно увяла от такого отношения. Рэрити поймала взгляд Твайлайт и подмигнула, давая понять, что всё в порядке и ей не нужна помощь, чтобы сгладить эту неловкость.

Огорчённая Дэш присоединилась к Твайлайт и Сетарону.

– Привет, Твайлайт. Привет, эм… незнакомец в рясе. Прошу прощения; на Скайфолла со стороны Вечносвободного навалилась целая куча плотной облачности, и он с ней малость завяз. Я с этим разобралась, и перебросила в его сектор подмогу с других направлений, чисто для верности, – она оглянулась назад, на Тангро и Андерокуса. – Эм… как по-вашему, они не сильно разозлились?

– Я думаю, навряд ли, – обнадёжила подругу Твайлайт. – Этот Тангро кажется обидчивым, но, по-моему, он просто делает вид.

– Он меня нервирует, – поёжилась Дэш.

– Тебя тоже? – нахмурилась Твайлайт. – Странно. Он и меня беспокоит, но я думала, мне это просто кажется…

– Как это было выполнено? – раздался сзади металлический голос Терсиарда, заставив обеих пони подскочить от неожиданности.

– Ай! – взвизгнув, Дэш крутанулась на месте, распахивая крылья, и обнаружила, что огромный техножрец незаметно подошёл к ним со спины. – Откуда вы тут взялись?

Твайлайт чувствовала, как гулко бьётся в груди сердце. Уже второй раз гигант умудрился подкрасться к ним совершенно беззвучно.

– Оттуда, – одна из механических лап на спине Терсиарда вытянулась, указывая на улицу, где Твайлайт видела его последний раз. – Повторяю. Это устранение облаков. Как оно было выполнено?

Рэйнбоу отступила на несколько шагов, раскрытые крылья выдавали её напряжение:

– Э… ну, у меня это просто получается, понимаете? Это пегасьи штуки, их трудно объяснить.

– Неудовлетворительно, – холодно объявил Терсиард. – Запрашиваю больше информации. Что именно ты делаешь?

– Может, нам пора как-то вмешаться? – шепнула Твайлайт стоящему рядом астропату.

– Думаю… не стоит. Если он решит, что она и в самом деле не может это объяснить, то, скорее всего, отступится. Надеюсь. Но пытаться ему помешать – точно плохая мысль, – прошептал в ответ лишённый глаз человек.

– Это… я просто… гр-р-р, я не знаю, как это описать тому, кто сам не пегас! – Дэш раздражённо помотала головой. – Смотри, вот я лечу вверх и лягаю облако. Если я лягну его так, оно рассеется. А если я лягну его этак, то заставлю его пролиться дождём, или передвинуться, и всё такое!

– Неудовлетворительно, – повторил металлический гигант. Все разговоры вокруг смолкли, ближайшие пони смотрели на них большими глазами. – Каковы механизмы явления? Как именно достигается требуемый эффект? Влияют ли на него твои намерения?

Прикусив губу, Дэш оглянулась на Твайлайт в поисках поддержки. “Расскажи ему, что можешь,” – одними губами прошептала единорожка, надеясь, что Рэйнбоу её поймёт.

– Я… э… я… это пегасья магия, понимаешь? Я не могу объяснить, как я это делаю, точно так же как… ну… вот ты можешь мне объяснить, как ты руками двигаешь?

Несколько долгих, напряжённых секунд магос молча смотрел на пегасочку. Наконец, он наклонил голову и ответил:

– Вообще-то, я действительно могу описать устройство и механизм работы моих рук в мельчайших деталях так, чтобы понял любой непосвящённый. Однако ты убедительно продемонстрировала своё невежество, и я попытаюсь получить желаемую информацию в другой раз. Тебе следует позаботиться о своём образовании, – на этом гигант развернулся и, тяжело топая, двинулся к месту посадки.

– Блин, да что с ним вообще? – ни к кому не обращаясь, спросила Рэйнбоу Дэш, глядя вслед удаляющемуся человеку. – “Продемонстрировала невежество”. Пфе, – повторила она, передразнивая голос техножреца. – Придурок. Да я отлично знаю, о чём говорю, просто объяснить не могу!

– Как и большинство в его ордене, магос отличается ненасытной жаждой знаний, – сказал ей Сетарон.

– Для любителя знаний он как-то слишком злится, когда у него самого что-то спрашивают, – фыркнула Рэйнбоу.

Сетарон кивнул:

– Механикусы стараются узнать ответы, но с большой неохотой ими делятся. В конце концов, знание – сила, и им, видимо, нравится чувствовать себя сильными.

Пегасочка задумалась, пожевала губу, и наконец медленно кивнула:

– Ладно, думаю, я уловила суть. Он всё равно придурок, но я вроде как понимаю, почему он такой.

– Правда? – спросила Твайлайт.

– Типа того, – Рэйнбоу снова прикусила губу. – Если он думает, что кто больше знает, тот и круче, то ему невыгодно делиться: ведь когда все вокруг тоже будут много знать, он среди них окажется уже не крутым, логично? Кстати, а какая у него Метка?

– Понятия не имею, – ответила Твайлайт. Рассуждения Рэйнбоу показались ей крайне эгоистичными, но звучали вполне здраво. – По-моему, мы ещё ни у кого из них не видели Меток. Сетарон, а у вас какая?

– Какая что?.. – непонимающе переспросил человек.

– Ваша Метка. Вроде этой, – пояснила Рэйнбоу Дэш, повернувшись боком, чтобы продемонстрировать облачко с разноцветной молнией у себя на бедре. – Ну, знаете, штука, которая появляется, когда вы понимаете, на что годитесь. Но вы, ребята, все такие закутанные, что у вас их не видно.

– Я… не вполне понимаю, о чём вы, – сказал Сетарон, и Дэш наконец-то внимательно взглянула на него.

– Ох, э, извините, – пегасочка вздрогнула. – Я, э, думала, ну, что у вас глаза есть. Ого. Эм… Твайлайт, объяснишь?

Сжалившись над своей разноцветной подругой, единорожка подала голос:

– Сетарон, вы знаете, что у нас у всех на бёдрах есть значки?

– Да, я слышал, как об этом упоминали. Было множество предположений о том, что они могут значить; кажется, сошлись на том, что они обозначают ранг или касту.

Обе пони нахмурились и переглянулись.

– Так вы ничего о них не знаете? – спросила Твайлайт.

– А должен? Я не слышал, чтобы кто-то из вашего народа говорил с нами об этих символах; разве что с Терсиардом и Тангро после того, как мы улетели, – голос Сетарона звучал смущённо.

– Хм. Интересно, – заметила Рэйнбоу Дэш. – По-моему, это стоит запомнить.

– Рэйнбоу, но это же очень важно. Если у них нет Меток, откуда они знают, к чему у них есть способности? – эта новость серьёзно обеспокоила Твайлайт. Как ей узнать, кого из них о чём спрашивать, если они и сами не знали, чем им следует заниматься?

Рэйнбоу изогнула бровь и нарочито изобразила задумчивость:

– Ну-у-у… наверно, примерно так же, как грифоны. Или драконы. Или бизоны, – она чуть ехидно улыбнулась. – Твайлайт, Метки – это чисто понячья особенность. Много кто прекрасно без них обходится.

– Но…

– Да не бери в голову, Твай, – перебила пегасочка. – Они не пони и не обязаны во всём на нас походить, – Рэйнбоу огляделась, и её глаза загорелись при виде Сэйрии, которая всё ещё стояла, глядя на танцующих. – Эй, если этот большой железный придурок опять появится, предупреди меня, ладно? Пойду ещё поговорю с Сэйрией.

– Я с тобой, – Твайлайт тоже очень интересовалась командором стражи; из всех людей она, кажется, была самой дружелюбной. С некоторым запозданием единорожка вспомнила, что только что говорила с астропатом, и обернулась к нему:

– Господин Сетарон, хотите пойти с нами?

Астропат дружески покачал головой:

– Боюсь, командору не слишком интересна моя компания. Я лучше поговорю с Дэвмосом, дам ему знать, что вы интересуетесь Имперской Верой. А пока – всего доброго, – Сетарон поклонился и направился туда, где с мрачным видом стоял исповедник. “Интересно, откуда он знает, куда идти? – задумалась Твайлайт, – у него же нет глаз, а Дэвмос ничего не говорил, так что он не мог ориентироваться по звуку!” Она встряхнула головой. Этот вопрос тоже мог подождать.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Сияние скверны iconСияние скверны
Пролог 2, Глава 1 2, Глава 2 7, Глава 3 22, Глава 4 38, Глава 5 45, Глава 6 67, Глава 7 81, Глава 8 103, Глава 9 119, Глава 10 –...
Сияние скверны iconРасписание на сентябрь (в будни 18: 00, в выходные в 11: 00, батут в субботу в 15: 00) Островитянова д. 9 кор. 5, Гиляровского д. 39, Сокол
Печем алфавитные оладьи, блинчики с припеком и готовим коктейль «Солнечное сияние»
Сияние скверны iconСтивен кинг сияние
Уильям Дж. Томпсон, человек мудрый и здравомыслящий. Его вклад в эту книгу велик, и я благодарю его за это
Сияние скверны iconКнига Внутреннего Сияния
Сияние, исходящее из Источника, облекается четырьмя покровами, скрывающими Его внутренний Свет. Но для мудрого, зрящего Вещим Оком,...
Сияние скверны iconСатгуру Свами Вишну Дэв Сияние драгоценных тайн Лайя-йоги
В практике йога-тантры сиддхов линии Матсиендранатха и, в частности, в Лайя-йоге, большое внимание уделяется энергии — вселенскому...
Сияние скверны iconБбк 63. 3(2) с 347 Г. А. Сидоров. Сияние Вышних Богов и крамешники М.: Родович, 2013 520 стр., ил
Охватывает, то вместо боли, он, наоборот, чувствует, эйфорию радости и хорошего настроения. В этом суть наркотического воздействия....
Сияние скверны iconФилип Владимировна Пулман Северное сияние
И где ученые проводят эксперименты, о которых даже говорить страшно. Лире предназначено судьбой не только одолеть великое зло, но...
Сияние скверны iconСтивен Кинг Сияние Стивен Кинг
Редактором этой моей книги, как и двух предыдущих, был мистер Уильям Дж. Томпсон, человек мудрый и здравомыслящий. Его вклад в эту...
Сияние скверны iconФилип Пулман Чудесный нож
«Чудесный нож» — вторая книга трилогии «Темные начала» Ф. Пулмана. Эта книга, как и «Северное Сияние», — удивительная сказка для...
Сияние скверны iconПервые нижние 3 чакры отвечают за физическое развитие человека
Этот энергетический центр до сей поры носит древне-славянское – чакра, Чак-Ра, где чак (есть даже такая руна) означает круговращение...
Сияние скверны iconФилип Пулман Янтарный телескоп
Лой опасностью. Но на помощь приходят старые друзья: бронированный медведь Йорек Бирнисон, ученый Мэри Малоун, ведьмы и ангелы, знакомые...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы