Сказка на тему омегаверса. Глава 1 icon

Сказка на тему омегаверса. Глава 1


Скачать 240.32 Kb.
НазваниеСказка на тему омегаверса. Глава 1
страница1/6
Маленькая М
Размер240.32 Kb.
ТипСказка
  1   2   3   4   5   6

Северный принц


Автор: Маленькая М

Беты (редакторы): Tamara

Фэндом: Ориджиналы

Рейтинг: NC-17

Жанры: Слэш (яой), Романтика, Фэнтези, Hurt/comfort, Омегаверс

Предупреждения: Мужская беременность

Размер: Миди, 38 страниц

Кол-во частей: 11

Статус: закончен


Описание:

Сможет ли странный омега с необычным запахом найти своего альфу или все, что ждет его в жизни - позор и вечное одиночество? Сказка на тему омегаверса.

Глава 1


Оливер был странным омегой. Об этом все знали и шушукались в деревне, хотя в лицо не говорили - никому не хотелось с ним особенно ссориться.

На самом деле издали его странность не бросалась в глаза. Как все омеги, Оливер был невысоким и тонким в кости, как все жители Южного королевства, темноволосым. Но вот только стоило подойти чуть ближе, как его странность становилась очевидна. Для начала, его фигура. Нет, он не был накачанным, как альфа-рыцарь, но все же обладал довольно крепкими мышцами, очертания которых четко вырисовывались на его руках и спине, когда он, обнаженный по пояс, рубил дрова. Вот опять же, рубка дров. Ни один омега в деревне этим никогда не занимался, ведь это - дело альф. Даже если альфы по какой-то причине в доме не было, омежки начинали строить глазки соседям, лишь бы не испортить холеных рук мозолями, а аккуратных нежных фигур лишними мышцами. Оливер был совсем не таким, он никогда не чурался работы и все всегда делал сам, даже не задумываясь о возможности кого-то о чем-то попросить. Вот и спрашивается, как за таким ухаживать?

Впрочем, и без того желающих за ним поухаживать не было от слова «совсем». Не будем забывать, что Оливер все же был странным омегой. В отличие от других омег, он не бегал в лес гадать на будущего жениха, не вплетал в свои длинные темные волосы сладко пахнущие цветы. Он вообще после смерти своего тяти (как всегда звали в роду Оливера омегу-отца) не заморачивался прической, просто заплетал косу да завязывал ее узлом, чтобы не мешалась при работе.

Но, наверное, это даже не так отвратило от Оливера альф из села, как другие его странности. Во-первых, дурной характер, конечно. Все в роду Оливера, как говорили, были такими же - неразговорчивые, независимые омеги (альфы у них в роду не рождались в принципе). Колдовская кровь. Даже дом их стоял на отшибе, у самой кромки леса, отделенный от деревни большим лугом, где обычно паслись козы. В роду Оливера испокон веков поклонялись старым духам местного леса, что даровали этому роду странную силу, оберегая которую, омеги сохранили много из того, что забыли другие деревенские. Например, омегу-отца они звали не безликим «мать», что не так давно, всего несколько поколений назад, пришло из восточных королевств, а старым добрым «тятя», что для других звучало так странно и непривычно. Омега-отец Оливера тоже многое умел, не только травки собирать да заговаривать, но и сильные хвори наложением рук лечить, к нему со всего королевства ради этого знающие люди съезжались.

Только вот даже для своего колдовского рода Оливер был слишком странным. Ему способности не передались. Тятя говорил, что это, вероятно, из-за его альфы-отца, кровь у того оказалась слишком сильной и при этом чуждой этой местности. Северная кровь наделила Оливера серо-голубыми глазами и светлой кожей, от чего деревенские сравнивали его с мертвяком-утопленником. В раннем детстве Оливер еще верил тяте, который утверждал, что они так говорят, потому что завидуют его необычной внешности, но потом понял, что тот просто пытался его успокоить. Может, и было в Оливере что-то красивое, но тот факт, что он был слишком странным, отгонял от него всех и вся.

Ну, и завершающим штрихом «странности» молодого омеги был его запах. Если до того, как он проявился, то есть до десяти лет, Оливер еще бегал в деревню и играл вместе с другими ребятишками, омегами и альфами, то после... Оливер пах совсем не так, как нормальные омеги, не сладко и заманивающе, а терпко с привкусом свежести. Будто листик мяты и какая-то восточная пряность, странное сочетание, которое заставляло его ровесников свободных альф демонстративно кривиться, едва он оказывался поблизости. «Твой запах просто отвратителен» - нет для омеги оскорбления ужаснее, добропорядочный альфа и вовсе не должен такого говорить, но... Оливер за свою короткую жизнь слышал это, и не раз. Сперва бегал все плакался к тяте, проклиная свою инаковость, а потом... потом была та страшная зима, много больных, которых тятя ходил лечить. Его даже возили в соседние деревни к родственникам, давали большие деньги... одного не учли, что еще не старый целитель просто не выдержит.

Он умер спокойно, во сне. Пришел под утро усталый, поцеловал в лоб кинувшегося его встречать Оливера, лег спать, приговаривая, что в доме очень холодно, хоть было хорошо натоплено... и не проснулся. Только раз тогда обезумевший от горя омега все же кинулся в деревню, к старосте, единственному альфе, который не гнушался прийти в их дом в гости, помочь по-альфьи по хозяйству да посидеть потом за чайком. Староста быстро тогда все понял, все заботы на себя взял, и не пришлось Оливеру самому, как рубил он сам дрова на зиму, рыть еще и могилу своему тяте. Нет, все староста сам сделал, супруг его и еще несколько немолодых уже омег, имеющих детей, организовали по традиции застолье в благодарность за все то добро, которое когда-то им сделал умерший колдун. Оливеру даже предлагали оставить свой дом и стать приемным сыном в семье старосты, и еще несколько семей предлагали, ведь ему только пятнадцать было, для омеги - почти детство, но он отказался.

Так и остался Оливер круглым сиротой. Альфа-отец его, по тятиным словам, погиб, даже сына не увидел. В ту пору на севере война была, какие-то лорды между собой за власть грызлись. Один рыцарь был ранен, да еще и нехорошо так - клинок ядом смазан оказался. Он сперва-то на это внимания не обратил, на юг поехал, то ли скрывался от врагов, то ли по поручению какому-то, тяте было неведомо. Только поплохело ему совсем в пути, остановился в деревне на постой, лег вечером спать, а на утро-то и не проснулся - жар у него начался. Деревенские перепугались, что он у них в доме умрет и на повозке его к единственному местному лекарю - тяте - и отправили. Тот его выходил, а потом у тяти первая течка случилась.

Это тоже было странным, тяте в ту пору было уже за двадцать, он должен был уже давно потечь. В деревне говорили даже, что он знал какие-то травы, чтобы наступление течки отсрочить, впрочем, Оливеру он рецепта этого не передал. Так или иначе, деревенские говорили, что тятя Оливера с тем северянином не по закону вместе были, Богами не благословленные, но тятя только отмахивался. Другой закон ему был главнее, древний, в котором сказано, что альфа свободный со свободным омегой в нужную пору встретившись, чресла соединяют и запахами обмениваются - друг на друге метки свои ставят. И не было для него закона иного и более крепкого.

Однако, когда прошло время и северянин окончательно выздоровел, он уехал. Клялся, конечно, что вернется... а однажды, когда тятя еще срок не доносил, было ему видение. Привиделась ему картина боя, как наяву, многие павшие, многие раненные, многие сражающиеся. Двое рыцарей на мечах бьются, один вдруг оступается, а второй ему меч в горло, в щель между латами, всаживает. Падает поверженный рыцарь, слетает с него шлем, и видит тятя, что это и есть его северянин.

Таким испытанием стало это видение для тяти, что у него роды прежде времени начались, уж сам думал, что не выживет, но обошлось как-то, может, духи помогли, не зря их дом совсем близко к лесу стоит.

Так и жил странный омега один, никого к себе не подпуская, только он и лес. Как и тятя его, древним духам на поклон ходил, дары в лесу оставлял, только вот сам он их никогда не видел, только слышал изредка на грани слышимости, а, может, только казалось ему.

Вот и сегодня, идя из лесу с двумя тушками зайцев на плече, Оливер по привычке коснулся ласково старого ясеня, поклонился ему в пояс, прося благословения, и вылил ему под корни остатки воды из своей фляжки. У дома же его, как оказалось, уже ждали.

- Доброго дня, дядька Дамир, - приветствовал незваного гостя Оливер, силясь сообразить, зачем к нему в эту пору пришел староста.

- Здоровья тебе, Ольвер, - кивнул тот, вставая с крыльца. Староста, как и все в деревне, коверкал чуждое слуху южан имя омеги, но на него Оливер не обижался. «Оливкой» не обзывает и ладно.

Оливер отпер дом и зашел. Вообще-то особых запоров у него не было, и староста вполне мог зайти и сам, но Оливер ценил тот факт, что альфа решил дождаться его на крыльце. Впрочем, вполне возможно, что тот просто не желал находиться в доме, который пропитался неприятным запахом омеги.

Сбросив тушки зайцев на лавку, Оливер, не стесняясь старосты, принялся умываться. Затем вымыл руки с хозяйственным мылом, вытерся полотенцем и лишь затем обернулся, пытаясь кое-как пригладить выбившиеся из косы волосы.

- С чем пожаловал, дядька Дамир? Или так, на чай заглянул?

- Поговорить с тобой хочу. Впрочем, разговор долгий будет, так что от чая не откажусь.

Оливер только кивнул и кинулся готовиться. Несмотря на то, что в своем доме он выполнял работу альфы, и в лес, не боясь, охотиться ходил, он все же оставался омегой, и хлопотать по дому было ему совсем не в тягость. К тому же, хоть и разбавленная северной кровью, в его жилах текла капля колдовства, делая его интуицию очень сильной. Он обычно не давал себе в этом отчета, но все же только сегодня с утра умудрился напечь сладких пышек с лесными ягодами, будто чувствовал, что нужно ждать кого-то к чаю.

Заварив вкусный чай из лесных трав и выставив на стол то немногое, чем мог порадовать гостя, Оливер уселся за стол напротив старосты деревни и с удовольствием отпил немного терпкого напитка.

Староста последовал его примеру, сперва выпив немного чая, а затем и прихватив пышку со стола. Оливер спрятал улыбку за чашкой, притворяясь, что пьет. Все же он знал, что дядька Дамир - ужасный сластена. В три укуса прикончив пышку и запив ее половиной кружки чая, староста все же отставил чашку на стол и смерил Оливера тяжелым взглядом:

- Сегодня у Малиса была свадьба.

- Вот как, - холодно отозвался омега, но ни один мускул не дрогнул на его лице.

Он знал о свадьбе, хоть никто ему об этом и не сообщал, чувствовал сладкий запах течной омеги, который окутал всю деревню, такой приторный, что, казалось, на языке остается, и потому сбежал от него в лес и подальше, чтобы не завидовать. Он прекрасно знал, что от такого запаха все окрестные альфы с ума посходят, набиваясь омеге в женихи, если, конечно, тот не договорился с альфой заранее. Самому Оливеру ни то, ни другое, не светило.

- Тебе ведь тоже недолго осталось, - тихо заметил староста. - И так припозднился, Малис на два года тебя младше.

- Намекаете, что позор на всю деревню будет? - поджал губы Оливер. - Так не бойтесь, я в храм не пойду...

- Олли, - Оливер вздрогнул, его уже много лет никто не звал коротким именем, только тятя, да и тот в могиле. Дядька Дамир накрыл своей широкой ладонью лежащие на столе тонкие руки омеги. Тот даже вздрогнул от этого забытого уже ощущения чужого тепла. Уже много лет он не чувствовал прикосновений других людей. - Ты мне всегда как сын был, а мама твой - как брат. Я тебе только добра желаю.

- Я знаю, - потупив взгляд, кивнул Оливер.

Дамир убрал руку и тяжко вздохнул:

- В город тебе ехать надо. Чем крупнее он будет, тем больше шансов... - Оливер с надеждой воззрился на старосту. - Мой зять завтра на ярмарку собрался. Если хочешь, то он и тебя подвезет. И не думай ты, запах твой хоть и необычный, но совсем не противный. Может, еще драться за тебя будут, - Дамир подмигнул Оливеру, заставив того слабо улыбнуться.

- Я поеду, - наконец, решился парень.

Ведь и вправду, может, это его единственный шанс...

Зашумел лес и среди шелеста листьев Оливеру будто бы вдруг показалось уханье совы. Днем! Кажется, древние духи, покровители рода, все же не оставили последнего его представителя и выражают свое согласие.

Глава 2


Собираться пришлось впопыхах, Оливеру все время казалось, что он что-то забыл уложить, что-то очень важное. Он совершенно не представлял, как будет жить в городе. Где? Да и... все ведь сразу поймут, почему он приехал. Альфы приезжают в чужие деревни, чтобы знакомиться с молодыми омегами и остаются жить, дожидаясь первой течки понравившегося - это норма. Когда же переезжает омега, это наводит на мысли...

Впрочем, остаться - еще хуже. В деревне сейчас всего пятеро молодых неженатых альф, двое из них - пришлые, на которых и смотреть страшно. Непонятно даже, на что они надеются... разве что получить в мужья такого же неудачника, как Оливер. "Нет уж, - решил омега, - лучше остаться старым девственником, чем так. Поеду в город, там всяко вероятность найти пару больше."

Они выехали на рассвете. Зять старосты - молодой крепкий и чересчур серьезный альфа молча правил повозкой, которая постоянно подпрыгивала на кочках и ухабах. Дорога в город хоть и была одна, ездили по ней редко, только на базар да сборщики податей приезжали, так что за дорогой особо не следили. Ее сильно размыло весенним паводком, да и то, что по этой дороге коров из деревни гоняли на водопой, ровнее ее не сделало. Кое-где до сих пор виднелись глубокие следы коровьих копыт.

Оливер сидел на мешках с прошлогодним зерном, которое осталось после посева. Прошлый год был для деревни урожайным, а вот кое-где в других местах, в низине, говорят, поля подтопило и люди спешно закупали зерно на посевы, так что на этом можно было неплохо заработать, да и помочь соседям заодно, так сказать. Зять старосты всяко будет дешевле продавать, чем городские купцы.

Мрачный альфа молчал, правил лошадью, даже не оглядываясь на омегу. Оливер не знал, может, ему тоже был неприятен его запах, хотя, говорят, после свадьбы альфы омежьи запахи иначе ощущают, не так остро, как свободные. По идее, в таком случае и запах Оливера его так раздражать не должен... впрочем, вполне возможно, что он просто такой молчаливый и угрюмый человек. Оливер не был с ним толком знаком, альфа несколько лет назад из другой деревни пришел. Обычно такие, обзаведясь омегой, возвращались домой, но этот остался.

О своем будущем в городе Оливер старался не думать. Деньги у него были, еще от тяти остались - ему часто оставляли за лечение, хоть он и не просил. Тратить их было особо не на что, все, что нужно, лес давал да огород, так что есть на что жить. Оливер думал, что их хватит на то, чтобы снять недорогое жилье... этой мыслью его план и ограничивался. Что делать в городе? Ходить по улицам и заговаривать со всеми альфами без разбора в попытке найти хотя бы одного, которого не оттолкнет его запах? Мало ли, вдруг повезет и у кого-нибудь будет заложен нос?

Такие мысли навевали тоску, поэтому Оливер старался их отгонять, но помогало не особенно хорошо.

Весеннее солнце пригревало, и к полудню уставший от своих собственных мыслей омега поудобнее устроился среди мешков и задремал. Последней мыслью, посетившей его прежде, чем он прикрыл глаза, было: «Странно, я никогда не задумывался о том, как далеко от нашей деревни ближайший город».

На место они прибыли уже после заката, и зять старосты, имени которого Оливер так и не удосужился спросить, растолкал своего уже порядком подмерзшего пассажира. Олли послушно вылез из фургона, сонно потирая глаза. Странно, что он вот так умудрился проспать целый день, но при этом все еще чувствует себя слегка уставшим. Впрочем, он помнил, что сонливость является одним из признаков приближающейся течки и лишь надеялся, что у него будет достаточно времени, чтобы все же отыскать в этом большом, по сравнению с их деревней, городе своего альфу.

- Принимай работника, - первое, что сказал зять старосты, зайдя в трактир и подталкивая Оливера в спину.

Омега так удивился, что даже оглянулся назад, ожидая увидеть того, о ком говорит альфа, но поблизости никого не было.

Трактирщик - немолодой уже мужчина с широким улыбчивым лицом в не слишком чистом фартуке, о который он вытирал руки, поспешил новым посетителям навстречу:

- Оливер, если я не ошибаюсь, - он протянул омеге руку, и тот несколько заторможено ответил на рукопожатие. - Зови меня батька Гьен, меня все так зовут.

После недолгого разговора выяснилось, что староста предвидел все заранее. Трактирщик - его старинный друг - давно был осведомлен о наличии в деревне странного омеги, судьба которого так волновала дядьку Дамира. Гьен, имя (или прозвище?) которого звучало для слуха южан еще более диковинно, чем имя омеги, заочно проникся сочувствием к Оливеру, так как сам имел четверых сыновей-омег. Старший из них уже был замужем за степенным альфой и ходил с большим милым пузиком, обещая отцу внука-альфу, у второго первая течка случилась совсем недавно, в конце зимы, и он переехал к своему мужу, а оставшиеся двое были «на выданье». Да еще и супруг на старости лет решил трактирщика порадовать и родить-таки ему все-таки альфу, по размеру живота он сейчас соревновался с сыном. В общем, работников в трактире сильно поубавилось, в то время как количество посетителей весной, как подсохли дороги, значительно возросло - этот небольшой, по меркам королевства, городок находился очень удачно как раз на пересечении двух основных трактов, ведущих в столицу из восточного и северного королевств.

Всю эту информацию Гьен умудрился, непрерывно подавая гостям еду и напитки, вывалить на Оливера, а тот даже и не знал, как на все это реагировать. С одной стороны он был, разумеется, очень благодарен и старосте, и трактирщику за такое участие в его судьбе, но с другой было очень стыдно, что столько народу знает о его проблеме, заранее понимая, что в своей деревне альфу он не найдет. Трактирщик и вовсе заявил, что на крайний случай в городе бывает много купцов-альф - с востока. У тех, правда, принято брать, если можешь себе это позволить, несколько омег в мужья, но всяко лучше, чем вообще никого. Оливер был готов с этим поспорить, но удержался, скромно заметив, что подумает об этом.

За время их разговора, зять старосты успел спокойно отужинать и уйти спать в комнату для не слишком состоятельных альф, где селились по четверо. Скоро должна была быть ярмарка, так что все места в трактире были уже заняты, но для зятя своего друга Гьен одно местечко припас. Оливеру же выделили маленькую скромную, но уютную комнатку под лестницей, и он, едва поужинав, сразу приступил к своим новым обязанностям - начал разносить по залу подносы с едой и напитками. Самое странное, что он даже сам не успел осознать, когда же согласился на эту работу с проживанием. Чтобы он сказал «да» - такого он не помнил, но Гьен умудрился как-то так закрутить его и запутать, что он просто послушался, еще даже не успев ничего осознать.

Впрочем, он все же решил против обычного не ерепениться и просто принять чужую заботу как данность. В некотором смысле все складывалось очень даже удачно. Трактир - это много людей, большинство из которых являлись альфами, а значит, был шанс кому-нибудь из них понравиться. Гьен предоставлял ему жилье и кормил за свой счет от пуза. Даже больше, муж Гьена - полноватый крикливый омега, лихо управляющийся на кухне, несмотря на свою беременность, все время норовил подкормить Оливера, приговаривая, что он-де слишком худой, что кости торчат, а «альфы - не собаки, на кости не бросаются».

Вообще, работать в трактире было несложно, даже весело. Место это было хорошее, Гьен следил за посетителями, не позволяя слишком сильно напиваться и буянить. Оливера он практически приравнивал во всем к своим сыновьям, которые тоже работали в зале подавальщиками. По крайней мере, если кто из посетителей начинал своевольничать и пытался облапать любого из них, даже Олли, ему доставалось одинаково.

Впрочем, если говорить честно, с Оливером это случалось реже, чем с сыновьями трактирщика. Он даже не знал, радоваться этому, потому что прикосновения альф были ему откровенно неприятны, или огорчаться, потому что даже пьяным работягам после тяжелого дня он был не интересен. Да, что там, на него даже странноватые альфы-восточники, кутающиеся в кучу тряпок с ног до головы, так что видно только глаза да кисти рук, не реагировали. И это при том, что они пялились практически на каждого проходящего мимо незамужнего омегу!

Сыновья Гьена, старшему из которых был еще где-то год, а то и два, до первой течки, а второму - и того больше, умудрялись между работой шушукаться, обсуждая приходящих в заведение альф. У них уже были поклонники, ничего серьезного, руки никого из них у отца не просили, но были те, кто приходил в трактир только ради того, чтобы побыть рядом с симпатичными молодыми омегами, насладиться их вкусным сладким запахом. Оливер, который, чтобы не задумываться о своей судьбе, старался больше работать, не раз ловил краем уха то, что слышать бы ему не следовало. Он знал и о том, что думают альфы о нем, и о том, что говорят между собой молодые омеги.

Оливера называли, мягко говоря, странным, зачастую жалели. Это тоже было неприятно, едва ли не хуже, чем привычные уже насмешки жителей родной деревни. Несколько раз он даже порывался уехать обратно, понимая всю бесцельность своего нахождения здесь. Чего ему ждать? Что кто-нибудь согласится пойти с ним в храм из жалости? Разве может быть что-нибудь еще более унизительное?
  1   2   3   4   5   6

Похожие:

Сказка на тему омегаверса. Глава 1 iconСказка на тему омегаверса. Глава 1
Сможет ли странный омега с необычным запахом найти своего альфу или все, что ждет его в жизни позор и вечное одиночество? Сказка...
Сказка на тему омегаверса. Глава 1 iconСияние скверны
Пролог 2, Глава 1 2, Глава 2 7, Глава 3 22, Глава 4 38, Глава 5 45, Глава 6 67, Глава 7 81, Глава 8 103, Глава 9 119, Глава 10 –...
Сказка на тему омегаверса. Глава 1 iconСодержание Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Эпилог Глава 1
И ведь прекрасно понимаю, что ничего страшного в ней прятаться не может. Чертей, демонов и прочей нечисти не существует, это знают...
Сказка на тему омегаверса. Глава 1 iconБлагодарности Предисловие Глава первая Глава вторая Глава третья Глава четвертая Глава пятая Глава шестая Глава седьмая Заключение Примечания литература
Рекомендовано в качестве учебного пособия для дополнительного образования Министерством образования Российской Федерации
Сказка на тему омегаверса. Глава 1 iconХофманн Альберт лсд мой трудный ребенок
Химические модификации лсд глава Использование лсд в психиатрии Глава От лекарства к наркотику Глава Мексиканские родственники лсд...
Сказка на тему омегаверса. Глава 1 iconПравила бега гордона пири 7 глава первая введение 8 глава вторая причины спортивных неудач 17 глава третья травмы, техника, обувь 27 глава четвертая тренировка 43

Сказка на тему омегаверса. Глава 1 iconСказка для аристократов. 134 Часть вторая. Эхо сибирской руси глава 18. Ярослав. 161 Глава 19. Загадочная смерть. 165
Охватывает тревога. Надо начать копирование, и как можно скорее. Изучаем остальные помещения, их много. Перед нами целый лабиринт....
Сказка на тему омегаверса. Глава 1 iconПредисловие Роберта Орнштейиа Глава Проснитесь в своих снах! Глава Истоки и история осознанного сновидения Глава Новый мир осознанных сновидений Глава исследование
Пер с англ. — К.: «София», Ltd, M.: Из-во Трансперсонального Института. 1996. — 288 с
Сказка на тему омегаверса. Глава 1 iconПредисловие Роберта Орнштейиа Глава Проснитесь в своих снах! Глава Истоки и история осознанного сновидения Глава Новый мир осознанных сновидений Глава исследование
Пер с англ. — К.: «София», Ltd, M.: Из-во Трансперсонального Института. 1996. — 288 с
Сказка на тему омегаверса. Глава 1 iconПсихологическая энциклопедия психология человека
Реан А. А. Часть I: глава 14; в частях IV, V, VIII: глава Реан А. А., Петанова Е. И. Часть V: глава Розум С. И. В частях II, IV-VIII:...
Сказка на тему омегаверса. Глава 1 icon08. 11. Литературная сказка Голландии и Эстонии
Белинского приглашает всех желающих на цикл лекций «Литературная сказка и детская литература стран Европы, Америки и Австралии»....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы