Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 icon

Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5


НазваниеСтивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5
страница10/21
Часть 1
Размер1.05 Mb.
ТипДокументы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   21

Глава 18


Прошло какое то время, прежде чем стало известно о случившемся. Разумеется, поскольку бакалея Лестера находилась всего в четырех милях по прямой от лагеря Пайни Ридж, все слышали завывания полицейских машин, спешивших на место. Никто ничего не сказал. Возможно, это было то самое, а возможно, и нет. Кто мог знать правду?

Однако время шло, а от Кармоди и Би Джея не поступало никаких известий. Следовало ожидать, что они позвонят сразу же после случившегося, но, вероятно, ребята, вместо того чтобы возвращаться в лагерь, отправились в город, и сейчас они в каком нибудь злачном заведении, о котором успели пронюхать, пьют, буянят и лапают шлюх, полные сознания выполненного долга.

Но по прошествии двух часов преподобный отправил Верна и Эрни в красном «кадиллаке» Верна по 167 му шоссе – узнать, чем вызвана вся эта шумиха и имеет ли она какое нибудь отношение к Кармоди и Би Джею. Через несколько минут раздался звонок. Преподобный взял телефон.

– Преподобный отец, мы здесь, у забегаловки Лестера.

– И что?

– Огромная куча народа, полиция из трех соседних округов, ребята из штата и все такое. Криминалистическая лаборатория, следователь Тельма Филдинг, шериф Рид Уэллс, может быть, даже ФБР из Ноксвилла, телевизионщики, журналисты и корреспонденты всех газет и радио трех штатов, обычное столпотворение. Со всех сторон подъезжают местные жители, привлеченные огнями и суматохой. Они словно чуют запах крови в воздухе. Близко нам подойти не удалось, там все оцепили, но толпа собралась порядочная.

– Что говорят?

Последовало молчание, словно ни Верн, ни Эрни не хотели сообщать новость первым. Наконец заговорил Эрни:

– Тут в толпе говорят, что какой то юнец вступил в перестрелку с двумя вооруженными грабителями в масках. Убил обоих наповал.

Преподобный перебрал другие возможности.

– Это ничего не значит. Нет, во первых, ни один юнец не справится с Кармоди и Би Джеем Грамли, нет, ни за что, об этом не может быть и речи. Понимаете, требуется случайное совпадение, чтобы руку парня направил какой нибудь профессиональный снайпер, даже если Кармоди и Би Джей были заняты тем, что пытались пришить кого то другого, представив это как ограбление. Уверен, милостивый Господь не заберет у меня двоих Грамли, особенно сейчас, когда до большой работы осталось всего два дня и у меня на счету каждый человек. Так что вы просто…

Он умолк, подбирая нужные слова.

– Сэр, – снова заговорил Эрни, – дело в том, что, кажется, на стоянке машина Кармоди, я могу разглядеть ее отсюда. Вокруг толкутся копы, они снимают отпечатки пальцев, а рядом эвакуатор.

– О черт! Проклятье, адское проклятье, пламя и искры, проклятье! Этого не может быть!

– Сэр, я говорю только то, что вижу.

– И никаких следов другого человека? Была стрельба, и наши два мальчика погибли, но они ведь укокошили этого старика, правда? Скажите мне, что это так.

– Сэр, ни про каких других ничего не слышно. Один только этот убогий продавец, настоящее чмо, но на сей раз он весь в козырях, первоклассный стрелок, не побоялся встать против двоих вооруженных убийц лицом к лицу, дулом к дулу, он выстрелил, и их нет в живых, а он герой высочайшей пробы, твою мать!

Преподобный испустил животный рев, проникнутый болью и бешенством, крик израненной души, вой – называйте это как угодно. Один… нет, двое Грамли ушли из жизни. От его вопля содрогнулся воздух, и его потомство и прочая родня выскочили из комнаты отдыха, где они играли в карты, смотрели черно белый телевизор с дрожащим экраном, пили и просто бездельничали, – выскочили, чтобы посмотреть на преподобного и усвоить то послание отчаяния и злости, которое он выдавал.

– Ребята, выясните все, что сможете, и возвращайтесь домой, – сказал преподобный Верну и Эрни.

– Да, сэр.

Преподобный обвел взглядом свое стадо.

– Ребята, мы потеряли Кармоди и Би Джея. Они отправились к Творцу. Так не должно было случиться.

– Сэр, что произошло?

Преподобный передал им услышанное. Единодушное мнение было таково: «Нет, не может быть и речи о том, чтобы кто либо из Грамли уступил какому то мягкотелому юнцу».

– Пап, – послышался чей то голос, – этот продавец, он попросту не мог завалить Кармоди и Би Джея. Кармоди был отличным стрелком. У него был дар. Он мог отстрелить лапки мухе.

– И Би Джей тоже не был ротозеем, – подхватил другой. – Помните, в две тысячи шестом он встретился с двумя черномазыми громилами в темном переулке в Сент Луисе, и, хотя его тоже продырявили, Би Джей остался на ногах, а оба громилы улеглись на асфальт.

Кое кто из самых горячих Грамли предложил прямо сейчас собраться, захватить побольше стволов и отправиться творить кровавое возмездие.

– У нас есть пулеметы, и мы сумеем за полторы минуты навести на этот городок страх Господен. Свалим из здоровенного ружья колокольни, схватим этого жирного придурка и повесим его вниз головой на центральной площади, обмакнув в горящий деготь!

Именно в эту минуту возвратились со своего скорбного задания Верн Пай и Эрни Грамли и услышали разговоры о гневе и мести, о том, что нужно сжечь живьем убийцу двоих Грамли, стереть с лица земли город, породивший его, и обрушить библейское возмездие на виновного. Какое то время Верн сохранял спокойствие. Наконец он заговорил, хладнокровно и уверенно:

– А теперь слушайте, ребята. Слушайте, что вам скажет Верн. Я самый старший и самый опытный. Я многого добился в жизни. У меня три дома, три жены, девочки, деньги в банке. Так что позвольте поделиться с вами своей мудростью. Сэр, я могу говорить?

Преподобный немного подумал и сказал:

– Сын Верн, говори то, что у тебя есть, как подобает истинному Грамли.

– Благодарю вас, преподобный отец. Ребята, вы в полном бешенстве, горите ненавистью и жаждой мести. Вам хочется отправиться туда и сровнять это место с землей, вселить в мужчин, женщин и детей страх перед возмездием Грамли, и я нисколько не виню вас. Но мы живем по строгому кодексу и имеем определенные обязанности. Вот что всегда было нашим стержнем, таким же прочным, как наша баптистская вера и готовность проливать кровь. Поэтому я говорю вам, братья и кузены: держите свои чувства в кулаке. Сожмите их крепко и не выпускайте. Мы подрядились выполнить одну работу. Мы к этому долго готовились. Напряженно трудились, шли на жертвы. Мы приняли в свои ряды чужака, – Верн указал на брата Ричарда, который сидел в дальнем углу, надвинув на глаза шляпу в стиле Ричарда Петти, так что были видны только накладные бакенбарды, – и позволили этому чужаку жалить нас ядовитыми словами, словно мы по сравнению с ним жалкие сявки. Мы смирились с этим, потому что это часть нашего соглашения. Мы профессионалы, братья и кузены, верные своему слову, так давайте же и впредь будем оставаться ему верны. Так что пока мое заключение таково: никакого кровопролития, оставим этого заморыша в покое, пусть наслаждается мгновением славы. Но я обещаю вам – а вы знаете, что слово одного Грамли, данное другим Грамли, священно, – я обещаю, что, как только все останется позади, мы обязательно докопаемся до самой сути. Тогда мы мило побеседуем по душам с этим счастливчиком, оценим его вину и свершим правосудие, око за око, ухо за ухо, сердце за сердце. Мы сообщим всему миру, что кровь Грамли слишком дорогая, чтобы ее проливать, но когда это все таки происходит, неминуемо приходит час расплаты и разверзается ад.

Слова Верна нисколько не смягчили настроение Грамли. Они хотели услышать совсем другое. Все снова повернулись к своему отцу и духовному предводителю.

– Папа, это так? Это то, что ты хочешь?

– Я все обдумал. Я вижу глубже. Этот продавец тут ни при чем. Полностью согласен с вами, у него не было бы никаких шансов против любого из Грамли, тем более против двух. Я вижу, тут замешана чья то другая рука.

Преподобный умолк.

– Кто же это, преподобный отец? – не выдержал Верн. – Кто стоит за всем этим?

– Я полагаю, это тот проклятый старик, тот седой тип, что приезжал сюда, отец той девчонки. Вы его видели? Он мне сразу не понравился. Нет, не так. Нельзя сказать, что он мне не понравился. Скорее, он был чересчур спокоен для того, за кого он себя выдавал. Я пустил пару глиняных «птичек». «Ого, как громко, – сказал он. – Но я не люблю оружие». Он так сказал, но во время стрельбы он находился в поле моего зрения, и, когда ружье выстрелило, он не подскочил, даже не вздрогнул, как будто ему уже приходилось слышать выстрелы. И еще этот его странный рассказ о том, как какой то япошка полоснул его мечом и распорол ему бедро, а он не стал с ним судиться. Он рассказал об этом как будто просто для собственного удовольствия. Как будто он этим гордится. Как будто ему доставляют удовольствие воспоминания о мгновениях торжества.

– Сэр, неужели он тайный агент? – спросил один из Грамли. – Вы к этому клоните?

– Не могу себе представить, на какую контору он может работать, если он действительно папаша той девчонки. Ума не приложу, какую игру он ведет. Но я уже не первый год занимаюсь этим, и у меня чутье на определенные вещи. От этого старика исходила особая аура – теперь я понимаю, что это была аура прирожденного убийцы. Есть люди, которые появляются на свет, чтобы убивать из огнестрельного оружия. Они обладают внутренней твердостью, чтобы отнимать человеческую жизнь куском летящего свинца и не испытывать по этому поводу никакого волнения. В свое время была такая особая порода служителей закона, полицейских убийц, ветеранов, не боявшихся обнажить ствол. Я был уверен, что таких больше не осталось. Думал, последний из них умер много лет назад, когда убийство человека перестали называть работой для настоящих мужчин и превратили во что то нездоровое, так что теперь человек, победивший в честной перестрелке, испытывает муки совести и отправляется лечиться в больницу. И это быстренько приводит такого убийцу на пенсию или в могилу. Вот единственный враг, с которым ему ни за что не справиться, за исключением, может быть, кого нибудь из Грамли. Но этот старик, не сомневаюсь, один из тех, кто испокон веку охотился за нами. Никак не предполагал, что мне доведется снова встретиться с таким; я был уверен, что вся их порода исчезла с лица земли, но, похоже, этот вернулся и охотится за нами.

– Так что же нам делать, преподобный отец?

– Нам остается лишь одно. Теперь мы начинаем охоту на него. На первом месте всегда дела Грамли. Без этого останется только хаос. Семейные дела – это главное. Так что мы должны выследить этого мерзавца и убить его, и я хочу, чтобы вы все отправились на охоту. Мы должны прикончить его раз и навсегда. Может быть, мы успеем разобраться с этим до большой работы, может быть, не успеем. Но на первом месте Грамли.


Глава 19


Уезжая из бакалеи Лестера, Боб подумал, что без своих опекунов он теперь может отправиться прямиком в Ноксвилл, проведать дочь, переговорить с женой и обзавестись огневой мощью. Выехав со стоянки, он свернул направо, проехал по шоссе номер 167, не обращая внимания на тайны, скрытые за запертыми воротами баптистского молельного лагеря, доехал до шоссе номер 67, покинул округ Джонсон, въехал в округ Картер и вскоре оказался на 81 м шоссе, ведущем на юг.

Сразу же почувствовалось, что округ Картер гораздо богаче своего восточного соседа. Даже в темноте было видно рукотворное озеро, у причалов качались лодки и катера, вокруг тянулись бары, рестораны, дома отдыха. Здесь кипела ночная жизнь. Время от времени попадались машины дорожной полиции штата Теннесси, а в одном месте навстречу с ревом промчались две патрульные машины местной полиции округа Картер, завывая сиренами, с включенными мигалками, – все они, несомненно, спешили к месту перестрелки. Бобу было нужно, чтобы мальчишка продержался хотя бы несколько дней. Может быть, когда все прояснится, Боб заговорит, объяснится со следователем Тельмой Филдинг, выведет парня из под удара и сам разберется с возможными последствиями. Впрочем, ему казалось, что ничего серьезного быть не должно, помимо того, что он покинул место – чего? Преступления? Едва ли. Честный, справедливый отпор вооруженным людям в масках, двигавшимся агрессивно. Чистая самооборона, если закон будет применен правильно.

На повестке дня другие вопросы: обязательно просмотреть отчеты в прессе и выяснить, кто были эти преследователи. Второй из них двигался хорошо, с умом, открыл ответный огонь – несомненно, у него был опыт перестрелок различного рода. Определенно профессионал; он наверняка оставил после себя следы, у него должны быть послужной список, связи, все то, что многое откроет заинтересованной стороне.

Далее, пункт с этим Эдди Ферролом, владельцем «Арсенала Железной горы». Стоит с ним побеседовать, и тебя уже пытаются убить. Кто он такой? Каким боком он в этом завязан? Эдди не произвел впечатления достаточно умного, крутого, беспощадного человека, чтобы играть значительную роль в чем либо преступном, однако по какой то причине он обладает поразительным влиянием на события. Почему? Какое отношение имеют к чему бы то ни было его познания в Библии, в частности в Евангелии от Марка, 2:11? Почему даже безобидное, невинное упоминание этого отрывка тотчас же приводит к покушению на убийство? Похоже, Эдди долго отпираться не станет. Если на него чуть надавить, он выложит все как на духу. Вот только наверняка он уже залег на дно и его теперь днем с огнем не сыщешь. В своем магазине Эдди точно больше не появится.

А каким будет следующий шаг самого Боба, после того как он побывает в Ноксвилле? Вернуться в Маунтин Сити и продолжить расспросы в надежде наткнуться на разъяснение проблемы Марка 2:11? Станет ли он снова мишенью? Что, если о его появлении сразу же сообщат кому надо и по его следу пойдет новая группа охотников? Может быть, лучше вернуться в Бристоль, в квартиру Ники, побыть там какое то время, по крайней мере переждать суматоху гонок в выходные, затем нанять частного детектива, перестать импровизировать, поступить так, как подобает взрослому человеку, настроенному развеять этот туман, и позаботиться о том, чтобы его дочь после выздоровления смогла вернуться к прежней жизни?

Добравшись до Ноксвилла только к полуночи, Боб рассудил, что звонить жене в мотель уже слишком поздно: телефон разбудит Мико, а этого бы совсем не хотелось. Поэтому он нашел недалеко от шоссе недорогую гостиницу и расплатился наличными. Только теперь он почувствовал, как же он устал и сколько времени ему пришлось обходиться без сна и еды. Но еда может подождать. Приняв душ, Боб упал в кровать в маленьком, дешевом, но чистом номере и сразу же провалился в сон. Ему снились его дети, которым угрожала опасность, и он сам в различных вычурных, символических обличьях, не имеющий возможности чем то им помочь.


Слово «кома» никак не ассоциировалось с состоянием Ники. Девушка выглядела здоровой и полной жизненных сил, просто спящей. Надежды были самые благоприятные. Врачи сообщили, что все жизненно важные органы работают нормально, что больная шевелится, демонстрируя активность головного мозга, и реагирует на голоса матери и сестры. Все указывало на то, что она придет в себя в ближайшие дни, а может быть, даже часы.

– Она настоящий ангел, – сказал Боб, прижимая Мико к груди.

– Папочка, а может быть, Ники проснется сегодня.

– Очень надеюсь на это, малыш. Надеюсь и молюсь. Вы с мамой останетесь здесь и будете следить за ней.

– Да, и ее будут охранять люди Пинкертона, чтобы никто не смог сделать Ники ничего плохого.

– Да, дорогая, это замечательные парни.

Боб опустил девочку на пол.

– А теперь нам с мамой нужно поговорить. Побудь пока здесь, малышка, ладно?

– Ладно, папочка.

Боб и Джули молча прошли по коридору к комнате для посетителей, безликому помещению, где купили в автомате отвратительный кофе в пластиковых стаканчиках и уселись за безликий стол.

Боб начал со следующего:

– Я убедился, что случившееся с Ники никак не связано с чем то таким, что я совершил много лет назад, когда частенько бывал в отлучке, занимаясь разными делами. Похоже, она случайно наткнулась на какой то план – не знаю, на какой именно. Но где то в округе Джонсон группа очень плохих ребят замыслила что то такое же плохое, и Ники что то об этом разузнала, занимаясь своим расследованием, готовя материал о распространении метамфетамина в округе. Поэтому ее решили устранить. Но она тут ни при чем; она молодая женщина, полная жизненных сил, которой не посчастливилось столкнуться с чем то неприглядным. Вполне возможно, Ники даже сама не знала, что это такое, однако она была близка к разгадке и потому представляла опасность. Теперь и мне тоже известен этот ключ, и за мной также началась охота.

Он подробно рассказал о том, что с ним произошло, по порядку, шаг за шагом, включая и загадочное упоминание о Марке 2:11.

Когда Боб сказал жене, что вчера вечером убил двоих человек, та и глазом не моргнула. Джули изменилась. Сейчас речь шла о ее дочери; сейчас оказался задет ее материнский инстинкт, в ней пробудилась ярость, и она поняла, что никто – никто! – не имеет права делать больно ее ребенку.

– А ты не можешь обратиться в полицию? – выслушав рассказ мужа, спросила Джули. – По моему, это самое мудрое решение.

– Понимаешь, я не могу точно сказать, каким боком тут замешана полиция. Вроде бы с этой Тельмой Филдинг все в порядке, но вот шериф, самодовольный сукин сын, определенно метит куда повыше. Обожает внимание к собственной персоне, постоянно бахвалится своим участием в войне. Но главная проблема заключается в том, что все уверены: это дело рук какого то одурманенного подростка, искавшего приключений. Ничего другого полиция не видит, ничего другого она не желает видеть, все крутится только вокруг этого. Тельма уверена, что со дня на день какой нибудь из ее стукачей заложит этого лихача, а до тех пор у нее своих забот хватает. Если я обращусь в полицию, мне первым делом придется преодолевать некую ведомственную инерцию. Затем я должен буду объяснить, почему скрылся после перестрелки, рассказать о своих подозрениях, но мозги у полиции пока что не будут настроены на усвоение всего этого. Информации слишком много, она нахлынула слишком стремительно и противоречит тому, как полиция привыкла заниматься своим делом. Это похоже на то, как в морской пехоте относились к снайперам. Никто попросту не знал, что с ними делать. Понадобилась война, чтобы переменить такое отношение.

– А что насчет ФБР? Ты можешь связаться с Ником Мемфисом? Он бросит все дела, чтобы тебе помочь. По крайней мере, он может поднять тебе на помощь все ресурсы Бюро, и информация потечет с большей скоростью.

– Гм, – задумчиво произнес Боб, – а ты точно никогда прежде не занималась ничем подобным? Отличная мысль. Нет, мне это даже в голову не приходило, потому что я так застрял в своей собственной драме, черт побери, что потерял способность здраво рассуждать. Да, я первым делом обязательно позвоню Нику и посмотрю, что он сможет мне дать.

– Боб, а ты справишься? Ты ведь постарел. Теперь ты уже не такой быстрый, и твои руки и мысли шевелятся медленнее, чем прежде. Как знать, быть может, на этот раз твоему везению пришел конец. И дело кончится тем, что в тебя всадит пулю двадцать второго калибра какой нибудь юнец, понятия не имеющий, что он только что убил Ахилла.

– Везению моему может прийти конец, это точно. И меня нисколько не радует, что за мной снова охотятся, что я снова вынужден браться за оружие. Но это пришло, и я тебе говорю: я сделаю все, что нужно. Мне нужно, чтобы ты меня поддержала.

– Однако, похоже, после Японии у тебя появились сомнения, даже страхи. От меня ничего не укрылось. Сколько раз ночью, уверенный, что я сплю, ты просыпался с криком, весь в поту! В такой игре не может быть места сомнениям. Ты сам это постоянно повторял.

– Если бы я работал на какое нибудь правительственное ведомство, у меня, возможно, возникли бы какие то сомнения, и, возможно, эти сомнения стоили бы мне жизни. Но я работаю на свою дочь. Так что ни о каких сомнениях не может быть и речи. Их нет, они рассеялись. Никаких сомнений больше нет, и вчера это был тот самый старина Боб Ли с револьвером в руке, стреляющий на поражение, уверенный в своих действиях. Мне нужно только одно: чтобы ты меня поддержала.

– Можешь на меня положиться. – Открыв сумочку, Джули достала ключи от машины с эмблемой агентства проката «Херц» на брелоке. – Это синий «призм», номер штата Теннесси «ЛКД 109–953». Я оставила его на четвертом этаже, там машин поменьше, но не на крыше, где тебя могли бы заметить из конторы. Подъедешь к нему вплотную, багажник к багажнику. Внутри кое какое добро. Я зашла в магазин к мистеру Мичему и спросила, какую винтовку он посоветует для самообороны в сельском доме. Он был очень любезен. В самолете у меня не было никаких проблем. Запертый на замок футляр, оружие задекларировано, девушка на регистрации даже не заглянула внутрь. Пистолет я захватила твой, тот, что был спрятан под матрацем. Я купила патроны для него и для винтовки и еще несколько запасных обойм. Все это в багажнике. Всю прошлую ночь я снаряжала магазины. Винтовочный должен вмещать тридцать патронов, но мне удалось вставить только двадцать восемь.

– Двадцать восемь – это в самый раз, – сказал Боб. – Так даже лучше. Меньше нагрузка на пружину. Больше надежность.

– А с пистолетными обоймами я справилась. Их десять, по десять патронов в каждой.

– Спасибо, – сказал Боб. – А теперь мне пора идти. Думаю, я вернусь в Маунтин Сити. Надо показать этим подонкам, что я никуда не смылся. Пусть знают, что их ждет смертельная схватка, и если они испугаются, может быть, они совершат какую нибудь ошибку.

– Найди тех, кто пытался убить нашу дочь, – сказала на прощание Джули. – Найди и разберись с ними.

Поцеловав ее, Боб спустился на лифте вниз, заехал в гараж и поставил свою машину рядом с машиной Джули. Убедившись в том, что больше на этаже никого нет, он открыл багажник.

Винтовка лежала в пластмассовом дорожном футляре. Боб открыл футляр, проверяя, на чем остановил свой выбор Мичем. Первой его мыслью было: «Проклятье!», потому что это оказалась М 16. Точнее, АР 15, как называется гражданская модификация. Как человек, привыкший к калибру 7,62 мм, Боб всегда презирал писклявую пулю калибра 5,56 мм стандартной АР, которая пробивала в человеке крохотную дырочку, летела дальше и убивала какого нибудь гениального ребенка сироту, у которого еще в детстве открылся талант к игре на фортепиано, в то время как плохой парень продолжал стрелять как ни в чем не бывало. Но затем Боб обратил внимание на всевозможные навороченные приспособления: голографический прицел ЭОТ, похожий на маленькую телекамеру, и дополнительную пистолетную рукоятку со встроенным лазерным целеуказателем спереди, под самым дулом. Ну а дуло… в общем, оно показалось ему больше. Боб нагнулся, пытаясь разобрать в тусклом свете маркировку на стволе. «ДПМС РЕМИНГТОН спец. 6,8 мм». Перекладывая футляр с винтовкой в багажник своей машины, Боб заметил несколько коробок с патронами «Блэк Хиллс 6,8». Вскрыв одну, он обнаружил короткий патрон с большой пулей. Так, прикинем: 6,8 в дюймах будет что то около 27 го калибра. И тут Боб вспомнил, как слышал, что войска специального назначения, действующие в пустыне, были разочарованы невысокой убойной силой пули 5,56 мм. Кое кто обратился в «Ремингтон», чтобы там сделали новый, более мощный патрон. Новая винтовка сохранила все механизмы стандартной АР и требовала только установки нового ствола, тем самым позволяя государству сэкономить миллионы долларов. Если правительство примет на вооружение новый патрон, достаточно будет закупить пятьсот тысяч новых стволов. Может быть, это когда нибудь произойдет, может быть, этого не будет никогда. Однако патрон прошел испытания в боевых условиях, и было установлено, что одной пули достаточно, чтобы человек упал и больше не поднимался. Боб остался доволен. Джули поработала на славу.

Пистолет был 38 го калибра, его собственный «кимбер» модели 1911 года, отличное оружие, которое Боб с годами все больше и больше ценил за отсутствие отдачи и увода ствола вверх при частой стрельбе, в то время как по эффективности пистолет нисколько не уступал «кольту» 45 го калибра. По коробкам с патронами Боб определил, что Мичем выбрал для него боеприпасы «Кор Бон» с пулей весом 130 гран с полым наконечником в стальной оболочке. Рядом лежала кобура.

Боб с удовлетворением отметил, что теперь он полностью вооружен и готов к охоте на любого зверя.

У него зазвонил сотовый телефон.

Взглянув на определившийся номер, Боб увидел, что это следователь Тельма Филдинг. Он задумался. Как ему быть? Быть может, мальчишка из бакалейной лавки сломался и Тельма хочет пригласить Боба к себе, чтобы обойтись без ордера на арест. Быть может, ему следует позвонить адвокату. И не нужно забывать, что у него в багажнике целый арсенал и при этом нет времени перепрятать все это в какое нибудь надежное место. Проклятье, он рассчитывал, что парень продержится дольше. Все таки в нем что то было.

Конечно, можно просто не отвечать. Но как к этому отнесется Тельма?

– Алло.

– Мистер Свэггер?

– Здравствуйте, следователь Филдинг. Что случилось?

Он старался говорить беззаботно, так, на всякий случай.

– Сэр, в вашем деле прорыв.

– Прорыв?

– Да, сэр. Как только я разберусь с перестрелкой, которая произошла вчера вечером и никак не связана с вашим делом, я отправлюсь на задержание. Речь идет о некоем Кабби Бартлете, он давно промышляет метамфетамином. Это он пытался убить вашу дочь. Кабби попался. Один из моих стукачей донес на него, и теперь я не дам ему спуску.

Боб не знал, с каким чувством отнестись к этому известию – то ли испытать облегчение, что мальчишка выдержал и не выдал его, то ли посмеяться над бедняжкой Тельмой, которая с громким лаем устремилась по ложному следу. Впрочем, быть может, этот Кабби Бартлет каким то боком здесь завязан.

– Сэр, вы говорили, что хотите присутствовать при задержании. Так вот, если вы дадите слово, что от вас не придется ждать никаких неприятностей, я разрешу вам сегодня вечером сидеть с нами в засаде и смотреть, как мы будем брать этого голубчика.

– Я еду с вами, – сказал Боб, и Тельма сообщила ему подробности.

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   21

Похожие:

Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5
Моей дочери Эми, не только замечательному человеку, но и идеалу молодой американской журналистки
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconТребуется Помощник Море Такое Восхитительное Такое Прекрасное
Здесь в старом ананасе живет Спанч Боб Сквепенс это обозначает Губка Боб Квадратные Штаны
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кови, Боб Витман, Брек Ингланд 4 правила эффективного лидера в условиях неопределенности
Приглашение к разговору о простых, базовых вещах, не прикрытых наукообразными определениями и формулами, и потому – такому сложному....
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconРимини – Сан Марино – Венеция – Вена – Зальцбург – Мюнхен – Инсбрук – Верона – Римини
Ночь в Римини / 1 ночь в окрестностях Удине / 2 ночи в окрестностях Вены / 1 ночь в окрестностях Мюнхена / 1 ночь в окрестностях...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кинг Кладбище домашних животных
Джон Дин. Генри Киссинджер. Адольф Гитлер. Кэрил Чессмэн. Джеб Магрудер. Наполеон. Талейран. Дизраэли. Роберт Циммерман, известный...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconХантер С. Томпсон. Дерби в Кентукки упадочно и порочно
Хантер С. Томпсон. Дерби в Кентукки упадочно и порочно The Kentucky Derby is Decadent and Depraved © 1970 by Hunter S. Thompson
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconВосемнадцатая. Туманное поле
Ночь мы вполне уютно провели под навесом. Костерок, который поддерживался всю ночь, достаточно согревал в холодную летнюю ночь
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconАллан и Барбара Пиз Язык взаимоотношений
Боб сидел за рулем, а Сью рядом с ним, поминутно оборачиваясь, чтобы присоединиться к веселой болтовне своих дочерей. Говорили они...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconСтивен Кинг Мертвая зона Стивен Кинг. Собрание сочинений (мягкая обложка) – Стивен Кинг
Ко времени окончания колледжа Джон Смит начисто забыл о падении на лед в тот злополучный январский день 1953 года. Откровенно говоря,...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 iconПочему бы и нет?
Ночь сладка; ночь расставила свои сети, и тот, кто вошел в ночь, может вернуться совсем другим, искаженным, нашедшим, а может и потерявшим...
Стивен Хантер Ночь грома Боб Ли Свэггер – 5 icon1. Основные этапы развития русской литературы и журналистики XVIII в. Пушкин, 34 год, «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль при стуке топора и грома пушек»
Пушкин, 34 год, «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль при стуке топора и грома пушек» о начале Петровской эпохи
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Документы


При копировании материала укажите ссылку ©ignorik.ru 2015

контакты
Документы